Носферфлатту перевод

ЮморУжасыПовседневность

Рэйнбоу ДэшФлаттершайТвайлайт СпарклРэритиПинки ПайЭплджекОС - пони

Написал: Skuzl

Твайлайт Спаркл ищет способ тихо провести день, на помощь ей приходит Флаттершай. Казалось бы, что может пойти не так? Конечно же, если не считать неожиданного открытия страсти своей подруги к крови... Тэг гримдарк поставлен автором, но на мой взгляд абсолютно не нужен.

Заметки к рассказу:

Автор оригинала: Charcoal Quill

Оригинальное название: Nosflutteratu

Ссылка на оригинал: http://www.fimfiction.net/story/72971/nosflutteratu

Разрешение на перевод (есть/нет): нет

Подробности и статистика

Рейтинг — PG-13
События:
11836 слов, 178 просмотров
Опубликован: 05.04.2013, последнее изменение – 4 года, 5 месяцев назад

Кровь это жизнь, если ты не против.

Убедительнейшая просьба, читайте на Гдоках, слетело форматирование.

https://docs.google.com/document/d/11XCmU6JnK8ilIp4hd4CVTZawGyHIWynmuKztFc5uuOI/edit

Носферфлатту

Автор: Charcoal Quill

Переводчик: SkuzlBuTt

Корректор: Akvinikym

Это был тихий день, по крайней мере, по стандартам Понивилля, не было запланировано никаких торжественных встреч, никто не нуждался в срочной помощи, ни один отчёт не требовал немедленного завершения и, что самое главное, — ничего такого и не предвидится. Впервые за долгое время никто ничего не хотел от меня. И я, Твайлайт Спаркл, собиралась заняться исключительно собой.

— Присмотри за домом, Спайк, — сказала я своему помощнику номер один. — Кстати, ты заметил, в Понивилле сегодня очень тихо? Знаешь, что это значит?

— Неа, а что? — Спайк поморщился, думая о чем-то своём. — Слишком тихо?

Немного опешив от такого замечания, я остановилась.

— Не думаю, — ответила я, но всё же не удержалась от встречного вопроса. — Почему ты так решил?

— Ну... — протянул Спайк. — Ты же сама знаешь, в Понивилле всегда что-то случается. А если наступает затишье, то это обязательно затишье перед бурей.

— Увы, чаще всего именно так оно и есть, — задумалась я. — Помнишь, что намедни произошло с Пинки и её органом? А как неделю назад мы с Лирой разбирались со стаей диких гусей? А про разнимание Рэйнбоу Дэш и Рарити я вообще молчу... до сих пор ума не приложу, откуда только могла взяться та кастрюлька с заварным кремом.

Спайк мечтательно вздохнул.

— Дааа... помню, — но тут вовремя спохватился. — Действительно, это было ужасно... кстати, а как давно был инцидент с Пинки и её инструментом?

Я вновь застыла.

— Семь дней назад...

Спайк кивнул:

— Вот именно поэтому я уверен, что сегодняшний день будет не таким уж и тихим.

Поежившись, я опасливо взглянула на открытую дверь библиотеки, внезапно показавшуюся мне гораздо более зловещей, нежели обычно.

— Знаешь что, Спайк...? Возможно, ты и прав, — сказала я с трепетом в голосе.

Но в тот же миг меня как обухом по голове ударило; я показалась самой себе такой глупой... ну, не как жеребёнок, а скорее... суеверной. Я что, останусь в такой прекрасный день в библиотеке только лишь из-за плохого предчувствия Спайка? Тогда мне пора резко перестать верить в науку, логику и всё то, что я так долго и кропотливо изучала!

Однако всё равно не стоит забывать об осторожности...

Я кивнула сама себе, продумав план действий на сегодня.

— Видимо, ты прав, Спайк. К счастью, есть у меня на примете безотказный способ тихо провести день.

— О, а если поконкретней? — спросил тот.

— Флаттершай. Она самая спокойная и тихая из всех, кого я знаю. Даже не представляю, что может пойти не так, — ответила я через плечо, уже выходя из двери.

***

Это был прекрасный день, впрочем, как всегда. Ярко светило солнышко, птички щебетали, всюду были пони с широкими улыбками на лицах — всё это можно было описать одной фразой “Деревенское очарование”. Почему-то именно это выражение первым пришло мне в голову, вроде бы я его где-то уже слышала... В общем, если какой-либо день и смог бы стать предвестником катастрофы, то уж точно не этот.

На первом же перекрёстке меня ждал выбор: направиться прямо к Флаттершай или же пойти более живописным маршрутом. Недолго думая, я выбрала второй вариант. Прогулка по рынку в такой час обещала быть хорошей.

Впрочем, свернув, я практически сразу приметила пастельно-розовую гриву и подбежала к ней.

Флаттершай, заметив меня, улыбнулась.

— Привет Твайлайт.

— Привет, Флаттершай. Как поживаешь?

— О, спасибо, хорошо, — пегаска повернулась обратно к прилавку, где её ждал кочан капусты, расплатилась с продавцом, положила его в седельную сумку, после чего улыбнулась, очевидно довольная от только что сделанной покупки, и вновь посмотрела на меня. — Ты что-то хотела? Я имею ввиду... я с радостью помогу, если что-то нужно...

Я улыбнулась.

— Ничего особенного, просто если у тебя ничего не запланировано, я бы хотела провести время с тобой. Ничего такого, просто отдохнуть, возможно, перекусить.

Флаттершай моргнула.

— О-о, л-ладно, но сначала мне нужно купить всё остальное по списку, конечно, если тебя это устраивает...

— Ничего страшного, я просто буду рядом, если ты не против.

— Нет, что ты, я всегда рада компании.

Флаттершай направилась к следующему прилавку, а я засеменила рядом, нужно было сломать лёд между нами.

— Я слышала, у тебя в коттедже завёлся новый жилец?

Флаттершай сразу оживилась, впрочем, как и всегда, когда речь касалась её питомцев.

— О да, совсем недавно я встретила самого милого ужа на свете, а вчера...

Я смогла разговорить Флаттершай, по крайней мере настолько, насколько это вообще для неё возможно, и я была более чем рада поддерживать этот дружеский диалог. Мы довольно часто меняли темы, примерно раз в минуту; то Флаттершай рассказывала мне о последних проказах Ангела, то я о происшествиях со Спайком. Мы даже вспомнили пару теорий о взрослении драконов.

Довольно быстро (даже слишком быстро, на мой взгляд) сумки пегаски наполнились. Она ещё раз сверилась со списком покупок.

— Ну, вот и всё, я купила всё, что нужно, чем бы ты теперь хотела заняться?

Как будто подслушав нас, мой живот булькнул; я посмотрела на него, потом подняла глаза обратно на Флаттершай.

— Перекусим?

Пегаска кивнула.

— Перекусить было бы неплохо, — она остановилась и огляделась, приметив Ржатальяский# ресторанчик неподалёку с несколькими столиками под открытым небом.

— Этот подойдет?

— Великолепно! Давай посидим снаружи, — пока мы шли, я взглянула на солнышко, улыбнувшись ему. — Я уже как пару дней сижу взаперти и было бы прекрасно немного посидеть под открытым небом.

— Как я тебя понимаю...

Я немного замедлила ход; было что-то странное в том, как Флаттершай это сказала... что-то тоскливое...

Когда мы сели друг напротив друга, я улыбнулась розовогривой пегаске.

— Флаттершай, нам ведь весело вдвоём. Давай встречаться почаще?

— О да, Твайлайт, это было бы прекрасно, — она улыбнулась в ответ. Никаких следов тоски на её лице (если таковые вообще там были). Флаттершай подняла меню.

Вдруг меня осенило:

— Фэнси Пэнтс!

Флаттершай взглянула на меня, вновь опустив меню.

— Что?

— Вот от кого я услышала фразу “Деревенское очарование”, от друга Рарити, Фэнси Пэнтс. Извини за такую внезапность. Просто я никак не могла вспомнить.

— Оу... не за что извиняться Твайлайт, это не самое ужасное, что ты могла сказать... ну то есть... чисто гипотетически...

— Да? Например?

В этот момент к нам подошёл официант, причём таким образом, каким могут подойти исключительно профессионалы#.

— Вы уже приняли решение, леди?

— Да, будьте добры фетучини в чесночном соусе альфредо, — ответила я.

