Глава 13 Глава 15

Глава 14

Я поняла, как вернуть твои крылья!

Слова раздавались словно эхо в голове Рэйнбоу Дэш, медленно распахнувшей в изумлении рот. Она просто была не в состоянии думать: её мозг категорически отказывался работать. И, наверное, она так бы и продолжала стоять на одном месте, уставившись на Твайлайт, если бы её не оттолкнуло оранжевое копыто.

Эпплджек посмотрела на единорога взглядом, полным радостного волнения и в то же время недоверия. Дрожь в её голосе предательски выдала все эмоции, которые испытывала фермерша.

— Ты серьёзн', Твайлайт?

— Конечно! — закивала она. — С какой стати я бы сейчас шутила?

— Ибо в последний раз, когда я тя' видела, ты, кажись, была… немножко в тупике.

— Я… действительно была, — призналась Твайлайт, виновато опустив голову. — Я даже обратилась к принцессе Селестии за помощью… — она с трудом натянула улыбку, когда посмотрела вновь на Эпплджек. — И она это сделала. Помогла, я имею в виду, — с каждым словом улыбка становилась увереннее, а поток слов стал даже быстрее, когда единорожка заговорила о принцессе. — Она и вправду потрясающая… мне ведь потребовалась целая вечность, чтобы вовсе прийти к нужной мысли… а с помощью принцессы мы разработали целую теорию!

— Теорию? — переспросила Эпплджек. Ей совершенно не нравилось то, как всё это звучало.

Твайлайт кивнула.

— На самом деле, это куда больше, чем просто теория. Весь процесс законспектирован, каждый шаг предельно ясен, и я всего лишь ещё не успела потренироваться, — призналась она, опустив уши. — Возможно, придётся немного подождать, прежде чем я смогу сотворить это заклинание… — произнесла единорожка, объясняя, почему она отказывается колдовать прямо сейчас. — Я всё же хочу сначала прорепетировать, да и в целом мне нужна практика… к тому же Рэйнбоу для начала нужно поправиться. Мне бы хотелось свести к минимуму возможность неблагополучного исхода… — Твайлайт остановилась, услышав подозрительный звук.

Вместе с Эпплджек они повернулись в сторону странного шума — это был тихий плач, исходивший от пегаски на кровати.

— Рэйнбоу! — воскликнула фермерша, бросившись к возлюбленной. — Что случилось?

Твайлайт сделала шаг назад, неожиданно испугавшись слёз Рэйнбоу. Ей вновь показалось, что она как-то сильно задела подругу.

— М-мне жаль, Рэйнбоу, но я не могу ускорить процесс… Это слишком опасно!

Рэйнбоу покачала головой, улыбнувшись сквозь слёзы.

— Я-я так счастлива! — всхлипнула она, уткнувшись мордочкой в одеяло. Недели напряжения, сильного беспокойства и переизбытка чувств, казалось бы, безудержно вытекали вместе со слезами. Эпплджек положила копыто на голубое плечо, на её глазах выступили слёзы.

Твайлайт вздохнула с облегчением; её сердце стало потихоньку биться в обычном режиме, хоть и всё ещё местами имело неустойчивые тенденции к ускорению. На мгновение ей действительно показалось, что она могла снова навредить своей подруге. Библиотекарь, будучи не способна даже как-то справиться с резко появившимся чувством вины, была в самом настоящем ужасе.

Её прежнее облегчение сменилось искренним удивлением, когда Рэйнбоу слезла с кровати, чуть ли не бросившись к Эпплджек и тут же уткнувшись мордочкой в её гриву. «Что-то определённо произошло…» — подумала единорожка, мысленно пообещав себе спросить об этом в следующий раз. Сейчас она уже была удовлетворена хотя бы тем, что смогла наконец-то обрадовать своих подруг хорошей новостью.

Вскоре Рэйнбоу успокоилась и отпрянула от Эпплджек.

— Прости… — пробормотала она, заметив мокрое пятно на шерсти фермерши.

Эпплджек тепло улыбнулась, покачав головой и на мгновение нахмурившись из-за напрасных извинений Рэйнбоу.

— Я посчитала, что ты нуждалась в этом, сахарок… — она повернулась к единорожке, ещё ярче улыбнувшись. — Спасиб', Твайлайт…

Твайлайт закачала головой, но всё же улыбнулась в ответ:

— Не стоит меня пока благодарить. Как я и сказала, мне всё ещё нужно попрактиковаться, а тебе, — произнесла единорожка, намекая на больную подругу, — нужно поправляться. Я даже не представляю, какие последствия могут быть из-за этого, — объяснила она, указывая на загипсованную ногу Рэйнбоу.

