Глава 7: Оазис

Глава 8: Ночное задание

Задание на словах кажется не очень сложным. Мне и еще двум-трем скитальцам нужно лишь выполнять роль телохранителей и, если будет на то причина, грудью встать под пули АНЭ и когти мутантов. Главное, чтобы наш охраняемый, а именно какой-то там инженер, добрался до места назначения в целости и сохранности. Но у меня возник вопрос: если начальство Оазиса готово вот так отправлять скитальцев в качества мушечного мяса или живого щита, то почему же отправляют их в таком незначительном количестве? Неужели скитальцев так мало? Если так, то почему же не отправить ополченцев на такую миссию?

Эх, устал уже задаваться вопросами, на которые даже ответа либо нету, либо некому на них ответить. А про то, что нас может ожидать в том месте, пламенный пегас просто промолчал и больше никакой информации не дал. Зато немного денег на подготовку выделил — около полутора тысяч битсов. Что-то мне подсказывает, в этом месте, где обычное лечение у доктора стоит бешеных денег, данную сумму и деньгами тяжело назвать. Как бы то ни было, деньги я получил, а остальное не столь важно.

Теперь осталось только подготовиться к заданию, которое начнется примерно через... пять часов. Даже меньше. Увы, на деле задание нельзя назвать простым. Тяжело сказать, смогу ли я вернуться живым. А дело в том, что нам придется сопровождать инженера в ночное время, когда нихрена не видно, и шанс попасть под ветки живых деревьев или в пасть какого-нибудь мутанта возрастает до шестидесяти процентов. А на вопрос “Почему?” я могу дать простой ответ. Да потому, что нам запретят использовать каким-либо источником света, даже если это будет простая зажигалка. Боюсь представить, что же может случиться, если кто-то все-таки использует огонь. Твою Селестию за ногу, и во что вообще ввязался?

***

Выйдя из здания управления, я глубоко вздохнул и вновь почувствовал этот отвратительный запах Оазиса, от которого мне удалось избавиться, увы, ненадолго. И ничего с этим не поделаешь — ведь ни я, ни кто-либо другой не можем махнуть рукой и сделать воздух свежим и приятным. А жаль! Мне кажется, он настолько пропитался в этом месте, что даже, имея такие великие магические возможности, воздух здесь уже не изменить, сколько ни старайся.

Вскоре я почувствовал слабый холодок, вызвавший легкую и щекочущую дрожь по всему телу. Как-никак это не пустыня, где вечера и ночи не такие уж и холодные из-за нагретого за весь день воздуха. А сейчас только вечер — боюсь представить, какая же здесь ночь. “Так, соберись, Эдан. Не время на всякие жалобы и прочее” — подумал я и слабо хлопнул ладонью по щеке. Сейчас нужно накупить патронов оружия и где-нибудь раздобыть подробную информацию про Гиблые Земли. Если быть точнее, то неплохо было разузнать, какие еще могут встретиться мутанты и как их убивать — как-никак становиться чьей-то закуской не входит в мои планы.

Я прошел пару шагов вперед и, слегка задумавшись, не заметил, как уже оказался возле металлической сетки, защищающая всяких пони и непони от падения с горы. Пред моими глазами предстал если не весь, то хотя бы большая часть Оазиса: ветхие хибары, в которых горел свет, жители города, словно муравьи, бредущие то туда, то сюда, а справа, в дальнем углу виднелась больница. Я даже заметил странное двухэтажное здания, которые мне приходится видеть впервые, словно оно появилось из ниоткуда — скорее всего, именно хибары помешали моему обзору при моем ознакомлении с городом. Ну, или я просто сильно задумался, что даже не обращал ни на что внимания.

Продолжая разглядывать город с высоты, я приметил широкое здания, в котором не только горел свет, но и шел дым из дымохода — судя по всему, очень редкое явление в данном городе, так как я не вижу, чтобы другие здания, не включая хибары, имели дымоходы. Если я не ошибаюсь, именно рядом с ним я встретил того антропони-инвалида... И тут совершенно внезапно мне в голову пришла кое-какая идея, к реализации которой я приступил незамедлительно. Оторвавшись от металлического ограждения, я помчался вниз, стараясь уследить за тем, чтобы не потерять равновесие или наткнуться на какой-нибудь камушек. Иначе меня придется собирать по костям.

***

Столовая, или как она здесь называется, изнутри была довольно просторной. Да что говорить, сама обстановка была просто чудесной и приятной глазу: чуть ни на каждом углы находились огромные горшки с теми или иными растениями, в некоторых местах висели разные пейзажи, среди которых я обнаружил даже портрет принцессы Луны в парадных доспехах и хмурым выражением лица. В центре располагалось четыре больших стола, рядом с которыми находились шесть-восемь стульев, и парочка маленьких. Справа от входа — и он же выход — было своего рода отверстие или окно, за которым стоял слегка полноватый и, судя по мешкам под глазами, задолбавшийся минотавр в белом колпаке. Даже когда я подошел к нему, он не подавал никаких признаков... гостеприимства, если это можно так назвать. Он продолжал смотреть в окошко на столы безжизненным и злобным взглядом. Пять минут я пытался привести его в порядок, и лишь моя двадцать пятая попытка достучаться прошла успешно — он перевел взгляд на меня... и опять завис. “М-да, походу, не поем я сегодня” — пронеслось у меня в голове. Позади минотавра медленно и с большим затруднением катился тот самый безногий антропони. На мой голос он быстро откликнулся, уставившись с каким-то странным и непонятным удивлением, словно не ожидал, что я приду в это место.

— Черт, я так и не поинтересовался о твоем имени, — выругался я на свою забывчивость и вообще невежливость. А ведь так и не узнал имя той медсестры. Какой же я болван все-таки. “Не повторяйся!” — воскликнул голос.

— Да, ничего страшного, — натянув хмурую улыбку, сказал антропони. — Думаю, у нас выдастся время представиться.

— Думаю, это время уже настало, так как мне срочно нужна помощь, — тот удивленно на меня посмотрел, но спустя пару секунд удивление спало, и он, прикрыв глаза, тяжело вздохнул и что-то буркнул себе под нос.

— Ладно, ты можешь пока занять столик и заказать чего-нибудь... — он недовольно взглянул на минотавра... — если тебе это удастся. Я буду через полчаса или даже раньше, — это были его последние слова до того, как он укатил куда-то на своей тележке. Я, развернувшись, присел за первый попавшийся стол и стал ждать, когда этот антропони закончит свои дела.

***

Прошло полчаса, а антропони так и не удосужился появиться, за что его не виню — возможно, у него есть какие-то срочные дела, которые требуют их выполнения. Но через минут пять я все же услышал характерный звук колес и топот чего тяжелого. Подняв взгляд, я заметил, как безногий, с тяжестью передвигая руки с гирями, медленно ехал в сторону моего стола. Добравшись до него, он, не произнося ни слова и не требуя никакой помощи, сам забрался на стул, хоть ему это удалось с трудом. Но именно то, что он сам смог преодолеть такую трудность, хоть она и не кажется таковой со стороны здорового пони, заставило меня его уважать... немного, если честно.

— Итак, какого рода помощь тебе требуется? — удобно расположившись на стуле, задал вопрос безногий антропони.

— Для начал мне был хотелось знать твое имя, — произнес я серьезным тоном. — А то как-то неудобно получается, что я не знаю даже имени своего собеседника.

— Что ж, могу согласиться, — натянув улыбку, произнес тот. — Фейнз. — как только я услышал имя, то непонятное чувство завладело мной. Чувство чего-то знакомого. “Фейнз... Фейнз... Что-то подозрительно знакомое” — размышлял я, пока озарение не пришло.

— “Фейнз” — воля, — сказал я, чем слегка ошарашил антропони. — Твое имя означает “воля”. Ты из Райвенхуда, не так ли? — он ошарашенно открыл рот и непонимающе уставился на меня.

— Д-да, ты прав, — нервно ответил он. — Откуда ты знаешь?

— Мое имя Эдан, — услышав его, Фейнз выпучил глаза.

— Судьба, — тихо пробормотал тот, и внезапно его передернуло. — Чтоб меня Луна на своем роге прокрутила! Ты тоже из Райвенхуда! — я усмехнулся.

— Приветствую, соплеменник, — произнес я и протянул ему руку, дабы обменяться рукопожатиями. — Не думал, что встречу кого-то из своего города.

— Аналогично! Я думал, я единственный, у кого в жопе шило на всякие приключения, — все так же ошарашенно произнес Фейнз. — И да, по-моему, я уже слышал об имени Эдан. Хм... — он погрузился в раздумья, но через минуту он пришел в себя. — Точно! Где-то семнадцать или восемнадцать лет назад парочка нашла ребенка... с огромным шрамом на всю руку, — я улыбнулся и закатал рукав, демонстрируя собеседнику шрам. — Хрена! Так значит ты тот самый...

— Да, тот самый малыш, — перебил я его. — Я очень рад, что смог встретить кого-то из Райвенхуда... — внезапно я осознал кое-что. Осознал, что Райвенхуд практически превращен в руины, и Фейнз скорее всего заметил мое замешательство.

— Что случилось? Тебе нехорошо? — обеспокоенно спросил тот, на что я кивнул.

— Да, все в порядке. Просто... просто я только что вспомнил. И думаю, тебе надо это знать, — он заинтересованно начал слушать. — Райвенхуд... В общем, наш город превратился в руины. Почти превратился, — эта новость шокировала Фейнза. И это мягко сказано. По его лицу можно было увидеть множество вопросов. Я даже смог увидеть, как он двигал губами, и по этому движению я прочитал вопросы “Как?” и “Кто?”. — Солдаты АНЭ напали на Райвенхуд. Я вместе с небольшим отрядом скитальцев смогли отбить атаку и спасти тех, кого можно было спасти, — злоба... На его лице уже не было ничего, кроме злобы. На секунду мне показалось, как он скрипит зубами, словно перегрызая кому-то горло.

— Когда это случилось? — гневно спросил он. — Когда эти уебки сделали это?!

— Пару дней назад, — тяжело вздохнув, ответил я. — Все солдаты АНЭ были перебиты, а их командир... Я пустил пулю в башку этой твари... — я поник.

— М-да, поспешил я с уходом из города, — начал винить себя Фейнз. — Если бы я знал, что эти уроды прознают про Райвенхуд, то ни за что бы не ушел. Черт, если бы я только знал... Эдан, — я поднял взгляд. — Сколько... сколько погибло наших?

— Не знаю, но тел было много. Среди них был и Дисайт Парт.

— Да, я помню его. Хороший земной пони. Всегда хотел помочь всем... Был, — и вновь ком подкатил к горлу, а ужасная картина вновь всплыла перед глазами — обломки зданиями, под которыми лежит мертвое тело земного пони с дырой во лбу.

***

Наша беседа о Райвенхуде продолжалась еще долго. Если честно, то она продолжалась до сих пор. Фейнз рассказал много чего интересного, связанного с Райвенхудом, включая и то, откуда появился особенный райвенхудский язык. Оказывается, этот язык использовали какие-то племена минотавров и земных пони, живших задолго до правления Селестии и Луны. Если можно сказать, то они появились спустя несколько лет после основания Эквестрии. Только вот они исчезли, а причины этого неизвестны. Известно лишь то, что среди них осталось несколько пони, которые напрочь забыли, что их племена когда-то существовали, но вот язык они забыть не смогли.

