Глава четырнадцатая. Частные расследования Глава 16. Выжимай до предела

Глава 15. Проснувшись этим утром

Alabama 3 — Woke Up This Morning

«Доброго утра всем, кто настроен на нашу волну, волну станции, которая каждый день заряжает вас энергией! Я — Мистер Нью-Пегасус, и слушаете вы, конечно же, Радио Нью-Пегасуса, которое несёт вам в дом лучшую музыку на Пустоши и самые свежие новости! Только что вы могли насладиться мелодичными переливами оркестра “Платиновый блюз”, исполненными вживую в концертном зале “Платиновой Подковы”.

Кстати говоря, дорогие слушатели, я считаю, что мы вполне можем гордиться своим городом, согласны? Конечно, нельзя отрицать то, что это жестокое место, а также то, что территория Нейвады даже под присмотром НЭР далека от райского уголка счастья и согласия. Однако внутри наших стен есть всё для комфортной жизни, и спустя много лет кропотливого труда и стольких усилий мы развили культуру, которую наконец можно сравнить с былыми, более цивилизованными временами. Это ли не повод гордиться?

Что ж, патриотические речи в сторону, время новостей! Во-первых, все наше внимание сконцентрировано на наших соседях из Фридом Филда, где местные власти и НЭР официально подписали соглашение о создании вольного города в соответствии с решениями местных властей и законами Республики. Новый мэр, Ди Клефф, в прошлом известная предводительница банды, произнесла речь о славной судьбе города и своих планах направить город на путь к светлому будущему, а также призвала НЭР и городской совет Нью-Пегасуса работать сообща, чтобы сделать Нейваду лучше.

В официальном заявлении, сделанном перед прессой, члены совета всячески поддержали предложение Ди Клефф и настоятельно просили её работать над безопасностью и порядком, чтобы устранить из города старые проблемы, связанные с наркоторговлей. Теперь, когда обе стороны выложили на стол свои карты, время решит, кто сделает свой ход следующим, а кто подождёт своей очереди.

Новости из Нейвады и прочего мира! Республика снова перемещает свои силы, дамы и господа! Со стабилизацией обстановки во Фридом Филде и Нью-Пегасусе НЭР, похоже, решила направить развёрнутые в Нейваде войска в поход на восток через дамбу Хуфера, в дикие земли Кольторадо. Неизвестно, что лежит за их песками, поэтому пожелаем солдатам удачи и возвращения домой в добром здравии. В то же время НЭР не забывает и об обеспечении безопасности в Нейваде и гарантирует, что на этой территории останется надлежащий контингент войск, дабы всё и дальше шло согласно планам.

Из местных событий: время полицейского расследования по убийству Ферратура на исходе. В отсутствие улик или свидетельств всё идёт к завершению следствия без указания виновных и других объяснений. Верразано Ферратура с телохранителями недавно появлялся у Департамента Полиции с крайне недовольным выражением лица. Надеемся, никто не будет спешить и принимать опрометчивые решения, и никто не пострадает.

Это все новости, которые мы хотели вам пересказать! Оставайтесь на нашей волне и услышите о новых событиях, а пока — время для лучшей музыки, что можно услышать от Разлома до дамбы Хуфера! Оставляю вас наедине со Свинин Войсом, новым шансонье, который наполняет пением концертные залы по всему городу! Кто-то говорит, что это всё его голубые глаза, а кто-то приходит за его чудесный голосом (ведь имя говорит само за себя). Но нынче достать билет на его выступление — целое приключение! Ну а для тех, у кого это приключение не закончилось успехом, звучит “Отправь меня на Луну”. Помните, это Радио Нью-Пегасуса, и я, ваш ведущий Мистер Нью-Пегасус, вещаю на волнах ваших душ...»

Солнце только что скрылось за слоем густых облаков, превратив небо в свод из серого камня. Последние лучи устремились к земле, будто пылающие стрелы, когда мы вернулись домой, избавившись от тела Роки Шейда, бывшего шефа охраны из казино «Платиновая Подкова». Я чувствовал себя выгоревшим дотла после последних нескольких часов бурной деятельности. Кажется, шесть недель безделья не прошли даром, и мое тело было не готово к долгим физическим упражнениям.

Мы закрутили покойника в ковёр, и я нёс его на спине без магии, чтобы не привлекать лишнего внимания. Если бы кто спросил, мы шли к аванпосту в Нобаке, чтобы продать предмет интерьера. Отмазка была дурацкой, но Пустошь полнилась странностями, и двое пони, шедшие продавать ковёр посреди ночи, были не самой необычной из них. Но внутри Нью-Пегасуса мы всё равно придерживались подворотен, чтобы остаться незамеченными.

На открытой Пустоши можно было беспокоиться меньше и двигаться быстрее. Мы направились на север, к соляному плато, которое я приметил на карте Нейвады. Я выбрал это место, потому что там будет больше света и жара, из-за чего тело высохнет быстрее, чем если бы я оставил его в обычной пустыне. К тому же когда мы дошли до места, Роуз разрезала тело кухонным ножом, прихваченным из дома, чтобы из него вытекла кровь. Если повезёт, запах крови привлечёт хищников.

Убрав за собой следы, мы вернулись в город. Нож и ковёр были тщательно забыты в каких-то руинах в паре часов ходьбы от ворот, и во Фридом Филд мы вошли без единого свидетельства того, чем занимались снаружи. Наш бывший дом бурлил активностью. Многое изменилось с тех пор, как мы стали жителями Нью-Пегасуса, и большая часть изменений заставила меня гордиться проделанной работой.

Под управлением Ди Клефф в городе шла генеральная уборка. Группы рабочих обвили лесами незаселённые здания, чтобы отскрести грязь со стен и покрасить их свежей краской; другие пони работали в многоквартирных домах, проверяя всевозможные повреждения и устанавливая новые двери и окна; ещё кто-то заделывал дыры на побитом асфальте улиц.

Помимо этого, на пустых местах на главной улице теперь открылось много новых магазинов и других заведений. Бытовые магазины, бакалейные лавки, кафе и даже портняжные мастерские вознкикли там, где была пыль и разбитые витрины. Что ещё более важно, многие из них были открыты бывшими обитателями Пустоши, перебравшимися во Фридом Филд. Обретённая стабильность привлекала в город новых граждан и дала толчок экономике.

— Видишь всё это? — сказал я Роуз. — Вот чего мы добились.

Я не мог скрыть гордости в голосе. Конечно, немало пони работало в едином порыве, чтобы добиться таких результатов, но все-таки, как мне кажется, именно я стал зачинателем всего этого. Что, кстати, было недалеко от правды.

— Мои поздравления, — Роуз улыбнулась не без лёгкой иронии на лице. — Только не дай этому вскружить тебе голову. 

— Блин, Роуз, дай порадоваться! — я рассмеялся в ответ на её слова. — Разве ты не думаешь, что мы тоже в этом участвовали?

— Да, спору нет, но не будь слишком самодовольным, Фарсайт. Хорошо, конечно, что ты гордишься тем, что помог, но ты был не один... И не каждому нравятся слишком горделивые пони. 

— Что бы я без тебя делал, Роуз? — хохотнул я.

Мы рассмеялись и продолжили путь. Роуз была права, вернув меня с небес на землю. До сих пор мои взвешенные и рациональные мысли были именно тем, что помогло нам выжить и осуществить свои планы, а безудержная гордыня — самым простым способом спустить все наши достижения в унитаз.

Когда мы подходили к Торговой площади, кое-что привлекло мое внимание. Старое здание, которое всегда пустовало, стоя с забитыми окнами и дверьми, теперь было полностью отремонтировано и перекрашено. Импровизированные знамёна с цветами и эмблемами четырех банд Фридом Филда свисали с балок на крыше. Огромная вывеска сообщала, что мы стоим перед новенькой ратушей.

— Видишь это? — я хлопнул Роуз по спине. 

— Что?

— Вот это, — я указал в сторону ратуши. — Раньше здесь этого не было. 

— Ты прав! — восторженно восклинула Роуз. — Потрясающе!

— Ну, с потрясающе я не соглашусь, — я пожал плечами. — Но признаю: работу по восстановлению здания проделали очень хорошо.

— Да ладно тебе, Фарсайт! — Роуз слегка толкнула меня плечом. — Ты в курсе, что ты сейчас немного несправедливый?

— Несправедливый? Серьезно? — я скривился. 

— Ну, видимо, с тех пор как ты стал полноправным гражданином Нью-Пегасуса, в тебе появились нотки высокомерия, — спокойно и с чувством достоинства говорила Роуз. — Я надеюсь, ты не забыл, что вокруг нас — Пустошь, а добыча необходимых материалов — очень сложная работа. 

