Фиолетовая смерть Еще не конец...

Марионетка

— Что думаешь, брат? — с недоверием в голосе сказал Флим, покосившись на аниматроника, бывшего раньше оранжевой кобылой по имени Эпплджек, а сейчас ставшим уже грудой хлама. — Это хорошая идея?

Флэм закатил глаза и еле заметно кивнул пони строителю, что тут почему-то ошивался, когда другие работали не покладая копыт над новым рестораном. В глазах этого пони на мгновение мелькнуло либо искреннее удивление, либо не менее искренний страх от того, что он может получить от боссов нагоняй за безделье, и он поспешил убраться со склада, куда до этого притащил с другими рабочими этот хлам, который боссы называли "самой выгодной штукой в их жизни". Чтож, их право...

— Мы уже все решили, — произнес Флэм, дождавшись, когда рабочий уйдет и они останутся одни. — и хватить постоянно это спрашивать, когда ты видишь их механические хари.

— Ну, у этой хари нет... — протянул Флим, глядя в мертвые лампочки-глаза Эпллджек. — А вдруг они опять... это. Что, если история повторится? Тогда нам придется навсегда забыть об мечте стать богатыми и известными, брат?

— Ты в курсе, что ты никогда не меняешься, — с улыбкой заметил Флэм. — постоянно забываешь самое важное. Мы же не будем больше использовать этих роботов, как нам вежливо "намекнула" Принцесса Селестия. От этих возьмем лишь пару уникальных деталей и все, брат. Мы даже никаких заклинаний на новых не применим! И я не думаю, что это заклинание может передаться через пару болтиков. Не парься, брат.

— Ну хорошо, — уныло ответил Флим. По нему было видно, что он еще не окончательно согласился с идеей брата по починке старых, а затем и созданием новых аниматроников для собственного ресторана, который в последствии должен окупиться и разроститься до сети ресторанов с отрядом своих аниматроников в каждом. Это сулило, по словам брата, огромные битсовые горы и известность, которой они добивались большую часть своей сознательной жизни. Правда, было одно но. Репутация аниматроников... в первое время вся Эквестрия стояла на дыбах от того, что эти роботы сделали с дочерью Принцессы Твайлайт, но лучше не говорить об этой бедняжке, тем более сейчас, когда тот, кто ее убил, лежит в метре от него с пятнами крови на морде... крови жеребенка...

— Да ладно, брат, расслабься, — Флэм приобнял своего брата за шею и указал передней ногой на плакат с изображением обновленных аниматроников. По крайне мере, так они должны будут выглядеть, когда их построют. — пойми, что нам от этого уже хуже не будет. Если ты беспокоишься о Пинкамине или Принцессе Твайлайт, то все права на аниматроников у нас. А это значит, что они не смогут отнять их. Все же и на Принцесс действуют законы, брат...

За дверями склада послышалось какое-то грубое высказывание и в помещение вошел один из зачуханных рабочих — пони в оранжевой каске, желтом комбинезоне и пышными усами, покрытыми маленькими крошками строительного материала, которые он тут же сдул, как вошел. Вид у него был явно не обычный, как будто он монстра увидел. Как оказалось впоследствии, это в некоторой степени было правдой.

— Чего тебе? — спросил Флэм, явно недовольный тем, что их разговор прервали.

Пони, прежде чем заговорить, нечаянно взглянул на аниматроников, но тут же отвел взгляд и нервно поежился:

— Начальники, там... это... Принцесса пришла. Сказала, что вы ей нужны.

— Селестия?

— Не, эта... фиолетовая... Твайлайт Спаркл, во! Говорит, что вы ей нужны. Злющая такая, я бы не советовал...

— Иди работай, Стоун, — прервал его Флэм и добавил, когда строитель ушел: — Да что ей нужно-то от нас?

— Помянешь Дискорда — вот и он... — с иронией сказал Флим.