— И салат с артишоками, пожалуйста.

Официант кивнул.

— Хотели бы вы что-нибудь выпить?

— Конечно, будьте добры стакан молока. А ты что будешь, Флаттершай?

— Спасибо, но ничего. Здесь нет того, чего хотелось бы мне...

Официант удивленно поднял бровь.

— Вы уверены, мадам? Я бы мог принести для вас вина, если хотите.

Флаттершай отчаянно замотала головой.

— Нет, спасибо всё нормально, я не пью... — она немного помолчала и добавила. — Вино.

— Как пожелаете, — ответил официант и удалился.

И вновь между нами возникла неловкая тишина, однако теперь никто не спешил её нарушить. Я немного развлеклась раскладыванием столового серебра перед собой, после чего вновь посмотрела на пегаску, пытаясь угадать её мысли.

И слегка нахмурилась. Кажется, она выглядела несколько бледнее, чем обычно, плюс ещё эти странные мешки под глазами.

— Твайлайт? Ч-ч-что-то не так?

Похоже я отвлеклась.

— Ох, извини, Флаттершай, — прочистив горло, я продолжила. — Ты выглядишь какой-то... уставшей, что ли?

— Ох, — Флаттершай слегка покраснела.

— Ничего страшного, просто я немного чувствительна к солнечному свету. Обычно это совсем не мешает, но летом становится хуже, я начинаю чувствовать себя не в своей тарелке, — она немного прищурилась. — От солнца слегка болят глаза.

Я удивлённо взглянула на неё.

— Почему ты сразу не сказала? Мы бы взяли столик в помещении!

— Я не хотела тебя тревожить... — пробормотала она.

— Чепуха, — улыбнулась я. — Это совсем бы меня не потревожило, тем более, если речь идёт о твоем комфорте.

Уголки губ Флаттершай слегка поднялись вверх.

— Ты же знаешь, что я думаю точно также.

Я закатила глаза.

— Но всё же я готова смириться с некоторым дискомфортом ради тебя.

— Ну, если ты настаиваешь...

— Вот что я тебе скажу, Рарити наверняка только ищет предлог, чтобы сделать для тебя шапочку, — я подмигнула. — Когда мы поедим, может, зайдём к ней, подыщем какую нибудь с широкими полями?

Улыбка Флаттершай слегка расширилась.

— Звучит неплохо.

В этот момент официант принес еду.

— Ваш заказ, леди, — и всё так же незаметно удалился.

Я вдохнула аромат чеснока, идущий из моей тарелки.

— Ох, как ароматно... — зачерпнув немного макарон магией, я обмакнула их в изысканный соус.

— Ммм... — я проглотила их и облизнула губы. — А как твой салат, Флаттершай?

Она ничего не ответила. Подняв голову, я увидела её, отодвинувшуюся от стола и смотревшую на мою тарелку так, словно там было что-то живое.

— Хм, Флаттершай? Что-то не так?

— Не ожидала, что там будет столько чеснока, — сказала она, затаив дыхание. — Это немного... хм... непереносимо.

— Оу, я и не знала, что ты ненавидишь чеснок.

Флаттершай вновь покраснела.

— Ненавидишь... слишком сильно сказано. Скорее он меня... отталкивает.

— Отталкивает? Странное слово.

— П-поверь мне, оно вполне подходит.

Я лишь пожала плечами.

— Ну, раз уж так... — я отодвинула тарелку подальше от Флаттершай.

— Но будь осторожна, из-за солнечного света и этой неприязни к чесноку кто-нибудь может решить, что ты вампир или что-то в этом роде, — я усмехнулась своей шутке.

Флаттершай кивнула.

— Вообще-то, да.

Я слегка опешила.

— В смысле?

— Вообще-то... — нерешительно повторила Флаттершай. — Так и есть, я понимаю, если это не слишком укладывается в голове.

— Что не укладывается в голове?

— Что? Я думала, все знают... — Флаттершай сглотнула. — Я думала, ты тоже... разве тебе никто не говорил?

— Говорил что? — я уже начинала сердиться. — Флаттершай, хочешь что-то сказать — говори.

Она спряталась в своей гриве.

— Твайлайт... я вампир.

— Что ты сказала?

— я вампир!

— Чуточку громче, пожалуйста?

— Я вампир.

— А? — ошеломлённо переспросила я.

(Конечно же, я с самого начала поняла, что имеет в виду моя подруга, но я попросту не могла сопоставить образы "Нежной, светлой пегаски" и "Кровожадной нежити". Мой мозг попробовал сделать это и плюнул, ответив лишь "Да пошло оно всё, я иду домой").

Я очень надеялась, что это шутка. Чтобы узнать наверняка, пришлось посмотреть в глаза Флаттершай.

Но я не увидела в них ничего кроме искренности и со вздохом опустила взгляд. Потребовалось несколько долгих мгновений, чтобы вновь вспомнить, как дышать.

—...мать Селестии, ты серьёзно.

Всё ещё не говоря ни слова, Флаттершай кивнула.

— Но... но как ты можешь быть серьёзной, это не имеет смысла!

— Это правда, — подтвердила Флаттершай.

— Но... как это возможно? Я имею ввиду, погляди, у вампиров нет ни отражения, ни тени, у тебя же есть и одно, и второе.

— Про отражения — миф, — пробормотала Флаттершай. — Как и про тень.

— Но вампиры пьют кровь, а не едят салат! — продолжала отрицать я, указывая на тарелку перед ней.

— М-мне нравится вкус, но в еде я не нуждаюсь... Единственное, что мне действительно нужно, так это кровь. Вот почему когда у меня туго с деньгами, я трачу их все на еду для моих животных.

Я опять моргнула.

— Правда?

Флаттершай кивнула.

—...ладно, это не относится к делу. Как ты можешь ходить под солнцем? Ты же должна была сразу сгореть! — уже взвинчено сказала я.

— Ох... ещё один миф, — ответила Флаттершай.

— Солнце причиняет дискомфорт, я лишь быстрее устаю, — поморщившись, она взглянула вверх. — Но не больше; иногда я сплю всю ночь.

— Ты имеешь ввиду, как обычные пони?

Флаттершай спокойно кивнула — Ага, порой мне хочется видеть своих друзей и питомцев, даже ценой слабости и усталости... — она слегка замялась. — К тому же, солнце мешает мне обернуться летучей мышью.

Я почувствовала, как моя челюсть упала.

— Ты умеешь превращаться в летучую мышь?

— Нет, не пока солнце светит, — вновь повторила Флаттершай, в её голосе голосе чувствовался крохотный упрёк моей невнимательности.

— Но... но как же... — сказала я, дико махая копытами.

— Твайлайт, — строго отрезала Флаттершай.

Я вновь посмотрела на неё и даже хотела что-то сказать, но слова встали поперёк горла; мой взгляд наполнился тревожным, ползущим ужасом.

Флаттершай изменилась.

Её перья казались острее, будто бы более резко выраженными. Черты лица стали угловатыми, а её крылья, всё ещё пернатые, приобрели мышиный силуэт. Глаза Флаттершай, обычно два бассейна доброты цвета морской волны, теперь представляли собой два глубоких омута, светившихся холодным тусклым свечением. Но самое страшное случилось, когда её губы обнажили острые клыки.

“У пони вообще не должно было быть клыков!” — протестовала маленькая часть моего сознания. “Но ведь это не совсем пони?” — ответила вторая. Передо мной сидело существо, прекрасное в своей манере, неестественной красоты хищница. Ни один пони не может выглядеть так.

Через мгновение она снова стала обычной Флаттершай, молча сидевшей, опустивши голову.

— Мне очень, очень не нравится делать так, — в конце концов пробормотала она, уставившись на свой салат. — Большинство пони находят это пугающим.

— Ой, да ну, правда что ли? — слабо ответила я. Хотя та Флаттершай ушла, я все ещё видела её образ перед собой. — В жизни не поверю.

После затянувшейся паузы, я снова заговорила.

— Итак, что случилось... ну, то есть... как это произошло?

— Я бы не хотела говорить об этом, если ты не против, — пробормотала Флаттершай.

Я кивнула.

—...ладно.

Пауза.

—...Итак... кровь, да? — спросила я.

— А-ага.

Сглотнула.

—...других пони?

Флаттершай ещё сильнее вжалась в кресло.

—...а-ага.

— Оу...

Пауза.