Пегаска вытерла нос своим здоровым копытом и ухмыльнулась:

— Так точно, мэм! — гордо произнесла она, отдав честь.

Компания из трёх пони притихла, как только из коридора стал доноситься цокот маленьких копыт. Нарушители спокойствия, совершенно не заботясь о создаваемом ими шуме, подошли к двери и, споткнувшись, свалились в одну кучу. Одна из них, с оранжевой шёрсткой и пурпурной гривой, резко высвободилась и бросилась в объятия Рэйнбоу Дэш, уронив ту обратно на кровать.

— Какого… Мелкая? — произнесла пегаска, глядя на маленькую пони в своих копытах.

— Рэйнбоу Дэш! — воскликнула Скуталу, широко улыбнувшись. — Ты в порядке!

Рэйнбоу Дэш сначала застыла в удивлении, а потом одарила улыбкой Скуталу и её двух подруг, которые уже оказались возле кровати:

— Конечно, я в полном порядке! Ничто не может меня остановить! — хвастливо произнесла она, напоминая своё прежнее поведение.

Рэйнбоу вдруг покраснела, как только заметила, что Эпплджек усмехнулась и с удивлением покачала головой. Пегаска повернулась обратно к трём кобылкам и прочистила горло, чтобы избавиться от неожиданного образовавшегося там кома.

— Я слышала, что я должна вам троим за спасение, — произнесла она просиявшей троице, как вскоре в палату вошла Рэрити, запыхавшаяся и слегка измученная.

Её надежда на спокойный и длительный сон потерпела крах просто потому, что она предложила метконосцам переночевать в бутике, а они, как очевидно, не могли лежать всю ночь спокойно, сильно беспокоясь о состоянии пегаски. А если не спали они, то не спала и Рэрити.

— Девочки! По больнице непозволительно бегать! — раздражённо воскликнула единорог, пока не заметила Рэйнбоу. — Рэйнбоу Дэш! Ты проснулась! — улыбнулась она, посмотрев сначала на Твайлайт, а потом на Эпплджек, отмечая её взъерошенный вид. Она изо всех сил постаралась не выдать своей улыбкой, что обо всём догадывается, а потому взглянула вновь на Рэйнбоу. — И у тебя тут уже своя компания образовалась!

— Да, именно… — согласилась пегаска, абсолютно не заметив странного выражения мордочки единорога, оттого что акцентировала своё внимание на трёх кобылках перед собой. — Спасибо, девчонки. Доктора сказали, что всё могло бы закончиться куда хуже, если бы вы так своевременно не обратились в больницу.

Эппл Блум покраснела, как и её подруги:

— О-у, не стоит… — скромно произнесла она, почёсывая затылок. — Мы ничего особого не сделали. Именно Скутс была той, кто на всех парах отправилась в больницу за помощью.

— Правда? — удивилась Рэйнбоу, приподняв бровь. Она взглянула на улыбающуюся оранжевую кобылку и обняла её. — Спасибо, малышка.

На мгновение Скуталу застыла в удивлении, не веря собственным глазам. Придя в себя, она тут же обняла Рэйнбоу Дэш в ответ, полностью наслаждаясь теплом своего кумира и игнорируя милые возгласы «О-о-о!» своих подруг.

Пегаска выпустила кобылку из своих объятий и улыбнулась остальным:

— Нужно будет как-нибудь вознаградить вас за это, ребята… — произнесла она, думая о том, что может сделать для метконосцев.

— О-о! Как насчёт вечеринки? — воскликнула Пинки Пай позади Рэйнбоу и Эпплджек, благополучно проигнорировав отскочивших пони. — Я знаю! Вечеринка под названием «Вы, девчонки, потрясающие и точно заслуживаете вечеринку»!

— Пинки, откуда…

— О, привет, Дэши! Я узнала, что ты проснулась, и поспешила тебя навестить! А сюда пришли как раз все остальные, и всё оказалось даже лучше, чем я представляла!

Зрачки Твайлайт подозрительно сузились:

— Откуда ты узнала, что она проснулась?

— Комбо, глупышка! Целых два! Пробирающие мурашки и хлопающие уши означают, что больной друг уже поправляется! А другим комбо были хлопающие уши, зудящий нос и чешущаяся спина! — усмехнулась она, приподняв подбородок. — Знаете, чесотку в спине так трудно понять. Никогда не угадаешь, «Пинки-чувство» ли это, или мне нужно принять ванну, или…

— А что значит последнее комбо? — резко поинтересовалась Твайлайт, мысленно делая очередную заметку.