***

Если кто-нибудь знал Принцессу Твайлайт до "Укуса", как его прозвали пони, то лучше им забыть эту веселую и добрую жизнерадостную кобылу, которая стремилась улучшить жизнь простых пони всеми доступными ей методами, как и ее маленькую светло-фиолетовую дочь, падающую надежды отличного мага... Теперь Твайлайт лишь жалкая пародия на саму себя, карикатура. До того, как Флим увидел это существо, отдаленно напоминающее пони, он не знал, что фиолетовый цвет может стать практически серым. Но, когда жеребец решился посмотреть на мордашку Твайлайт, то он мог бы сильно беспокоиться о ее нынешнем состоянии, если бы он не был эгоистом. Большие фиолетовые потухшие, мертвые глаза отлично гармонировали с огромными мешками и синяками от недосыпа под ними, когда-то пышная грива теперь потеряла объем и висела мертвым грузом на голове аликорна. Даже в походке Принцессы было хорошо видно то, что ее совершенно ничего не интересует в этом мире больше. Пусть она пыталась сохранить образ непоколебимого правителя, но у нее это плохо получалось.

— Принцесса...

Флим, Флэм и все рабочие, что были в зоне видимости Твайлайт, упали на одно колено и стояли так до тех пор, пока она не сказала им подняться.

— Принцесса Твайлайт, давно мы вас не видели... С вами... все хорошо? — осторожно спросил Флэм, подходя к аликорну, чей взгляд был обращен на строящееся заведение.

— Где они? — спросила Твайлайт голосом, совершенно лишенным чувств. — Где аниматроники?

— В ресторане, на складе, Принцесса Твайлайт. Я уверен, что вам не о чем бес...

— Мне надо увидеть их, — сказала аликорн и уверенно направилась ко входу в здание, проигнорировав Флима, который чуть ли не голопом помчался на склад, ибо знал, чем может обернуться для них то, что Твайлайт найдет куклу...

— Погодите, Принцесса, что происходит? — спросил Флэм, догоняя Твайлайт. — Мы ничего противозаконного не делали, аниматроники выключены и точно не причинят никому вреда, можете поверить мне на слово!

— Ага, Бабуля Смитт тоже вам верила. Я должна лично убедиться, что вы ничего не натворите. Воспользовались тем, что Пинки в депрессии и купили у нее их. Как вы вообще до этого додумались?

— Нет, вы что, Принцесса, Мисс Пинкамина была в полном психическом здравии, когда продавала нам их. Все подписано и оговорено, можете все сами проверить!

С каждым шагом, с каждым цоком копыт, Флэм все больше терял уверенность в том, что все будет на смарку, найдя Твайлайт эту чертову куклу, которую, скорее всего, уже спрятал Флим и все будет хорошо, наверное.

"Надеюсь, этот увалень нашел место, куда можно спрятать ее, или я убью его", — подумал единорог, когда Принцесса поравнялась с дверями.

— Вот и проверю, — сказала Твайлайт, дойдя до закрытых Флимом дверей и на ходу распахнув их магией. — вам нельзя верить. Вы мошенниками были, мошенниками и остались.

— Нет, вы что? — раздраженно спросил Флэм, ищя в помещении, которое в будущем будет офисом охраны, своего брата, который, видимо, решил спрятать ее подальше от глаз Принцессы. — Мы исправились, Принцесса.

— Не называй меня Принцессой, — Твайлайт ступила на заваленный обломками и покрытый белой пылью пол, открыв новую не очень приятную главу своей жизни.

— Ну вот, — облегченно произнес Флэм, все больше убеждаясь в том, что его братец все же спрятал где-нибудь куклу. — здесь будет офис охраны, вернее не здесь, а чуть правее. Как я сказал, вам не о чем беспокоиться, миссис Твайлайт.

Сама Твайлайт никак не отреагировала на слова единорога и, безразлично окинув взглядом голые стены,направилась к длинному коридору.

— Этот коридор разделяет наш будущий ресторан на две части. Первая — это комнаты для празднования дней рождения или просто для вечеринок. Вторая — это игровая зона, где, собственно, и будучи находиться аниматроники и можно будет купить сувениры. Мы все очень хорошо продумали, мисс Твайлайт! — говорил Флэм, сопровождая Принцессу к аниматроникам. — Вы можете даже привести сюда свою дочь!

Флэм только мгновением позже понял, что допустил ошибку. Он тут же мысленно отчитал себя за то, что он каким-то магическим образом забыл о том, что дочь Принцессы погибла из-за одного из этих роботов. Правда, этим он, кажется, не отделается, так как, как только он упомянул дочь, Твайлайт остановилась как вкопанная и не двигалась уже по крайней мере секунд пять.

— Простите, я... я... Святая Селестия, как я мог об этом забыть? Простите меня...