— Помню, — спокойно ответил я. — Ещё помню, что караваны НЭР теперь передвигаются без особых проблем, так что основная проблема строителей — платить за стекло и кирпич, которые Республика перевозит из-за Разлома

— Вечно тебе нужно оставить последнее слово за собой, да? — пробурчала Роуз. 

На последнее замечание кобылки я решил не обращать внимания и вошёл внутрь ратуши. Ожидаемо, внутри не было ни намёка на роскошь, ведь оно только недавно перестало быть старым жилым домом, и общие помещения не предназначались для таких официальных вещей. Но всё же, кто бы ни старался над реставрацией, с подбором освещения, мытьём полов и покраской стен он справился неплохо.

Молодой жеребец стоял за стойкой у входа и работал на небольшом терминале, гудение которого мягко разносилось по безмолвной комнате. Заметив, что мы вошли, жеребец поднял голову и изобразил деловую улыбку. Неожиданно, что секретарём был жеребец, но в общем-то не было ни одной причины на то, чтобы эту должность занимали только кобылы.

— Доброе утро! — вежливо поприветствовал нас он. — Чем могу помочь? 

— Я хотел бы поговорить с мэром, — улыбаясь, ответил я.

— У вас назначена встреча? 

— Боюсь, что нет. 

— Ну, в таком случае...

— Знаю, знаю, она очень занята — тихо рассмеялся я. — Но всё же я настаиваю. Может быть, если вы дадите ей знать, что Фарсайт хотел бы с ней поговорить...

Упоминание моего имени заставило секретаря действовать. Он не впустил нас сразу же, но принялся печатать что-то на компьютере. Секундой спустя терминал пискнул, и жеребец улыбнулся, возвращаясь к нам.

— Разумеется, мистер Фарсайт. Мэр Клефф готова встретиться с вами через пару минут. Пожалуйста, следуйте за мной. 

Секретарь встал из-за стола и повёл нас по лестнице к кабинету Ди, который находился на самом верхнем этаже ратуши. Наверное, это была небольшая мансардная квартира, как у Штуки, но все стены были снесены, чтобы сделать из комнаты просторную залу, обставленную со вкусом и утончённостью. Полки с книгами, как старыми, так и новыми, размещались вдоль двух стен, а позади массивного стола Ди стену заменяло огромное окно с дверью на террасу, откуда открывался вид на Торговую площадь.

Ди и Надир ждали нас снаружи, болтая за чашкой кофе. Когда мы подошли, они помахали нам и пригласили присоединиться, что мы с удовольствием и сделали. После всего, через что мы прошли, минутка отдыха была как нельзя кстати.

— Доброго вам утра! — с материнской улыбкой поприветствовала нас Ди. 

— Доброго, Ди, — присвистнул я в восхищении. — А вы здесь неплохо обустроились. Удивлён, надо сказать.

— Эй! — хихикнула Роуз. — Ты же сам сказал, что не считаешь проделанную ими работу потрясающей!

— Да, да, да. Ты права., — я опустил голову в притворном стыду. — Каждый может ошибиться, однако только мудрый может эти ошибки признать и исправить. 

— Да ну тебя... — фыркнула Роуз. 

— Рад тебя видеть, бро, — Надир крепко обнял меня. Он выглядел очень довольным жизнью. — Похоже, Нью-Пегасус о тебе позаботился.

— Так и есть, — улыбнувшись, я освободился из его объятий. — Но, похоже, Ди о тебе заботится ещё лучше!

Ди с Надиром со счастливыми, и, пожалуй, даже любящими лицами мягко рассмеялись и переглянулись.

— Ну, она действительно отпадная кобылка.

— Спасибо, солнце, — Ди мягко чмокнула его. — Знаешь, Фарсайт, после этой свадебной суматохи я уж думала, что сейчас на меня свалится тяжелейшая ноша, которую придётся тащить во благо этого города. Оказалось, что это не так.

— Ой, забей, Селестии ради! — ухмыльнулся Надир. 

— Я серьезно, Надир. Ты лучший жеребец из всех, что я встречала, и ты станешь отличным отцом. 

— Отцом? — у меня перехватило дыхание. — То есть это значит, что...?

— Да, бро! — Надир рассмеялся. — Я скоро стану папашей!

— Поздравляю! — теперь уже я обнял Надира. После всего, через что мы прошли, я чувствовал себя немного в ответе за своего товарища, особенно с учётом того, что именно я подталкивал его жениться на Ди.

— Йей! — взвизгнула Роуз. — Будет кобылка или жеребчик?

— Пока не знаем, — радостно улыбнулась Ди. — Да и неважно, на самом деле.

— Точняк, — подтвердил Надир. — Разве от этого что-то меняется?

— Не думаю, — улыбнулся и я.

— Ладно, хватит про беременность, народ, — Ди быстро сменила тему в своей обычной лидерской манере. — Что у вас, богатенькие граждане Нью-Пегасуса? Какие новости?

Роуз ухмыльнулась.

— Думаю, лучше это показать, — кивнул я.

— Что показать? — недоумевала Ди.

Роуз захихикала и сдвинула одежду так, чтобы на её боках можно было разглядеть новообретённую метку. Они были в изумлении, даже слишком бурном.

— Роуз! Поздравляю! — Ди заключила её в объятия, а Надир дружески похлопал по голове.

— Отличная работа, юная леди. Я был уверен, что ты вот-вот найдёшь свой конёк.

— Спасибо! — Роуз чуть ли не плакала от счастья.

— Что она значит? — спросила Ди.

— Правосудие, — гордо ответила кобылка. — Две стороны меня вместе к нему стремятся.

— Две стороны?

— Да, роза и лаванда... Я и Лаванда.

— Так, погодь. А Лаванда разве не психопатка? — опешил Надир.

— Да, но она под контролем, — улыбнулась Роуз. — Кого это ты зовёшь психом? — внезапно прорезался голос Лаванды.

— Ой-ёй! — Надир испуганно отшатнулся. Лаванда от чистого сердца засмеялась, а потом и все мы. Просто-напросто шутка.

— Расслабься, Надир, — улыбнулась Лаванда. — Всего-навсего на минутку заглянула на огонёк. Не бойся. А теперь, если у вас для меня больше ничего... — она моргнула и голос снова изменился. — Не злись на неё, просто такая уж она, — Роуз вернулась к нам.

— И вновь мои поздравления, — Ди улыбнулась ей.

— Спасибо! — ответила улыбкой Роуз. Какая же она была миленькая.

Я подошёл к противоположному концу террасы и взглянул на Торговую площадь. С этой не каждому доступной точки обзора можно было наблюдать, как мельтешат пони, подпирают друг друга прилавки, приходят и уходят караваны... Как живёт город, центральную площадь которого можно представит как бьющееся сердце, переполняемое энергией. Я заметил, что возле рынка подновили ещё одно здание, и над ним реял флаг НЭР.

— НЭР открыли здесь посольство? — удивился я.

— Не совсем посольство, — Ди подошла поближе и усмехнулась. — Это представительство рангом пониже, подчинённое нью-пегасскому. На самом деле просто кучка канцелярских крыс.

— Тебя они, кажется, не радуют.

— Я не особо надеялась на что-то, когда подписывала соглашение, — разочарованно вздохнула она. — Но надеялась, что НЭР хотя бы будет посредником в переговорах с Нью-Пегасусом.

— Как так? У вас конфликт? — это оказалось для меня сюрпризом. Я не заметил ничего такого по ту сторону стены.

— Я бы не назвала это конфликтом, — подняла бровь Ди, — это скорее нарастающее напряжение. И неплохо бы НЭР что-нибудь с ними сделать.

— Что у вас такое? Может быть, я смогу помочь изнутри.

— Спасибо, Фарсайт, — признательно кивнула Ди. — С момента подписания соглашения многие из жителей Нью-Пегасуса перебрались на другую сторону стены. Многие из них вполне хорошие пони, которые тратят крышки в наших магазинах, а некоторые даже инвестируют в недвижимость и предприятия. Но появилось и много нежданных гостей.

— И кого ты не ждёшь?

— Бандитов, например. Когда видишь группы из четырёх-пяти хорошо вооружённых жеребцов в костюмах со значком в виде крылатой подковы на груди, которые ведут себя нагло и жестоко, как-то не хочется спрашивать, что им тут надо.

Крылатая подкова... А это случайно не эмблема Ферратура?

— Понял, — кивнул я. — И какие с ними проблемы?

— Они запугивают владельцев магазинов. Я слышала, что они рассказывают, что все лидеры: я, Ампера, Сэддл, Миксер...

— Миксер?

— Да, Миксер, эксперт по зельям. Ты его знаешь?

