Игра предателя Повелитель Скорби

Ярость, радость и любовь

Даже не знаю что тут написать) Просто романтичная глава с толикой ужаса и небольшим раскрытием мыслей ГГ.

Странник лежал в ванной и затаив дыхание слушал как к нему, шлёпая по мокрому полу приближается воровка. С одной стороны он должен был резко вскочить и выпроводить обнаглевшую рабыню, которая судя по аккуратным шажкам, старалась не шуметь, а с другой разум стали застилать неподобающие мысли и очень хотелось, что бы она подошла поближе. Когда хлюпающий звук прекратился, и Ферразиуса слегка обдало ветром, он понял что она уже за его спиной.

«Идиот» — Укорил себя грифон, когда почувствовал на сонной артерии острый коготь.

— Где грамота? — Воровка, наслаждаясь триумфом, заметно смягчила голос.

Странник попытался повернуть голову, но коготок предупреждающе напрягся.

— Дайг оказался прав, насчёт воров и их благодарности. — Стараясь не напороться на живую бритву, пробурчал грифон.

— Благодарность?! Ты хоть понимаешь, что ты натворил? Я теперь раб – вещь, которую можно выбросить, продать, убить и прав у меня теперь не больше чем у сломанной столешницы. — Говоря это, воровка ещё сильнее прижала коготь к горлу Ферразиуса. Ещё чуть-чуть и она пропорет ему шею.

— Я… жизнь тебе… спас. — Боясь даже сглотнуть накопившуюся слюну, кое-как вымолвил Странник.

— Болван! Я могла легко сбежать из-под стражи и никто бы меня не нашёл, а теперь из-за тебя я стала официальным пустым местом и всяк кто меня увидит без твоего сопровождения, волен делать со мной что ему заблагорассудится. — В голосе грифонши перемешалась горечь и ярость.— Ты разрушил мою жизнь, и ты её восстановишь.

— Так ты хочешь…

— Да! Что бы ты отпустил меня под свою ответственность! Где грамота?!

— А что потом? Тебя поймают и нас обоих повезут на плаху? Мне не очень-то хочется умирать.

— Тогда скажи где грамота и возможно поживёшь чуть подольше! — Коготок слегка царапнул шею, и несколько алых капель упали в воду, распадаясь на причудливые узоры.

Время словно остановилось, и Ферразиус Кэйрон смотрел, как белоснежная ванная комната начинает заполняться кровью. Она текла с потолка, сочилась из стен, проступала с пола и даже выходила из слива в ванной. Через одно мгновение всё стало алого цвета, и взглянув на свои лапы грифон увидел, что они тоже покрыты этой красной жидкость, а он сам стал больше похож на огромный кусок запёкшейся бардовой корки. На его лице появилась хищная ухмылка… крови слишком мало, нужно больше… БОЛЬШЕ!!!

Как только воровка чуть надавила на шёю грифона, он резко развернулся под неестественным углом, и схватив её за крыло, скинул в ванную, обдавая всё вокруг брызгами воды. Всё это произошло так быстро, что коготь почти не успел повредить шею. Грифонша оказалась на дне ванной и попыталась всплыть, но её хозяин уже навис над ней и держа одной лапой её кисти а второй шею, не давал ей подняться. Взглянув в его глаза, она от страха забыла обо всём, даже о том, что захлёбывается – на неё смотрели два стеклянных шарика, которые словно заполнили кровью и вставили в его пустые глазницы. Лицо же его выражало безумную радость, словно он не топил живое существо, а занимался самым любимым делом в своей жизни. Или это и было его любимое занятие? Запас кислорода подходил к концу и готовая сдаться грифонша заметила, как левый глаз безумца вспыхнул синим огнём. Грифон что-то зарычал и на время ослабил хватку, чем воровка и воспользовалась: вынырнув из воды, и поспешно набирая драгоценный воздух, она постаралась вырваться, но Ферразиус снова придавил её ко дну, и на этот раз ей в живот упёрлась его коленка. Синее пламя начинало перекидываться на второй глаз, отчего грифон закричал пронзительным визгом, обдавая всё вокруг ультразвуком. Зажмурившись от звуковых волн, беспрепятственно проходивших через преграду из воды и буквально режущих слух, грифонша собрала последние силы и уже собиралась предпринять финальную попытку побега, как Ферразиус сам вытащил её на поверхность. Откашливаясь и пытаясь восстановить нормальный ритм дыхания, рабыня почувствовала, как ей положили лапу на плечо. Развернувшись с целью посмотреть в глаза своему убийце, воровка успела увидеть лишь отведённый назад кулак и лицо хозяина, на котором читалась искренняя неприязнь. Резкий удар и перед тем как потерять сознание, она заметила, что её хватают за хвост и вытаскивают на холодный кафель.