— Идем, — смахнул слезу, спокойно сказала аликорн, — куда дальше?

— Вам... с вами все хорошо?

— Куда. Идти, — требовательно повторила Твайлайт.

— До конца коридора и налево, — подавленно ответил Флэм и, перегнав Принцессу, направился по заданному маршруту, пока не добрался ко входу на склад. — вам туда.

Аликорн, прежде чем зайти, закрыла глаза и внутренне поборола было поступивший страх того, что она вновь увидит убийцу своей дочери, и быстро вошла в помещение, тут же столкнувшись с Флимом, держащим магией большую черную куклу, очень похожую на Твайлайт.

— Я... эээ... — начал Флим, но замолчал, так как Флэм, стоящий за Принцессой, постучал себе по голове и указал на него, на что Флим лишь пожал плечами и скорчил удивленную морду.

Сама же Твайлайт подняла с пола, куда кукла упала, отпущенная единорогом из-за неожиданности, и поднесла ее поближе. Эта кукла была практически точной копией оригинальной Принцессы. Форма мордочки, грива, даже рост был схож с ней. Правда, она никогда так не открывала рот в улыбке, в это же время изливаясь слезами. Да и цвет был другой. Белая мордочка с двумя красными пятнами румянца на щеках, черное тело со странными пуговицами и белыми полосами на ногах, белая грива и хвост с серыми полосами там, где у оригинальной пони красный цвет. Твайлайт узнала в этой кукле себя, кем она себя представляет. Серая и пустая, словно негатив самой себя. Теперь она лишь эта кукла, танцующая танец скорби на тонких веревочках неизвестного кукловода целую огромную, неизвестную вечность...

— Эмм... — стал оправдываться Флэм, немного отойдя от Принцессы, ожидая худшего. — Мы просто еще планировали сделать отдельную комнату для кукольных спектаклей и даже сделали одну куклу в виде... вас... да... Правда, идея была так себе, да и куклы эти делать оказалась сложнее, чем мы думали... Вы же не обижаетесь на нас, миссис Твайлайт?

А смысл обижаться на правду?

Твайлайт еще раз окинула взглядом куклу и бережно, как жеребенка, опустила ее на пол, а затем обратила свой взор на кучу железа в углу склада, которая когда-то была четырьмя аниматрониками — точными копиями ее подруг, веселыми и приносящих радость многим жеребятам, а теперь став городскими страшилками...

Первое, что не понравилось Твайлайт, это их состояние. Стронментал постарался на славу, разнес их кувалдой в хлам, именно в хлам. Здесь же их эндоскелет были практически полностью восстановлены за исключением некоторых частей типо отсутствия верхней части морды Эпллджек и ее передней ноги. В остальном они были вполне пригодны к работе, что не есть хорошо. Второе, это защита от них. Они тут лежат и вроде бездействуют, но что будет, если они активируются и станут буйствовать. А ведь склад не долго продержится под натиском нескольких механических монстров.

— Почему они целы?

— А... это... ну, с начала мы их стали восстанавливать, почти доделали, как вы видите, но в один прекрасный день к нам лично пришла Принцесса Селестия и тонко намекнула нам о том, что не надо это делать или нам будет плохо. Разве, она вам об этом не говорила? Поэтому мы и решили сделать новых совершенно безопасных аниматроников, у которых никогда не будет подобных "выходок", так как они будут совершенно механизированны. Никакой магии, мис...

— Я знаю, что ты здесь, — неожиданно и громко произнесла Твайлайт, оглянув склад. — просто покажись мне, пожалуйста... пожалуйста...

— Эмм... миссис Твайлайт, с вами все в порядке?

Видимо, не удовлетворившись ответом, Твайлайт издала звук раненого зверя, полного неоправданный злобы и скорби, и запустила магический заряд прямо в стену, где она только спустя секунду заметила небольшую дверь, цвет которой был неотличим от цвета стены. Магический пучок врезался в эту хлипкую преграду и разрушил ее на тысячи осколков, которые тут же растворились в воздухе под влиянием колоссальной энергией аликорна.

Твайлайт открыла рот от удивления и отошла чуть назад от последствий своей слепой ярости, мельком увидав, что Флэм встал как вкопанный, а Флим уже стоял в дверном проеме и готовился быстро покинуть склад в случае повторной вспышки ярости, но ему этого не требовалась, так как Принцесса вновь взяла себя в копыта, по крайней мере сейчас...