— Прогнивший и со смешным акцентом? Знаю такого, — я ухмыльнулся, вспомнив троттингемского гуля, которого я встретил давным-давно. Я думал, Последователи развалятся после смерти Голди.

— Они теперь не Последователи. Теперь зовут себя Гильдией Лекарей.

— Звучит неплохо.

— Согласна. Никогда не понимала все эти сектантские штучки, — Ди фыркнула. — Так вот, эти бандиты распускают в городе слухи, будто мы слишком озабочены собственными выгодами, чтобы быть в состоянии их защитить.

— И от кого же защищать? — злобно усмехнулся я.

— Вот-вот, — мрачно отозвалась Ди. — Боюсь, они готовят переворот и сеют сомнения. По этому поводу я послала несколько жалоб делегации НЭР, но без толку.

— Думаю, я знаю, кого эти громилы представляют, и, может быть, смогу помочь.

— Правда?

— Надеюсь, — я потянулся и размял шею. — Помнишь нападение на твоей свадьбе?

— Такое забудешь, — мрачно буркнула она в ответ.

— Недавно я узнал, что один из лидеров группировок Нью-Пегасуса стоит за этим. Его противники, Ферратура, вероятно, воспользуются этим нападением, чтобы убедить население Фридом Филда, что только они смогут защитить их от бойцов Фулл Хауса, ведь, как показал инцидент на свадьбе, местные группировки не могут предотвратить подобное.

— Бесчестные ублюдки... — сжала зубы Ди.

— Да, это точно. Но у меня есть идея, как держать их подальше от твоей территории.

— И что за идея?

— Дать им более важную проблему, — я улыбнулся и посмотрел вдаль, на открытую Пустошь.

— О, опять твои коварные планы, Фарсайт, — улыбнулась Ди. — Хорошо, что ты на нашей стороне.

— Честно говоря, Ди, ты — одна из немногих, кто знает, чего от меня ожидать.

Мы сухо посмеялись, вновь подтверждая, что не до конца готовы друг другу доверять, хотя вполне ладили, чтобы работать вместе или разделять счастливые мгновения.

— О да, — Ди от души улыбнулась. — Мы идём разными путями, но сейчас они ведут в одну и ту же точку. Вряд ли это изменится в ближайшее время.

— Не думаю, что стоит обсуждать это дальше, правда? — я предусмотрительно предложил отошёл от темы.

— Согласна, — кивнула Ди. — Какие у тебя планы?

— У меня? — я мрачно улыбнулся. — Всё те же: пробуем завоевать мир.

— Как будто что-то новенькое. Ты этим занимался всё время, пока был во Фридом Филде.

— Ладно, — пожал плечами я, всё ещё улыбаясь. — Хочу избавить тебя от друзей Ферратура и параллельно разобраться с ещё кое-какими вещами.

— Что ж, хорошо, и удачи тебе, — Ди глубоко вздохнула и повернулась обратно к своему кабинету. — У меня немало дел, и обязанности мэра не ждут, как бы мне ни хотелось ещё немного расслабиться и поболтать.

— Конечно, Ди. Нам тоже пора, — я пошёл за ней. — Роуз!

— Иду! — отозвалась она. — Пока, Надир!

— Чао, ребята, — Надр помахал копытом с того конца террасы. Богатый, женатый, не нужно горбатиться, чтобы жить — он словно в рай попал.

— Увидимся, Надир! — я вновь повернулся к Ди Клефф и пожал ей копыто. — Приятно было увидеться, Ди.

— Удачи в Нью-Пегасусе, Фарсайт. Думаю, тебе она понадобится.

*      *      *

Вернувшись на Стрип, я задумался, как осуществить следующую часть плана. В теории всё было просто: две фракции старались перетянуть одеяло на себя, сейчас была холодная война, и у обоих был повод перевести конфликт в открытый — убийство Сандмаунда. Фигурально выражаясь, баланс в городе был шатким, и малейшее дуновение ветра могло его разрушить.

В то же время нужно было уделить внимание и более насущным проблемам. Сомнительно, что только фишки и записи с голосом Роки семье Ферратура хватит, чтобы перевесить все сомнения и чтобы те начали конфликт между большими боссами. Также не стоило отдавать им инициативу в стратегических решениях, иначе в любой удобный момент меня могут вышвырнуть за порог. Причём очень вероятно, что с пулей в голове, если Верразано настолько буйный, как описывал его Бэдж. Поэтому нужно было стать незаменимым для них.

Предложение атаковать в лоб было бы смешным. Такое никогда не срабатывало раньше — и не сработало бы сейчас. Нужно что-нибудь скрытное и в то же время способное нанести Фулл Хаусу и его действиям больше вреда. Саботаж, дискредитация, похищение... Но больше всего меня прельщало ограбление. В конце концов, деньги в этом городе были двигателем любой малейшей детали, и сделать Хауса банкротом было красивым способом убрать его со сцены.

А затем, когда загадочный владелец «Платиновой Подковы» пойдёт по миру, можно будет использовать мои золотые запасы, чтобы занять его место и переиграть семью Ферратура в борьбе за господство. Не поймите меня превратно, я знал, на что замахивался, и знал то, что любой неверный шаг меня просто-напросто убьёт. Но однажды мои извилины помогли мне добиться успеха во Фридом Филде и заполучить местечко в Нью-Пегасусе, так что я не видел причин, почему у меня не должно получится забраться на самый верх.

Ну а чтобы вонзить нож в спину «Платиновой Подковы», нужно было знать, где искать главный сейф, какая система безопасности в казино и есть ли в это строение входы, которые скрыты от глаз жителей Нью-Пегасуса. Короче говоря, нужна была прорва информации, и я догадывался, где она может найтись.

Библиотека смотрелась странно посреди игорных залов и фешенебельных ресторанов Стрипа. Её неуклюжее красное строение, казалось, тщательно скрывает остатки культуры старого мира в урагане мира послевоенного. За пышным столом сидела уже знакомая кобыла с зелёной гривой и с выражением бесконечной скуки на лице сортировала кипу книжек. Когда она заметила, что я вошёл, по её виду можно было понять, что среди всех пони Эквестрии она меньше всего ожидала моего возвращения.

— Что, во имя Селестии, ты тут делаешь? — спросила она, заметно заволновавшись.

— Трэкер, пожалуйста... — я как мог тепло улыбнулся, хотя её это ничуть не успокоило. — Долгая история, но всё это в прошлом.

— Откуда ты знаешь моё имя? Что-то я не припоминаю, что говорила тебе его. 

— Ты не говорила, — спокойно ответил я, чтобы она наконец расслабилась. — Капитан Бэдж назвал мне его, когда меня отвели в полицейский участок.

— Ясно... — колебалась Трэкер. — Насчёт того...

— Я же говорю: дело прошлое. Я не держу обиды и пришел сюда потому, что мне действительно нужна твоя помощь. 

— Может, хотя бы представишься? Надо же знать, как обращаться, — узнав, что я пришёл не мстить, она вернулась к прежней стервозности.

— Ах да, как неловко, — театрально вздохнул я. — Фарсайт, приятно познакомиться.

— Брось, Фарсайт, — она иронично улыбнулась. — Не расскажешь, какого сена ты сейчас стоишь передо мной, когда на моих глазах тебя утянули двое робопони?

— Я же сказал, что это долгая история. Если вкратце, то я сумел купить паспорт. С ним в кармане я могу идти куда душе угодно. Потому-то я здесь, перед тобой.

— Ладно, не стану вдаваться в подробности. Есть у меня подозрение, что их мне лучше не знать.

— Всё равно я не собирался их рассказывать.

— Ага, понятно, — пожала плечами Трэкер.

— Я понимаю, что вам нужно выяснить отношения, но вы ещё долго? — подала голос Роуз. — Я уже проголодалась. Говорила же, что не стоит пропускать завтрак.

— Погоди-ка, это твоя? — Трэкер широко ухмыльнулась, будто на её лбу было написано: «ИРОНИЯ».

— Не моя, — нахмурился я. — Мы встретились в Пустоши и сошлись. Она — хороший товарищ.

— Не мне судить, но она всё-таки жеребёнок.

— Трэкер, ты не поняла, я никогда не...

— Следите за языком, мэм! — громко прервала Роуз. — У меня уже есть метка, так что не надо здесь нравоучений.

— Ладно-ладно, — Трэкер посмотрела на Роуз с довольной ухмылкой. — Ты всё ещё кобылка, факт.

— Трэкер, будь добра, — спокойно вмешался в спор я, дабы обстановка не накалялась, — у меня есть дела, давай перейдём к ним.

— Чем раньше начнём, тем скорее закончим, — пожала плечами она. — Что ищем?

— Я хочу узнать, есть ли в «Платиновую Подкову» чёрный ход, желательно из-под земли.