Тут Флаттершай быстро подняла голову и выпалила.

— Но ведь это ничего не меняет? Правда? Я ведь всё ещё та пони, которую ты знаешь? Пожалуйста, не пугайся и не злись...!

Я попыталась улыбнуться, надеясь лишь, что моя улыбка не выглядела слишком неискренней.

— Не... всё хорошо, не о чем волноваться, — Я нервно усмехнулась. — Ну да, вампир, подумаешь, что такого?

Флаттершай облегченно вздохнула.

— Я рада, что ты так легко приняла это. А что будем делать теперь?

— Раз уж ничего не изменилось, то давай будем делать то, что и собирались. Во-первых, доедим, ведь нельзя позволить задаром пропасть это вкусной еде? — я лихорадочно глотнула ещё чесночного соуса. — А потом мы пойдем к Рарити за шляпкой для тебя.

“И ещё там я смогу добыть ответы на парочку вопросов” — про себя добавила я.

***

Рарити буквально засияла, когда мы с Флаттершай зашли в бутик.

— Ну привет, Твайлайт! — промурлыкала она. — И Флаттершай! Что привело вас двоих ко мне?

— Флаттершай нужна шляпка от солнца, — быстро ответила я. — Сможешь что-нибудь подобрать?

— О, ну конечно! — ответила Рарити.

— Я как раз размышляла, не вернутся ли широкополые шляпы в моду? — она повернулась и левитировала пару рулонов ткани в соседнюю комнату. — Флаттершай, пошли со мной, твоё присутствие — неотъемлемая часть творческого процесса.

В течение следующих полутора часов пара кобыл весело переговаривалась в соседней комнате, а я сидела, пытаясь удержать себя от истерики, в то время как бессмысленная паника и отчаянная любознательность боролись за первенство в моём сознании. Наконец, эти две (кобылы, а не эмоции) вернулись в комнату. Причём одна из них теперь была в шляпе.

—...должна сказать, что эта полоска очень подходит к твоим глазам! — сказала Рарити, обращаясь к пегаске, а затем посмотрела и на меня. — О, мне очень жаль, Твайлайт, надеюсь ты не слишком сильно скучала?

— Нет, у меня было над чем подумать, — несколько рассеяно сказала я.

Рарити такой ответ устроил.

— А ты что думаешь? — спросила она, указывая на Флаттершай.

Как и ожидалось, шляпка была широкополой, но с неожиданно низкой и прямой тульей. Цвета она была угольно-чёрного, однако её обрамляла бирюзовая лента. Я никак не могла понять, почему эта вполне безобидная шляпа так... тревожила меня.

— Она... ей идет, — наконец-то выдавила я.

Флаттершай улыбнулась.

— Спасибо, Твайлайт, — поблагодарила пегаска.

— Ну она ведь правда отлично ей подходит? — сияла Рарити. — Я была частично вдохновлена чумными докторами в...

Ах... вот оно что.

— Чуточку мрачновато, пожалуй, — продолжала говорить она. — Но на Флаттершай смотрится восхитительно!

— Да... — пробормотала я, пытаясь не вспоминать те глаза и те ужасные клыки. Чем быстрее я забуду их, тем лучше. — И впрямь, восхитительно. Итак, сколько я тебе должна?

Глаза Флаттершай распахнулись.

— О, Твайлайт, тебе не обязательно платить за меня, я сама могу...

Рарити подняла копыто.

— Дорогуши, я вполне могу позволить себе такой подарок.

Я немного опешила:

— О, это чудовищно...

— Щедро? — закончила Рарити, улыбаясь. — Не стоит, правда.

— Если... если ты настаиваешь, — сказала Флаттершай. Она взглянула на часы, и её глаза широко распахнулись. — Твайлайт, м-мне действительно нужно торопиться домой, ты же понимаешь?

Я закивала, улыбаясь своей удаче.

— Понимаю... мне как раз нужно поговорить с Рарити наедине о... — тут я немножко стушевалась, но мгновенно выкрутилась. — О кое-чём важном!

— Ладно, увидимся позже? — спросила она, направляясь к двери.

— Конечно! Увидимся позже. Удачного дня.

— Пока, Твайлайт. Я скажу Ангелу, что ты передавала ему привет

— Давай! — я подождала, пока дверь окончательно закроется, и, когда это произошло, не без звона висевшего рядом колокольчика, повернулась к единственной оставшейся кобыле в комнате. — Рарити! Ты просто обязана помочь мне!

Рарити ответила хитрой, понимающей улыбкой. Что-то в этом меня насторожило.

— Ох-ах, Твайлайт, сначала вы с Флаттершай обедаете вместе, потом ты предлагаешь купить ей шляпку... я требую подробности! — пропела она.

Растерявшись, я опешила.

— Подробности? То есть?

— Ну конечно! — Рарити буквально расцвела. — Из вас двоих получилась такая прекрасная пара. Я хочу знать абсолютно всё о том, что случилось на вашем маленьком свидании!

— Свидании?! — я побледнела или же, возможно, как раз наоборот, покраснела. Как бы то ни было, я была очень сильно смущена, и могла поставить бит на то, что лицо моё это выдавало.

— Честно говоря, не ожидала, что именно вы две из всех пони пойдете на столь смелый шаг, — Рарити, немного погодя, продолжила. — Хотя, на первый взгляд, вы вместе странно смотритесь и из-за этого, безусловно, изменятся отношения внутри нашей маленькой группы, но сердцу не прикажешь, верно? Не могу дождаться, когда я буду шить для вас свадебные платья!

Быстрый взгляд в зеркало только подтвердил мои опасения: я была свекольно-красного цвета, чтоб его, этот румянец.

— С-с-свадебное платье?! Рарити, почему тебе вообще такое пришло в голову?

— Ты имеешь ввиду, что вы две не...? — улыбка на лице Рарити заметно поблекла. — Видимо, стоило сначала спросить Флаттершай.

Лицокопыто.

— Как вообще можно было логически прийти от “Флаттершай и Я” до свадьбы?

Теперь настал черёд Рарити краснеть.

— Возможно я в последнее время слишком много читала.

— Позволь спросить, что именно?

— А вот это уже абсолютно неважно! — быстренько бросила в ответ Рарити. — Как бы то ни было, что именно, в таком случае, тебя так напугало?

— Ах да, точно, — мысленно благодаря её за смену темы на менее тревожную, я указала на дверь. — Рарити, ты знала, что Флаттершай вампир?

Та даже глазом не моргнула.

— Конечно, дорогуша, все знают это.

Тут мысли в голове у Твайлайт окончательно перемешались.

— Ч-что?

— Подожди... ты хочешь сказать, что не знала? Я уверена, что упоминала об этом по крайней мере раз.

— Но это не так!

— А разве ты сама не догадалась? — спросила белоснежная единорожка. — Разве это не было очевидно?

— Что ты имеешь ввиду? — резко спросила я.

Рарити взглянула на меня.

— Подумай, дорогая. Каждый раз когда мы обнимались, ты не замечала ничего странного?

Я уже думала об этом. Воспоминания вновь нахлынули; пять тел рядом со мной, четыре тёплых, а одно...

—...одна всегда была холодной, — медленно произнесла я.

Рарити кивнула.

— И этот взгляд... разве его может сделать обычный пегас? Ты думала, это Добро с зубами?

— Я не задумывалась над этим. После пинки-чувства мне уже даже не хочется пытаться понять что-либо подобное.

— Ну, лично я слышала, что это абсолютно обычная вещь для вампиров, — продолжала Рарити. — И ты, конечно, помнишь Гала.

На моём лице явно отразилось удивление.

— А там-то что?

— Ты помнишь, как животные убегали от Флаттершай? Хотя вампиры, обычно, хорошо уживаются с хищниками, большинство других животных избегают их. Все животные в окрестностях Понивилля либо знали Флаттершай до обращения в вампира, либо в конечном итоге свыклись. Но у животных на Гала не было такой возможности, и даже кьютимарка не могла особо помочь

— Но... но это означает, что Флаттершай уже тогда была вампиром! — я тут же подавилась; меня как-будто обухом по голове ударили. — Рарити, как долго Флаттершай вампир? И какого сена я не заметила этого раньше?

Рарити ответила мне извиняющейся улыбкой.

— Ну конечно, ты и не могла заметить... тогда ты ещё была в Кантерлоте. Флаттершай стала вампиром за три года до твоего появления в Понивилле.