Пинки моргнула, а потом восторженно прыгнула к кровати Рэйнбоу и широко улыбнулась:

— Что скоро будут хорошие новости!

— Хорошие новости? — раздался из-за двери нежный голос. — Какие хорошие новости? — все уставились на Флаттершай, которая от столь пристального внимания скромно отступила. — Э-э… Одна маленькая птичка сказала мне, что Дэш проснулась, так что я решила навестить её, — никакой реакции в ответ не последовало, и она указала на окно.

Каждая присутствующая пони повернулась в сторону окна и тут же заметила голубую сойку, сидящую на подоконнике. Испугавшись непривычного внимания к своей персоне, птица тревожно зачирикала и улетела.

— Так что за хорошие новости? — повторила Флаттершай, напомнив о своём присутствии.

Твайлайт быстро пришла в себя после двух неожиданных визитов:

— Ах! Точно, — теперь, когда все её друзья были в сборе, ей не нужно было радовать хорошими новостями каждого по отдельности. — Я поняла, как вернуть Рэйнбоу её крылья!

Флаттершай засияла.

— О, это просто здорово! — Пинки прыгнула к Твайлайт и обняла её под аплодисменты метконосцев.

Рэрити ахнула от восторга:

— Это и вправду изумительные новости! — она остановилась и посмотрела на двух поражённых пони. — Но мне немного за вас стыдно: этот голубой прекрасно подходит к твоей оранжевой шёрстке!

— Ну-ка, погоди-ка, — Эпплджек прищурилась на удивленную Рэрити. — Не ты ль говорила пару недель назад, что эти цвета друг другу не идут?

Единорожка коснулась своего подбородка, продолжая смотреть на фермершу:

— Они прекрасно подходят друг другу как цвета, например, на ткани или сукне. Но на шерсти у пони? Они выглядят ужасно не к месту, как будто кто-то плохо поработал с красками, — объяснила она, игнорируя два сомневающихся в подобных изречениях взгляда. — Но, должна признать… эта идея мне даже начала нравиться.

Эпплджек и Рэйнбоу посмотрели друг на друга, без слов всё понимая, и закатили глаза. Обратив своё внимание вновь на подруг, пегаска почувствовала укол вины, когда увидела прыгающую Пинки. Ей важно кое-что сказать, и для этого наступило самое подходящее время.

— Пинки? — произнесла Рэйнбоу, привлекая внимание розовой пони.

— Да, Дэши? — Пинки улыбнулась пегаске.

— Прости… Прости меня, — виновата ответила Дэш, борясь с желанием опустить взгляд на свои копыта. Эпплджек приблизилась к возлюбленной, прекрасно догадываясь, о чём та говорит.

Однако же Пинки в ответ непонимающе наклонила голову. Она и подумать не могла, за что подруге стоит перед ней извиняться:

— За что же?

— За то… что накричала на тебя. Тогда, на ферме, — застенчиво произнесла пегаска. — Ты оказалась права.

— Я была права? Ура! — радостно воскликнула Пинки, подлетев в воздухе. Однако на середине прыжка она вдруг остановилась: — А в чём я оказалась права?

— Т-ты сама знаешь! — покраснела Рэйнбоу, заметив, что озвучить тему их разговора на самом деле гораздо сложнее, чем она думала. С Флаттершай всё обошлось намного проще, потому что она в целом подслушала весь их разговор. А сейчас, признавая это перед всеми друзьями, всё явно представало в другом виде.

Эпплджек очень скоро заметила, что Рэйнбоу оказалась в тупике, и лукаво улыбнулась, подходя к пегаске на помощь.

— Я думаю, куда прощ' будет им показать, Дэш, — тихо сказала она, но всё ещё слышно для остальных. Как только Рэйнбоу повернулась к ней, чтобы спросить, что последняя имеет в виду, фермерша наклонилась вперёд, коснувшись губами ничего не подозревающую пегаску. Эпплджек проигнорировала все последующие вздохи от других пони, сконцентрировав всё своё внимание на пони перед собой. Достаточно быстро закончив целоваться (а это могло длиться хоть целую вечность, ведь одного поцелуя всегда не достаточно), оранжевая пони отпустила Рэйнбоу, усмехнувшись её ошеломлённому выражению мордочки. — В этом, Пинки.