Выражение лица Трэкер резко сменилось с полного отсутствия интереса на довольное.

— Минуточку. Ты что, хочешь пробраться в казино Фулл Хауса?

— Нет, я просто хочу узнать, можно ли в него вообще тайно попасть. Всё остальное — твои домыслы, — я смягчился. — Хотя ты, кажется, только порадуешься, если кто-то вломится в «Подкову».

— Не в таком смысле, но в целом да, — кивнула Трэкер.

— Можно узнать почему?

— Так, я не сильна в политике. Это совершенно не моё. Но меня совершенно бесит то, как Фулл Хаус подминает под себя Нью-Пегасус своими роботами и кичится превосходством. Ферратура мне тоже не нравятся, но если Хаус не перестанет вести себя так, будто он здесь царь и бог, всё быстро полетит в тартарары. Мне это не нужно, и, уверяю тебя, ни одному другому пони в городе тоже. Проблема в том, что мы ничего не можем сделать ни с одной из банд.

— Раз так, поможешь мне придумать, как можно вставить ему шпильку? — подмигнул я.

— Конечно! — Трэкер оставила стопку книг и выбралась из-за своего стола, направившись к одной из галерей библиотеки. — За мной!

Мы старались не отставать от внезапно подобревшей библиотекарши, а она вела нас вдоль рядов книг, газет и документов, пока мы не дошли до небольшой комнаты-хранилища, где на полках тесно стояли цилиндрические тубы из толстого картона. Трэкер вскочила на небольшой табурет и стала быстро перебирать контейнеры, пока не вытащила один из них.

— Нашла!

— Трэкер, а что это? — из чистого любопытства поинтересовался я.

— Хранилище, — иронично хмыкнула библиотекарь. — Но с очень интересным содержимым. В этих трубках чертежи города от улиц до нижних уровней системы канализации. Их должны хранить в здании горсовета, но какой-то умник решил, что лучше оставить их здесь.

— Удачное совпадение. — присвистнул я.

— Охренеть какое удачное, — Трэкер открыла картонную тубу и развернула схему на столе. — Вот это вот «Подкова»... Стоп!

— Что-то не так? — спросил я, обходя стол.

— Схема неполная! На ней нет внутренностей казино!

— Никто и не думал, что это будет легко... — вздохнул я, вглядываясь в мириады линий и точек.

Я сконцентрировался на карте канализации, окружающих большой белый квадрат, которым было обозначено казино Фулл Хауса. Многие туннели обвивались вокруг цели, но ни в одно не было входа, даже выходящей канализационной трубы, по которой можно было бы проползти. От обилия на пожелтевшей бумаге значков и сокращений у меня голова шла кругом. Трэкер сквозь зубы ругалась, заглядывая на карту то с одной, то с другой стороны стола, но тоже ничего не находила.

— Что это за символ? — указала Роуз на небольшой квадрат у стены казино.

— Чего?! — Трэкер потеряла концентрацию. — Дай-ка... Да тут грёбаная противовзрывная дверь! И как я могла её не заметить?

— Противовзрывная дверь? Похоже, есть всё-таки путь внутрь, — обрадовался я.

— Может быть заперто с той стороны, — Трэкер склонилась над планом. — Нет, тут с обеих сторон терминалы. Можно открыть из канализации.

— Как раз то, что мы искали, — широко улыбнулся я. — Спасибо, Трэкер.

— Брось, — библиотекарь запаковала чертёж в тубу и поставила обратно на полку. — Задай Хаусу за меня, ладно?

— С удовольствием, — смеясь, я вышел из комнаты в сопровождении Роуз. Мы ещё на шаг ближе к цели.

*      *      *

«Клопс» было самым большим казино в Нью-Пегасусе. Огромный комплекс, почти вдвое превосходящий размерами «Платиновую Подкову», был виден почти из любой точки города. Единственное, в чём Хаус перещеголял конкурентов — высокий шпиль, который возвышался над Стрипом и придавал «Подкове» доминирующий над «Клопс» вид.

Но с эстетической точки зрения, мне всё-таки больше импонировало «Клопс». Они казались мне более дружелюбными и менее стремящимися к превосходству. Хаус построил памятник с определённой точки зрения на прогресс. Сверкающий, яркий и холодный металл снаружи походил на внешний вид главных работников Хауса — робопони, которые хранили порядок в казино и городе. Ферратура обитали в более классической постройке; вид красного гранита, светлого дерева и приглушённого света струился теплом и уютом, хотя, на мой вкус, некоторые части зала были слишком тёмными.

Главный игорный зал был большим открытым помещением, накрытым сверху каменным куполом, который был расписан мотивами чистого неба и летающими пегасами, а по периметру были расположены сводчатые арки с колоннами, увитыми искусственными растениями. Там отдыхали многие игроки в перерывах между проигрыванием денег у столов в нечестной игре. Место вызывало ассоциации с воображаемым казино Ней-Орлеана, в котором я играл против агента Коннейри. Но, в отличие от того казино, это было абсолютно реальным.

Кроме главного зала, «Клопс» предлагали множество других развлечений, которые мы с Роуз изучили перед тем, как попытать удачу с Ферратура. В большом концертном зале ежедневно проводились шоу певцов вроде Дино Мейртино, который, кажется, был звездой в этом городе, хотя я о нём ни разу не слышал. Думаю, стоит почаще слушать радио. И хотя, когда мы вошли, помещение пустовало, меня поразил размах и богатое убранство. Ферратура могли быть беспринципными бандитами, но у них точно был вкус и элегантность.

Другое крыло комплекса занимали три ресторана, представляющие самую разную кухню на любой вкус. Так, по крайней мере, гласил рекламный плакат. Я не мог себе представить, каким образом Ферратура могли найти ингредиенты, чтобы предложить блюда эплузской или роамской кухни, равно как и для так называемых «деликатесов Пустоши», но место было чистым, сервис первоклассный, а кухня, как мы вскоре узнали, действительно была на голову выше стандартной. Цена была соответствующая, но мы могли себе это позволить.

Когда на стол подали наш запоздалый завтрак, Роуз наконец расслабилась и даже немного разговорилась. За последнее время с нами много чего происходило, поэтому стоило обсудить наше положение.

— Как ты собираешься это сделать, Фарсайт? — спросила она прежде, чем я успел произнести хоть слово.

— Что сделать?

— Ты хотел поговорить с главами семьи Ферратура, так ведь?

— Да, это было в моём плане.

— Я про это и спрашиваю. Что ты планируешь говорить?

— М-м-м-м... Не знаю, пока не столкнусь с ними лично. Начнём с того, что я не знаю, станут ли они слушать нас, хотя у нас есть веские причины. И ещё всё зависит от того, с кем мы будем общаться. Верразано агрессивен, из его горячности и жажды мести можно извлечь пользу. А вот Дельвион кажется куда более терпеливым и рассудительным. Я лично думаю, что с ним я мог бы поладить лучше, но боюсь, что убедить его будет непросто. Ведь свидетельство у нас такое себе.

— Да ещё и сфабрикованное, — улыбнулась Роуз.

— Точно, — тихо рассмеялся я в ответ на эту ремарку. — Хотя вот это им знать совсем не обязательно.

— Не волнуйся, в это я их посвящать не собираюсь, — подмигнула Роуз. — А ты не думал поговорить с Новалисом?

— С Новалисом? Это будет серьёзный вызов. Если верить Бэджу, он не менее твёрдый и терпеливый, чем Дельвион, но будет гораздо хитрее с учётом того, сколько лет он возглавляет семью. Хотя никто не обещал, что будет легко.

— Конечно, но я верю, что ты справишься, — от улыбки Роуз на душе потеплело.

— Кстати насчёт доверия... — я не знал, как сформулировать вопрос.

— Что, Фарсайт?

— Роуз, ты одна из самых честных и справедливых пони, которых я встречал, и даже твоя метка это отражает. Но ты следуешь за мной всегда и везде и помогаешь в каждом деле... А я знаю, что мои планы не совсем совпадают с понятием справедливости.

— Да, и что?

— Ну, меня это удивляет, — я пожал плечами.

— Почему? Я обязана тебе жизнью, это для начала. Ты всегда относился ко мне бескорыстно и самоотверженно, и я понимаю, что всё, что ты делаешь, имеет на это свои причины.

— Правда? Даже гули в Мертари?

— Это было тяжело перенести... — кивнула Роуз. — Но я понимаю, что их жизнь — обратный отсчёт до одичания, так что, наверное, мы поступили правильно.

— А Голди, которую я хладнокровно пристрелил?

— Её предательство стоило жизни Штуке, — тембр голоса Роуз понизился почти до голоса Лаванды. — Никто не должен был умирать, но у действия всегда есть последствия. Если бы не ты, её бы казнила Ди. А у тебя была ещё и своя личная причина сделать это.