— П... простите меня, — задыхаясь, сказала аликорн, виновато опустив голову и исподлобья глядя на Флэма. — такого больше не повториться...

— Я... я понимаю, — через добрых десять секунд спокойным голосом ответил единорог, хотя в его глазах читался страх.

"Прекрасно, Твайлайт! Теперь они тебя боятся, словно ты какой-нибудь древесный волк или мантикора. Ты пришла к ним, чтобы увидеть меня и попросить у них помощи, при этом разнося им еще не достроенный ресторан в щепки, просто шикарно!"

— А что там? — фиолетово-серое копыто указало на темный дверной проем, от которого еще шел дымок.

— Так... эээ... Секретная комната... была...

— Что за комната?

— Там персонал может отдыхать во время обеда. Эта такая своеобразная комната отдыха для будущих работников, а еще там у нас есть кое что занятное. Вы же помните, что, помимо аниматроников, в кафе мисс Пинкамины были еще и целые костюмы Рэрити и... ваш. Так вот, мы их немного переделали так, что с помощью пружинного механизма в костюм может влезать пони без вреда для себя. Правда, мы его еще не доделали и не решили проблему с тем, что если влага попадет на пружины, то они сомкнутся и того, кто сидит в костюме, просто раздавит... так что мы пока поместили их туда, пока копыта не дойдут их улучшить... вам вообще интересно?

Флэм только сейчас заметил, что Твайлайт после своего вопроса не прекращая смотрела на этот проем, как будто увидела там призрака, чем совершенно сбила с толку обоих братьев. Кажется, так и было, так как она двинулась к этой комнате, проронив лишь одно слово: "Саншайн..."

— Какая Саншайн, миссис Твайлайт... а! Сюда лучше не надо! Там много мусора и мало места для вас!

Но было поздно, она прошла барьер и оказалась именно той, кем сделали ее братья — Марионеткой...

***

Когда она вновь стала осознавать себя, было уже поздно... вот она видела в том проеме силуэт собственной родной крови, а теперь она в моем мире. В моей власти.

Я решил появиться самым неожиданным способом, на который у меня хватило воображения, а именно выглянуть у нее из груди, как какой-нибудь Чужой, напугав ее, наверное до коликов в животе. Иногда, я жалею, кстати, что я ничего не чувствую. Когда у тебя забирают даже плохое, но все же привычное ощущение боли, ты сначала радуешься этому, а потом начинаешь стонать и изнывать от боли, но только душевной от того, что теперь физическая боль для тебя недоступна. Да даже не боль, а банальное чувство коликов в животе заставляет меня немного завидовать обыкновенным пони, хотя, что-то я немного потерялся в своих мыслях, которые теперь и в мыслях Твайлайт получается... Нет, я опять начинаю размышлять о том, чего совершенно не понимаю. Нет, нужно вернуться к делу.

— Привет, Твайлайт, — самая банальная первая фраза злодея, не правда ли? — как поживаешь?

— Я знала, что ты не мои выдумки или кошмары, — чуть ли не радостно прокричала она, совершенно не чувствуя того, что отделена от тела. — я думала, что ты обычный призрак моей головы... думала, что ты не реален...

— Так, — я вылетел наконец из нее и завис в воздухе. — это сходка моих фанатов или ты хотела поговорить со мной?

Кажется, до нее только сейчас дошло, что она говорит с убийцей своей дочери, так как сразу же помрачнела и приняла угрожающую позу, да такую страшную, что ее рог засветился, никак, впрочем, не освещая темноту.

— У меня к тебе пару вопросов.

— Слушаю, моя дорогая. Хотя при прошлой нашей встрече я тебе рассказал все, что знал сам и даже извинился за то, что убил Саншайн. Да, я плохой пони, я достоин смерти за такой поступок и бла бла бла... так что же тебе надо еще от меня?

— Ты совершил убийство и хочешь захватить Эквестрию. Я должна остановить тебя во что было не стало, Фиолетовый!

— А чем? — усмехнулся я. — Элементы гармонии у дерева, Магия Дружбы давно рассеялась между вами, даже твоя хваленая Селестия тебе не верит. А знаешь почему? Потому что она боится меня. Она просто не хочет верить в то, что я сбежал, хотя и прекрасно это понимает, — улыбнулся я и, заметив ее удивленную мордочку, добавил: — Спрашиваешь, откуда я это все знаю? Мы же в твоей голове, глупая маленькая пони.