Любительница вечеринок задрожала от волнения, пытаясь не начать отскакивать, словно резиновый мяч, от стен.

— Ах, это так здорово, теперь мы можем устроить вечеринку «Ура, тебе лучше, и вы вместе, и ты скоро получишь назад свои крылья»! — она остановилась, коснувшись своего подбородка. — Хм-м. Это всё как-то не звучит. Нужно будет доработать, — вернувшись в мир реальный, она помахала копытом перед Рэйнбоу. — Тебе не нужно извиняться, Дэши! Не только я догадалась. Флаттершай была первой, кто сказала мне об этом.

Флаттершай взвизгнула, как только разговор неожиданно перешёл к ней:

— Эм-м. Я только подозревала об этом. Биг Макинтош — тот, кто всё подтвердил.

— Биг Мак?.. — смущённо переспросила Эпплджек. — Ох, терь' я не смогу жить спокойно, зная об этом…

— В последнее время это действительно выглядело очевидно, — заключила Рэрити, вспоминая о том сеансе в спа, где Эпплджек покрасили крылья. Уже тогда реакция фермерши вызывала у дизайнера подозрения.

Смотря поочерёдно за кивающими пони, Твайлайт подняла копыто:

— Если вам от этого станет легче, то я ни о чём не подозревала, пока мне не сказала Флаттершай.

Эпплджек и Рэйнбоу Дэш, покраснев, посмотрели друг на друга. Фермерша прочистила горло и положила своё копыто на копыто пегаски:

— Видимо, мы были слишком злы и упрямы, чтоб эт' заметить… — произнесла она, одарив насмешливым взглядом своих друзей, от которых хором донеслись «Ага», «Да», «Именно так» и тихий кивок.

— Твайлайт, когда ты вернулась? — спросила Флаттершай, когда в комнате стало тише.

— Вернулась? — переспросила Рэрити, взглянув на лавандовую единорожку. — Откуда?

— Из Кантерлота. Я получила письмо от Флаттершай где-то двадцать минут назад и поспешила оказаться тут. Я пришла за пару минут до тебя, — ответила Твайлайт.

— Двадцать?.. — побледнела Флаттершай, вопросительно глядя на библиотекаря. — Поезд обычно едет сюда несколько часов.

Пинки подпрыгнула, подняв копыто:

— О-о, я знаю! Я знаю! Ты телепортировалась?

Твайлайт лишь покачала головой.

— Принцесса Луна не позволила бы мне. Она, э-э… — библиотекарь колебалась, всё ещё не веря в то, что произошло. Затем она вспомнила сам полёт и вздрогнула. — Мы долетели сюда.

— Долетели? — удивилась Рэрити. — Но колесницы не настолько быстры…

— Нет-нет… она везла меня на спине, — заключила Твайлайт, тут же выслушав шокированные вздохи.

Момент спустя Скуталу прервала тишину, к которой присоединились даже кобылки:

— Это та-а-а-а-а-а-а-а-ак круто!

— Не с моей точки зрения… — пробормотала единорог, держа копыто на животе. Она всё ещё чувствовала, будто её всю выворачивает наизнанку.

Рэйнбоу покачала головой в удивлении:

— Твай, ты даже не представляешь, как крупно тебе повезло! Много ли пони может позволить себе сказать, что они летели подобным образом? — воскликнула она, ухмыльнувшись. — На спине у принцессы! Держу пари, она очень быстро летает…

Твайлайт скромно улыбнулась.

— Не завидуй, Рэйнбоу. Ты бы вскоре уже обгоняла её на несколько кругов, — её улыбка приобрела оттенок хитрости, как только она вспомнила, что сказала ей принцесса. — Вообще, принцесса Луна подразумевала, что она знает только двух пони, способных летать быстрее неё. Я уверена, что одна из них — это принцесса Селестия, но мне интересно, кто другая пони… — интересовалась Твайлайт, притворяясь, что находится в задумчивости.

Все дружно засмеялись, когда Рэйнбоу Дэш в изумлении открыла рот. Каждый был счастлив наконец увидеть прежнюю пегаску, оживившуюся от слов Твайлайт. Но никто не был радостнее Эпплджек, которая прокручивала в голове сказанное. «Зависть?» — думала она, глядя на Рэйнбоу. Пегаска могла сколь угодно утверждать, что Эпплджек одним своим существованием способна заполнить самую глубокую пустоту в её душе, но её искреннее желание летать всё же было видно невооружённым глазом, а возможность исполнить это желание была давным-давно.