Я кивнул, удивлённый ответами Роуз. Не так давно она ценила жизни выше всего остального. Это смена поведения — не влияние ли Лаванды?

— Фарсайт, я не понимаю, почему ты так удивляешься. Не так давно я защищала даже то, что было безнадёжно, но я выросла и с твоей помощью увидела многие вещи, о которых много думала. Иногда пони умирают, и иногда это справедливо. Смерть — часть жизни на Пустоши, и спасать всех и каждого — не слишком умное поведение в таком сложном мире. Ты знал это раньше, теперь знаю и я.

— Этого я совсем не ожидал от тебя услышать, — мрачно усмехнулся я.

— Ха! — засмеялась Роуз. — Я тебе переиграла, а?

— Да уж это точно, — я тоже рассмеялся и театрально отвесил поклон. — Ученик превзошёл учителя. Напомни, чтобы я купил тебе чего-нибудь, чтобы не забыть этот момент.

— Да ладно тебе, — улыбнулась он и махнула копытом. — Я поняла, что за свои принципы приходится бороться. Ты всегда умел это делать, и поэтому я следую за тобой и каждый день учусь.

— Похоже, у меня есть повод гордиться, — я вновь улыбнулся.

— Это тебе решать, — пожала плечами Роуз. — Так, с этим разобрались... Что сейчас будем делать?

— Продолжим исследовать заведение. У меня есть подозрение, что мы ещё и половины не увидели.

— Я случайно услышала, что в том конце здания находится большой публичный дом, так что, если тебе не очень приспичило, я бы предпочла обойти его стороной.

— Хм, согласен, — кивнул я. — Остаётся выяснить, как попасть к большим боссам.

*      *      *

В «Клопс» на нас обратили внимание куда раньше, чем мы того ждали. Когда я сказал крупье о том, что имею ценную информацию, которой готов поделиться с доном и его семьёй, двое охранников в чёрных костюмах появились за нами и чуть ли не затолкали нас в боковую комнату. На самом деле они нас и копытом не коснулись, но настроены были очень угрожающе. Ферратура явно не любили, когда непонятные пони заваливались в казино и требовали разговора с большими боссами.

Помещение, в которое нас впихнули, было полной противоположностью тому, что было снаружи. Все следы элегантности и вкуса были беспощадно стёрты и заменены на жестокую реальность Пустошей. Стены из голого бетона с трещинами и потёками воды там и тут, холодный неоновый светильник, который рисовал зыбкие, дрожащие тени на стенах, и в конце концов стол из обычной металлической рамы.

— Не нравится мне это... — буркнула Роуз, а точнее уже Лаванда. — Похоже на ловушку.

— У меня то же ощущение. Но они пока что не забирали у нас оружие, так что вряд ли станут действовать жёстко. Пока что.

— Будьте так добры, не ставьте нас в один ряд с рейдерами. Мы совсем не такие!

Этот голос прозвучал откуда-то сзади. Лиловая кобыла-единорог в строгом голубом костюме вошла в комнату. Грива её была коротко острижена и тщательно уложена прямыми линиями. С собой у неё была небольшая папка. Говорила она таким спокойным и немного легкомысленным тоном, как будто была уверена во всём и полностью контролировала ситуацию.

— Не поймите меня неправильно, — я пожал плечами и улыбнулся, чтобы прикрыть своё смущение. — Я не раз попадал в засады и другие неприятные ситуации, поэтому привык действовать именно так. Надеюсь, вы простите нас за такую грубость.

— Ничего страшного, сэр. Я понимаю вашу реакцию и просто хочу с самого начала всё объяснить.

— О, конечно, я понял! — я изобразил на лице самую честную на свете улыбку, хотя прекрасно понимал, что ситуация требует полной осторожности. — С кем имею честь разговаривать?

— Моё имя не важно, — кобыла покачала копытом и проигнорировала вопрос. — Я доверенное лицо дона Ферратура и его семьи. Моя работа состоит в том, чтобы проверить, насколько ваша информация ценна для моих начальников, прежде чем назначать вам встречу.

— Ясно. Что от нас требуется? — она мне всё ещё не нравилась, как и весь этот цирк в целом.

— Всё, что нам о вас известно, сэр — это то, что вы говорите, что у вас есть важная для моих боссов информация. Будет очень неплохо, если вы расскажете об этом немного подробнее.

— Надеюсь, вы понимаете, насколько для нас важны секретность и конфиденциальность информации. Сведения, которые мы хотим сообщить, могут серьёзно скомпрометировать нас, если станут известны многим.

— Не беспокойтесь, сэр. Даю вам своё слово и слово дона, что ничто из того, что вы скажете, не покинет этой комнаты.

— Хорошо, — я замялся, показав, что мне некомфортно. Но раз нужно было продолжать, придётся принять её условия. — Слушайте внимательно, я не буду повторять дважды. Итак, у меня есть признание убийцы наследника семьи, Сандмаунда Ферратура.

— Да? — кобыла была удивлена — и, кажется, искренне. — Где оно?

— Записано на ПипБак.

— Вы могли бы его включить? Только чтобы подтвердить...

— Извините, нет, — я решительно помотал головой в подтверждение моих слов. — Как я сказал, это очень деликатная информация, и я готов включить запись только перед доном и его доверенными лицами.

— Я и есть доверенное лицо дона! — обиделась она.

— Не поймите меня неправильно, мэм, — я поднял копыто, призывая её подождать. — Я не хотел сказать, что вам не доверяют, но менять мои условия я не могу. Признание может быть проиграно только в присутствии дона.

— Это очень противоречит традициям, — кобыла изящно скривилась.

— Я понимаю, — я продолжал стоять на своём. — Но я также понимаю всю неординарность ситуации и полагаю, что в таком свете она требует отойти от обычаев.

— Но мне отдали чёткий приказ. Я обязана подтвердить ценность вашей информации.

— Мэм, мне не хотелось бы создавать кому-либо помехи, однако ваши действия подталкивают меня к этому, — хмуро ответил я. — Если вы так настаиваете на ваших требованиях, я буду вынужден пойти в Департамент полиции. Я предположил, что семья Ферратура будет благодарна, если им назовут имя убийцы, но я сильно ошибся, — я развернулся и обратился к Роуз: — Идём.

Роуз кивнула и быстро пошла за мной, а кобыла в то время перебирала варианты. Я намеренно не торопился, так как имел догадки, что произойдёт дальше.

— Сэр, подождите! — вскрикнула кобыла, очевидно, почувствовав себя некомфортно после моего представления.

— Вот видите. Я так и знал, что мы сможем договориться, — я хитро улыбнулся, смакуя свою маленькую победу. — Пожалуйста, проводите нас.

Явно недовольная кобыла вышла из помещения и принялась плутать по коридорам и залам, провожая нас к боссам семьи Ферратура. Раз даже расфуфыренная секретарь вроде той, что вела нас, сумела создать такую непростую ситуацию, у меня голова шла кругом от попытки представить себе общение с Верразано и Дельвионом. Пан или пропал — от любого неверного слова нас могла постигнуть судьба бедолаги Роки Шейда.

Пройдя несколько дверей, мы вошли в самые приватные части строения — крыло комплекса, где мебель была заметно лучше, стены отделаны деревом, а ковры покрыты приятными толстыми коврами. Шум казино заглушался толстыми стенами, а из динамиков, которые располагались в нескольких метрах один от другого, лилась умиротворяющая музыка.

Кобыла привела нас в небольшой вестибюль, где двое жеребцов в костюмах попросили нас оставить наше оружие им на хранение. Не то чтобы это нас удивило: в конце концов, мы должны были предстать перед самыми важными пони Нью-Пегасуса, но расставание с верной и надежной винтовкой вызвало во мне чувство какой-то беспомощности. К счастью, на случай, если что-то пойдёт не так, у нас оставалось оружие, которое они отобрать не могли — Лаванда. Оставалось лишь надеяться, что к нему не придётся прибегать. Ради нашего же блага.

Сдав оружие и патроны, мы прошли в открывшуюся дверь на противоположном конце вестибюля. За ней лежала просторная комната, целиком покрытая светлым деревом и роскошными коврами. Глядя на это, можно было подумать, что никакой войны не было. Утренний свет лился сквозь огромные арочные окна по обеим сторонам зала, а противоположный конец терялся в тени.

Дверь за нами захлопнулась, не оставив нам иной возможности, кроме как идти вперёд, к тёмному концу комнаты. Когда мы прошли освещенное место, глаза стали привыкать к тени. Прямо перед нами за большим столом расположились два жеребца: один разлёгся на диване, а другой внимательно просматривал кипу бумаг. У них за спиной, в ещё большей тени, стояла и наблюдала ещё троица пони, но по их военной выправке и облачению было понятно, что это телохранители. Двое перед ними, очевидно, должны были быть братьями Ферратура.