— Ладно, предлагаю закончить эту тему и перейти к делу, ибо мы и так потратили предостаточно времени. А у меня его осталось не так много, — произнес я, тяжело вздохнув. — В общем, мне нужна информация. И надеюсь, ты со мной ею поделишься.

— Информация, значит, — я удивился, как его хмурое лицо озарилось хитрой улыбкой. — Ну, ты же понимаешь, что за информацию тебе нужно предложить что-то взамен, ведь так? — да, я предполагал такой исход. В конце-концов мне никто ничем не обязан — скорее это я всем обязан: Мертвец — за подарки, Счастливчик — за предоставленную возможность стать скитальцем, Кайри... Ей я буду обязан по гроб жизни — за то, что спасала неоднократно, и за то, что она еще не бросила меня одного. М-да, она моя спутница всего пару дней, а я уже к ней настолько привязался, что потеря ее станет для меня душевной агонией. Да и еще мне настолько интересна ее прошлая жизнь, что вряд ли позволю ей уйти, пока она не расскажет обо всем, что с ней случилось.

— Чего же ты хочешь? — его улыбка стала шире.

— Чего я хочу? Хм... Чего же я хочу? — он наигранно задумался. — Знаю! Я хочу свои ноги обратно, — намек понят. Переформулирую вопросу по-другому.

— В таком случае, что я могу тебе предложить? — переспросил я его. Он задумался, разглядывая меня с ног до головы.

— Вижу, с тебя деньги брать бесполезно — у тебя их либо нет, либо крайне мало, — пробормотал Фейнз, продолжая осмотр. — Зажигалка. Можешь ее отдать. Думаю, это достойная цена за информацию, — я ухмыльнулся и вытащил зажигалку из кармана, бросив ее собеседнику. Тот поймал плату и, достав сигареты, сразу же закурил. — Спрашивай.

— Насколько я понимаю, ты долго здесь находишься, не так ли? — он согласно кивнул, выдувая блаженный дым. — Сколько мутантов на данный момент обитает в Гиблых Землях?

— Много. Если не считать количество самих мутантов, а количество видов, то их порядка тридцати. И это еще не считая всяческие подвиды и эволюции. Если и их тоже подсчитать, то думаю около восьмидесяти видов точно обитает. Да и четверть из них абсолютно безобидны для пони и антропони-скитальцев, кроме грифонов и минотавров. Они либо не нападают, либо занимаются каннибализмом, — он вновь затянулся и блаженно выдохнул табачный дым, ожидая следующего вопроса.

— Известны ли тебе их слабые места? Хоть какие-нибудь?

— Да, мне приходилось встречаться с некоторыми из этих восьмидесяти видов. Увы, про слабые места я знаю не у всех — всего лишь некоторых, наиболее встречаемых, — ответил он, туша сигарету о пепельницу. — Возможно, тебе нужны слабые места кого-то конкретно? Ну, там описать сможешь?

— Да, такую тварь тяжело забыть, — хмуро произнес я. — Ведь из-за нее моя подруга сейчас при смерти и из-за нее я сейчас по уши в долгах. Короче, очень огромная и жирная тварь, имеет много рук и ног, сильно растянутая челюсть, да и глаза на теле, вместо положенного им места, на лице, — перечислил я общие черты той твари.

— Хм... знакомо, — Фейнз вновь ушел в раздумья. — Кажется, я понял о ком ты говоришь. Многоножка — так прозвали скитальцы Оазиса это существо. Живучая, скотина. Но и слабые места у нее зависят от того, сколько рук и ног у этой твари. Сколько у тобой встреченной было, не помнишь?

— По-моему, ног двенадцать было. Там еще были какие-то отростки, так что я не знаю, можно ли их считать.

— Позволь кое-что отметить. “Было”?

— Ну да, моя спутница его прикончила, — ответил я, на что мой собеседник громко присвистнул, привлекая внимание всех скитальцев, сидящих в здании.

— Честно, я уже боюсь представить, что со мной будет, если твоя подруга смогла завалить такую громадину, которую даже ракетницы не берут, — да, лучше не знать. Кайри не просто убьет, но и еще заставит пострадать перед смертью. — Что же до многоножки, то, если она имела двенадцать ног, значит она находилась на последней стадии своей эволюции. То есть... вы должны были стать ее последним обедом до того, как она должна была осесть в укромном месте и начать производить на свет просто отвратительных и неубиваемых тварей. Их точно ни пули, ни магия, ни взрывчатка — абсолютно ничего не берет. Сказать, как их прозвали скитальцы и ополченцы, не могу, так как вспомнить не могу. По-моему, Гранитокожие или как-то так. В общем, мой тебе совет — увидишь существ, похожих на древесных волков, чьи тела больше напоминают камень, то беги... И беги со всех ног и старайся вилять, если придется бежать через живой лес.

— Спасибо за совет, конечно, — поблагодарил я его. — Но я все же буду надеяться, что таких мутантов не встречу. Ладно, про мутантов вопросов больше нет. Перейдем к следующим вопросам.

— Валяй, — ухмыльнулся Фейнз, опрокинувшись на спинку стула.

— Где тут можно закупиться патронами так, чтобы не разориться? — его лицо озарилось ехидной улыбкой.

— Ну, есть тут одно местечко, но... я бы не советовал у них закупаться. Патроны там хуевые, и это мягко сказано. В любой момент могут разорваться, повредив оружие. Но это единственное место, где ты можешь закупиться патронами по дешевке, — рассказал Фейнз. Что можно сказать? Рискованно, конечно, ибо не хочется терять оружие из-за некачественных патронов... Хотя, мне же только для дробовика нужно, а он, увы, и так не в прекрасном состоянии, так что терять его будет не обидно. Но, конечно, не хотелось бы терять такое мощное оружие.

— И где же это местечко находится? — полюбопытствовал я.

— Честно говоря, за такую информацию обычно платят огромные деньги, но... — ехидная улыбка так и не сползла с его лица, — ... так как ты земляк, да и зажигалка стоит дороже, чем патроны, отвечу. Выходишь из столовой и идешь прямо до большой хибары, где продают всякую дурь. Там будет один старикан, которому ты сообщаешь... так называемый пароль. “Лучше дешевле, чем с голой задницей” — как-то так он звучит. Только попрошу об одном одолжении — пожалуйста, никому об этом месте не говори. Продажа дешевых патрон — дело нелегальное в Оазисе, так как все патроны здесь можно купить только у лицензированных торговцев, дерущих по полной. Представь, за десять патронов, к примеру, для пистолета с тебя возьмут три тысячи битсов, — услышав это, я охренел, и это еще мягко сказано. Три тысячи битсов! О чем думал, мать вашу, пламенный пегас, когда отдавал тысяча пятьсот битсов? На них даже ничего не купишь! — Как погляжу, ты в недоумении. Стилшот, как всегда, дал слишком мало, да?

— Стилшот? — мое недоумение усилилось.

— Ну, пегас, который должен был тебе дать задание или работу, — пояснил Фейнз. — Да, любит он поиздеваться над новичками. Гребанный кусок говна, — судя по раздражению, мой собеседник уже сильно недолюбливает этого Стилшота. — Тот еще выродок. Если бы его батя не был главой Оазиса и лидером группировки “Падшие”, думаю, многие скитальцы и те, кого он задолбал за последнее время, давно бы его убили.

— А чем он тебе так насолил? — недоуменно спросил я Фейнза.

— Да многим! Когда ты просишь у него работу, он выдает тебе самую маленькую сумму денег якобы на подготовку. На деле же этой суммы даже на простые консервы не хватает. Ставит себя выше и лучше других, потому что у него, видите ли, влиятельный отец, да и еще навыки стрельбы на высшем уровне. Ах, да, еще он любит “испытывать” скитальцев, давая им самые сложные и, порой, невыполнимые задачи, с которых некоторые даже не возвращались живыми. Вот у тебя какое задание?

— Сопроводить куда-то инженера ночью, — неуверенно и как-то смущенно ответил я. Фейнз глубоко вздохнул.

— Ну, вот. Видишь? Ночные задания — это одни из самых опасных и смертельных заданий в Оазисе. И опасность вовсе не в том, что ночью ничего не видно и ты не поймешь, куда идти. Дело совершенно в ином, — антропони вновь достал сигареты и закурил. — Во-первых, в Оазисе на ночные задания ходят в кромешной тьме, то есть никакого источника света не должно быть, иначе... — он вытянул указательный палец и поднес его к виску, — ... пуля в голову и все. Это пол беды. Во-вторых, в ночное время мутанта как-никак звереют еще больше: у них обостряется нюх, зрение, слух — короче, все органы чувств. И, наконец, в-третьих, из-за кромешной тьмы ты не увидишь, как ты подойдешь к живому дереву, которые с превеликим удовольствием переломает тебе хребет, — он настолько увлекся рассказом, что и не заметил, как уже выкурил всю сигарету за несколько минут.

— М-да, теперь я понимаю твою ненависть к нему, — в принципе, тут не согласиться, что этот Стилшот — козел, практически невозможно. Хотя, я не особо его знаю, так что мне судить этого пегаса бессмысленно. — Но ладно, я тогда пойду. До начала задания осталось пара часов, а я еще не начинал готовиться. Спасибо большое за информацию, — я встал из-за стола и протянул руку для рукопожатия.

— Всегда пожалуйста, — с улыбкой ответил тот, слезая со стула на свою каталку. — Будь осторожен там и не особо рискуй. Не каждый день ведь встречаешь земляка, хоть и с такими вестями о Райвенхуде.

Пожав руки друг другу, я и Фейнз разошлись по разные стороны. Он укатил на кухню, а я же направился к выходу. Черт, чем больше я узнаю об этом городе и этом месте, тем меньше мне хочется здесь оставаться. И очень надеюсь, что этот Стилшот хорошо оплатит мою работу, иначе... Иначе этот пегас навсегда перестанет летать. Да и жить, в принципе, тоже.

***

Я проследовал в направлении, который мне дал Фейнз, и в конце-концов набрел на совсем дряхлую хижину. Она была в более плохом качестве, чем все остальные дома, расположенные вокруг. Честно говоря, мне даже не хочется входить внутрь — не дай Селестия рухнет, придавив намертво. И дело было вовсе не в том, что дом был полностью сгнившим, а в том, что от него прямо на моих глазах отвалились несколько частей. Это заставило меня подумать дважды, но все-таки нужда в патронах намного сильнее, чем предосторожность, поэтому пришлось, опасаясь чуть ли ни каждого звука, зайти внутрь.

Изнутри все оказалось намного хуже, чем снаружи: в помещении жутко воняло какой-то дрянью, больше похожей на запах разлагающегося трупа, запах навоза и каких-то еще непонятных режущих нюх запахов. Пройдя по небольшому коридору, я вышел в одну единственную комнату, в которой и находился какой-то антропони в грязных, но довольно необычных лохмотьях, более напоминающих довоенную одежду. Стоп-стоп-стоп, так этот “старикан”? Что-то не похоже, чтобы он был похож на пожилого или что-то в этом роде.