Мои глаза в ужасе и неверии расширились.

— Ты... ты хочешь сказать, что всё то время, что я её знаю, она была вампиром?

Рарити закатила глаза.

— Именно.

— Просто замечательно! Нужно было сказать, что она вампир, как только мы познакомились!!

Рарити подняла копыто.

— Твайлайт, успокойся.

— Успокоиться? Кто здесь не спокоен?! С какого перепугу мне нужно успокоиться?!! Я Только что узнала что одна из моих самых близких подруг кровососущая нежить!!

— Твайлайт! — уже крикнула Рарити.

— Если у меня ушло столько времени, чтобы понять, что Флаттершай — вампир, то вдруг я упустила кого-нибудь ещё?! — я уже начинала паниковать. — Они могут быть где угодно! Даже Ангел, кролик Флаттершай, может он тоже один из них?

— Твай!

— И Спайк, зубы у него достаточно острые, возможно я всю жизнь живу рядом с вампиром и даже не знаю об этом!

Терпение Рарити лопнуло.

— Твайлайт, хватит!

Мне потребовалось время, чтобы понять, что у меня приступ паники. Волна смущения сразу захлестнула меня; я попыталась замедлить дыхание.

—...пожалуй, я слегка переборщила. Спасибо, Рарити, — уже успокоившись, сказала я.

— К твоим услугам, — усмехнулась та.

— Это просто... просто это всё свалилось, как снег на голову. Я не знаю, что и думать.

Рарити похлопала меня по спине, успокаивая.

— Я понимаю, дорогуша. Могу я чем-то помочь?

— Возможно... я хочу знать больше. Может быть, немного информации поможет мне?

— Прекрасно, я расскажу, что смогу. Что бы ты хотела знать в первую очередь?

Я крепко задумалась. У меня было так много вопросов, но в конце концов я остановилась на одном.

— Что случилось с Флаттершай, как она стала вампиром?

Глаза Рарити буквально загорелись.

— Я надеялась, что ты спросишь меня об этом, — с помощью магии она притащила небольшой ящик из-за стойки бутика, поставила перед собой и закрыла все шторы. В бутике мигом потемнело.

— Эмм... Рарити, что ты делаешь?

— Расслабься, я просто подготавливаю сцену, — с деловым видом она вытащила из ящичка…

Я моргнула.

— Это... кукла Флаттершай?

— Да, Твайлайт, я знаю.

Осторожно я ткнула куклу знакомой розовогривой пегаски; та издала мягкий писк.

— Так зачем тебе кукла Флаттершай?

— Потише, пожалуйста, я собираюсь рассказать тебе историю готического ужаса и неизвестности. Могла бы и догадаться.

Я подняла бровь.

— Правда?

Рарити обиженно уставилась на меня.

— Конечно, это не сработает, если ты будешь относиться к этому с такой долей скепсиса.

Настал мой черед закатывать глаза.

— Прекрасно, начинай, когда будешь готова.

Свет погас.

Тусклый тёплый свет, как от свечки, осветил середину комнаты и коттедж Флаттершай в миниатюре.

Голос Рарити раздался, как призрачный шёпот.

— Твайлайт, ты когда-нибудь задавалась вопросом, почему Флаттершай всегда запирается на ночь кошмаров и никого не пускает?

— Потому что она Флаттершай? — рискнула ответить я.

— На первый взгляд так оно и есть, — усмехнулась Рарити. — Но ты будешь удивлена, что это не так.

Дверь мини-коттеджа открывается, и уже знакомая нам кукла появляется в дверях.

— Веришь или нет, но Флаттершай на самом деле очень любила ночь кошмаров. Раньше вместо того, чтобы дрожать под одеялом, заперевшись в своём домике, она стояла у дверей со сладостями наготове. Конечно, если ветер бы сильно подул или рядом завыл древесный волк, она бы немного напугалась, но, в конце концов, на ночь кошмаров и должны появляться монстры. Кроме того, немного попугаться порой может быть очень даже весело.

Три куклы-жеребенка с сумками приблизились к дверям мини-коттеджа. Кукла Флаттершай уставилась на них глазами-кнопками, немного жутковато, но все же мило. Когда сумки наполняются, счастливые жеребята уходят.

— Конечно, в другое время Флаттершай чувствовала бы себя ужасно неловко, но ей удавалось совладать с собой, и в этот день она была рада всем без исключения гостям.

Свет поменялся, став бледно-холодным, лунным. Я задрожала.

— Пока однажды не пришел... он.

Новая кукла появилась рядом с игрушечным коттеджем. То был жеребец единорог с шерсткой цвета кости и тремя летучими мышами на бедре.

— Жеребец был очарователен, несмотря на бледность. А Флаттершай, обычно и так крайне стеснительная, была очарована им; он, кстати, тоже ею заинтересовался. Они долго беседовали, пока однажды… Флаттершай не пригласила его к себе.

Белый жеребец скрывается в домике, кукла Флаттершай закрывает дверь. Внезапно свет гаснет.

И вновь загорается. Флаттершай стоит напротив белого единорога, свет вновь меркнет.

Включается. Жеребец медленно подходит. Флаттершай, кажется, пытается отойти, но не может. Пропадает.

Зажигается. Жеребец уже стоит в упор. Кукла как-будто широко распахнула глаза. Гаснет.

И вновь наполняет комнату. Он так близко, так близко! Она не смеет даже дышать. Света снова нет.

Снова есть. Жеребец смертельно спокоен.

И он бросается!

Свет становится кроваво-красным, ослепительно ярким. Я слышу крик кобылы.

Света нет.

Я сижу, пытаюсь прийти в себя, унять бешено колотящееся сердце. Внезапно я понимаю, что тот крик был мой собственный.

Вскоре свет снова включается, на этот раз он бледно-золотой, но почему-то слишком холодный, неживой. Он освещает маленький коттедж.

— На следующий день один из горожан хотел занести Флаттершай деньги за лечение его питомца. Он и был тем кто, нашел обескровленный труп на полу в гостиной.

Дверь в коттедж открывается, и через неё выходит другая кукла, на этот раз чёрная и с лопатой на спине. Могильщик тянет за собой безжизненную куклу в гроб, кидает её туда, захлопывает крышку.

— Все были шокированы внезапной смертью Флаттершай. “Она была так молода,” — так все говорили, хотя никто из них особо её не знал, поэтому на похоронах не было много народу.

Свет постепенно начинает угасать, но всё ещё видно, как радужногривая пегаска ставит цветок кипариса на крышку гроба. Теперь всё вновь в полной темноте.

Свет внезапно загорается. Крышка гроба открыта, но внутри никого нет.

— Если все были шокированы смертью Флаттершай, то пропажа её тела стала сенсацией... грабитель могил? В Понивилле? Такого никогда ещё не было! И зачем ему понадобилось тело? Чувство тревоги продолжало возрастать, пока однажды в сумерках... не появилась Флаттершай; она извинилась перед сторожем кладбища за то, что разрыла могилку, пока вылезала из гроба.

Тут в комнате появилась Рарити и резко открыла шторы.

— Ну теперь ты всё знаешь, — с этими словами она быстренько начала убирать все куклы обратно в свой ящик.

Всё ещё не отойдя от только что увиденного, я не могла сдвинуться с места.

— И это всё?

Рарити замерла.

— И это всё? Может быть, ты хотела сказать “вот и всё”? — единорожка повернулась ко мне, в её глазах появился опасный огонёк. — Неужели ты не понимаешь, Твайлайт? Флаттершай любила Ночь Кошмаров, да, монстры и вурдалаки слегка пугали её, но она думала, что они ненастоящие, и не сильно их боялась, пока однажды не поняла, что была не права на их счет... ну и пока не стала одной из них.

— Но чем история закончилась? — запротестовала я. — Там должно быть что-то ещё!

— Не совсем. Ты спросила, как Флаттершай стала вампиром, а я ответила. Что было дальше уже не относится к этому вопросу, — ответила Рарити.

— Чисто технически, возможно, — признала я. — Но я всё же хочу знать! Кроме того, в твоей истории полно дыр. Что случилось с этим бледным жеребцом? Если он был заинтересован Флаттершай, почему же бросил её сразу после обращения?

— У меня нет ответов на эти вопросы, я рассказала тебе всё, что знаю, или точнее то, что Флаттершай рассказала мне самой. Она либо сама не знает, либо не хочет говорить, — раздраженно ответила Рарити.