— Сраная б…ь патаскуха! Грёбаная тупая п….а! П…Ц! — Такими словами сопровождалось вытаскивание недавно приобретённой рабыни из ванны.

Перекинув её через плечо, сравнительно успокоившийся Странник, потащил свою ношу в подвал. Он оказался довольно маленьким, примерно четыре на четыре метра, но для лежания в связанном положении вполне годился. Ферразиус пожалел о том, что не взял у стражников цепь, и пришлось связать грифоншу простыми верёвками, которые быстро нашлись в одном из многочисленных деревянных ящиков стоящими вдоль стен. Когда она была скручена по рукам и ногам, а заодно привязана к ближайшему кольцу, выступающему из стены, Странник оскалился, видя, что без посторонней помощи она не выберется. Выйдя из подвала, он слегка прикрыл глаза и чуть слышно пробормотал:

— Ещё раз выкинешь, что-то подобное и от тебя останутся лишь воспоминания. — Пауза. — Нет, ты спас её и только её, но повторяю: ещё раз попытаешься насильно взять меня под контроль – пожалеешь.

Тем временем на улице уже довольно давно раздавались непонятные звуки, больше похожие на шуршание и Ферразиус решил проверить, что там происходит. По быстрому перебинтовав куском ткани небольшую ранку на шее (ещё миллиметр и прощай сонная артерия, а вместе с ней и жизнь), он открыл дверь, и выйдя за порог, чуть не был сбит с ног одним из стражников.

— В чём дело? — Уворачиваясь от бегущего со всех лап грифона поинтересовался Странник.

— Всем стражникам протрубили общий сбор, я сам без понятия, что за дела, если тебе интересно иди к казармам, мы там собираемся. — Умудрившись выдать на бегу такое предложение, солдат ускорился и скрылся из виду.

«Не к добру это» — Подумал Странник и направился к месту сбора.

Небольшая площадь перед казармами кишила вооружёнными грифонами. Среди стройных рядов стражников ходил Дайг словно выискивая брешь в защитной линии.

— Дайг, что происходит, неужели война началась? — Обходя мечущихся, не успевших занять место в строю грифонов, крикнул Странник.

— Дурдом! — Командир стражников развернулся к Ферразиусу. — В нашем королевстве произошёл всплеск магической энергии и теперь мне и моим ребятам придётся, туда тащится, что бы выяснить, в чём дело.

— Неужели больше некому? — Удивился Странник.

— В том то и хохма, что есть кому, но матриарх решила перестраховаться и отправить туда ещё больше солдат… Пха, подумаешь, двух неведомых существ обнаружили, эка невидаль!

— Что за существа? — Тут же навострил уши Ферразиус.

— Не важно, я и так лишнее взболтнул. — Дайг отвернулся и пройдя пару шагов нашёл того, кого искал. — Астрид, я так и знал. Какого Дискорда! Ты должна быть в больнице, твоя рана ещё не до конца зажила.

— Я в порядке и уберите пожалуйста лапы. — Стражница старалась вырваться из цепкой хватки Дайга, но не тут-то было, и он уже тащил её в сторону.

Ферразиус заметил, как мягко он с ней обращается стараясь не делать резких движений, как прижавшись своим лбом к её говорит слова, которые Странник не слышит, она пытается отвести взгляд но он ловит её и не стесняясь толпы грифонов нежно целует прямо в клюв. Надо же, оказывается существа с развитым речевым аппаратом, не имея губ вполне способны на поцелуй. Вот почему Дайг так быстро сдружился с Ферразиусом – он спас его любимую, да ещё и виновницу чуть не придушил, удачно он в ярость впал. Солдатня же, уже вовсю улюлюкала, аплодировала, кто-то засвистел, а какой-то наглец даже крикнул “Командир красава!”. Заметив пристальное внимание своих подчинённых, Дайг отлип от своей подруги и не спеша, развернувшись, выдал командирским голосом:

— Чего уставились птенцы желторотые?! Или вас только мама в щёчку на день рождения целовала, раз так бурно реагируете? А ну-ка , разворот на 180 градусов раз-два!

