Еще не конец... Ночь Кошмаров

Фонд

Мало кто видел Пинки после "Укуса".

С того момента, как розовая пони покинула Понивилль и переселилась в Кантерлот, город потерял свой былой шарм. Конечно, пони все еще ходят по ухоженным дорожкам с искренними улыбками на мордашке и сияющими счастьем глазами, но все те, кто знали Пинки, понимали, что вместе с ней уходит и приличная часть души этого городишки. С момента, когда пони закатила свою прощальную вечеринку и со слезами на глазах уезжала на поезде в Кантерлот, город сильно опустел. Конечно, это ведь всего одна пони, а не половина города, но что эта была за пони... Многим становилось немного не уютно, когда они не слышали по утрам ее бодрого голоска, когда не видели ее очередное открытие, когда не смеялись над очередным приятным розыгрышем, когда не веселились на очередной вечеринке, устроенной по какому-нибудь несерьезному или наоборот поводу. Многим стало ее не хватать... Даже, кажется, дома стали немного серее, птицы стали меньше петь, пони стали улыбаться реже. А в центре городка стоял опустевший замок Твайлайт Спаркл, на прекрасной люстре которого, сделанной из корней бывшего дома Принцессы, уже давно погасли огни...

А потом произошел "Укус"... Конечно, это событие ввергло всю Эквестрию в панику. Пони просто не знали, что им делать, ведь уже как тысячи лет не было покушений на жизнь членов правящей семьи. Понивилль это событие не обошло стороной, тем более, когда жителям стало известно, что именно творение Пинки совершило это. Похороны были в Понивилле, хотя Саншайн, как и ее мать, были родом из Кантерлота. У многих навсегда отразится в памяти это бесконечное черное небо, затянутое тучами с помощью пегасов, с которого тяжелыми каплями шел дождь смертной тоски... но не только это. Впервые за две тысячи лет Принцессы Селестия и Луна сделали солнечное затмение, что ознаменовало большую утрату для этой великой страны.

Когда маленький гробик исчез под слоем земли, безразлично принявшей подношение, и пони стали покидать место захоронения, пятеро лучших подруг все еще стояли там и не могли оставить одну из них в таком состоянии. Они, одетые в черные строгие костюмы, еще долго стояли вместе, глядя на серый камень с выгравированными на нем имени жеребенка, не в силах понять того, что сейчас чувствовала мать, потерявшая то, чего родители терять не должны...

Но не они дольше всего простояли у могилки. Уже ночью, когда все живое покинуло кладбище, оставив его на попечение мертвых, розовая земнопони, найдя в себе силы, медленно и робко, что не соответствовало ее натуре, подошла к камню и произнесла всего одно слово:

— Прости...

Сказав это, она достала из своей седельной сумки листок бумаги и положила его на могилу. Это был рисунок. Тот самый, который она нарисовала в день своей гибели. Пони еще немного постояла, слушая, как ее слезы сталкиваются с каменной плитой, а затем она развернулась и быстро, не оглядываясь засеменила прочь оттуда, сопровождаемая взглядом черных деревьев и не менее черных незаметных пони...

С тех пор Пинки видели очень редко, а если и видели, то совсем не узнавали ее. Она вновь съехала, на этот раз из Кантерлота, и вернулась в Понивилль, где поселилась в уже как год закрытом Сладком Десерте, не показываясь никому на глаза. Разумеется, про это скоро прознали, но старательно делали вид, будто бы Пинки не существует. Когда она выходит из своего убежища, остальные пони продолжают свои занятия и не замечают ее во всей этой кутерьме повседневности. Конечно, иногда находятся всякие индивидуумы, которые считают своим долгом подшутить над бедной пони, но их было очень мало и этих хулиганов быстро ставили на место другие. Сама же темно-розовая пони неспешно прогуливалась ровно четыре круга, не взирая на погоду, и возвращалась в кондитерскую.