Он сидел на сломанном стуле с одной отсутствующей ножкой и, оперевшись о стену, тихо спал. Помимо сони в комнате также располагались ящики разных размеров, некоторые из которых были открыты, и из них выглядывали непонятные мешочки с зеленой, белой и голубой субстанциями. Мне как-то не хочется вдаваться в подробности, что это такое и зачем это здесь находится, поэтому я решил разбудить антропони. И не успел я его коснуться, как он резко открыл глаза и, испугавшись, вздрогнул, сильно ударившись затылком о стену. Спасибо, что его хотя не вырубило, так как приводить его в чувство мне не очень хотелось, да и времени тупо не хватило бы. Потирая больное место, антропони, судя по непонимающему и недоумевающему взгляду, пытался понять, где он находится, кто я такой, что происходит и многие другие вопросы. Я слегка приглянулся к его глазам и заметил, что они были красными, как у бешеного минотавра, а зрачки расширены настолько, что, как мне показалось, они полностью закрывали радужки. Это говорило о многом.

— Так-так-так, успокойся! — приказал я. Тот внезапно успокоился и внимательно смотрел на меня, ожидая, когда я продолжу что-то говорить. — Я в общем... — не успел я закончить суть дела, как тот, натянув радостную улыбку, подскочил ко мне, схватившись за плечи.

— Братан, ты ведь за дурью? Ведь так? Скажи, что ты пришел за дурью. Пожалуйста, — молебно начал просить он, чуть ли не вставая на колени и не плача. Откровенно, мне стало его жаль, что я даже решил пожалеть его — я согласно кивнул. — О, Великая Луна, наконец-то! Наконец-то пришел посетитель! — крепко ухватившись за мою руку, тот начал таскать меня по всей комнате, раскрывая закрытые ящики и показывая содержимое маленьких мешочков. М-да... как же я теперь жалею, что у меня такой добрый характер. Антропони назвал столько разных названий этой дури: мейнхэттанский сюрприз, грифоний сахар, лунная мята, понивильский лед... Твою мать, он даже пояснил, какой эффект несет тот или иной товар и сколько времени длится. Так как я не особо разбираюсь в этом деле, то решил посоветоваться с ним. — Тут много чего есть. Только скажи, что тебе нужно, и я это достану. Из под земли, даже если мне придется кого-то убить, но я это достану! — что ж, его решительности и целеустремленности можно позавидовать, но, пожалуй, мне не хотелось бы, чтобы из-за этого кто-то погиб.

— Понимаешь ли, я в этом не разбираюсь, поэтому... может что-то посоветуешь? — он задумался и начал рассматривать мешочки с дурью, пытаясь найти что-то. Надеюсь, что это не будет стоить всех моих денег.

Повозившись немного, он наконец смог что-то найти — серый мешочек, в котором находились сушеные листья какого-то растения.

— Итак, вот! Это трава растет только в одном месте, что делает ее очень редкой, но это того стоит, — услышав о том, что это редкий товар, я почувствовал, как что-то тяжелое упало в животе. Черт, и зачем я согласился что-то купить? Нет... ЗАЧЕМ Я ВООБЩЕ СПРАШИВАЛ?!

— И... — чуть ли не дрожащим голосом спросил я, стараясь скрыть эту дрожь. — Сколько это стоит?

— Пятьсот битсов, — без сомнений и раздумий ответил антропони. М-да, это треть от моих денег. Ладно, хотя бы не все деньги или дороже. Я достал нужную сумму и нехотя отдал ее ему, складывая купленное в рюкзак. — Спасибо! Не представляешь, братан, как долго я жду покупателей. Никто... Абсолютно никто не хочет ничего покупать! Не понимаю, почему так.

— Возможно, они не заинтересованы. Другой причины не вижу, — ответил я. — Слушай, мне тут сообщили, что в твоем... доме есть секретный магазин патронов. Что-то вроде контрабанды. Лучше дешевле, чем с голой задницей. — после этих слов он как будто пришел в себя. Его взгляд из расслабленного переменился в напряженный и серьезный. Он молча подошел к самому краю комнаты и, присев на корточки, стал стряхивать пыль и грязь, пока пред моими глазами не предстало небольшое углубление, за которое он схватился. Один взмах руки, и лестница, ведущая глубоко вниз, была открыта.

Спуск не занял много времени. Быстро оказавшись внизу, я увидел множество шахтерских подпорок, удерживающие тоннель от завала и других неприятных вещей. Но вот сам тоннель оказался намного длиннее, чем я ожидал, на преодоление которого у меня заняло около пятнадцати-двадцати минут. Но вот когда я все-таки добрался до конца, то был готов расплакаться от счастья. И дело было вовсе не в том, что повсюду лежали патроны разных калибров, в том числе и самых редких и, на удивление, огромных, но и многие другие вещи, никоим образом не связанных с оружием: запчасти к машинам, инструменты, разные и непонятные предметы, вроде рогов каких-то животных или мутантов. В общем, товары на любой вкус и цвет. Если бы Пиранья осталась цела и у меня были деньги, я бы, пожалуй, прикупил здесь парочку неплохих запчастей — по крайней мере, они так выглядят на первый взгляд.

— Приветствую, покупатель! Что же тебе понадобилось в моем скромном магазине? — из конца магазина донесся довольно приятный, но чем-то настораживающий мужской голос. Я обернулся на голос и увидел зебру в потрепанном и слегка испачканном деловом костюме с фиолетовым галстуком. На его лице красовалась улыбка, но вряд ли ее можно назвать доброй и дружелюбной. Скорее, в этой улыбке можно увидеть жажду наживы. Это точно можно так сказать. Даже возникают сомнения, что именно у него патроны будут дешевле, чем те, что продают официальные торговцы.

— Мне бы патронов для дробовика, — ответил я, снимая со спины оружие. — Я слышал, здесь они подешевле будут, но и качество у них не очень.

— Насчет цены — да, они намного дешевле, что продают у торговцев в Оазисе. А вот качество, — теперь его улыбка превратилась в хитрую ухмылку, от которой у меня возникли не самые воодушевляющие ощущения в животе. — Качество у них не то, чтобы плохое — попадаются дефектные, не буду отрицать. Но остальные в порядке, — не знаю, стоит ли ему верить или нет, но это не особо важно. Сейчас главное — купить боезапас и больше ничего.

— И сколько же стоят твои патроны? — поинтересовался я, подходя к стойке с большим ящиком с патронами для дробовиков.

— Десять патронов стоят четыреста битсов, — что ж, по крайней мере, мне хватит хотя бы на двадцать штук. Не думаю, что придется много стрелять.

— Беру, — я протянул зебре в деловом костюме необходимую сумму и, забрав покупку, двинулся к выходе. А лицо-то этого торгаша так и сияла странной и настораживающей улыбкой. Эх, как бы их не разорвало в дробовике...

***

До начала задания осталось около часа или даже меньше. Я не спеша подошел к месту сбора моей группы и обнаружил двоих скитальцев, среди которых была симпатичная земная пони с довольно интересным на вид оружием: оно было похоже на металлическую издырявленную трубу, к которому присобачили деревянный приклад и большой цилиндр, который, насколько я понял, являлся магазином для этого оружия. Что же до внешнего вида этой пони, то я не обнаружил у нее никаких элементов брони: ни наколенников, ни бронежилета, ни даже простых патронташей, что показалось мне очень странным. Единственное, что, наверно, можно отнести к броне, — седельные сумки, в которых и были пара магазинов для ее оружия, гранаты и еще что-то, что я не смог разглядеть. Второй скиталец был обычным и стандартным по внешнему виду антропони, да и оружие тоже оказалось банальным — карабин, чем-то схожий с тем, что я у меня был. А третий, судя по всему, еще не пришел, как и инженер, которого нам нужно сопроводить.

На улице темнело, а в окнах хижин уже начали гасить свет. Оазис потихоньку погружался во мрак ночи. До начала задания осталось десять минут, а инженер так и не удосужился явиться. Зато третий скиталец пришел, и он, увы, выглядел, по сравнению с другими скитальцами, не очень дружелюбно. Я бы сказал, что он готов пустить пулю в лоб тому, кто приблизится к нему хоть на один метр. Да и внешний вид отличался от тех двоих: длинное кожаное пальто, тянущееся до колен, беспалые перчатки, ржавый металлический ошейник, больше всего похожий на бывшие кандалы, с которых, кстати говоря, свисала короткая цель. Из оружия у него ничего не было, что меня натолкнуло на мысль, что он скрывает свое оружие. М-да, на добрячка этот скиталец точно не тянет. Однако это меня сильно беспокоит, потому что такие скитальцы, как мне кажется, готовы наплевать на своих членов группы и оставить их на произвол судьбы.

— Итак, где же этот гандон ошивается? — внезапно спросил третий скиталец, озираясь по сторонам и пытаясь что-то разглядеть в темноте. — Надеюсь, он не забыл, что его сегодня будут сопровождать очередные куски мяса, которые, как всегда, подохнут, не закончив задание.

— А ты откуда знаешь, что мы подохнем? — поинтересовалась земная пони, приподняв бровь.

— Да оттуда, что я уже который, блять, раз наблюдаю, как члены моей группы подыхают в пасти мутантов или от пули блядских АНЭ, ебись они за ногу, — похоже, с ним не соскучишься, раз нецензурщина так и валит от него. — Да и тем более, по вашему внешнему виду, особенно по твоему... — он указал пальцем на нее, — ... не скажешь, что вы проживете и трех часов вне стен Оазиса, — он взглядом прошел по всем нам и особое внимание уделил именно мне. — Ну, тебя вряд ли сразу убьют, — это уже было адресовано мне.

— Не знаю, комплимент это или нет, но на всякий случай скажу “спасибо”, — тот нахмурился и резко отвернулся, глядя куда-то в сторону. — Что ж... предлагаю хотя бы познакомиться. Согласитесь, не очень удобно даже элементарно информацию передавать, — на удивление именно третий скиталец согласно кивнул головой.

— Да, хорошая идея, — я уже хотел обрадоваться, но тот решил продолжить: — Жетон может затеряться в желудке мутанта или с ним может что-то случиться такое, что не будет видно имени. В таком случае, по памяти придется вам надгробия делать, — почему-то после этих слов у меня начал дергаться глаз. Нет, ну кто допустил его к заданиям в группе?! По нему же видно, что он готов кинуть всех на произвол судьбы, не моргнув и глазом.

— Ладно, мое имя — Бродячий Механик, — вздохнув, представился я. После меня свое имя назвала земная пони.

 — Свинцовый свист, — после нее представился антропони, имя которого мне показалось до боли стандартным и вообще ничуть не оригинальным — Снайпер. По оружия не скажешь, что он — снайпер, однако... кто, черт его возьми, знает? — Ну, ладно, мистер недовольство по плоти, а как твое имя? — поинтересовался я. Он нахмурился и как-то бешено посмотрел на меня.

— Я не буду ничего говорить, — рявкнул он, отвернувшись в сторону.