Несколько десятков лап шаркнула по земле и теперь все стояли спиной к влюблённой парочке, все кроме Странника. Правда Дайг явно не желал продолжать ласки, и шепнув стражнице пару слов, повёл её к Ферразиусу.

— Слушай, тут такое дело. — Командир стражи перевёл взгляд на грифоншу. — Мы уже должны выдвигаться, а я не хочу рисковать, поэтому можешь проводить Астрид до больницы? Не хватало, что бы она где-нибудь по дороге завалилась.

«Он просто позволяет мне остаться наедине с его девушкой? Он мне настолько доверяет? Погоди-ка, так вот почему он бесплатно отдал мне в рабство эту воровку! Ха, ай да Дайг, ай да сукин сын».

— Нет проблем, я как раз хотел прогуляться по городу.

Пока они прощались, показывая мастер-класс по задержке дыхания, Странник почувствовал неприятное состояние одиночества, которое он прогнал усилием воли. Пожав на прощание лапу Дайга, Ферразиус и Астрид заворожено наблюдали, как грифоны начали взлетать стройными рядами, закрывая собой небо.

— Пошли? — Вывела его из кратковременного ступора, грифонша.

— Пошли. — Согласился Странник.

Когда они шли по улочкам, он заметил, что народу стало намного меньше, ведь большая часть стражи покинула Кентерлот, а аристократы разместились прямо в замке. Итого грифонов стало примерно в два раза меньше, что позволяло наслаждаться более спокойной прогулкой.

— Больница немного в другой стороне. — Заметила спутница Ферразиуса.

— Знаю, просто хочу зайти домой и отдать тебе твой плащ.

— А я думала, куда он делся. Но ничего страшного, можешь оставить его себе, мне уже выдали новый, причём бесплатно, Дайг подсуетился. — Произнося “Дайг”, стражница слегка покраснела, словно их отношения были тайной.

— Повезло тебе с ним, что ещё сказать. — Странник развернулся на месте и оказавшаяся с другой стороны грифонша последовала его примеру. — Давно вы с ним встречаетесь?

— Скоро день будет. — Невозмутимо ответила она.

— ЧЁ??? — Грифон стал столбом, позволив нижней части клюва, коснутся своих задних лап. — Да вы недавно вели себя так, словно несколько лет знакомы!

— Ну да. — Новый румянец появился на симпатичной мордашке. — Когда меня ранили, а потом доставили в больницу, я провалялась пару часов без сознания, а открыв глаза, заметила сидящего на стуле Дайга, который уставившись на свои колени, рвал на себе перья. Кажется, он думал, что я умерла, и ругал себя за то, что боялся признаться мне в своих чувствах и за то, что не уберёг. А потом он признался мне в любви, точнее моему “бездыханному” по его мнению, телу, и я ответила банальное “Я тоже тебя люблю и всегда любила”. Тут он поднял голову, заулыбался как дурачок петарде и кинулся со своими обниманиями и поцелуями. Если бы мне за день до этого сказали, что наш командир умеет плакать я бы того, кто это вякнул познакомила со своими когтями. Я даже не поверила бы в “скупую мужскую слезу”, до того как Дайг не прижал меня к себе и радостно плача не просидел так целых десяти минут. Он бы мог и дольше, но его вытолкал весь персонал больницы, который успел собраться в моей палате за время уговоров в стиле “покиньте помещение”. Когда его оттаскивали, он вроде не сопротивлялся, но смотрел на меня такими глазами, что захотелось забыть про боль и пойти за ним. — Закончив романтическую историю, Астрид перевела дыхание и немного смутившись, начала рассматривать ближайшие дома.

— Ты мне об этом рассказала, словно я твой старый друг или ещё хуже подружка.

— А ты мне жизнь, между прочим, спас и у меня от тебя секретов нет, к тому же я не стесняюсь своих отношений с командиром. — Окончательно смутилась Астрид.

— Хоть роман по вам пиши. — Улыбнулся Ферразиус, завидев в конце улице белые стены местной больницы. — А ты его любишь, или просто для спокойствия его души ответила взаимностью?

— Что за глупый вопрос? Конечно, люблю! И зачем мне признаваться в любви грифону, который мне не нравится? — Странника одарили поражённым взглядом.

«Эх, Астрид, кое-где в любви признаются не из-за чувств, а из-за выгоды. Хорошо, что ты о таком не наслышана».