— Пусть я одна, но я все равно остановлю тебя! — Принцесса взлетела и пустила в меня фиолетовый магический шар.

— Как смело, — шар растворился в метре от меня. — и как глупо.

Твайлайт чуть сместилась влево и стала посылать в мою сторону кучу шаров поменьше, заставив меня для показа уворачиваться от них, хотя и один из них попал прямо в меня, никак, впрочем мне не навредив.

— Кстати, почему Селестия не сказала тебе, что они пытаются восстановить аниматроников? Почему не сказала, что она запретила им делать это?

Принцесса рыкнула и стала лететь прямо на меня, накапливая своим рогом магический заряд невероятной силы, который, по ее мнению, должен был хоть немного ослабить меня, но она не знала того, что знаю я. Когда она была в считанных метрах от меня, я растворился в воздухе и оказался прямо у нее за спиной.

— Знаешь, когда Стронментал говорил, что видел Дискорда, то он видел меня, представляешь? Я смогу стать кем угодно. Слендерпонем, например.

Я тут же обратился в худого и длинного жеребца без мордашки в деловом костюме и сразу же схватил Твайлайт щупальцами. Она попыталась вырваться, и пустила в меня весь тот заряд, что у нее имелся. Если честно, то я действительно это почувствовал. Как шекотку. Приятно, что сказать...

— Тем же Дискордом.

Я обратился в знакомого аликорну Драконикуса и тут же заколдовал над ней облако из сладкой ваты, из которого тут же ударила молния и пошел шоколадный дождь, но она не оценила этого и попыталась ударить меня копытом. Я без особых усилий увернулся от него и вновь оказался за спиной Принцессы.

— Или Биллом, ты знаешь Билла?

Моей очередной реинкарнацией оказался желтый треугольник с одним змеиным глазом в забавном котелке, держащем золотую трость, которым я тут же махнул. Ноги и шею Твайлайт обхватили несколько веревок, которые я тут же стал дергать подобно кукловоду, заставив ее танцевать не очень забавный танец. Только сейчас я заметил, что она перестала сопротивляться и покорно повисла на веревках.

— Эй, я так не играю. Когда ты не дерешься — скучно.

Я вновь стал собой прекрасным и опустил себя и Твайлайт на черную плоскость. Аликорн сразу сжалась в комок и стала заливаться слезами, думая о своей дочери. Я понимаю ее горе, не думайте, что я какой-нибудь бессердечный маньяк, не обращающий внимания на чувства других. Я сам когда-то был отцом... Черт, сколько же я потерял из-за своего проклятья...

— Слушай, Твайлайт, я могу воссоединить тебя с Саншайн, но мне нужно кое-что от тебя, — мягко сказал я, подойдя к Принцессе и поглаживая ее голову. — ты можешь мне кое в чём помочь.

— НЕТ! — Принцесса подняла голову и обратила немного припухшие от слез глаза, полные гнева. — Я никогда и ни за что тебе не помогу!

С этими словами она пустила прямо мне в голову просто огромный пучок самого сильного эмоционального спектра любого живого существа — гнева. Красное пламя тут же окутало меня и стало пожирать мое фиолетовое тело до основания. Если бы я чувствовал боль, то я возможно бы кричал от нее и пытался сбить пламя, но, увы, я лишь был удивлен этому и ничего более.

— А знаешь, тебе очень подходит образ куклы, которой помыкают и водят по своим ниточкам все, кому не лень. Может, тебе стать этой куклой, моя дорогая Принцесса Твайлайт?

***

Кажется, музыка затихла...

Да, ее больше нет. Я могу выйти из этой тесной коробки. Надо их предупредить, но как? Ведь они меня бояться... Они думают, что я одна из них.

Но это не так!

Или так? Чему же теперь верить? Может, этой успокаивающей музыке, которая теперь изменилась, стала другой. И эта другая мелодия мне совершенно не нравится.

Или, это вновь его план? Вдруг, это его очередное испытание? Как же я его ненавижу...

Где Саншайн? Куда он ее дел?

Мама тебя ищет, мама тебя найдет...

Читать дальше