Разумеется, поползли слухи. Некоторые говорили, что она специально сломала аниматроников и из-за этого они убили жеребенка. Другие — что она свихнулась и теперь готовит из пони кексы, хотя пока не было зафиксировано ни одного случая пропажи хоть кого-то. Третьи — что настоящая Пинки мертва и ее место занимает аниматроник... Все это было лишь вымыслом, придуманным всеобщим страхом. Правда была простой, как валенок. Пинки не сошла с ума и никогда даже не думала употреблять мясо, не то что есть других пони или делать из них кексы. Таким образом — отрешившись от мира, она хотела наказать себя за то, что причинила своей подруге такую ужасную и страшную боль. Она не хотела прощения, она хотела понять, какого на себе почувствовать одиночество, какое испытывают ее подруги, которых судьба раскидала по Эквестрии. Конечно, странная цель, но никто не может объяснить действия этой пони, даже глупый автор этой истории.

И вот, в очередной день великого сидения в полнейшем одиночестве, к Пинки пришли гости. Конечно, это вновь могли быть Флим и Флэм или Твайлайт, но пони расслышала цоки большого количества копыт. Это заставило ее немного напрячь мышцы ног, но она так и не сдвинулась с места, ожидая кульминации действия.

— Пинки? Можно войти?

Визитер, не дожидаясь ответа, вошел в комнату пони совершенно один, хотя Пай ощущала движение нескольких пони внизу.

— Или вы предпочитаете, чтобы вас называли Объект-131? — пони рассмеялся, хотя шутка не показалась Элементу Смеха смешной. — Просто шучу. Пинки, вы про нас не знаете, мы про вас знаем все, так...

— Ты представитель секретной организации, известной под названием "Фонд", — быстро начала говорить Пинки. — задача Фонда — оберегать и защищать пони от разных странных вещей, природу которых не может объяснить даже Принцесса, дабы обычные пони не пользовались ими и не рушили Эквестрию. Примером таких Объектов являются Кристальное Сердце, Амулет Аликорна, Дискорд, я и многие другие, верно?

Судя по тому, что этот пони удивленно фыркнул, Пинки попала в точку.

— Хех, — спустя некоторое время ответил жеребец. — я, конечно, знаю о твоих способностях достаточно, но... Ты меня удивила, конечно...

— Так что же вам надо? Опасности для Эквестрии я не представляю, никого убивать не хочу. Хотите запихать меня в одну из ваших тюрем для Объектов или просто убить?

— Нет, ты что, Пинки?! — воскликнул понь и подошел немного ближе. — Фонду нужна твоя помощь. Дело в том, что все чертежи аниматроников, которых ты собрала, были уничтожены Флимом и Флэмом, а чертежи их аниматроников находятся вне досягаемости Фонда. Тем более Объект-1463 стал выходить из под контроля, так что нам нужен верный способ быстро выключить их или разрушить.

— Что вам мешает взять кувалду и не прикончить их, подобно Стронменталу?

— Увы, Пинки, но я не смогу такого больше повторить, — спокойно проговорил пони и одним резким движением стал перед Пинки.

Он был все тот же. Земной пони с красной шерстью, серой гривой, зелеными глазами и кьютимаркой в виде трех шестерок был одет в строгий деловой костюм и на его голове красовались черные солнцезащитные очки.

— Стронментал? — удивленно подняла голову Пинкамина, когда понь стал перед ней. — не думала, что это можешь быть ты...

Красный улыбнулся, обнажая чистые белые зубы, и окинул взглядом розовую земнопони:

— Понимаешь, после работы у тебя, я стал работать там. Но сейчас не об этом.

С этими словами он помог Пинки подняться и повел пони вниз, к остальным агентам. Конечно, Стронментал мог бы и поговорить в одиночку, так как Объекту-131 или Пинкамине Диане Пай был присвоен класс "безопасный", но все же начальство настояло на том, чтобы взять с собой пару рекрутов для обучения, хотя он и сам только недавно стал самостоятельным агентом.

— Как же я соскучился по тем денькам, — тихо говорил он розовой пони, пока они спускались. — я отомщу ему за разрушенные жизни, ты уж мне поверь. Хех.

Читать дальше