— Не обращай внимания, я дурак в этом ничего не понимаю. — Беззаботно ответил Странник, глядя на приближающуюся больницу. — Мы почти на месте.

— Думаю дальше я и сама доберусь. — Помахав лапкой, стражница приняв более привычную позу “табуретки”, рысью побежала отлёживаться в палате за королевский счёт.

— Бывай, и спасибо за плащик, он довольно тёплый. — Махая вслед удаляющейся грифонше, попрощался Ферразиус.

Вернувшись домой и открыв дверь, грифон подумал, что у него уже галлюцинации. “Галлюцинация” тем временем сбила Странника на землю и стоя на его многострадальной груди стала засыпать его целым потоком слов:

— Приветтытутдавноядавнояприехаланабалбудештортяпривезлассобойтортимногочегоещё! — Мозговая атака путала все мысли Ферразиуса и не давала ему, как следует обдумать ответ.

— Пинки, ты-то тут откуда? — Это самый нормальный вопрос, который он смог сформулировать под градом букв.

— Я же говорю, что приехала на бал. — Розовая пони сбавила обороты, чему грифон был очень рад. — Как только я приехала меня сразу же вызвала принцесса Селестия и когда я ей рассказала, что ты у меня ещё не был, она сказала, что у тебя ко мне важное дело и телепортировала меня прямо к тебе домой.

«И верно… твою ж дивизию, подвал!»

—Рад тебя видеть, но может, пройдём в дом. — Подождав пока кобылка спрыгнет с него, грифон встал и приглашающее встал сбоку от двери. — Эмм, Пинки, а ты не слышала ничего необычного? — Провожая взглядом радостно запрыгивающую к нему в дом пони, поинтересовался Ферразиус.

— Необычного? Неа.

Вздох облегчения и грифон зашёл следом.

*БАБАХ!!!* огромная розовая пушка обдала Странника конфетти, заставив того инстинктивно искать укрытие метаясь по прихожей.

— СЮРПРИЗ!!! — десяток голосов направленных на Странника, заставил того остановится.

— Добро пожаловать на свою первую вечеринку! — Радостно отсалютовала Пинки.

— Но…

— Пойдём, познакомлю тебя со своими друзьями. — Толкая в спину грифона, Пинки на ходу стала знакомить его со своими подругами. — Это Рэйнбоу Дэш, но ты её уже знаешь. — Голубая пегаска, качаясь на люстре, радостно помахала Ферразиусу лапой. — Это ЭплДжек у неё своя ферма и вообще она отличная пони. — Крепко сложенная пони оранжевого цвета, козырнула шляпой и вернулась к еде. Тут грифона развернули к трясущемуся столу. — А там у нас Флаттершай, но ты не думай у неё просто после одного случая непроизвольный страх грифонов. Ой ,и извини, что Твайлайт и Рэрити не пришли у них просто много забот в замке.

Когда, Странника, перестали “катать” по дому, он смог нормально оглядеться. Ого, судя по разговору с Пинки, она тут совсем недавно, а умудрилась собрать пару десятков все различных пони, да ещё пару грифонов уломала! Какой агитатор пропадает…

— Здоров, голодающий с Понивиля! — Пони в шляпе и заплетённым в косу хвостом и гривой, по дружески стукнула Ферразиуса в плечо.

— Егей, да это же моя спасительница от голода. — Узнав пони, бесплатно давшую ему целую корзину яблок, грифон заметно повеселел. — Я – Ферразиус и мне очень интересно, какими судьбами тебя сюда занесло.

— Складно говоришь. — Хихикнула пони. — Нас с подругами пригласила на бал сама принцесса Селестия, а тут мы все как ты уже, наверное, догадался из-за Пинки. Она так расстроилась, что ты пропустил её вечеринку, что по прибытию в Кентерлот прям сразу побежала собирать гостей и устраивать тебе праздник. Знаешь, ты мог бы поговорить с Флаттершай и развеять её представление о грифонах. — Последние слова ЭйДжей сказала, указывая копытом на Рэйнбоу Дэш безуспешно вытаскивающую из-под стола что-то жёлтое и с розовой гривой.

Пока Странник не спеша шагал к столу, он заметил, что вечеринка уже в разгаре и главное без него! Хотя для Ферразиуса это было даже хорошо – излишнее внимание действует на нервы.

— Флатти да прекрати ты упираться, я же тебе говорила, что он нормальный грифон и не будет тебя обижать. — Заметив Странника, Дэш поманила его к себе. — Флаттершай с тобой хочет кое-кто познакомиться.