Тот, что на диване, был тучной горой жира и дряблых мышц под шкурой цвета охры. Огненно-рыжая грива на лбу начинала лысеть. Несмотря на внешнюю обрюзглость, в его облике было что-то угрожающее, как будто он мог в любой момент рвануть в атаку или сделать что-нибудь нехорошее. Его аура как будто сочилась благоговейным ужасом, хотя одет он был в старый спортивный костюм. Похоже, это был Верразано, старший брат, который всё время готов был начать войну с Фулл Хаусом.

Другой пони, помладше, выглядел как хорошо зарабатывающий бухгалтер при мафиозном боссе. Серо-зелёная шерсть и золотистая грива, обрезанная до средней длины в мимолёном порыве стремления к индивидуальности. Одет он был в песчаного цвета костюм, но пиджак был снят и отложен в сторону, и жеребец оставался в одной рубашке и штанах на подтяжках. Он постоянно пролистывал то вперёд, то назад подшивку бумаг на столе и не казался настолько же угрожающим, как его старший брат. Но я сам был слишком хорошим дипломатом, чтобы верить такому же.

— Джентльпони... — вежливо поклонился я.

— Ты кто такой? — пробурчал Верразано. Его голос оказался глубоким и грубым. — Чего припёрся?

— Меня зовут Фарсайт, сэр. Я пришёл к вам с информацией, касающейся убийства вашего сына Сандмаунда.

— Ах да, Фарсайт, — проговорил Дельвион спокойным голосом, почти шёпотом. — Родился в Стойле 188, был изгнан восемь месяцев назад. Был депортирован во Фридом Филд как негражданин. Начал с мусорщика, а затем стал агентом и советником Ди Клефф, ныне мэра соседнего города. Имеешь связи с НЭР, которая запросила для тебя паспорт гражданина, который ты получил шесть недель тому назад. Знаешь, впечатляет.

От такого пристального внимания стало довольно неуютно, вот что я вам скажу. Я понял, что Дельвион может быть не менее опасным и безжалостным, чем его старший брат. Что ж, то, что меня втянут в психологическое противостояние — лишь вопрос времени, и младший Ферратура был достойным противником. Мне нравился его стиль.

— Признаюсь, тоже впечатлён, — я слегка рассмеялся. — Вы всегда проверяете своих посетителей?

— Только тех, кто сразу же вызывает подозрения, — Дельвион посмотрел мне прямо в глаза. Твёрдый взгляд, привык быть хозяином положения. — К тому же ты не старался быть незаметным, пока гулял вокруг.

— Я старался не шуметь, — пожал плечами я. — Но иногда случается.

— Да уж, бывает, — без особого энтузиазма кивнул Дельвион.

— Делв, хорош, — рявкнул Верразано. — Моё время идёт на вес золота. Что ты тут забыл?

— Верразано Ферратура, верно? — посмотрел я на тучного жеребца.

— Да, — ответил он, — и хватит тянуть коня за хвост.

— Действительно, — улыбнулся я так спокойно, как только мог. — Как я уже сказал вашей секретарше, у меня есть сведения об убийстве Сандмаунда.

— Что, реально? — Верразано недоверчиво уставился на меня. — Копы — и те слова не могут сказать, а тебе откуда знать?

— Ну, скажем так, наши методы не совсем... традиционны, — я приподнял копыто и бросил на него взгляд. — С ними можно было и нарушить один закон или даже два.

— Ну-ка, ну-ка, — ухмыльнулся Верразано. Улыбочка была как у крокодила, высматривающего добычу.

— И кому же не повезло? — вопрошающе поднял на меня взгляд Дельвион.

— Мистеру Роки Шейду.

— Старина Роки? — натянуто улыбнулся Дельвион. — Бедняга был тем ещё параноиком. Как тебе вообще удалось?

— Чтобы пробить его защиту, пришлось использовать женские чары, зато после этого он с разбегу запрыгнул в ловушку.

— Всех их можно купить за кобылью жопу, — вынес вердикт Верразано.

— Брат, — вздохнул Дельвионн, — где же твои манеры?

— Я дон, Делв! Нахер мне манеры?

— Вер, дон — всё ещё отец. А мы работаем от его имени, так что хватит вести себя как жирная скотина.

— Делв, если я сейчас встану...

— Не встанешь, и ты сам это знаешь, — отрезал Дельвион. — Слушай, когда отца не станет — делай что хочешь. Будешь наследником, а мне придётся подчиниться. А сейчас будь добр, слушай меня. Сейчас ты в глазах этих пони на серьёзного лидера никак не похож.

— Дельвион, если позволите, — вежливо вмешался я, — я понимаю ваше отношение к брату, но поверьте, я видел намного более неприятных пони. Так что меня таким не удивить.

— Вот видишь, Делв. Угомонись, — Верразано торжествующе ухмыльнулся.

— Как скажешь, братец, — Дельвион закатил глаза. — Фарсайт, а как ты вышел на Роки? Я имею в виду, были ли у тебя доказательства, или просто наугад?

— Долгая история, — я прочистил горло. — Вы уже говорили о том, что меня изгнали во Фридом Филд. В тот день я пообщался с офицером полиции по имени Брасс Бэдж, которого тоже в прошлом выставили за дверь Стойла. Наверное, общее прошлое зажгло в нём искру сострадания.

— Брасс Бэдж? Бесполезный хер, — прокомментировал Верразано.

— Брат, пожалуйста, — Дельвион неодобрительно покачал головой. — Продолжай.

— Как я говорил, я его впечатлил, поскольку, когда я позже вернулся в Нью-Пегасус, он пришёл ко мне с предложением поработать частным детективом. Ему нужен был кто-то не примелькавшийся в городе, чтобы добыть информацию своими путями. Мне взамен дали доступ к архивам, и, когда я перебирал дело Сандмаунда, я нашёл это.

Я выбросил на стол фишку, Дельвион сгрёб её и принялся пристально осматривать. По его лицу можно было понять, что такого поворота событий он не ожидал. Хорошие признак: так я смогу сломать их недоверие.

— Окровавленная фишка из «Платиновой Подковы»... И откуда она у них?

— Не знаю. Честно говоря, она валялась в углу коробки, и похоже на то, что кто-то не хотел, чтобы её находили. У меня такое ощущение, что полиция хочет, чтобы дело медленно сошло на нет. Хотя я не стал бы их за это винить.

— Да и я тоже... — вздохнул Дельвион прежде, чем Верразано успел вымолвить хоть одно слово. — Но такую некомпетентность не стоит забывать. Вернёмся к этому, когда всё будет позади.

— Конечно, решать вам, — кивнул я. — С таким свидетельством мы решили расширить круг поисков, чтобы найти подтверждение нашей теории.

— Какой-такой теории? — громыхнул Верразано.

— Мы предположили, что Фулл Хаус стоит за убийством. Но нужно найти более конкретные доказательства, прежде чем обвинять кого-то.

— Умно, — заметил Дельвион. — Итак, вы расширили круг поисков?

— Да, за пределы легальных методов. Допрос Роки уж точно к таковым не относится.

— Да похеру! — Верразано встряхнулся и вскочил на ноги. — Он раскололся?

— Абсолютно, — я постучал по клавишам ПипБака и включил запись. Крики Роки заполонили комнату.

«Ладно, ладно! Мы и есть заказчики! Фулл Хаус всё знал об операции, и он нанял убийц! Все время это было его идеей! Я всего-навсего посредник, во всем виноват Фулл Хаус! Прошу, отпустите меня!»

— Это уже серьёзное доказательство, — Дельвион был поражён.

— То, что надо! — яростно выпалил Верразано. — Делв, надо с ними расквитаться. Они замочили моего сына!

— И моего племянника, Вер. Я тоже хочу отомстить, но давай не будем терять голову.

— Ты мне такую херню уже сколько месяцев втираешь? Вот наше доказательство! Базарю, надо пойти и разнести это казино в щепки!

— Верразано, слушай внимательно. Они дадут отпор, и очень серьёзный. Нам полномасштабная война ни к чему. Мы многого достигли терпением, и если сейчас сорваться и пойти в варвары, то мы потеряем намного больше, чем они.

— Я соглашусь с Дельвионом, — спокойно заметил я. — Какой бы ни была причина для убийства, они явно ожидают от вас жёсткой реакции. Нам стоит мыслить иначе.

— Нам? — удивился Верразано.

— Да, нам. Вы же не ждёте, что я не попрошу чего-либо взамен на эту информацию?

— Хм, правда, — кивнул Дельвион. — Звучит справедливо. Чего ты от нас хочешь?