— Ну, как знаешь, — проговорил я, натягивая ехидную ухмылку. — Возможно, именно твоему трупу понадобиться надгробие, а твоего имени, увы, мы знать не будем.

— Не дождетесь. Кто-кто, а вы точно пойдете на ужин мутантам, — злобно ухмыляясь, парировал он.

— А ну-ка позакрывали свои ебла! — из ниоткуда прозвучал командный крик. Мы вчетвером обернулись и заметили тощего, но высокого антропони, который даже не имел брони. Да он одет был в майку без рукавов, а на лице красовались очки с темными линзами — кстати говоря, такие очки я еще ни разу не видел. — Если не прекратите эту хуйню, клянусь Луной, Селестией и всеми блядскими богами, в которых вы можете верить, я сломаю вам челюсть!

— А ты еще кто, сопляк? — злобно спросил антропони в пальто, на что неожиданно получил с ноги по лицу.

— Сопляк здесь ты, чмо! Еще что-то вякнешь, я долбану тебе уже не ногой, а гребанным гаечным ключом. И поверь... — он схватил ухо упавшего на землю скитальца, — ... он бьет больнее, чем моя нога. У тебя не то, что зубы вылетят, у тебя еще мозг через уши и нос полезет. Ты меня понял, гандон?! — последние слова он уже кричал прямо в ухо.

— Не боишься нарываться на скитальцев, а? Мы же тебя быстро загасим, — тут уже решил вмешаться я, на что высокий и тощий антропони приблизился ко мне и уже был готов провести такую “разъяснительную” беседу, благо я смог увернуться от первого удара. Однако второй удар оказался намного подлее, чем я ожидал: он кинул в меня комок грязи и, пока я уворачивался, подбежал и двинул кулаком прямо в челюсть.

— И вы называете себя скитальцами, куски отбросов?! Элементарно справиться с одним врагом не можете, что там с мутантами и АНЭ! — в отличие от того антропони, он не стал мне орать в ухо, а просто одарил презрительным взглядом. Но одним лишь взглядом не обошлось, и он решил еще харкнуть в меня. — Вы не скитальцы. Вы лишь куски дерьма, которые могут лишь кричать: “Я скиталец”. На большее вы не способны, и это только что было доказано. Встали! Быстро! — хоть у меня слегка и кружилась голова, я смог подняться без каких-либо проблем, что не скажешь про антропони в пальто: его попытки встать на ноги завершались тем, что он подал, теряя равновесие. Похоже, этот урод сильно ногой долбанул. Я решил помочь ему, но сразу же получил довольно жесткое предупреждение: — Если поможешь ему, я тебе так же, как и ему, двину ногой. А ты ведь этого не хочешь, не так ли?

— Да кто ты, черт возьми, такой? Не успел прийти, как уже положил двух, — сквозь зубы процедил Снайпер, на что получил злобный взгляд.

— Глядите-ка, какое-то хуйло начало возникать. Ну, ладно, я отвечу на твой вопрос. Я — тот самый инженер, которого ВАМ надо сопроводить и защитить. Но судя по тому, как я уже уработал двоих скитальцев, не скажешь, что на вас можно положиться. Особенно на тебя, — он указал пальцем на земную пони, которая все это время просто наблюдала и не вступала в разговор.

— А что я-то?! — в недоумении воскликнула она.

— А то, что от скитальцев женского пола вообще никакой пользы. они вечно беспомощные и слабые. Что чуть, так сразу драпать, поджав хвост, — раздраженно произнес высокомерный инженер, из-за чего мне захотелось затолкать эти слова ему в глотку. Только вот боюсь, что следующий удар в голову я уже точно не выдержу и стану точно таким же, как и тот бедняга, что до сих пор пытается встать на ноги. И, увы, безрезультатно. — Ладно, отбросы, собрались! Через пять минут отправляемся. Это и тебя тоже касается, — обратился инженер к антропони в пальто. Тот злобно посмотрел на него и хотел что-то сказать, но не смог, так как инженер просто ударил его ногой поддых. Послышался стон, и бедняга просто потерял сознание. — Понятно — одним меньше. Ну что, куски отбросов, готовы сдохнуть?! — в этот момент мне дико захотелось огрызнуться и ответить ему: “Сам ты подохнешь, а мы тебе в этом поможем”, но я все еще понимал, что за это мне вряд ли заплатят. А деньги нужны позарез. Что ж, придется терпеть этого гандона, иначе уже никак.

— Да, мы готовы, — нехотя произнес я, потупив взгляд.

— Вот и прекрасно! Перед началом проведу небольшой инструктаж. Знаю, вам должны были сообщить все важные нюансы, но для вас, дебилов, приходится повторять еще раз. Итак, во время задания движемся не переставая. Если кто-то устанет и отстанет, я вам не завидую. Хотя, почему я должен завидовать корму для мутантов? — про себя подумал наглый антропони. — Насчет огня: если кто-то из вас, обмудков, зажжет хоть какой-то огонь, даже для того, чтобы покурить, первым пойдет на съедение тварей, ибо ночью они более восприимчивы к звукам и особенно к свету. И да, звук: кто-то использует огнестрельное оружие — словит пулю уже от меня. Усекли? Если да, то кивните, погавкайте — короч, подайте какой-то сигнал, — я молча кивнул, чувствуя, как по всему телу проходила дрожь. И эта дрожь была связана не с тем, что мне страшно или холодно, а с тем, что мне безумно хотелось вломить этому высокомерному уебку. Вслед за мной кивнули и остальные скитальцы группы. — Отлично. Повторный инструктаж для дебилов проведен — можно начинать задание, — на этих словах инженер бодро зашагал к воротам Оазиса, а вслед за ним последовала наша морально униженная группа, словно послушные собачки.

***

Глубокая и мрачная ночь спустилась в Гиблые Земли, покрывая каждый уголок этого богинями забытого места. Из-за беспросветной темноты ни мы, ни даже инженер, которого нам приходится сопровождать, не видели ничего, однако тот каким-то неизвестным мне образом продолжал идти по безопасному пути, невзирая на то, что вокруг находились деревья, способные прибить тебя за считанные секунды. И прибить с крайней жестокостью, если вспоминать участь того мутанта, которому удосужилось попасть прямо в цепкие ветви живого дерева. Что же до нас: мы шли в абсолютном неведении о нашем пути, так как, не видя ничего, мы следовали за высокомерным антропони по звукам его шагов.

Нагнетающая тишина тревожила меня и, судя по всему, моих одногруппников не меньше, чем полная темень, так как мы отчетливо слышали все, что происходит, наверно, в метрах стах от нас. Возможно, даже дальше. Урчания, треск, чавканье — все это слышалось с абсолютной четкостью, заставляя мурашки устраивать торжественный парад по спине. Только инженер ничего не боялся и бесстрашно брел вперед. Черт, не будь он таким конченным мудаком, я бы даже проявил к нему уважение. Но, увы...

Не знаю, сколько прошло времени, так как я был настолько напряжен, что даже забыл о времени вообще. Хотя, если подумать, то можно предположить, что прошло не менее часа. Хотя я могу сильно ошибаться, и на деле даже и получаса не прошло. С такой тишиной и ночным мраком кажется, что время тянется мучительно долго. Быстро настигнув инженера, я шепотом поинтересовался: — Сколько нам еще идти?

— Что, у бедненького ножки уже устали за... — он, видимо, решил посмотреть на часы. Уставившись в них, он где-то пару минут пытался разглядеть циферблат, — ... полчаса ходьбы. И я не понял! А где, блять, уважение?! Почему не по имени или по званию?! — тихо возмутился антропони, отчего я мысленно ударил себя рукой по лицу. Этот обмудак даже своего имени не сказал, а еще и наезжает.

— Вообще-то, вы ни имени, ни звания нам так и не сказали. Дать пиздюлей — дали, оскорбить и морально унизить — унизили, а вот элементарно представиться — не представились, — он внезапно остановился, после чего я врезался в его спину, а в мою — земная пони.

— Так, делаем минутную остановку, — довольно громко прошептал тот. — Знаю — поздновато, но ведь поздно, чем никогда. Короче, мое имя Мастер шестеренок, а звание — младший лейтенант пятой инженерной группы Падших, — теперь ясно, почему он так выебывается. — Запомнили? Нет — ваши проблемы. Продолжаем путь!

Даже узнав, кем является инженер на самом деле и главную причину его высокомерного и жестокого обращения с нами, я не почувствовал какого-то... облегчение. Желание убить и закопать этого урода не убавилось, лишь разгорелось с новой силой, ибо, насколько я понял, все Падшие такие же высокомерные, что и этот Мастер шестеренок. Но, конечно, я могу ошибаться насчет всех членов Падших. В крайнем случае, мне придется теперь сильнее терпеть этого антропони, дабы, не дай богини, прикончить его.

***

Не знаю, сколько прошло часов и сколько мы прошли за все это время, но я и мои одногруппники изрядно подустали. Только вот ведущий нас в неизвестном направлении младший лейтенант Падших, видимо, вообще не чувствует усталости, раз идет так же бодро и спешно, как в начале нашего похода. Возможно, это у его группировки такие жестокие тренировки или у него от природы такая выносливость, но факт остается фактом — Мастер шестеренок не ведает усталости. Эх, мне бы такую особенность. “Завидовать плохо, Эдан. Разве тебе этого никто не говорил?” — прозвучал голос в голове со все той же неизменной ехидностью.

За все время нашего пути мы наконец смогли выбраться в местах, освещаемые, хоть и слабо, луной. Благодаря этому мы все-таки смогли увидеть, куда мы шли, дабы не напороться на живые деревья, которых, к слову, в этом месте оказалось даже слишком много: чуть ли не каждый метр был занят этими шевелящимися кусками древесины. Но больше всего меня поразило то, что вокруг, помимо уже упомянутых деревьях, были и мутанты, бесцельно бродящие вокруг. Это меня не на шутку смутило, так как они абсолютно никак не реагировали на нас, даже когда их головы были повернуты в нашу сторону. Как будто они в ночное время ослепли.

Что же до них, то Фейз не наврал, что мутантов насчитывается более десяти и даже тридцати видов, так как я только что смог в этом убедиться: вокруг бродили существа, отдаленно напоминающие древесных волков, только вместо всяких щепок и древесных обломков, они состояли из гнилой и ужасно пахнущей плоти, которая прямо-таки валилась на землю; огромные, где-то метров пять-шесть, покрытые непонятным костным хитином существа стояли неподвижно около живых деревьев, ни на что не реагируя, даже на то, что ветки пытаются их схватить и прикончить, если, конечно, смогут поднять в воздух. И это лишь малая часть тех,кто нас окружает в данный момент. Среди них даже есть и мутанты, похожие на антропони, только с одним небольшим, но крайне значительным отличием — по бокам располагались несколько пар рук и несколько обрубков несформировавшихся конечностей. И... глаза. Взглянув в них, я сразу вспомнил ту проклятую шахту, где у тех существ были пустые, мертвые глаза.