Стол стал дрожать чуть поменьше, и Странник, стараясь не “спугнуть”, того кто бы там не был, легонько приподнял скатерть. На него смотрели два больших берюзовых глаза.

— Приветствую. — Мягко сказал грифон и протянув лапу и пожал ей переднее копытце. — Меня зовут Ферразиус. А тебя как?

«Банально донельзя»

— Флаттершай. — Жёлтое чудо успокоилось, и не спеша выбралась из своего укрытия. — И-извини я просто немного волнуюсь… из-за… ммм.

— Из-за того что я страшный? Или просто очень некрасивый? — Радостно заметил Странник.

Как не странно шутка сработала на все сто.

— О нет, ты не страшный и не некрасивый, ты даже очень и очень милый. — Доверчивая пегаска действительно поверила, что он считает себя уродом.

— Ну, слава Селестии. — Улыбнулся Странник, видя, как барьер робости пал. — Если хочешь, можешь рассказать мне о своей боязни грифонов, а я как представитель данного вида, возможно, смогу тебе помочь.

Она огляделась по сторонам, словно выискивала шпионов, после чего согласилась рассказать о своей странной фобии, но только наедине. Пройдя на небольшой балкончик на втором этаже, они уселись на кушетку и пегаска начала свой рассказ:

— Всё началось с того, что я шла по улице Понивиля и вела…

Потом Ферразиусу пересказали историю о подруге Дэш, которая считала себя настолько крутой, что даже смогла накричать на Флаттершай. Когда дело дошло до описания вечеринки, грифон уже откровенно ржал, стараясь не задохнутся, в особенности над описанием выражением лица Гильды (помните такую?), когда она попалась на прикол с электрошоком на копыте. После ещё пары разводов она разоралась думая, что это её специально достаёт Пинки и даже высказала, что думает о всех этих розыгрышах, как вдруг внезапно выяснилось что автор всех розыгрышей – Дэш. Так и закончилась история вместе с дружбой двух старых подруг.

— … когда она ушла, вечеринка продолжилась, а дальше ничего интересного не произошло. — Окончила рассказ пегаска.

— Тю, и всё, поэтому ты боишься грифонов? Знаешь боятся нужно всяких там монстров и чудовищ, но боятся целый народ из-за одной сууууу…мбурной особы. Нет, это не дело.

— Я знаю, просто очень трудно и немного страшно заново начать доверять. — Понурив голову чуть слышно произнесла Флаттершай.

— А мне ты доверяешь? — Стараясь сделать как можно добрее свой хриплый голос, спросил Ферразиус.

— Да. — Шёпотом произнесла жёлтая пони, однако было заметно, что она ещё волнуется.

«Почему ты такая пугливая? Хм, попробуем метод “когтя и уха”». — Зная, что ничего особо не потеряет, грифон начал слегка чесать пони за ухом.

Она сначала замерла, явно не понимая как на это реагировать, но чуть позже пегаска уже растянулась на кушетке, почти полностью столкнув Странника, и прикрыв глаза, тихонько мурчала.

«Вот оно секретное оружие против пони! Интересно, а на Тии это сработает? Если да, то попрошу построить мне красивый готический замок на склоне горы и назову его “Минас Тирит”, а что звучит, звучит».

С умилением глядя на заснувшую Флаттершай, Странник спустился к гостям и застал Пинки, которая раскручивала ручку старого патефона. Поняв, чем это грозит, грифон уже хотел ретироваться, как заиграла музыка, и розовая совокупность радости уже подлетела к нему:

— Давай танцевать. — Это была скорее не просьба, а утверждения.

— Да я плохо эти делом владею. — Пауза. — Что ж, бери управление. — Пауза. — Подарок говоришь, ну посмотрим, что ты там у меня в голове намутил.

— Нет, я не совсем это имела в виду… ух ты, какие у тебя глаза стали красивые. — Пинки заворожено смотрела в синие огоньки, загоревшиеся в очах Странника.

— Позвольте пригласить вас на танец. — Сказал грифон, совершенно иным голосом, который очень сильно напоминал голос пожилого, но до сих пор крепкого человека.