— У меня есть просьба и предложение, — холодно ответил я. — Просьба следующая: прекратить всякие действия во Фридом Филде. Мои друзья по ту сторону стены очень огорчены поведением ваших сотрудников.

— Мы подумаем над этим, — Дельвион отметил мою просьбу в своих записях. — А предложение?

— У меня есть план саботировать Фулл Хауса, но для его осуществления мне нужна некоторая поддержка ваших сил.

— Какой план?

— Я обнаружил вход на нижние уровни «Платиновой Подковы» в канализации. Хочу пробраться внутрь и поглядеть на самый главный сейф. И взять оттуда чего-нибудь на память.

— Ты уже это делал?

— Да, но не в Нью-Пегасусе. Потому-то в ваших записях ничего не найдётся... Ну, в том числе и потому, что выживших не осталось.

— Убедительно звучит, — улыбнулся Дельвион. — Тебе известно, где находится сейф?

— К сожалению, нет, — покачал я головой. — Схему «Подковы» найти не удалось.

— То есть хочешь импровизировать?

— Любой план — в той или иной степени импровизация.

— Неплохо, неплохо, — усмехнулся Дельвион. — Ты многое продумал. Какая помощь тебе нужна от нас?

— План такой: первый отряд со мной во главе проникает в подвалы казино через канализацию и исследует помещения до тех пор, пока не найдёт сейф и не расчистит путь. Затем второй отряд, в котором будет эксперт по взлому сейфов, входит в комплекс и по проложенному безопасному маршруту двигается к хранилищу. Там мы соединяемся и возвращаемся с деньгами Фулл Хауса.

— Зачем второй эксперт по взлому?

— На случай, если что-то пойдёт не так, — я пожал плечами. — Поддержка на вражеской территории никогда не помешает.

— И правда, — согласился Дельвион. — Что думаешь, Вер?

— Дай ему то, что он просит, Делв, — Верразано, заметно заскучав, вернулся на свой диван. — Чем быстрее огребёт Фулл Хаус, тем лучше.

— Ха, мой брат частенько бывает грубоват, — пожал плечами Дельвион. — Ладно, ваше сопровождение будет готово к полуночи. Удачи и успехов.

— Спасибо, — слегка поклонился я и повернулся к выходу. Роуз следовала за мной.

Двигаясь к выходу, я не мог отделаться от подозрений из-за того, что встреча прошла слишком уж гладко, особенно с учётом того, с кем я общался. Верразано вёл себя ровным счётом так, как я ожидал: грубый, вспыльчивый и готовый взорваться при первом же упоминании моего сфабрикованного доказательства. А вот Дельвион... он оказался действительно опасен и непредсказуем. Это наведение справок о моих делах, постоянный поиск слабых мест в моей аргументации — он, образно говоря, успел показать свои зубы.

Что-то в глубинах разума поддерживало подозрения по отношению к младшему Ферратура. Умный и хитрый, а в тени славы старшего брата мог действовать совершенно не вызывая подозрений. Меня не покидало ощущение, что посреди разговора он внезапно переменил мнение, и это могло значить всё, что угодно. Хотя я в любом случае держу ухо востро, так что готов ко всему.

*      *      *

— Так, Фарсайт, прежде чем ты скажешь хоть одно слово: мне это совсем не нравится, — Роуз выглядела не на шутку обеспокоенной.

— Знаю. Дельвиону лучше не доверять, — согласно кивнул я.

— И почему ты тогда такой спокойный?

— Я очень сомневаюсь, что он собирается меня кинуть. По крайней мере, не сейчас. Ферратура могут быть бандитами, мясниками, говнюками, но идиотами — вряд ли. Я даю им возможность уничтожить прямого конкурента и в то же время отомстить за смерть наследника.

— Но наше свидетельство ненастоящее!

— Нет, но это не мешает им снять сливки с него. Думаю, расследование в ближайшее время не продвинется, так что неожиданных откровений не предвидится.

— И?

— Гляди: дело превращается в висяк — и вдруг Ферратура обвиняют Фулл Хауса в убийстве Сандмаунда. В итоге они проводят упреждающий удар по Хаусу и получают двойную выгоду.

— Двойную?

— Во-первых, они нанесут прямой ущерб «Подкове», хоть физический, хоть экономический. Во-вторых, они будут выглядеть защитниками правопорядка там, где не справилась полиция.

— А это потом им не аукнется?

— Вряд ли. Каким цивилизованным ни был бы город, это всё равно Пустошь. По итогам население поддержит сильных лидеров, которые способны его защитить. Ферратура как бы скажут: не шутите с нами, иначе будет туго.

— А разве не этим занимается Верразано?

— Почти, но не совсем. Верразано избрал путь принуждения, я же предлагаю ненавязчиво, но твёрдо предупредить. Он нарушает свободы других, я — нет. Я лишь чётко даю понять, что эти свободы небезграничны и не стоит ими злоупотреблять. 

— Перекладывать на них ответственность за твои действия — это как-то неправильно.

— Будучи правильным и дружелюбным, главарём банды не станешь, — оскалился я. — Но всё же меня не покидает ощущение, что к следующим этапам моего плана братушки уже не отнесутся с таким пониманием, так что я готов к удару сзади.

— Что предпримешь?

— Ничего. Сейчас ничего. Рано ещё подкладывать гранату мне в штаны. Но на всякий случай лучше держать ушки на макушке.

— Фарсайт, ты снова слишком самоуверен.

— Слушай, если тебе не нравится, тебе не обязательно идти со мной в «Подкову». Оставайся на стрёме на случай чего-нибудь странного, прислушивайся ко внутреннему голосу и ищи всё, что может быть направлено против нас. Ты всегда была очень хороша в этом, и я полностью доверяю твоей интуиции.

— Что ж.. — вздохнула Роуз. — Если ты так уверен в успехе своего плана, не стану тебя отговаривать. Но у меня всё равно нехорошее предчувствие от этих Ферратура, особенно от Дельвиона. Осторожнее там, ладно?

— Ладно, — я улыбнулся и погладил Роуз по голове. — А теперь давай расходиться. Мне надо взять снарягу, а тебе лучше оказаться подальше, кода придут ребята Ферратура.

Роуз кивнула, поскакала прочь и исчезла в толпе вдали. Её предостережения совпали с моими домыслами: Дельвион был опасен, с ним надо быть настороже. Верразано — та ещё шальная пуля, но ему недостаёт аккуратности. А вот его брат, наоборот, молчаливо скрывает карты от посторонних глаз.

Я вернулся домой и переоделся в пустошную экипировку. За пределы относительной безопасности Нью-Пегасуса я не выходил, но раз уж мы собирались вломиться в базу бандитской группировки, то логично ожидать сопротивления. Недовольный голос в моей голове ворчал что-то предупреждающее, пока я затягивал ремни кожаной брони и осматривал винтовки. Почему Дельвион так быстро передумал?

Пони вроде него (или меня) никогда не делают шаг, не просчитав всех последствий и комбинаций. Когда учитываешь все подробности, менять решения сложно, ведь ты погружён в пучину рассуждений, поглощён ходом мысли. И единственный шанс изменить что-то в голове такого пони — столкнуть его с чем-то не менее безупречным и неоспоримым.

Но мой план как раз-таки и был практически безупречным и неоспоримым. Семье Ферратура От такого точечного удара по сопернику Ферратура ничего не потеряют, а восстановление правосудия после смерти наследника было именно той реакцией, которую от них ожидал весь Нью-Пегасус. Дельвион понимал плюсы и минусы моего предложения и, видимо, поэтому переменил мнение с пренебрежительного на одобрительное.

Я вышел из своей квартиры, готовый ко встрече с эскортом на улочке неподалёку от «Подковы». Я стоял в стороне от Стрипа, поскольку сомневался, что закованный в броню пони привлечёт только лишь пару-тройку рассеянных взглядов. Но мои будущие напарники такой осторожности, похоже, не разделяли и дымили папиросами прямо на главной улице.

— Ну что ты будешь делать... — ругнулся я себе под нос.

Я плюнул на свои страхи и пошёл на встречу с ребятами Ферратура, которых они выделили мне. Все они были матёрыми жеребцами, вооружёнными до зубов, все в шрамах, как будто трофеи на стене. Что ж, волноваться об их боеготовности не приходилось.

— Добрый вечер, господа, — поздоровался я. — Это вы — бонус от Дельвиона?

— Бонус от Дельвиона? — заржал один из наёмников. — Ребят, ну вы слышали? Так нас ещё никто не называл!

— Ну и как к вам тогда обращаться? — их реакция меня озадачила.

— Ладно, забей, — наёмник все еще смеялся. — Без обид. Ты Фарсайт, да?