Внезапно инженер остановился и жестом приказал нам сделать то же самое. Хоть и с волнением, что нас вот-вот могут убить мутанты, которые по-прежнему не обращали внимания, мы выполнили приказ, наблюдая, как тот осматривается по сторонам. Словно он что-то ищет и не может найти, так как он поворачивал голову уже по третьему кругу.

Махнув рукой нам рукой, он неспешным шагом направился куда-то в сторону. Мы, конечно, тоже пошли в ту сторону, но, думаю, внутри каждого из нас царил страх, необъятный ужас того, что мутанта, резко обернувшись в нашу сторону, начнут свою внезапную атаку. Не знаю, какой я уже это раз повторяю, но становиться чьим-то завтраком, обедом, ужином и деликатесом мне не очень хочется. Поэтому я наконец достал свой ржавый меч, приготовившись отбиваться от стаи тварей. И все же я надеюсь, что они продолжат находиться на своих местах, а мы сможем пройти без проблем.

Медленно и неспешно мы следовали за высокомерным антропони, который в свою очередь ни о чем не беспокоился и уверенно шел прямо перед глазами мутантов, словно зная, что они нападать на него и на нас точно не буду. Как будто они какие-то ручные зверьки, подчиняющиеся воли хозяина. Еще некоторое время, и стая мутантов оказалась позади, так и не покинув свое место пребывания. Мы оказались в довольно странном месте, так как вокруг не были ни мутантов, ни солдат АНЭ, ни даже живых деревьев — только скалистая равнина, усеянная разного размера булыжниками вокруг. И, глядя на это месте, я меня возникают довольно смешанные чувства: непонятный и никак не объяснимый страх чего-то и безудержная радость того, что вокруг нет ничего, что могло бы убить или покалечить. Но все же страх преодолевал второе чувство, поэтому, даже находясь в относительной безопасности, я не сбавил настороженности, ожидая любых поворотов судьбы.

Мастер шестеренок остановился. Прямо около большого скопления булыжников, которые по высоте достигали около полутора-двух с половиной метров. И когда он остановился, то принялся что-то высматривать. И вскоре весь его осмотр начал сопровождаться похождениями к каждому из булыжников, изучая каждый из них. Понятия не имею, что этот козел ищет, но что-то мне подсказывает, это очень важно. Неожиданно воздух пронзил хорошо слышимый шепот: — Так, подойдите ко мне и помогите толкнуть вот этот камень.

Он положил руки на двухметровый булыжник и начал толкать его, но с его массой и довольно скромным телосложением у ничего не выходило — откровенно говоря, это даже выглядело как-то жалко. Мы пожали плечами и пришли на помощь. За пару интенсивных толчков мы сдвинули эту громадину. Оказывается, под ним находилось небольшое углубление в земле, на котором располагался клапан от какого-то люка. Да и сам люк выглядел таким образом, что мне показалось, что за ним скрывается какое-то бомбоубежище или что-то в этом роде.

Да, мои догадки оказались правдивы — как только открылся люк, перед нашей группой предстало настоящее бомбоубежище, укрепленное толстыми стенами из неизвестного белого металла. Только, увы, за годы этот металл уже окончательно потерял свою белизну: он стал серым, пыльным и грязным. Внизу же лежали скелеты с большими трещинами в области лба — видимо, их убили выстрелами в голову.

— Короче, последний закрывает люк, — скомандовал инженер, спускаясь вниз. За ним последовала земная пони, которой мне пришлось слегка помочь, ибо лестница была предназначена именно для антропони. После нее последовал я, а за мной уже спускался и Снайпер, который и закрыл за собой люк в бомбоубежище. — Отлично. У кого-нибудь есть спички или зажигалка? — я стянул рюкзак и начал в нем рыться, ибо помнил, что у меня были спички. Осталось лишь надеяться, что они еще зажигаются — как-никак мне пришлось немного поплавать, что значит спички могли намокнуть и прийти в негодность. В темноте нащупав бумажный коробочек, я достал его из рюкзака и принялся зажигать спичку одну за другой. Одна за другой спички не хотели зажигаться, пока одна единственная каким-то неведомым чудом обзавелась маленьким пламенем, к которому инженер приподнял палку, обмотанную какими-то тряпками.

В бомбоубежище появился хоть и не самый хороший, но все же какой-то свет, позволивший нам осмотреть место. Оно оказалось большим, что, как мне кажется, сюда могли бы поместиться около двадцати пони, и то они будут в некоторой тесноте. Также на металлическом полу бомбоубежища валялись разбитые в щепки ящики, в которых, судя по всему, находилось продовольствие, от которого толком ничего и не осталось. Видимо, те, кто убил всех тех бедняг, чьи кости располагались на полу, знали, что здесь будет еда.

— Слушайте мою команду, обормоты. Сейчас перерыв двадцать пять минут. После мы воспользуемся сетью бомбоубежищ и доберемся до места назначения за считанные часы. Понятно? Если да, то расходитесь, — на этих слов он отвернулся и направился к концу помещения. Земная пони сразу же расположила свой круп на том же месте, где она и стояла. А Снайпер вообще ушел в угол и присел там, прикрыв лицо локтями и о чем-то задумавшись. И только я стоял на месте, как истукан, не понимая, что мне делать. Озираясь по сторонам, я пытался решить, чем мне заняться на время отдыха. И все же, глядя на всех присутствующих, я окончательно убедился, что все, даже высокомерный инженер, устали. А мы так и не узнали, куда мы направляемся, словно это какой-то секрет.

Пройдя чуть назад, я присел у стены и почувствовал, как ноющие ноги охватило неописуемое блаженство, затмившее разум. Прикрыв глаза, я позабыл о всех невзгодах и просто поддался блаженству. Однако один вопрос все же смог проникнуть в мою голову, не давая покоя.

— Младший лейтенант, можно кое-чем спросить? — взгляд инженера выглядел так, словно он готов сию же секунду меня прикончить.

— Валяй, сосунок, — небрежно ответил он.

— Куда мы направляемся на самом деле? Мы шли несколько часов, а вы так и не рассказали, какой наш пункт назначения на самом деле, — проговорил я, после чего наблюдал немного... не ту реакцию, какую я ожидал. У Мастера шестеренок оказалось недоумевающее выражение лица, что в некотором роде выглядело забавно.

— Погодите! Так вы не знаете, куда мы идем? Ни один, блять, из вас?! — я, Снайпер и Свинцовый свист переглянулись, а после кивнули, повергнув инженера в большее недоумение. — Вот ведь сучонок! Крылья ему бы пообломать! — раздраженно пробормотал тот. Видимо, все сказанное было связано с тем пламенным пегасом в здании управления. — Ладно, поясню вам, раз этот крылатый дебил вам ничего не рассказал. Сейчас мы держим путь к одной радиовышке. Вернее, к самой главной радиовышке у скитальцев, так как с помощью нее мы можем поддерживать связь со всеми скитальческими столицами и в случае опасности связаться с ними. Но на данный момент радиовышка захвачена АНЭ, которая использует ее для запроса новых солдат в их гребанные базы в Гиблых Землях, которые сейчас насчитывают около четырех или даже пяти штук, — странно, но в этот момент, объясняя все это, инженер не выглядел столь высокомерно. Такое чувство, что перед нами сейчас другой антропони, не тот, что при первой встречи.

— Так много? — недоуменно спросила земная пони.

— Да, но изначально таких баз было намного больше. Падшие с большинством справились, конечно, и не без больших потерь. Однако АНЭ продолжают заселять Гиблые Земли, словно мухи, слетающиеся на говно, — проговорил Мастер шестеренок, под конец тяжело и как-то отчаянно вздохнув. — А теперь хочу кое-что пояснить по поводу вашего задания. Так как Стилшот — говнюк, стало быть вы не знаете всей полноты картины. Помимо защиты и сопровождения меня до места назначения, вам придется еще и зачистить радиовышку. А в случае, если это невозможно, сдохнуть, пожертвовав собой, — вот сейчас я начал чувствовать, что перед нами тот самый инженер, покалечивший четвертого скитальца. Черт, а все-таки интересно, как он там?

— В смысле “пожертвовав собой”?! — возмутился Снайпер. — Мы что, по вашему, — пушечное мясо?!

— Хорошо, что ты догадался, — высокомерно ответил тот. — Думали, раз вы скитальцы, так вам должны жопу лизать и давать задания по типу “Вот письмо — доставь тому-то”?! Извольте, но нет. Раз вы скитальцы, значит должны понимать, что рискуете своей жопой, и должны быть готовы сдохнуть, если понадобиться! Не думайте, что скитальцы — это уважение и почет. Скиталец — это боль, риск быть убитым в любой момент, это несправедливость, когда напарники и друзья, поставив тебя на колени, метят тебе прямо в висок. Вот что значит быть скитальцем! Вам понятно?! — потихоньку, но все же я начинаю понимать этого урода. Он ведет себя таким образом не потому, что он считает себя лучше других, так как состоит в группировке Падшие, потому, что быть скитальцем для него многое значит.

Все мы кивнули, на что инженер грозно окинул нас взглядом и отвернулся. М-да, разговор, конечно, не слишком удался, но хотя бы мы узнали место и истинную цель нашего задания. Конечно, не очень приятно, что нас собираются использовать, как пушечное мясо, и бросают прямо на верную гибель, но, если подумать, даже если мы погибнем, то за правое дело. “А не рановато ли ты о смерти начал думать, Эдан? Не успел стать скитальцем, а уже размышляешь о таких вещах. Ай-яй-яй, нельзя так” — пронесся голос в голове.

Ладно, лучше не забивать голову ненужными вещами. Как-никак времени на отдых стало меньше после нашего разговора, так что, думаю, стоит потратить оставшееся время на отдых и ни на что другое. Прикрыв глаза и положив руки на грязный и в некотором роде пыльный пол, я на этот раз полностью отдался наслаждению, чувствуя, как боль в ногах, которая за время разговора слегка беспокоила, полностью исчезла. Но вот кое-что меня сейчас беспокоит — что-то твердое попалось мне под руку. Перед тем, как взглянуть, что же это такое, мне казалось, что это какая-то каменная плита или что-то в этом роде, но я ошибся. Прямо под руку мне попалась истрепанная и пожелтевшая книга. Любопытство, грешок, неоднократно втянувший меня в ни одну неприятную историю, вновь одолело меня.

Открыв книгу, я понадеялся, что это будет очередная старая книга, которую уже никак нельзя прочесть, но и тут я ошибся. Пред моими глазами предстал рукописный, слегка кривоватый, но все же понятный текст, который, судя по всему, представлял из себя ежедневные записи. Короче говоря, сейчас в руках у меня чей-то личный дневник. Быстро пролистав страницы, дабы узнать, сколько их всего, я заметил, что некоторые записи невозможно прочитать из-за пятен крови и еще каких-то непонятных жидкостей. Черт, и тут эта черная непонятная жидкость, что и в подземном гараже Джайденхолда.