Когда беседа плавно перетекла в обсуждение других тем, Эпплджек внезапно осенило. Может, она и помогала раньше… но сейчас она поняла, что может помочь немного больше.

***

Даже и без своей защитной магии современные пегасы всё ещё очень выносливы. Будучи потомкам племени пони-воинов, они всегда быстро поправлялись после физических травм. Именно поэтому спустя пару дней после прибытия Рэйнбоу уже покидала больницу на инвалидной коляске, ворчливо бросая что-то вслед, когда Эпплджек подтолкнула её вперёд. Несмотря на все её настойчивые попытки доказать, что она здорова, чтобы идти на своих четырёх, врачи оставались непреклонны: ей придётся подождать ещё дня два, прежде чем она вообще сможет попытаться встать на ноги.

То, что Рэйнбоу была всё это время в больнице, позволило Эпплджек предаваться размышлениям по дороге домой и обратно. Изначально она, конечно, планировала остаться в палате, но её… девушка была категорически против. Рэйнбоу, хоть и очень ценила такое внимание, понимала, что «Сладкое Яблочко» для фермерши — это смысл всей жизни, да к тому же домашние дела сами себя не сделают — Биг Макинтош не смог бы справиться с той работой, которая ему предстояла, когда новый урожай созреет. «Плюс, — добавила пегаска, указывая на крылья за спиной Эпплджек, — с этими малышками твой путь будет длиться лишь пару минут». Фермерша сдалась, заметив, с какой лёгкостью Рэйнбоу говорила подобную здравую мысль. Если она сейчас отпускает шутки о своих крыльях, значит, ей действительно становится лучше.

«Девушка,» — повторила про себя Эппплджек. Несмотря на поцелуи, ночь в больнице, проведённую вместе, все эти разговоры и остальное… ей нужно было подобрать более подходящее слово. «Девушка» явно не было из числа тех прозвищ, какие она бы хотела произносить. Опустив взгляд на радужную гриву рядом, она подумала, что это слово звучит всё же достаточно приятно на слух. Может, даже если оно и не настолько глубоко описывает то, что фермерша на самом деле чувствует.

Эпплджек затрясла головой, прогоняя лишние мысли. Она и так уже достаточно просто думала. Сейчас же настало время действовать. Как только пара прибыла на ферму «Сладкое Яблочко», фермерша резко свернула с дороги, направляя инвалидное кресло далеко в сад.

Рэйнбоу Дэш, которая ехала весь путь с закрытыми глазами, пытаясь расслабиться, вдруг открыла их, как только почувствовала, что дорога стала более ухабистой.

— Эй, куда мы едем? — поинтересовалась она, озираясь по сторонам.

— Увидишь, сахарок, — усмехнулась Эпплджек, ведя кресло мимо десятков деревьев. В конце концов, она прикатила пегаску на холм, где и остановилась. — Мы на месте!

Рэйнбоу, предварительно осмотревшись, одарила оранжевую пони озадаченным взглядом. Они всё ещё находились посреди фермы: яблони окружали холм со всех сторон. Он был полностью голым, отчего даже парочку деревьев на нём можно было назвать редкостью.

— Хорошо, я сдаюсь. Что происходит?

Эпплджек улыбнулась, поворачивая к себе инвалидное кресло, и легла на землю спиной к Рэйнбоу. Она выглянула из-за плеча, улыбнувшись ещё шире.

— Запрыгивай!

Рэйнбоу неожиданно для себя уставилась на представшую картину, придерживая отпавшую челюсть, и с лихвой ощутила, как к её щекам подступает сильный румянец.

— А ну погоди, кобылка. Я, конечно, понимаю, что ассоциируюсь у тебя с быстротой, но тебе не кажется, что мы немного спешим с этим…

Эпплджек заморгала, не понимая, о чём именно говорит пегаска, и после резко покраснела. Её выражение мордочки резко переменилось, лишь до неё дошло значение сказанного.

— Чт… Нет! — воскликнула она, резко вскочив и повернувшись к Рэйнбоу. — Грязная ты кобыла, эт' не то, что я имела в виду!

— Тогда что?! — спросила голубая пони, недоумевая с каждой секундой.

— Я хочу прокатить тя' на своей спине в небе!

— Ох, — Рэйнбоу замерла, всё ещё пытаясь понять, что от неё хотят. — О! Эм. Ты уверена?

Эпплджек явно не ожидала, что Рэйнбоу станет сомневаться.

— Конечно, я уверена! С чего это я не должна быть уверенной?