— Именно, а вы?

— Я Уно, — наёмник ткнул себя в грудь, затем указал копытом в сторону своих компаньонов. — Это мои браться До и Тре.

— Уно, До и Тре, прекрасно, — имена, естественно, были вымышленными. — Вы ведь знаете, зачем вы здесь?

— Это точно, — кивнул Уно.

— В таком случае не будем терять время, следуйте за мной.

Я двинулся к одному из тех люков, через которые можно было пробраться в нужный коллектор. Лёгким усилием магии я сдвинул крышку, и перед нами открылась чёрная дыра. У меня в голове всплыли воспоминания о том, как я покидал Стойло... Слабый и испуганный, но в этом не было ничего необычного, если оглянуться на тот момент. На секунду я представил себе, какими глазами на меня бы сейчас посмотрела Смотрительница и её клика... но опять же, что в этом было бы хорошего, если я не могу потребовать их платить по счетам.

— Пресвятая Селестия, уже ненавижу это место, — пробормотал До.

— А мы, думаешь, любим? — сзади откликнулся Тре.

— Воняет жутко, — пришлось признать и мне. — Но зато до входа точно недалеко.

— Надеюсь, — буркнул До. — Придётся ванну принимать после такой работёнки.

— Да хоть две ванны, До, только заткнись, Луна тебя подери! — Уно разозлился. — Мы профессионалы, и это далеко не худшее, что мы видели на своём веку.

— Братишка, по-моему, через канализацию мы ещё не лазили.

— Кого это волнует? — встрял Тре. — Нам платят, в конце концов.

— Джентльпони, — произнёс я, остановившись перед терминалом, — мы на месте.

Мы стояли перед большой противовзрывной дверью, которая даже в тусклом свете фонариков и ПипБака разительно отличалась от бетонных стен коллектора. Сделана она была из чего-то похожего на арматурную сталь, а на гидравлическом открывающем механизме красовалось огромное изображение символа Фулл Хауса, отчего стало понятно, на чью территорию мы вступали.

— Мы не ищем лёгких путей, да? — заржал Уно.

— Нет, — покачал головой я. — Дай-ка минутку, разберусь с терминалом.

— Он весь твой.

Я вставил ПипБак в маленький, светящийся зелёным компьютер, подвешенный на стене туннеля. Троица наёмников скучковалась и тихо перешёптывалась, я не мог их расслышать. Система безопасности противовзрывной двери оказалась непроста для взлома, многие соединения позволяли открыть дверь, но при этом включилась бы сигнализация. Естественно, такого нужно было избегать любыми способами, поэтому пришлось искать лазейки и использовать резервные протоколы, чтобы ни одна из мер предосторожности не сработала.

Это была та ещё работёнка, но в итоге я сумел найти способ отключить сигнал тревоги, связанный с дверью, а после этого открыть её было как раз плюнуть. Я ступил в неизведанное, ведя за собой наёмников по коридорам металлических стен и неоновых ламп. Всё на нижних «Подковы» отдавало чем-то индустриальным, но этим проходам в подземельях не хватало даже тех небольших уступок комфортабельности, которые можно было видеть в залах казино.

— Местечко — как огромный железный гроб — присвистнул Уно.

— Неожиданно видеть такое посреди Пустоши, ага? — отозвался я.

— Фулл Хаус полон загадок, — наёмник посмотрел куда-то в сторону.

— И не говори, — пробормотал я.

Главной моей заботой было отыскать сейф как можно скорее. До сих пор нас не обнаружили, но не было никаких гарантий, что мы не наткнёмся на патрулирующего робопони или кого-то из охраны, если кому-то взбредёт в голову спуститься сюда. Стараясь сдерживать пошаливающие нервишки, я заглядывал за углы и постоянно проверял Л.У.М., пока мы шли по бесконечным коридорам.

Одна из дверей вела на мостки над большим помещением, забитым ящиками и запчастями. Сперва я подумал, что мы нашли комнату-склад, но, когда я посмотрел вниз, челюсть отвисла аж до самого пола. У нас под копытами работал целый конвейер по сборке робопони, работал на полной скорости и на чистой автоматике. Серворычаги скрепляли воедино стальные и алюминиевые запчасти, остальные машины посылали им управляющие сигналы.

У Фулл Хауса была целая армия, и, пока к нему тёк поток сырья (а это ему обеспечивала торговля с НЭР), он мог увеличивать её численность и выстоять в большом конфликте. Теперь ограбление уже не казалось таким верным способом вывести Фулл Хауса из игры. Даже без денег он мог добиться своего военным путём. Я подумал, что надо бы предупредить Ферратура о джокере, который припрятал их соперник. Завоюю немного доверия.

— Ладно, красавчик, финиш, — сзади послышался холодный как лёд голос Уно.

Я услышал щелчки предохранителей, а мой Л.У.М. угрожающе загорелся красным. Почти не раздумывая, я метнулся вбок, к куче деревянных ящиков с надписями «Запчасти», и мгновение спустя шквал пуль полетел в то место, в котором я только что стоял. В тот же момент сирены всего комплекса взвыли в жуткой какофонии. Меня предали!

— Какого хера, Уно? — взревел я из-за укрытия, доставая свою винтовку.

БАХ! Выстрел в молоко.

— Ничего личного, Фарсайт, — Уно тоже засел за за металлическим ограждением. — Ты, в общем-то, нормальный парень, честный, но мы должны хранить свою верность.

— То есть ты выполняешь приказы сверху? — проорал я.

— Пусть это будет нашим маленьким секретом, — Уно выпустил ещё один град пуль, пока До и Тре пытались зайти ко мне сбоку. — В конце концов, ты не доживёшь до возможности рассказать об этом.

— Даже не надейся, — огрызнулся я, увидев как До вышел из-за колонны. Я глубоко вдохнул и нажал на курок.

БАМ!

Голова До превратилась в месиво из крови, кости и мозгов, а тело от удара пули отлетело назад. Один готов, осталось двое. Я заметил, как мелькнул Тре, но он тотчас же прыгнул в укрытие и скрылся с глаз моих.

— Это был мой брат! — в ярости взревел Уно.

— Ты же не ожидал, что я просто дам себя убить?

— Да пошёл ты!

— Это всё, что ты можешь сказать? — я расхохотался.

Уно выкрикнул что-то неразборчивое и попытался прижать меня огнём, пока Тре обходил меня так же, как и его покойный брат. Он был более ловок, чем До, и прицелиться было сложнее. Но я всё-таки сумел.

БАМ!

Тре кувыркнулся в воздухе и полетел с мостков на кучу недособранных роботов. Уно снова издал яростный вопль и начал беспорядочно палить в меня. Теперь он был неприятно точен, несколько его пуль прошли на волосок от меня.

— Ты хорош, ничего не поделаешь, — процедил Уно. — Но я Селестией клянусь, что пристрелю тебя!

— Ты что, пытаешься повторить один и тот же трюк дважды? — зловеще ухмыльнулся я. — Думаешь, я снова на это куплюсь?

— Посмотрим, кто будет смеяться последним!

Уно выскочил из укрытия и ринулся ко мне, зная, что мне понадобится время, чтобы прицелиться. Он был слишком близко, чтобы стрелять, поэтому нужно было импровизировать. Я воплотил телекинетическую волну и швырнул её в него так быстро, как только смог. Заклинание отшвырнуло противника на пол, оставив мне место для того, чтобы поднять винтовку, прицелиться и глубоко вдохнуть.

— Вот и посмотрели, Уно! — прорычал я.

БАМ! БАМ!

Винтовка выплюнула две пули, которые поразили главаря наёмников в голову и грудь, отбросили его труп ещё дальше назад, словно куклу. Я выдохнул от облегчения: проблема была решена, но помимо удовлетворения я почувствовал, как во мне вскипает злость. Фулл Хаус убил ту единственную, к которой я испытывал чувство, похожее на любовь, а братья Ферратура обвели меня вокруг копыта. Нужно найти способ...

БЗ-З-З-З!

Я почувствовал электрический разряд, прокатившийся по моей спине, а затем мои ноги подогнулись. Голова стала ватной, от шока, прокатившегося по моему телу, я не мог соображать. Перед тем, как потерять сознание, я вспомнил, что наша битва потревожила сигнализацию казино. Стало быть, это встречающие от Фулл Хауса, готовые принять незваных гостей... а точнее всего одного гостя...

#

Заметка: Репутация изменилась

Казино Фулл Хауса: Подозреваемый — Вас поймали, когда вы лазили по их собственности, и у них есть вопросы насчёт исчезнувшего работника...

Семья Ферратура: Отвергнутый — Их причины непонятны, но они решили, что вы представляете для них неудобство. Берегитесь.

Читать дальше