Дарагой днивник мае имя Шандей и мне всего двенадцать. Не знаю пачему я решила вести днивник. Мне проста паказалась эта будет очень весело и увлекательно. Да еще я не хачу оставать от своих сверсников каторые тоже ведут днивники. Здесь я буду описывать сваю жизнь и как прашел день. Надеюсь не будет слишком скучно =)

День третий. Злая злая злая учительница. Снова я вечно винаватая. Я же ничего не делала не праказничала а она на миня накричала. Так не честно! Пачему всегда я?! Хачу чтобы она исчезла навсегда из маей школы. Ненавижу! >=(

День шестой. Она... мая учитильница. Она исчезла. Уже третий день об ней ничиго не слышно. Может днивник исполнил мае жилание? Если так то может сделаешь миня принцессой? =)))

День седьмой. О нет! Мая подруга сегодня заболела и не пришла в школу. Я слышала она падхватила какую-то магическую лихопадку... Лихораку. В общем забалела чем-то магическим. Как же я хачу чтобы она поскарее паправилась.

День пятнадцатый. Весь мой класс сегодня забалел этой магической бякой. Не знаю что это но из-за нее сегодня я в школу не хадила и сидела дома и играла ва все что магла придумать. ОЧЕНЬ СКУЧНА! =(((

День тридцать пятый. Уже три дня мы сидим в этом бомбаубежище. Помоему так его назвали взрослые. Не знаю зачем мы здесь сидим но здесь скучна. Ужасно и кошмарно сидеть здесь. Сверху были какие-то страшные звуки. Я плакала патаму что мне страшно. Очень очень очень страшно.

День шестьдесят восьмой. Я... я плоха сибя чувствую. Все взрослые спят уже целую неделю и не хотят просыпаться. Я пыталась их разбудить но у меня не палучилась. Они крепко спят. И здесь попрежнему скучно. Делать нечего савсем! =(((

Хм... не сказал бы, что читать этот дневник интересно. Даже сказал бы, что очень тяжело из-за ошибок и иногда непонятного почерка. Но все же меня одолевает любопытство, что же случилось с владельцем этого дневника. Прекратив чтение и закрыв книгу, я приподнял глаза и удивился, так как все: инженер, Свинцовый свист и Снайпер — стояли и готовились продолжить путь. Бля, неужеле время так быстро летит?! Мигом убрав потрепанный дневник в свой рюкзак, я поднялся на ноги и подошел к группе.

***

И снова темнота. И снова ни зги не видно. И снова нам приходится чуть ли не по звуку ориентироваться, дабы не потеряться и не стать чьим-то ужином, особенно в такое время, когда мутанты чуть ли не каждом шагу пробегают. Нам пришлось раз сто или даже больше останавливаться и прятаться за первые попавшиеся укрытия, когда слышали, как эти существа бегут в нашу сторону. Мне до сих интересно, как они еще нас не обнаружили с помощью своих обостренных чувств.

Во всяком случае, я рад, что нас еще не сожрали и не убили живые деревья. И больше всего меня радует то, что мы смогли добраться до нужного места. Сейчас мы, находясь на огромной возвышенности рядом с радиовышкой, откуда на нее просто отличный вид, разрабатываем подробный план дальнейших действий. Вернее, за нас решает этот высокомерный инженер. И всех слов, услышанных мной, он решил разделить нас на две группы, одна из которых будет отвлекать внимание и отражать атаки солдат АНЭ, а другая, в которой будет находиться и сам Мастер шестеренок, должна пробраться в это время к комнате управления и настроить вышку на свой лад. Но так как скитальцев всего трое, получается, что во второй группе будет всего один. Неожиданно на эту должность вызвался Снайпер, ссылаясь на то, что он в силах защитить инженера в случае опасности. Мне и земной пони оставалось согласиться и стать группой, которая возьмет на себя все внимание АНЭ. На этом и порешили.

Тихо пробираясь к радиовышке, я и Свинцовый свист за несколько минут оказались около нее, откуда уже и высматривали противников. Не знаю, что нам мешало это сделать, будучи на холме, но об этом мы начали беспокоиться только сейчас. Вокруг было пять бронированных антропони с мощными на вид пулеметами, а укрытий, которые могли быть или достаточно высокими, чтобы за ними можно было спрятаться, или достаточно крепкими, чтобы пуля из оружия не прошила укрытие и не остановилась в чей-то черепной коробке, было мало. Я бы сказал, практически не было. И что-то мне подсказывает, нам придется много бегать в ближайшие минуты. Если, конечно, нам не отстрелят ноги.

Я приготовил дробовик к бою и на всей скорости, что мне позволяли ноги, стараясь при этом быть незаметным настолько, чтобы мне не прилетела пуля в сию же секунду, побежал к ближайшему солдату, находящемуся рядом со стальной ржавой плитой, вросшей в землю. Тот даже не успел крикнуть и как-то отреагировать, как дробь разломила его шлем и череп, отправив на тот свет. И лишь заслышав выстрел, остальные враги сбежались со всех мест и принялись стрелять по мне. Благо плита была крепкой, но, увы, не настолько, чтобы за ней можно было сидеть постоянно.

Вскоре ко мне помощь подоспела и земная пони, выпустив огромную очередь из своего оружия прямо в бронированного солдата АНЭ, заливающего мое укрытие плотным и непрекращающимся потоком свинца. Не сказал бы, что это как-то повредило его броне, а телу и подавно, однако это заставило его отвлечься, что позволило мне выбраться из-за укрытия и отправить в него порцию дроби, которая смогла лишь отломить кусок брони. Этим и воспользовалась Свинцовый свист, выстрелив по открытому месту. В итоге, еще один солдат АНЭ упал с пробитой грудью.

Что до остальных солдат, подоспевших на помощь своим соратникам, то они решили не лезть под пули и заняли укрытия, хоть и не столь надежные и крепкие, в отличие от меня и земной пони. Лишь парочка выстрелов способна их разрушить, и я решил этим воспользоваться. Слегка выглянув из-за укрытия, я приготовился добить последние патроны в дробовике. К сожалению, мне это не удалось — поток свинца сразу же ударил по моему укрытию и по месту, где пару секунд назад была моя голова. И он не собирался заканчиваться, да и мне после этого как-то не хочется вылезать. Краем глаза я приметил, что Снайпер вместе с Мастером шестеренок уже забирались по лестнице в кабину управления. Надеюсь, после этого они нам помогут, иначе мы с Свинцовым свистом не протянем здесь и двадцати минут.

Говоря о земной пони, я могу сказать, что она довольно метко стреляет, несмотря на то, что оружие находится у нее шеи. Да и сама... конструкция его удержания выглядит крайне интересной: на шее находилось что-то вроде ошейника, от которого тянулись металлические прутья. Вот на них-то и было закреплено ее оружие, которое активировалось благодаря ее зубам, давящим на какую-то кнопку вместо спускового крючка. И все же, глядя на все это, у меня возникает всего один вопрос. Хотя нет, даже несколько вопросов: каким, блять, образом она надела его в одиночку? Как она это сделала, что мы даже не увидели? И вообще как она собирается его снимать?

Когда я вернулся из своих раздумий, то обнаружил, что рядом со мной лежала знакомая по виду граната, которая была отправлена отправителю... Ну, по крайней мере, тем, кому эти гранаты принадлежали точно. Та, даже не долетев до места броска, взорвалась рядом с укрытие одного из оставшихся солдат, полностью разнесся и укрытие, и того, кто находился за ним. Неприятное зрелище, могу сказать. Остальные, судя по всему, решили не рисковать и просто продолжили поливать нас свинцом, хотя моя напарница успевала ранить их, но, увы, не убивать. Пули лишь мяли броню, делали небольшие выпуклости в них, но не убивали. Черт, как же плохо, что нету ничего бронебойного.

— Чертовы рыцари! — прокричала Свинцовый свист. — И как мы должны пробить с их крепкими доспехами?

— Хотел бы я знать, — так же громко ответил я ей. Я кое-как выглядывал из-за укрытия, стараясь не схлопотать шальную пулю, и рассматривал броню противника, пытаясь найти хоть какую-то брешь, хоть какую-то щель, куда без труда можно попасть. Но, увы, нет — их броня не имела слабых мест, только если их не сделать самому. И пока ты будешь это делать, тебе уже пропишут килограмм свинца в мозг. И как не кстати, ни у меня, ни у земной пони не было гранат. Если быть точнее, то она потратила последние гранаты пару минут назад, когда закидывала укрытие, за которым засело около трех бронированных антропони.

— Слушай, у меня есть одна идея, — хитро улыбнувшись, сказала она. — Ты только прикрой меня, лады? — после этих слов, даже не слушая меня, она рванула из укрытия куда-то в сторону. Солдаты АНЭ мигом переключили свое внимание на нее, стреляя на опережение. Появился шанс. Я мигом выглянул и сделал последние выстрелы из дробовика. Первый заряд дроби прошел по броне ближайшего врага, слегка покарежим ту, а второй — полностью снес шлем. И пуля не заставила себя ждать, прилетев прямо в голову.

Хоть еще один солдат и лег замертво, это не отменяло того факта, что осталось еще много таких же. Надеюсь, хотя бы подмога не направляется сюда, иначе... Иначе у мутантов сегодня на ужин будут антропони и земная пони, фаршированные гранулами отборного свинца. Я продолжал прикрывать напарницу по несчастью. К счастью, она пока не пострадала слишком сильно: пара пулевых ранений в плечо и левую заднюю ногу. И несмотря на нее, Свинцовый свист продолжала куда-то бежать, хоть и удавалось ей это теперь с большим трудом и, судя по гримасе, с дикой болью. Попутно она продолжала и убивать тех, кому я смог снести броню или шлем. Однако по-прежнему я не мог понять, в чем же заключается ее идея. Также мне интересно, как ей удается так метко стрелять на ходу? Такое чувство, будто она раньше была военной или кем-то еще, кто близко связан с оружием и его обращением.

***

Не знаю, сколько времени прошло с тех пор, как мы начали эту заварушку. Полагаю, около часа или даже двух. За это время Снайпер и инженер могли бы сотню раз перенастроить радиовышку и выйти к нам на помощь, но они не появлялись. Словно они решили нас бросить на произвол судьбы, зная, что мне и земной пони вдвоем вряд ли справиться. Если это так, то... почему я не удивлен? Можно вспомнить, что он говорил о скитальцах: что они должны осознавать — их рано или поздно отправят как пушечное мясо в бой. Я это прекрасно понимаю, но... Я бы понял, если задача стоит в приоритете и без жертв просто-напросто не обойтись. В нашем случае от АНЭ можно с легкостью отбиться вчетвером. Нет, даже втроем — лишь бы патронов хватило.

Что говорить о них, патронах, то они у нас уже заканчивались. Вернее, у Свинцового свиста уже закончились, поэтому она уже достала какой-то старенький и потертый пистолет в зубы. Да и у меня дроби осталось мало. И несмотря на это, солдат АНЭ как будто не становилось меньше, а, наоборот, только больше. С промежутком времени они стали вести более агрессивный и решительный стиль боя, выбегая из-за укрытия прямо в нашу сторону, попутно стреляя в нас из более легкого оружия. Как раз одним из них и была ранена земная пони, и на этот раз уже серьезно. Пуля прошлась прямо в бок и там же застряла, принося той жуткую боль. Мне приходится видеть, как любое движение выбивает из нее стон и гримасу боли.