—...понятно. Но если это всё, что ты знаешь, почему бы просто не сказать мне, что она была укушена на Ночь Кошмаров? Это заняло бы всего тридцать секунд, не понадобился бы весь этот спектакль.

— Твайлайт, Твайлайт, какой смысл просто рассказывать историю, если можно показать? — печально покачала головой Рарити.

***

Стоит сразу сказать, что больше ответов на свои вопросы я от Рарити так и не получила, а потому пошла к той единственной, которая скажет всю голую правду.

С такими мыслями я и отправилась на Ферму Сладкое Яблочко, где нашла Эплджек и Большого Макинтоша; они тянули телегу с пустыми корзинами в сады, но, завидев меня, остановились.

— Привет, Твай, — сказала Эплджек, качнув шляпой.

— Привет, Эплджек, здравствуй, Большой Макинтош.

Красный жеребец кивнул, его лицо оставалось непроницаемым.

— Йеап.

— Что тебя привело к нам, Твай? — спросила Эплджек.

Я продолжила.

— Рарити рассказала мне довольно интересную историю... но я бы хотела узнать некоторые подробности и подумала... что ты сможешь помочь мне в этом.

— Всегда к твоим услугам, — сказала Эплджек и освободилась от упряжи. — Не могу ничего обещать, но буду только рада помочь. Так что за история?

— Ночь Кошмаров и… Флаттершай, — ответила я.

Оба члена яблочной семьи застыли на мгновение, после чего Эплджек повернулась к брату.

— Не мог бы ты поработать пока на южном саду, а я тут поговорю, ладно?

— Йеап, — его лицо казалось даже ещё более каменным, нежели обычно.

Когда её брат ушел за пределы слышимости, Эплджек продолжила.

— Извини, просто это его наболевшая проблема.

— Действительно? — спросила я, нахмурившись.

— Мне кажется, лучше не сыпать соль на рану, — вздохнула земнопони. — Так почему ты так резко заинтересовалась? Уверена, раньше ты даже не догадывалась о её состоянии.

Я закатила глаза.

— Рарити очень красочно всё это обрисовала.

— Да, она очень любит приукрашивать и драматизировать, но могу заверить тебя, что в этот раз так оно всё и было, — сказав это, она вытащила из тележки одну из корзин и поставила под ближайшее дерево. — Кстати говоря... было представление с куклами и домиком?

— Да, коротко ответила я.

Эплджек фыркнула в ответ.

— Да, порой Рарити действительно переигрывает. Иногда мне даже кажется, что она не совсем в себе, если ты понимаешь, о чём я. Итак, что ты хотела бы узнать?

— Гхм... в общем, она достаточно красочно рассказала ту часть, где Флаттершай восстала из могилы, но что было позже? Честно говоря, я сильно сомневаюсь, что всё приняли её такой...

— Ну, вообще-то, так оно и было.

Мои брови поползли вверх в удивлении.

— Что?!

— Ну, конечно же были и те, кто призывал быть осторожными, — Эплджек развернулась и сильно ударила по стволу обеими задними ногами; яблоки посыпались в корзину. — Но в конце концов мы решили, что не о чем волноваться.

— Не о чем волноваться? — всё ещё не веря, переспросила я.

— Ну да, а с чего мы должны? Волноваться, я имею ввиду, — спокойно ответила вопросом на вопрос Эплджек.

Я уставилась на неё.

— Мне действительно необходимо объяснять это? Вампиры пьют кровь, причём кровь ПОНИ!

— Само собой, им это необходимо, — с этими словами Эплджек поставила наполнившуюся корзину на телегу и взяла новую, пустую. — Вспомни, Твай, что ты помогала организовывать полтора месяца назад?

— Полтора месяца назад... — я застыла, понимание ошарашило меня. — Сдачу крови. В больницу полагается сдавать кровь хотя бы раз в год.

Эплджек кивнула.

— Правильно, а когда ты в последний раз видела пони, которому нужно было бы переливание? Ну или хотя бы кого-то с травмой хуже, чем порез бумагой.

Теперь, когда она ткнула меня в это носом, я начала лихорадочно вспоминать.

— Никогда... — мои глаза в ужасе раскрылись — Боже... ты говоришь, вся эта кровь ушла, чтобы прокормить Флаттершай?

— Конечно же, нет, — усмехнулась Эплджек.

— Как ты и говорила, кровь сдают минимум раз в год, таков порядок, да и желающие помочь всегда находятся, а травм здесь совсем нет, поэтому образовался большой запас, — сказав это, она перешла к следующему дереву и лягнула его. — А хранить его тяжело и дорого.

— Получается, когда они прознали, что Флаттершай стала вампиром, то сразу же нашли, куда девать эти самые избытки крови? — слабеющим голосом произнесла я.

Удар, снова яблоки попадали в подставленную корзину.

— Ну да, а почему нет? Они уже и так давали ей кровь для летучих мышей, миног и пиявок. Да и какой в ней смысл, если она не нужна? По-моему, лучше уж так, чем терпеть убытки, но зато хранить её.

— Не знаю, но для меня это всё равно звучит как-то... то... — мотнув головой, сказала я.

— А на мой взгляд всё не так уж и плохо, — Эплджек подошла к корзине и заглянула в неё. — У госпиталя есть ненужная кровь, а Флаттершай кровь нужна. Я, может, и не знаю столько мудрёных слов, сколько знаешь ты, Твайлайт, но мне известно одно, которое идеально подходит. Прагматично.

***

— Прагматично?! — бормотала я про себя, направляясь в сторону Понивилля. — Так вот, значит, как это зовется, — прагматичность, когда всюду расхаживают вампиры?

И теперь, в этом состоянии крайнего раздражения, мне пришёл на ум вопрос, а почему, собственно, я вначале пошла к своим подругам? Ведь если уж сам Элемент Честности не смог дать мне ответы на вопросы, то это сможет сделать только самый проверенный источник — книги

— Через несколько часов я буду знать о вампирах всё, что нужно, — проговорила я сама себе, стараясь отвлечься от навязчивых образов факелов, вил и гор трупов, которые так заботливо подсовывало мне моё сознание. — И почему я не сделала это в первую очередь?

Внезапно мой глаз задёргался.

— Хватит так делать, — сказала я ему.

Мгновения спустя я уже была у библиотеки. Спайк открыл дверь.

— Привет, Твай, как прошло...

— Не сейчас, Спайк, — сказала я, проносясь мимо него.

У моего помощника номер один есть одна замечательная черта: он прекрасно чувствует настроение, достаточно лишь одного взгляда. Например сейчас ему сразу стало понятно, что я нахожусь в состоянии "исследования". Он тихонько выскользнул наружу и через пару минут вернулся, уже неся в лапах кружку моего любимого чая, а потом так же быстренько пропал из поля зрения, оставив меня наедине с тревожными мыслями и книгами. Я взяла последнее и пошла наверх к своему столу.

Правда, выбор среди них был весьма небольшой: парочка художественных произведений (без романов и ужасов) да несколько книг с местным фольклором (практически во всём противоречащих друг другу).

Например, большинство из них не смогли согласиться по поводу того, как же именно вампиры выглядели. Есть тень, нет тени, клыки, нет клыков, отражение, нет отражения, бледная кожа, румяная кожа. Так что если бы я решила вычислить вампира с помощью этих книг, то толку от них было бы столько же, сколько от Ирискового Молотка.

Однако в одном книги более менее друг с другом соглашались; это были поведение и характер вампиров. Они, если верить книгам, были ужасными, порочными монстрами, возвратившимися с того света, чтобы охотиться на живых. Природа ночного хищника вынуждала их делать это по ночам, используя парализующий взгляд, чтобы сделать жертву беспомощной. Любой пони, которого выпьют досуха, а потом дадут крови вампира, сам становится таким же кровожадным монстром. Жажда крови настолько велика, что любые представления о морали, дружбе или верности не стоят для вампира ничего. Если кто-то и пытается сопротивляться жажде, скоро он ломается.

Нахмурившись, я подняла глаза от страниц. Согласно книгам, Флаттершай недостаточно пакетиков с кровью, если она находится среди пони; рано или поздно она сорвется.