— Ты всё ещё новичок в полёте. Везти на себе пони очень сложно даже опытным пегасам.

Эпплджек задумалась, вспоминая состязания Лучших Молодых Лётчиков.

— Разве не ты смогла удержать на се' четверых пони, когда сделала Сверхзвуковой радужный удар?

Рэйнбоу засмеялась.

— Да, но я просто довольно сильная. И потрясающая, — произнесла она, одарив фермершу ухмылкой.

— Конечн', но ты не сильнее меня. Так что давай! — её голос вдруг становился тише, пока она продолжала говорить. — Я хочу сделать эт' ради тя', Дэш. Пожалуйста?

Какие-то мгновения Рэйнбоу не смела и пошевельнуться, но вскоре она слезла с кресла, мысленно решившись. Она подошла к Эпплджек, аккуратно ставя своё повреждённое копыто на землю. Фермерша наклонилась и подождала, пока Рэйнбоу не прижмётся к её спине и не обхватит её шею копытами. Она поднялась и взмахнула крыльями, пытаясь игнорировать тот факт, что они вместе так долго ждали этого момента, а также эти ощущения шёрстки Рэйнбоу на своей, дыхание пегаски возле собственной гривы, ускоряющееся сердцебиение в её груди, такое же как у фермерши…

Кхе-кхе…

Прогнав подобные мысли, Эпплджек начала усердно махать крыльями, поднимая себя вверх. Как она и говорила, ей под силу поднять их двоих в воздух. Когда стали виднеться макушки деревьев и когда фермерша перевела взгляд на пегаску, она услышала заливистый смех Рэйнбоу. Улыбнувшись, Эпплджек вновь посмотрела перед собой. Обычного зависания в воздухе ей было недостаточно, как наверняка и Рэйнбоу. Именно поэтому она потихоньку стала двигаться вперёд, с каждой секундой повышая скорость.

При всей своей силе и выносливости фермерша просто не ожидала, что одна жалкая особенность выбьет её из колеи: отсутствие опыта в воздухе. Когда она набирала скорость, сопротивление ветра увеличилось, уловив дополнительное препятствие в виде тела Рэйнбоу, что повлекло за собой нарушение всего равновесия. Опытный пегас с лёгкостью бы справился с этой ситуацией, но для земной пони с крыльями это было уже слишком.

Высота стала стремительно падать, и Эпплджек предприняла попытку ещё усерднее замахать крыльями, чтобы подняться, из-за чего две пони закачались на ветру. Когда осознание непредвиденной посадки становилось реальностью, Рэйнбоу принялась кричать в оранжевое ухо, пытаясь помочь фермерше вернуть всё обратно под собственный контроль, но паника, к сожалению, заглушала её слова. Когда деревья были уже совсем рядом, Эпплджек внезапно почувствовала, как язык пегаски коснулся её уха и провёл мокрую дорожку снизу вверх. Её крылья мгновенно распахнулись широко-широко, давая понять несчастной, что она больше не способна контролировать их управление. Однако подобные действия дали свои плоды.

Вытянутым крыльям улавливать воздух давалось проще, чем её неопытным взмахам, и пара вскоре стала парить в воздухе. Но всё же этого было недостаточно, да и уже стало поздно что-то предпринимать. Они рухнули в ближайшее дерево, крепко закрывая свои мордочки копытами, лишь прозвучал хруст первой сломанной ветки. Подобная посадка даже замедлила их падение, пока большая ветка не ударила Эпплджек в грудь, окончательно прервав полёт. Сильный удар лишил фермершу возможности дышать как прежде, отчего она старалась усердно пытаться поглотить воздух ушибленными лёгкими, пока продолжала лежать словно пони-образный лист на ветке.

Рэйнбоу мгновенно слезла с Эпплджек: она осталась совершенно невредимой в отличие от своей подруги.

— ЭйДжей! — закричала она, ложась на ветку рядом. — Ты как?

Эпплджек громко хрипела, пока пыталась отдышаться, и периодически из её горла раздавался кашель. В конце концов, её дыхание всё же вернулось к норме, и она сумела приподняться не без помощи Рэйнбоу.

— Я в порядке, — она снова закашляла, придерживая копытом грудь. Завидев взгляд пегаски, она приняла наиболее удобное для себя положение и отмахнулась от неё. — Я крепкая пони. Прост' немного выдохлась.

Рэйнбоу откинулась назад, адреналин после падения потихоньку сошёл на нет.