Тем не менее, смена стиля боя помогает мне с легкостью пробить их броню. Увы, не всегда получается после этого нанести решающий выстрел, так как пробитые солдаты сразу же прячутся за ближайшие камни. Благо, их неосторожное выглядывание играет с ними плохую шутку, и мои заряды дроби мгновенно находят адресата.

Зарядив последние патроны в дробовик и дослав один в патронник, я приготовился к следующему выстрелу. Но... внезапная пуля откуда-то сверху пронзила мое плечо, чуть не задев горло. Боль ударила по мозгам, отчего на несколько секунд у меня потемнело в глазах. И вскоре я почувствовал, словно весь мир вокруг меня начал замедляться: звуки стали слишком непонятными и странными, движение солдатов АНЭ стали какими-то медлительными. Благо, все это скоро прошло, и моим глазам вернулось привычное зрение.

Взглянув на то место, откуда был сделан выстрел, я застыл. Я не мог поверить своим глазам и даже сильно себя ущипнул, дабы убедиться, что я случайно не потерял сознание и не уснул от боли. На том месте находился Снайпер, и на этот раз он целился в земную пони, которая в это время пыталась отстреливаться из жалкого пистолета. До выстрела оставалось совсем мало времени, в моей голове возникали образы, как она, ничего не подозревающая, падает замертво с дырой в голове. Я мигом достал револьвер из кобуры и истратил весь барабан в него. Четыре пули либо пролетали мимо, либо попадали рядом с ним, зато оставшиеся две достигли адресата: одна прилетела ему в ногу, другая прямо в бок. Предатель упал, дрожа от боли, а я уловил непонимающий и даже шокированный взгляд Свинцового свиста, которая уже собиралась пристрелить меня якобы за измену.

— Поверь, я только что спас тебя, — сразу же начал оправдываться я, но дрожащим от некого страха и боли голосом у меня плохо получалось. По ее взгляду можно было понять, что она мне не верит, и уже нацелилась на мою голову. — Эта гнида только что прострелила мне плечо и собиралась отправить тебя на тот свет. Если я не прав и я зря его ранил, можешь сделать со мной что угодно потом. Сейчас нужно добить оставшихся. Согласна? — земная пони с подозрением посмотрела на меня и сразу же продолжила стрелять по бронированным антропони, которые уже давным-давно истратили все свои боеприпасы для пулеметов и использовали то старые и ржавые винтовки, то пистолеты.

Я же решил больше не использовать дробовик, так как патронов для него остался мизер. Не знаю, возможно, револьвер хорошо себя покажет против них. Помнится, он неплохо разбивал их броню в Райвенхуде. Скорее всего, и сейчас не подведет. Я решил проверить задуманное и, слегка высунувшись из-за своего укрытия, сделал парочку выстрелов в ближайшего солдата. Патроны влетели в броню, отломив небольшой кусок. Вслед за ними полетела и третья, оставив дыру в груди. Да, все же мой револьвер — хорошая вещь!

***

Не прошло и двадцати минут, как последние бронированные солдаты АНЭ пали смертью храбрых... если, конечно, можно назвать ее так назвать. Как-никак эти подонки много беззащитных пони и не только их положили. А за что? За старую обиду? За нежелание подчиняться и пахать ради какой-то цели? Да и в конце-концов, что это за цель, если она требует таких жертв? Черт, поймать бы кого-нибудь из приближенных этого “короля” и конкретно расспросить его об этом. Хотя, эмоции опять завладеют моим разумом и, не дай Селестия, убью его, не заметив.

Мы с моей хоть и временной напарницей смогли спокойно вздохнуть и на некоторое время расслабиться. Только ей это удалось с большим трудом, так как ее тело было поражено пулевыми ранениями практически повсюду. Святые богини, как она еще находится в сознание? Нет, по другому спрошу: как она еще осталась жива?! По ее походке и по тому, как ей с трудом удается держаться на ногах, можно смело предположить, что она уже на грани. Еще немного и она вот-вот свалиться. Блин, если она отрубится, тащить ее до Оазиса будет та еще задачка.

— Эй, Свинцовый свист, можешь разобраться со Снайпером, — попросил я, указывая пальцем на упавшего на землю антропони. — А я пока проверю, как там наш инженер, — когда эти слова прозвучали, ко мне пришло озарение, а сердце чуть ли не остановилось. До меня только сейчас дошло, что если Снайпер стрелял по нам, значит он уже разобрался с Мастером шестеренок.

Я мигом рванул к радиовышке и начал подниматься по ступеням к будке, куда Снайпер и инженер зашли, когда заварушка началась. Ворвавшись внутрь, я понял, что мои опасения, увы, подтвердились. Высокомерный антропони лежал на полу, в луже собственной крови, не подавая никаких признаков жизни. Я подошел к нему и попробовал нащупать пульс, и каково было удивление, когда мне это удалось. У него был очень слабый, еле заметный пульс, но все же он был, а это значит, что Мастер шестеренок еще жив. Хм... очень странно, что предатель не стал стрелять прямо в голову, словно он и не хотел нас убивать. Во всяком случае, это не оправдывает того, что я сейчас испытываю жуткую боль в плече, а инженер — на грани смерти.

Аккуратно перевернув антропони на спину, я принялся осматривать его, дабы понять, куда стрелял Снайпер. Как оказалось, он выстрел всего два раза, и все выстрелы пришлись в живот, что не особо опасно, если не задеты жизненно важные органы. Самое печальное заключается в том, что я понятия не имею, что мне нужно делать. Это и стало причиной моей паники, так как я понял, что бессилен что-либо сделать. Единственное, что я действительно могу, так это остановить кровь, перевязав раны обрывками ткани. Этим все ограничится. М-да, а тем временем инженер уже откинется, а нам сильно влетит от пламенного пегаса. “Советую успокоиться, иначе этот антропони сдохнет, так и не получив помощь. Не думаю, что он этого хотел” — прозвучал ехидный голос в голове. Ладно, раз я могу что-то сделать, то не стоит медлить. Хоть он и редкостный уебак, из-за чего желание спасать его просто-напросто отпадает. Однако собственная шкура и деньги намного важнее каких-то личных мотивов.

Достав из рюкзака обрывок ткани и колбу со спиртом, я принялся обрабатывать рану. По крайней мере, если я не могу полностью вылечить его, то хотя бы могу сделать так, чтобы никакая инфекция не попала в рану. Как только обрывок ткани, смоченный спиртом, коснулся ран антропони, тот резко заорал во все горло, придя в себя окончательно. Это оказалось... неожиданным, поскольку я не ожидал, что этот кусок высокомерного говна очнется.

— ТЫ ЧЕ, ОХУЕЛ ЧТО ЛИ?! — истерично проорал Мастер шестеренок. — ЧТО ТЫ, БЛЯТЬ, ТВОРИШЬ?!

— Просто обрабатываю раны, чтобы они не начали гнить и вы не подхватили какую-нибудь херню, — тяжело вздохнув, ответил я, убирая обрывок ткани в сторону. — Что-то не нравится? Если да, то пожалуйста — истекайте кровью и гниите.

— Дал сюда тряпку, рукожопый обмудок! — уже более спокойно прокричал инженер, грубо выхватывая смоченный спиртом обрывок ткани. — Итак, где эта гнида, которая наделала во мне эти дырки?

— Снаружи, лежит себе на земле, корчится от боли, — небрежно произнес я, направляясь к выходу. — А что? Хотите отомстить?

— Отомстить? Не-ет, я не хочу мстить. Я просто хочу засунуть ему ствол в жопу и пару раз нажать на спусковой крючок. Никакой мести, — проговорил тот, стараясь натянуть улыбку. Это он так пытался пошутить? “М-да, а шутки у него прям хорошие. Я даже посмеялся” — прозвучал голос в голове и начал истерично смеяться. Вернее, выдавливал из себя истеричный смех, ибо было заметно, что смех не очень-то похож на настоящий.

— Ага-ага, короче, как закончите — спускайтесь вниз, если вы, конечно, закончили главную задачу нашей миссии, — после этих слов я открыл дверь и вышел наружу.

***

Прошло около получаса, а этот высокомерный кусок говна еще не явился. За это время Снайпер уже успел прийти в себя, припомнить нас добрыми словами и пару раз отхватить прикладом в челюсть. Терпение и у меня, и Свинцового свиста подходило к концу. Предатель продолжил нас поливать всяким дерьмом, говоря, что АНЭ покарает нас и что-то в этом роде. Гребанный жопализ “короля”. Если бы не необходимость, чтобы он остался в живых, я бы давно покончил с его жалкой жизнью. Ну, а пока, единственное, что я могу сделать, так заткнуть рот этому уроду. Собственно, я так и сделал, засунув какую-то грязную хрень с земли прямо в его пасть. Он, конечно, начал сопротивляться и пытаться выплюнуть ее, но я ему не давал. В конечном итоге он, еле сдерживая рвотные позывы, смирился и продолжил сидеть на земле, связанный по руках и ногам возле радиовышки.

Вскоре появился и тот самый антропони, которого нам было приказано защищать и которого на деле хотелось бы пристрелить и бросить на съедение мутантам. И самое бесячее то, что он даже не торопится — он медленно, словно смакуя момент своей “невъебенности”, начал спускаться вниз.

— Итак, где эта блядина? — я указал пальцем на Снайпера, который, словно мы сломили его волю, сидел на земле и смотрел куда-то вниз. Безэмоционально и уныло. — Не одолжишь дробовик? — обратился Мастер шестеренок ко мне.

— Зачем? — сразу же задался вопросом я, на что получил злобный взгляд.

— Я сказал: быстро, блять, отдал свой дробовик мне! — скомандовал он, за что у меня появилось большое, еле сдерживаемое желание двинуть ему в лицо со всей дури, какая у меня есть. Кое-как перетерпев его и сжав зубы, я снял со спины оружие и передал в руки инженера.

— В нем осталось всего два патрона, — предупредил я его, на что его лицо расплылось в злорадной улыбке.

— Этого хватит, — с этими словами он не спеша подошел к Снайперу и преподнес дуло дробовика прямо к его виску. — Ну что, тварь, будут последние слова на прощание? Ну там, извинения, раскаяния? — антропони безжизненно посмотрел на нас и так же отвернулся, что-то буркнув себе под нос. Это взбесило инженера, из-за чего тот и собирался нажать на спусковой крючок, но я поспешил его остановить.

— Погоди! — чуть ли не крича воскликнул я. — Слушай, может мы его в Оазис приведем? Устроим допрос, вытянем из него необходимую информацию, — на эти слова Мастер шестеренок лишь злобно оттолкнул меня и чуть ли не использовал приклад моего оружия в качестве биты.

— Допрос?! Приведем в Оазис?! Слышь, ебанат, снимай с себя эти розовые очки! Даже если мы его приведем в Оазис и будем пытать, выуживая инфу, он все равно ничего не скажет. Тупая трата времени и сил на такого отброса. Так что советую тебе сейчас прикрыть пасть, а по-хорошему еще ебнуть себя головой по стене — ай-да мозги в норму придут и розовые очки сломаются, — наверно, я уже задолбал повторяться: если бы не деньги, обещанные за выполненную работу, этот кусок говна давно бы кормил червей и мутантов. И в данный момент я на секунду уже хотел плюнуть на награду, плюнуть на то, что его убийство повлечет за собой клеймо Изгоя и на прочую лабуду и просто сделать из его блядской головы решето.