Неужели это правда? Ведь это может быть ошибкой... но если так, то почему во всех книгах написано одно и тоже? Я подумала, что должна им верить, но в таком случае Флаттершай или гуру самоконтроля, или бомба замедленного действия.

Великая Селестия, надеюсь, все же первое. Я отхлебнула немного чая и приступила ко второй части своей работы — слабостям вампиров.

И вновь здесь оказались нестыковки. Большинство авторов согласились, что вампира бы убило обезглавливание, осиновый кол в сердце или огонь, а также в том, что чеснок отпугивает их, что вампиры не могут войти в дом без приглашения и что солнечный свет ослабляет их.

Другие источники говорили более сомнительные вещи. Одни рассказывали о неспособности вампиров пересекать проточную воду, но так как коттедж Флаттершай был прямо рядом с таким ручейком, вряд ли это была правда. Пара других книг даже предлагала убивать их ломтиком лимона.

Я взглянула на лимон в своём чае. Это казалось слишком надуманным, но все же отметила для себя спросить об этом у Флаттершай.

Одной из нескольких деталей, часто повторяющихся в книгах, была так называемая “солнечная вода”, которую могут приготовить специально обученные единороги. Это была свежая родниковая вода, зачарованная так, чтобы хранить тепло полуденного солнца. Для обычной пони она будет слегка тёплой, а вот плоть вампира будет жечь, как огонь. В одной из книг я даже нашла заклинание для изготовления такой воды.

— Да, это прекрасно, я бы могла сделать пару колб и... и что дальше? — спросила я сама себя, смотря на рецепт, как вдруг что то промелькнуло на самой границе видимой мне зоны.

То была быстрая вспышка фиолетового, а именно — моё собственное отражение. Я обернулась.

В другом конце комнаты стояло зеркало. Стоило мне посмотреть в него, так сразу в голове вихрем пронеслись мысли.

Моей первой реакцией было облегчение: отражение всё ещё есть, а значит вампиры пока не добрались до меня, хотя и было оно с растрёпанной гривой и мешками под глазами.

Однако затем я вспомнила, что отсутствие отражения — всего лишь миф, и меня резко настигла паника, однако мне удалось её прогнать.

Наконец я внимательно присмотрелась к своему отражению. Осторожно коснулась растрёпанной гривы, глянула в налитые кровью глаза и на ужасные мешки под ними же. Как я не заметила раньше? В последний раз я так выглядела, когда... ну ладно, пыталась починить то, что не сломано, а потом ещё и то, что сама натворила. Я глубоко вдохнула. Возможно, вся эта заварушка с вампиром беспокоит меня больше чем нужно.

— Ладно, Твайлайт, на сегодня хватит, — сказала я себе и, с помощью магии, левитировала щётку, дабы причесать непослушную гриву. — Я больше не буду сходить с ума по поводу этого, а завтра сяду и спокойно разберусь.

Внезапно моё левое ухо дёрнулось.

Я нахмурилась; это не нервное подёргивание.

Быстренько я положила на место свою расческу и открыла окно, после чего сложила гору из подушек в углу комнаты, прикрепив несколько на стену, убрала оттуда всё лишнее, повернулась спиной и стала ждать.

Несколько секунд спустя разноцветная вспышка влетела в окно, и врезалась в стену. И так уже зверски замученная до этого подушка не выдержала нового издевательства и лопнула, разлетевшись перьями во все стороны.

Через несколько секунд Рэйнбоу Дэш поднялась, ещё не до конца придя в себя.

— О, привет, Твайлайт, спасибо за подушку.

Я пожала плечами.

— Нет проблем.

— А как ты узнала, что я влечу в окно? — спросила она. — Это впечатляет.

— Я заметила, что ровно через 52.8 секунды после определенного подёргивания уха прилетаешь ты. Моя теория гласит, что когда ты достигаешь определенной скорости, волна, идущая от тебя, подсознательно влияет на меня. Пусть я и не слышу её, но она вызывает сокращение уха, — закончила я.

Дэш тупо уставилась на меня, пожала плечами и сказала.

— Могла бы просто сказать, что заразилась от Пинки.

Я застыла на месте.

— Что? Нет! По крайней мере, я надеюсь, что нет. Не дай Бог Пинканутость заразна.

Рэйнбоу хихикнула.

— Расслабься, я уверена, тут не о чем волноваться.

— Да... как бы то ни было, ты случайно залетела во время тренировки или что-то хотела? — спросила я.

— Вообще-то, первое, но раз уж я здесь, то обязана спросить, не приехали ли новые книги Дэринг Ду? Не могу дождаться! — сказала она, постучав по подбородку.

Я вздохнула; она не в первый раз спрашивала меня об этом.

— Нет, Рэйнбоу, и не приедут ещё где-то с две недели. Что-то ещё, или я могу вернуться к своим исследованиям?

— Неа, ничего.

— Хорошо, — я направилась к заваленному книгами столу. — Как ты могла заметить, я немного занята.

Рэйнбоу подлетела ко мне.

— О, над чем работаешь на этот раз? — она взяла ближайший том и уткнулась в него.

Через несколько секунд кровь отхлынула от лица пегаски. Книга упала на пол и раскрылась прямо на странице с рецептом солнечной воды.

Рэйнбоу застыла в такой позе на несколько мгновений, а потом повернулась оглядеть остальные книги на столе.

“Кол в сердце”... “Охота на живых”... “Жажда крови”... “Отрезать голову”... “Сжечь”…

— Гмм... Рэйнбоу, я знаю, как это выглядит... — начала я нервно.

Рэйнбоу медленно повернулась ко мне, в её глазах пылал адский огонь, а на лице застыло выражение “убью-разорву-на-куски”; с рёвом, который, казалось, потряс саму земную твердь, она прокричала:

— Это ведь о Флаттершай, так?!

Я отпрыгнула, испуганно взвизгнув.

— Д-да, н-но...

Рэйнбоу Дэш шаг за шагом подходила ко мне, дрожа от ярости.

— Флаттершай не тронет никого!

Я попыталась попятиться ещё, но упёрлась крупом в стену.

— Н-но в-ведь она пьёт кровь...

— Она должна! — закричала она — А ты обязана это понять!

— Н-но в-ведь... — начала было я.

— Нет, Флаттершай никогда даже мухи не обидит! — Дэш рванулась вперед, её лицо остановилось в считанных сантиметрах от моего. — Я не позволю тебе навредить ей только лишь потому, что ты внезапно почувствовала себя Гэбриэлом Ван Хельсингом!

— В-ван-что? — я энергично замотала головой. — Нет, Рэйнбоу, ничего такого!

Дэш сбилась.

— Нет?

Я сглотнула.

— Нет, ч-честно.

— оу... — Рэйнбоу отошла на пару шагов назад и села на круп.

— Хорошо, что мы выяснили это сейчас... пока не стало действительно поздно... — она смущенно улыбнулась. — Прости, Твай, я действительно достаточно обидчива, когда речь касается Флаттершай. Мне даже пришлось набить пару морд в прошлый раз...

— В прошлый раз? — повторила я; меня всё ещё немного трясло.

— Ну да, — Рэйнбоу снова нахмурилась. — Некоторые пони, едва услышав, что произошло с бедняжкой, схватили колья и чеснок. Я уже потеряла Флаттершай однажды и не собираюсь стоять и смотреть, как это случится снова.

Память внезапно подсунула яркий образ.

Радужногривая кукла кладет одинокий кипарис на крышку гроба.

— Ты очень заботишься о ней, правда? — пробормотала я.

Рэйнбоу лишь пожала плечами, но её выдало выражение лица.

— Она мой старый друг, мой самый близкий друг. Я всегда могла защитить её, — она отвернулась. — Ну или почти всегда.

— Я... я извиняюсь, Дэши, — я опустила взгляд на свои копыта. — Мне очень жаль, но мы не можем игнорировать то, чем стала Флаттершай, как бы нам хотелось. Я не хочу ей вредить, и не буду, но ты не можешь отрицать тот факт, что мы для неё, ну или скорее для её инстинктов, теперь еда. Это только вопрос времени, когда её выдержка даст сбой.

Дэш уставилась на меня.

— Да что ты знаешь об этом?

Я взглянула на книги.

— Я провела некоторые исследования.

— Даже бита бы не дала за твои исследования! — вспылила пегаска. — Я знаю Флаттершай. Она в порядке уже несколько лет! Она никогда не сделает ничего подобного!