— Хвала Селестии… — прошептала она, благодаря за ту удачу, по которой полёт не закончился серьёзными травмами.

Эпплджек закачала головой.

— Принцесса не спасла нас, Дэш. Эт' сделала ты. Ты чертовски вовремя сообразила, — произнесла она, тут же покраснев, что побудило Рэйнбоу захихикать и почесать свой затылок. — Хотела б' я, чтоб те' больше не пришлось… — пробормотала фермерша, глядя на землю.

Пегаска опустила копыто, как только заметила печальное выражение мордочки Эпплджек. Ощутив, как сильно изменилось настроение её девушки, она тут же сократила расстояние между ними, прижавшись к оранжевой щеке.

— Эй… — прошептала она максимально близко. — Что случилось?

Поначалу Эпплджек положительно отреагировала на дыхание возле её мордочки, но, как только Рэйнбоу заговорила, она резко отстранилась.

— Я чуть не сделала нам двоим больно, Рэйнбоу! Я вновь почти причинила тебе боль! — воскликнула она, её глаза загорелись гневом… к самой себе. — И всё из-за моей глупой затеи… — она умолкла, уткнувшись мордочкой в свои копыта.

Рэйнбоу нахмурилась и наклонилась к голове Эпплджек. Своим здоровым копытом она избавилась от препятствий на пути к веснушчатой мордочке и наклонилась ещё ближе. Но, показывая своё знаменитое упрямство, фермерша только закрыла глаза в ответ, не позволяя себе даже мельком взглянуть на пегаску. Непреклонная Рэйнбоу всё же притянула к себе Эпплджек и коснулась её губ.

Глаза земной пони тут же раскрылись, когда она ощутила, как кто-то приподнял её голову, но вновь закрылись, едва её поцеловали. Этот поцелуй не был таким уж и страстным, а вместо этого… скорее, нежным. Подбадривающим. Когда их губы разъединились, Эпплджек пристально посмотрела на Рэйнбоу.

— Почему… Почему ты не злишься на меня?

— А почему я должна злиться? — поинтересовалась Рэйнбоу в ответ, своим здоровым копытом остановив фермершу от дальнейших возражений. — ЭйДжей… ты только что летела вместе со мной. Мне всё равно, что длилось это только минуту, — она снова поцеловала Эпплджек. — Я люблю тебя даже за то, что ты просто попыталась. Так что спасибо. Это было потрясно, — затем она улыбнулась, посмотрев на ветви вокруг. — И ты ведь знаешь, что для меня такие приземления не впервой?

Эпплджек улыбнулась: её настроение заметно улучшилось.

— Для меня, на самом-то деле, это тож' не впервой, — произнесла она, вспоминая прошлые тренировки. Фермерша быстро осмотрела дерево, а после оценила их высокое положение. — Знаешь, тут не так уж и плохо сидится.

Рэйнбоу разразилась хохотом и вскоре поцеловала Эпплджек в щёку.

— Видишь? А я говорила тебе, что они удобные!

***

В то таинственное ночное время, когда луна постепенно опускалась, а солнце незаметно выскальзывало из-за горизонта, две эквестрийские принцессы вместе сидели в покоях Селестии. Это был тот редкий момент, когда они одновременно бодрствовали, освободившись от некоторых королевских обязанностей.

В далёком прошлом это значило время для совместных развлечений, что, кстати, приводило к не всегда безобидным шалостям в старом замке Вечнодикого леса. Эти чудесные моменты прекрасно подходили, как однажды описывала Луна, «для проделок». Сейчас же, после возвращения из изгнания, такие случаи уединения становились для двух разобщённых сестёр спасительным мостиком, помогающим исправить тысячу лет разлуки.

А в данный момент такая встреча стала замечательной возможностью для дружеской беседы перед подготовкой к торжеству Пинки Пай. Письмо от Твайлайт в день её же возвращения было очень кстати, ведь оно тут же избавило принцесс от лишних волнений насчёт её резкого отъезда.

Луна сидела на краю кровати, тогда как Селестия лежала на большой части матраца. Сёстры общались уже около получаса: всё началось с того, как белый аликорн пробудилась, как обычно тратя после некоторое время на отдых, виновато поддаваясь лени, пока вся Эквестрия терпеливо её ждала. Она мирно слушала дыхание Луны и шелест страниц журналов и каталогов, перелистываемых сестрой.

Луна положила копыто на одну из страниц, указывая на конкретный раздел:

— Как насчёт медового месяца у Нейхарского водопада? — интересовалась она у Селестии. — Это был бы замечательный свадебный подарок!