Тем временем Ферразиус видел лишь белую пелену, которая никак не хотела уходить с глаз-долой. Пара морганий и белая пустота начинает принимать определённые формы, словно некий художник рисует на бумаге. Глядя на это чудо Странник начинает узнавать появляющиеся знакомые витражи, колонны, тот самый лиловый ковёр, и конечно же трон. И вот неизвестный художник дорисовывает последние мелкие детали и грифон, хотя нет человек – Ферразиус сейчас в истинном облике, и одет в своё чёрное одеяние, с замиранием сердца смотрит на приближающуюся к нему принцессу Селестию. Она улыбается и приглашающее протягивает ему копытце в золотой туфельке.

«Талионис гад, всё же покопался в моих мыслях, засранец».

Странник, немного медля и волнуясь, принимает её приглашение, и аликорн ловко встав на две ноги, кладёт второе копытце ему на плечо. Человек тщетно стараясь сохранять самое серьёзное выражение лица, кладёт свободную руку на талию принцессы. Сначала они просто стоят и смотрят друг другу в глаза, пока до Ферразиуса не доходит, что начинать должен именно он. Два приставных шага влево и простые движения, словно выученные за сотни лет, начали сами собой продолжать танец, помогая человеку выводить самые сложные и красивые танцевальные манёвры. Музыка, которая сопровождала кружащую по тронному залу пару, была тихая, но одновременно чёткая, неспешная и одновременно зажигательная, успокаивающая и одновременно заставляющая сильнее биться сердце – идеальная музыка, под которую должно быть танцевали сами боги. Странник не знал, сколько он уже танцует и сколько смотрит в эти прекрасные, розовые, бездонные глаза, но он молился, что бы это продолжалось очень долго. И вот, музыка начинает затихать и Ферразиус видит виноватое выражение лица Тии, словно она извиняется за то, что не может больше быть рядом. По её щеке сбегает одинокая слеза, и Странник, робко подняв её мордочку указательным пальцем, снова смотрит ей в глаза и на его лице самая счастливая улыбка, которая только озаряла его многострадальную жизнь. Аликорн кладёт ему на плечо освободившееся копытце, и чуть опустив веки, притягивает к себе человека. Полностью расслабившись и по законам жанра закрыв глаза, Ферразиус чувствует её дыхание и с выпрыгивающим из груди сердцем касается её губ…

— Пинки, а тебе не кажется, что наш новый друг любит торопить события? — Стараясь как можно более чётко донести свою мысль, ЭйДжей смотрела в одну точку.

— Да брось ты, они уже несколько дней знакомы, может между ними уже что-то да пробежало. — Протянула розовая пони, смотря туда же куда и её подруга.

— Это… это прекрасно. — Выдохнула рядом стоящая грифонша. — Сначала такой танец, а потом поцелуй в конце… я завидую этой пони.

Часть движений из иллюзии попадало и в настоящий мир, поэтому танец, от которого все поражённые гости разошлись к стенке, был повторён фактически один в один. Ну и помимо танца кое-что проскочило. На данный момент Ферразиус стоя посреди импровизированного зала и в страстном поцелуе прижимал к себе радужногривую пегаску. У обоих глаза были закрыты, но если Рэйнбоу Дэш уже пережила мимолётный шок и наслаждалась моментом, то у грифона всё было впереди.

— Как же замечательно видеть двух одиночеств, которые нашли друг друга. — Вздохнула Пинки, наблюдая, как пришедший в себя Странник кашляет на весь дом и одновременно с двух бутылок поглощает сидр. — Думая их надо оставить одних.

Через минуту в доме остались только Ферразиус, Рэйнбоу Дэш, спящая на балконе Флаттершай и ещё кое кто в подвале. Придя в себя, грифон просто глядел на голубую пегаску, которая смотрела не него выжидающим взглядом.

«Талионис, СУКА! — Пауза.— Что? Я сам виноват? — Пауза.— Это всё из-за тебя, ты и исправляй. — Пауза.— Я тебе дам “устал”, а ну бери управление и объясняйся. — Пауза.— Козёл».

Сверху спустилась заспанная Флаттершай и словно никого, не замечая, спокойно прошла к выходу и открыв дверь сбила на землю двух пони.

— Ага, подслушиваем! — Уходя от пристально взгляда голубой пегаски, Странник взял за шкирку наблюдателей. — А ну по домам, ты народ веселить, а ты яблоки продавать. — Повернувшись к пегаске, грифон неуверенно добавил. — Дэш, давай позже поговорим, а?

Пони не стали и спорить и даже Рэйнбоу тихо вздохнув, вылетела за дверь.

— Пинки. — Убедившись, что привлёк её внимание, он продолжил. — А тебя я попрошу остаться.

Читать дальше