Эмоции никогда ни к чему хорошему не приводят. Именно эту истину Счастливчик попытался вбить мне в голову. Что поспешные решения и действия могут привести к невозвратным последствиям. Я уже понял это тогда, а нынешняя ситуация лишь напомнила мне об этом. Я просто сделал то, что он мне сказал, и отошел в сторону, наблюдая за дальнейшим.

— Итак, твои последние слова, АНЭ’вская крыса? — переспросил инженер у пленника, чуть ли не вдавливая дуло прямо в его висок.

— Пошел нахер... Изгнанный предатель, — это стало последним, что произнес Снайпер перед тем, как его голова превратилась в фарш из мозгов и костей. Но одного выстрела Мастеру не хватило, и он решил потратить последний патрон в дробовике, выстрелив уже в грудь мертвого антропони. Не знаю, почему, но видно, что то, как его назвал Снайпер, вывело инженера из себя.

— Он сломался. Можешь выкинуть его нахуй, — злобно пробурчал тот, вручая мне мое оружие. Было видно, что гильза от картечи намертво застряла в патроннике, и без мастерского вмешательства тут не обойтись. А денег на это и так нет, так что я просто положил дробовик рядом с тушей Снайпера, окинув того печальным и... сочувствующим взглядом. Такой же взгляд был и у Свинцового шепота, но только вот у нее он был намного грустнее. — Итак, задание выполнено. Радиовышка перенастроена на волну скитальцев. Оазис теперь может запросить подмогу, провиант и... прочее говно. Теперь нам пора по съебам, пока сюда не прибыла АНЭ.

— А вдруг они снова перенастроят на свой лад? Что тогда? Опять будете посылать скитальцев прикрывать вашу жопу? — спросил я, на что на лице инженера появилась злорадная ухмылка.

— Если они попытаются это сделать, радиовышка просто ебанет и... все. Как говорится: не вам, не нам. Короч, лишние вопросы засуньте в жопу и пошли, пока еще мутанты не настигли.

Мы по-скорому свалили подальше от места нашего назначения и уже держали курс на Оазис. Я многого ожидал от задания, даже того, что можно увидеть только в книжках, и то в фантастических. Но, увы, я никак не ожидал, что среди нас будет предатель. По крайней мере, я не ожидал, что он будет именно в моей группе. Эх, как бы мне хотелось понять, что движет такими пони. Возможно, у него были какие-то веские причины, чтобы поступить так... или просто я по-прежнему верю в светлую сторону всех пони и антропони, совершенно игнорируя темную. Увы, не хочется признавать это, но в словах инженера был толк — мне уже пора привести мозги в порядок и наконец понять, что жизнь может преподнести любое дерьмо, даже которого не ждешь.

***

Ну вот и все. Весь этот ночной кошмар закончился, и к утру мы уже достигли Оазиса. Вернее, тот сейчас находится в паре сотен метров от нас, буквально рядом. Благо, пока мы возвращались, ничего страшного, вроде внезапных нападений АНЭ или стаи мутантов не было. Чему я несказанно рад. Да чего греха таить, я просто в восторге, что мне удалось прожить эту чертову ночь, хоть и смерть была очень близко, особенно, когда нам со Свинцовым свистом приходилось отбиваться от огромного количества бронированных антропони с весьма мощным оружием. Удивительно, как те не додумались окружить нас и раскромсать свинцом. Видимо, тот командир был прав — они лишь послушные собачки, которые могут додуматься лишь о занятии укрытия и о нажатии на курок. Чем-то особенным, вроде обхода со спины или что-то в этом роде, они явно не блещут. Хм... а это, кстати говоря, ведь может послужить их слабостью.

Вскоре мы пересекли городскую черту, оказавшись хоть и за заржавевшими, но крайне крепкими городскими стенами. И сразу же в мой нос устремился этот отвратительный запах, коим Оазис уже просочился насквозь. Не знаю, почему, но я даже соскучился по этому запаху. Как бы не дошло до того, чтобы он стал мне нравится. Осмотревшись, я заметил очень удивительную и интересную вещь. Несмотря на то, что сейчас раннее утро, что даже солнце еще не успело взойти на небосвод, а жители города уже заняты своими делами. Судя по всему, утро здесь начинается намного раньше, чем в Райвенхуде или Джайденхолде.

— Итак, засранцы, могу вас похвалить — вы неплохо постарались, отвлекая на себя внимание. Честно, я думал, что тебя, милочка, пришьют еще в начале заварухи, но, видимо, ошибся, — он устремил свой взгляд на земную пони, чем и слегка смутил ту. Хотя, было заметно, что ей очень сильно хотелось двинуть ему — у нее сильно дергалась бровь, как и задняя нога. — Но вы по-прежнему немощные бездари и... и... — на секунду мне показалось, что Мастер шестеренок выдавливает эти слова из себя, словно он не хочет ничего говорить, но ему приходит. Словно его что-то заставляет.

— Продолжайте. Мы внимательно вас слушаем, — тут я не удержался и начал просто ехидничать. Ну хоть чем-то надо отомстить этому уебку.

— Знаете что?! Да пошло оно все в жопу! Короче, вы, ребята, вообще классно справились, — и тут по всему моему телу прошелся странный холодок. “Так, мне показалось, или он сейчас вас похвалил?” — даже забавно слышать, как ехидный голос в голове стал недоумевающим. И тем не менее, это тоже заставило меня удивиться — инженер, который с самого начала принижал нас и оскорблял, а так же чуть не избил до смерти, только что похвалил нас без какой-либо фальши и наигранности? Нет, сегодня точно должен пойти снег. Нет, не просто должен, а обязан. — Я уже как-то подзаебался с этой наигранностью. Каждый раз одно и то же, — буркнул он, разминая шею. Взглянув на наши удивленные рожи, он чуть ли не начал ржать. Хотя, нет, он начал ржать, свалившись на землю. — Ой, блять! Вы бы видели свои лица!

— Не пояснишь ли ты нам, что сейчас это, блять, за херь? — недоуменно спросила его земная пони, чем удивила меня — как-то не ожидал, что она тоже грубо выражается. По крайней мере, за все время она ни разу не ругнулась.

— Конечно. Понимаете, Стилшот — любитель проверять скитальцев на прочность. Вот и требует, что мы вели с новичками высокомерно и жестоко. Верьте или нет, но меня до сих пор мучает совесть за того антропони — не рассчитал силы, — начал тот объяснять нам. — Хотя, он заслужил — эта мразь нарочно подставляла своих товарищей под пули, чтобы спасти свою жопу. Так что, возможно, недельку-другую он проведет в больнице Оазиса, если это захолустье можно назвать больницей, и подумает над своим поведением.

— Погодь-погодь, то есть, ты хочешь сказать, что все это время ты вел себя, как настоящий уебак, которого в сию же секунду хочется придушить, только ради прихоти какого-то ебанутого пегаса? — недоумевал уже я.

— Да. Тем более мне за это доплачивают нехреновые деньги. Так что, не серчайте. Это всего лишь работа, — добродушно улыбнулся антропони. — Могу сказать, я заметил, как ты сдерживался, чтобы не набить мне лицо. Честно, будь я на твоем месте, я бы уже давно так поступил, — и тут у меня начал дергаться глаз.

— Слушай, только не сердись и не обижайся, лады? — после этих слов я резко подошел к нему и со всей оставшейся силы двинул ему прямо в челюсть, отчего тот даже пошатнулся. Приложив побольше силы, если она, конечно, у меня была, думаю, я бы его вырубил. Ну, или, по крайней мере, точно отправил бы в полет.

— Ох, ебать! Ну и сила у тебя, чувак! — приходя в себя и потирая больное место, произнес он. — Ну что, полегчало? — удивительно, но да. Мне стало как-то... спокойно на душе. Немного странная легкость покорила мое тело. Я кивнул, чем вызвал еще одну добродушную улыбку со стороны Мастера. — Ладно, я пойду на базу. Ах, да, передайте Стилшоту мой пламенный привет и скажите, что он мне должен в тройном размере... за моральный и физический ущерб, — он заржал во все горло, чем и привлек внимание всех жителей, находившихся рядом. После этого он бодро зашагал куда-то в противоположном направлении. Через минуту или две мы его уже не видели — он скрылся за ветхими хибарами.

***

После того, как нам с земной пони выплатили наши заслуженные деньги — по семьдесят тысяч битсов каждому плюс небольшая надбавка за сохранение жизни инженера, мы побрели к больнице. Странно, но, несмотря на то, что тело Свинцового свиста было изранено чуть ли не вдоль и поперек, но она не подавала виду, что ей больно или просто дискомфортно. Словно она вообще этих ран не замечает. Но так или иначе ей придется пожертвовать частью своей награды, чтобы полуслепая грифонша залатала ее раны. Эх, надеюсь, Кайри там в порядке, и эта особа не убила ее, как сообщалось заранее.

До хибары с красным крестом мы добрались быстро, хоть и слегка заблудились, бродя по трущобам и каким-то траншеям. И нас, без сомнений, сразу же встретила та самая грифонша, как бы намекая на то, что пора доставать деньги и платить за свои “услуги”. И пока земная пони расплачивалась — а ее лечение стукнуло ей в сорок тысяч — я неспешно подошел к койке, на которой располагалась хмурая единорожка. Только теперь к ней была подсоединена капельница, как бы намекая, что операция прошла успешно, несмотря на высокий шанс того, что Кайри может погибнуть еще до начала операции.

— Вместо запланированных двух уколов я ввела всего полтора — вроде никаких мутаций или отклонений у нее не обнаруживаются. Но могу сказать точно — несмотря на уколы, ей было очень больно, — она встретила мой озадаченный взгляд. — Понимаешь, жидкая нестабильная магия, да, способна притупить боль, но только в тех случаях, когда раны повреждения не слишком смертельны. В ее случае даже полтора укола смогли лишь частично притупить боль, — пояснила доктор. И после ее слов мне как-то стало не по себе. Получается, операция, от которой зависела ее жизнь, проходила чуть не на живую, когда она могла прийти в себя и вновь упасть без сознания от болевого шока. И все это по моей вине.

— Хорошо, я понял, — ком в горле затруднял произношение. Слова дались мне с большой тяжестью. — Я принес лишь часть от стоимость. Остальную часть отдам, как только смогу, — грифонша слегка разочарованно, но понимающе кивнула и удалилась куда-то, оставив меня наедине с единорожкой. — Какой же я все-таки дурак.

Не знаю, то ли усталость, то ли давящая атмосфера спокойствия повлияли на меня, но я и сам не заметил, как моя голова оказалась прямо на краю матраса. И как бы я ни пытался поднять голову, а тем более оставлять глаза открытыми, мне все же это не удалось. Я прикрыл глаза, а сладкий и в некотором роде долгожданный сон укрыл меня своей пеленой. Сегодня я могу отдохнуть. Я это заслужил...

Продолжение следует...