Принцесса дня лишь покачала головой, даже не удосужившись открыть глаза.

— Это мероприятие устраивается не для того, чтобы объявить о помолвке, Луна, — ответила она. «Хотя, — подумала Селестия, и уголки её рта приподнялись, — некоторые вещи всего лишь вопрос времени».

— Пф-ф, — проворчала Луна, возвращаясь к каталогу. Если бы в письме Твайлайт были бы какие-то указания, то такое событие уже заранее было бы предрешено. Но традиции требовали, чтобы подобные подарки дарились только после официального объявления, даже если подарки — от королевской семьи. Она вздохнула, на мгновение задаваясь вопросом, когда им, наконец, удастся уничтожить между ними пропасть в тысячу лет. Тотчас проигнорировав текст перед собой, она вновь повернулась к Селестии. — Мы полагаем, что у нас ведь есть свои земли в королевстве? Возможно, мы могли бы завещать им титулы… как баронесса, пожалуй?

В этот раз Селестия приподняла бровь.

— Не кажется тебе, что это слишком почётно?

«Да и знать возненавидит их, — подумала она. — Заманчиво».

Луна коснулась подбородка, обдумывая такой аргумент.

— …Возможно, ты права. Сейчас мы ищем праздничный подарок, — произнесла она, вновь перелистывая страницы.

Веселье Селестии только возрастало, но она почувствовала, что подобный толчок Луна использует в правильном направлении:

— Луна, ты не думала о…

— Нет! — перебила принцесса ночи, поднимая копыто. — Если мы собираемся приспосабливаться к нынешнему веку, мы… — она остановилась, сознательно пытаясь исправить себя. — …Я. Я должна сделать это самостоятельно.

Селестия улыбнулась, наклонив голову в знак благодарности. Речь Луны по-прежнему требовала существенных изменений, но, слушая её, она получала определённое удовольствие. Она напоминала ей о былых днях, особенно о тех, которые принцессы провели вместе. Да и к тому же они были несомненно чудесны.

— О! — воскликнула Луна, уткнувшись носом в один из каталогов. — Точная копия доспехов древних пони… Разве не Рэйнбоу Дэш играла роль Полководца Урагана во время празднования Кануна Дня согревающего очага?

— Она и играла, — ответила Селестия, не понимая, зачем сестре всё это.

— Возможно, мы могли бы смастерить ей доспехи в том же стиле… — предположила Луна. — Кузнецы были бы рады.

К этому моменту Селестия уже давно открыла глаза, тем самым показывая сестре всё своё замешательство.

— Они… немного устарели, Луна. Только стражники сейчас надевают доспехи. Те точные копии используются как декорации.

Луна нахмурилась, отбрасывая журнал. Она потянулась к другому, улыбаясь во время перелистывания страниц.

— Ага! Они ведь впервые сейчас в отношениях с кем-то, да и тем более на таком уровне, не так ли? Как насчёт этого? — поинтересовалась она, магией перенеся журнал Селестии.

Охватив журнал собственной магией, Селестия вопросительно взглянула на страницу… и раскрыла рот в попытке набрать воздух; её глаза широко раскрылись, а на щеках появился румянец.

— Н-нет! Это… не совсем уместно, — произнесла принцесса, её мордочка всё ещё пылала.

Даже спустя тысячу лет она до сих пор поражалась наиболее… «креативным» предпочтениям своих подданных. Не сказать, что для неё это было всё в новинку, просто некоторые вещи до сих пор способны её удивить.

Младшая принцесса вздохнула и, что-то пробормотав, возобновила поиски подарка.

— Пони стали такими ханжами за последнее тысячелетие.

Селестия взглянула на свою сестру, припоминая, что такое поведение — обычное для неё. Однако она даже и не ожидала, что это всё перерастёт в дискуссию.

— Где ты вообще нашла эти журналы?

Луна лукаво усмехнулась Селестии:

— Под твоей кроватью! А что?

— Как? — взволнованно произнесла Селестия. — Нет, мои хранятся в… — она резко замолчала. Однако ущерб по достоинству принцессы уже был нанесён, и Луна вынуждена была захихикать. Селестия уже приготовилась ругаться, как её сестра тут же соскочила с кровати.

— Ой! Так я знаю! — воскликнула она, покидая покои. Селестия смотрела ей вслед, лёжа с всё ещё открытым ртом и раздосадованным выражением мордочки.

Что же она думает сейчас?

Читать дальше