— Конечно, она не хотела бы, — ответила я. — Но, возможно, настанет день, когда она не сможет устоять. Когда не сможет довольствоваться холодными пакетами и захочет попить тёплой, прямо из пони.

— Это не проблема, — быстро ответила она.

Я покачала головой.

— Сомневаюсь. Честно говоря, я очень удивлена, как она смогла протянуть столько без свежей крови.

Долгое мгновение Дэш смотрела на меня.

— Ну... она как бы и не смогла.

Я опешила.

— Что ты имеешь...?

Дэш в ответ откинула гриву с плеч; под ней оказался небольшой пластырь. Отодрав его, она показала мне…

Вздох. Два небольших прокола, по виду совсем недавно сделанные. Там же были ещё следы, бесчисленное множество следов.

— Тебя... она кусала тебя? — тихо пробормотала я.

— Ты сама сказала, Твай, ей необходимо время от времени пить кровь живого пони, — спокойно ответила Рэйнбоу.

Я отвернулась, почувствовав тошноту.

— Сколько раз?

Дэш закатила глаза от такого вопроса.

— Не знаю, никогда не возникало мысли считать. Раз или два в месяц на протяжении последних нескольких лет.

— Лет?! И ты позволяла ей это делать? — неверяще переспросила я.

Дэш фыркнула.

— Вообще-то, это я уговаривала её в первые разы.

— Ты уговаривала её? — мой голос затих, перед глазами встало лицо Флаттершай, другое лицо, с клыками. — Но... почему? Зачем тебе делать это?

— Я заметила, что она не была довольна своей обычной пищей; я должна была ей как-то помочь.

Я села или, по крайней мере, попыталась сесть.

— Думаю, это объясняет, как Флаттершай удалось продержаться так долго, никого не атаковав. Но мне действительно жаль, что тебе пришлось делать это для неё.

— Эй, это было моё решение! Я сама захотела! Кроме того, это не так уж плохо, — запротестовала она.

Воображение опять подсунуло мне картинку. Флаттершай, её глаза горят холодным блеском, клыки блестят, она подходит ко мне... не так уж плохо?! А как это, если не плохо?

— Ну, ладно, я расскажу. Первая часть действительно неприятна. Даже сейчас страшновато и немножко больно, когда зубы пронзают кожу. Но потом... — сказала она, её глаза остекленели.

— Когда Флаттершай начинает сосать кровь, ты чувствуешь себя странно, но в каком-то хорошем смысле. Во-первых, ты чувствуешь лёгкое покалывание, но это приятно, потом слегка начинает кружиться голова. Но она всегда останавливается прежде, чем становится действительно неудобно. И заканчивает одним мягким долизыванием. Последняя капля, я думаю. Это немного щекотно. А потом она перевязывает меня, и мы пьём сок с печеньем, — немного смущенно закончила она.

— И тебе это нравится? — не совсем понимая, спросила я.

— Ну да, печенья Флаттершай хоть не настолько хороши, как у Пинки, но они всё равно чертовски вкусны, — ответила пегаска.

— Я не о том, — моё копыто само легло на лицо.

— Ах, ты об этом... — Дэш замялась. — Это похоже на азарт во время гонки, но без самой гонки.

Я очень старалась не посмотреть на Рэйнбоу, как на больную, но, по-моему, у меня это не сильно получилось.

— Эй, не смотри на меня так, — укоризненно попросила пегаска.

Я поморщилась. Селестин пух.

— Сожалею Дэш, но я до сих пор не понимаю.

Она развернулась и подлетела к окну.

— Ладно, я поговорила с тобой. Ты можешь оставаться тут вся такая безбашенная и скоропалительная, но держись от Флаттершай подальше. Я бы не хотела выбирать между кем-то из своих друзей, но если потребуется... — тут она остановилась, и вздохнула.

— Просто... не надо, ладно? — напоследок сказала она и улетела.

Я закрыла окно и села за заваленный книгами письменный стол, чувствуя странную слабость.

Рэйнбоу ведь не стала бы... ведь не стала бы.

...Да, подумала я. Стала бы.

***

Медленно открыв глаза, я заметила лунный свет, играющийся с книгами на столе. Вокруг меня плясали знакомые и родные силуэты мебели, так загадочно выглядящие ночью.

— Наверное, заснула, — сказала я вслух.

И вздохнула. Столько часов исследований, а я всё ещё не знала, как мне стоит поступить с Флаттершай.

— Тише, малыш. Пора ложиться спать.

Меня передёрнуло, голос шёл как будто из ниоткуда. Я огляделась, но глубокая темень помешала мне разглядеть, кто там был.

Призрачный голос продолжил петь мелодичным, убаюкивающим тоном.

— Засыпай, с днём прошедшим попрощайся.

— Ф-ф-флаттершай, это т-ты? — запинаясь, спросила я.

Из другого конца комнаты на меня уставилась пара светящихся бирюзовых глаз.

— Тише, малыш, засыпай.

— П-п-почему ты... — начала было я.

Жёлтый всполох.

БОЛЬ.

Мир стал красным.

— Пора ложится спать...

Укус. Блаженство.

Онемение.

Мир стал темнеть.

Пустота...

Скрипнули несмазанные петли. Лучик света становился всё шире и шире. Я закрыла глаза.

Взгляд на копыто. Связана. Первобытный ужас.

— Ну, что я тебе говорила? Она не была угрозой!

Надвинулась тень. Огромное копыто приземлилось рядом с лицом.

— Но ты меня послушала? НЕТ!

Подняли на свет. Пробую вырваться, неудача.

— Но ведь тебе хотелось поиграть в Ван Хельсинга, да? — появилось лицо Рэйнбоу, донельзя огромное и искривлённое в ярости. — Ты догадываешься, что сейчас будет. Я, может, и не знаю так много умных слов, как ты, Твайлайт, но я знаю одно подходящее...

Так жарко. Слишком Жарко! ГОРЮ! ОГОНЬ!

—...Возмездие..

***

Я резко встала. Потребовалось некоторое время, чтобы осознать себя в пространстве, а также понять, что никакого огня, никаких вампиров или кукол Рарити тут нет. Я просто заснула в своём кабинете, именно там, где и была раньше.

Лунный свет, играющий на столе с книгами, попал мне в глаза, заставив открыть их. Вокруг меня плясали такие знакомые и родные силуэты мебели, которые ночью впрочем, выглядели загадочно#.

— Наверное, заснула, — сказала я вслух.

Я вздохнула. Столько часов исследований, а мне всё ещё было непонятно, как стоит поступить с Флаттершай.

В голове зазвенели тревожные колокольчики. Глаза расширились, невольный вздох, но... вроде бы всё в порядке.

Но, как бы то ни было, что делать с Флаттершай? Я всё ещё не нашла ответа.

Если уж на то пошло, что я вообще искала? Я искала ответы, но на какие вопросы? К моим проблемам после бессонной ночи добавились кошмары, мигрень и надуманные угрозы.

Недавние слова Рэйнбоу вспыхнули у меня в голове: “Ты можешь оставаться тут вся такая безбашенная и скорая на расправу, но держись от Флаттершай подальше”.

Я нахмурилась, безбашенная и скоропалительная? Я ведь не такая... ведь так?

Мне нужно мороженого. Любого... ну или что-нибудь выпить. После секундных размышлений я выбрала первое. Селестия в свидетели, решать такие проблемы под влиянием алкоголя не лучший вариант. Но, как бы то ни было, напиться в моём случае звучало как неотъемлемая часть решения проблемы.

Я пожала плечами, в конце концов, какая разница? После чего открыла дверь и вышла в лунный свет, направляясь в сторону далёкого домика; наверняка там я повстречаюсь с Пинки Пай, но почему бы и нет? Как-никак, она была единственной, с кем мне ещё не довелось поговорить, а поскольку я не смогу избежать её, даже если захочу, то лучше прийти самой.

Так я и побрела в Сахарный Уголок. Крошечный колокольчик прозвенел, стоило мне открыть дверь. Интересно, он всегда был здесь? Никогда не замечала, наверное, его повесили сегодня, чтобы позлить меня.

Я оглядела помещение. Повсюду, как обычно, были расставлены яркие торты, пирожные, конфеты и остальные кондитерские изделия, названия некоторых из которых я даже не знала; однако час был поздний, поэтому кроме меня здесь находилась лишь сидящая в самом дальнем углу красная пегаска с недоеденным тортом на столе. На ней самой была потрёпанная шляпа, а выражение лица её, судя по всему, зеркально отображало моё.

— Добро пожаловать в Сахарный уголок, чем я могу вам помочь?

*шумный вздох*

Ну вот и Пинки. Она тоже была здесь.

Я повернулась. На меня широко раскрытыми синими глазами смотрела моя подруга, Пинки Пай.

— Твайлайт! Ты расстроена!

Я хмыкнула.

— Как проницательно.

Неожиданно прямо передо мной появилось лёгкое подрагивающее пламя, я сосредоточилась на нём, а потом перевела взгляд на копыто, державшее зажигалку, ну а потом и на пони, коей принадлежало это самое копыто. Пинки посмотрела на меня в ответ, на её лице была смесь жалости, понимания и, почему-то, какого-то злорадства.

— Тяжёлый день? — спросила она.

— Что это?

— Ну, я подумала, что это прекрасная возможность опробовать мою новую фишку — сочувствующий бармен! — бодро ответила Пинки.

— У меня для этого есть всё: моё плечо, мой стакан, моё сочувствующее лицо, хотя в нём, возможно, слишком много злорадства, но я работаю над ним, — она снова стала серьёзной, зажгла зажигалку и поднесла её ко мне. — Тяжёлый день? Ой, да ладно, Твай! Давай напьемся!

— Убери зажигалку, — я отодвинула её копыто.

Пинки надулась.

— Эй, это моя работа, как вообще я должна делать все эти барменские штуки?

— Для начала ты могла бы принести мне дискордову выпивку, — сказала я, садясь на один из стульев у стойки.

— Оки-доки-локи! — Пинки улыбнулась мне. — Чем будешь травиться? Сидр? Ром? Виски? Или... я знаю! Ты выглядишь как одна из тех, кто напивается водкой!

— Клубничный коктейль, — отрезала я.

— С водкой, конечно? — протянула Пинки с надеждой.

Несмотря на искушение, я все же не хотела напиваться и отрицательно покачала головой.

— Ох, ну и ладно, всё равно здесь нету ничего алкогольного, — вздохнула Пинки.

— Нету? Тогда зачем все эти барменские замашки? — мои брови поползли вверх от удивления.

— Это же весело! — Пинки Пай плюхнула рядом со мной стакан с коктейлем, а сама начала протирать бокал тряпкой. — Кроме того, всем известно, что нету более благодарного слушателя, чем сочувствующий бармен!

Я положила пару битов на прилавок.

— Благодарный слушатель? Значит, ты хочешь, чтобы я рассказала тебе, что меня беспокоит?

Пинки улыбнулась ещё шире.

— Ну-у конечно! Зачем же ещё нужны друзья?

— Хороший вопрос, Пинки, — ответила я, глядя в свой молочный коктейль и продолжая говорить. — Пинки, ты думаешь, что я безбашенная и скоропалительная?

— Что? Конечно же, нет! Хотя порой ты и впрямь слишком быстро делаешь выводы, особенно когда что-то идёт не так, как ты задумала... и всё, больше никогда. А почему ты спрашиваешь?

Я поморщилась.

— У нас был небольшой спор с Рэйнбоу.

— Да? А о чём? — спросила Пинки.

— Ну, никто не потрудился предупредить меня, что в Понивилле есть вампир, кусающий пони.

Пинки хихикнула.

— Ну конечно, глупышка, это ведь то, чем должны заниматься вампиры, чего ты ожидала?

Я вздохнула.

— Но никто не предупредил меня, что здесь есть вампир.

— А? Как ты, спрашивается, могла об этом не знать, если ТЫ и есть вампир?

— Я могу быть довольно умной, но я не знаю всего.

— Но... — Пинки нахмурила лобик. — Как ты могла не знать, что ты вампир?

Наконец-то до меня дошёл смысл её слов.

— Что? Я не вампир!

Челюсть Пинки упала на стол.

— Оу! Так ты не вампир?

— Конечно же нет! С чего ты вообще решила, что речь обо мне?

Пинки фыркнула.

— Глупышка, это же очевидно! Твайлайт Спаркл, да это имя просто кричит “вампир”, — она критически меня осмотрела. — Ты точно уверена, что ты не вампир?

— Что?

— Ну, ты уверена, что ты не кобыла-вампир?

— Уверена, — буркнула я.

— Ладно, но вот дискорд... — Пинки нахмурилась. — Если ты не вампир, мне придется выбрать другой подарок на твой день рожденья...

— Другой? ...а знаешь что, забудь.

— Оки-доки-локи! Так о ком ты говорила? — пересиросила Пинки.

Я подняла копыто примерно на уровень головы.

— Она примерно такого роста, у неё розовая грива, живёт в коттедже рядом с Вечнодиким лесом, а ещё она любит животных, возможно, ты её знаешь.

Колокольчик над дверью звякнул, но я проигнорировала это.

Глаза Пинки удивленно распахнула глаза.

— О! Ты имеешь в виду Флаттершай? Но все и так знают, что она вампир. Помнится, когда ты приехала и представилась, я сразу подумала о ней. А уж когда ты сказала что-то вроде “Привет, меня зовут Твайлайт Спаркл”, то я подумала “О боже! Ещё вампир! Флаттершай нужно срочно с ней познакомиться, они наверняка станут друзьями, а потом”...

— Я поняла, но ты пропустила важную часть. Сегодня я впервые об этом услышала, — быстро ответила я.

— О, так поэтому ты спорила с Дэши? Потому что она не сказала тебе?

— Я... не совсем. Я больше беспокоилась о то,м что Флаттершай вампир, но всем, кажется, всё равно, — ответила я, нахмурившись.

— Ну и зачем тогда волноваться? — непонимающе спросила Пинки.

— Сегодня меня все об этом спрашивают. Похоже, вы забываете, что она пьёт кровь

— Агась, примерно раз в две недели она берет её в госпитале.

— А ещё она кусает Рэйнбоу!

— И Дэши нравится это!

Я вздохнула.

— Это ещё более странно.

— Но никто не пострадал, так почему же это беспокоит тебя? — спросила Пинки.

Я опустила голову на стойку.

— Я даже не знаю... — я замолчала, пытаясь собраться с мыслями. — Я всегда думала, что знала Флаттершай, но, оказывается, у неё есть другая сторона, которая как-то отличается, но я не уверена, как. И я не знаю, что мне и думать.

Пинки глубокомысленно кивнула.

— Так ты хочешь знать, какая она?

— Какая Флаттершай? — переспросила я.

— Конечно! Так кто такая Флаттершай?

— Вампир? — попробовала догадаться я.

Пинки усмехнулась.

— Нет же, глупышка! Не все вампиры пони, а не все пони вампиры. Какая она пони?

— Хм, пегас? — вновь попробовала я.

— Конечно, но это не то, что я имела ввиду. Какая у неё кьютимарка?

— Три бабочки, но какое это имеет отно...

— Так какой же у неё талант?

— Дружить с животными.

— А кто из них её лучший друг?

Пинки начала задавать вопросы всё быстрее и быстрее, так что мне пришлось остановится поразмыслить. Первым порывом было сказать “Ангел”, но он слишком... властный, что ли, порой я ума не приложу, как она вообще мирится с этим маленьким тираном?

— А что за ожерелье она носит?

— Эм... ты имеешь в виду элемент доброты?

— Бинго! А ты хороша в отгадайках Твайлайт. Помнишь, когда Флаттершай брала уроки у Айрон Вилла? — подмигнула Пинки.

Я вздохнула.

— Да, помню.

— А какая она была?

— Она была грубая, ранила чувства пони, а порой и их самих.

Пинки кивнула.

— Но кто-нибудь пострадал серьёзно?

Я задумалась.

— Нет, вроде бы, нет, не думаю что у кого-то остался хотя бы синяк.

— А помнишь, когда Дискорд использовал свою чудо-магию на Флаттершай, как она вела себя тогда? — спросила Пинки.

— Она была жестокой.

— Она сделала что-то действительно плохое? — спросила Пинки.

— Например?

— Ну... например выпила несколько пони досуха, создав армию кровожадных гулей.

— Эээ... нет, не думаю. Я не заметила, по крайней мере.

— А могла ли она?

— Думаю, могла, но не сделала, — я замерла на мгновение. — Оу.

— Какие-то мысли? Подели-и-и-иська! — пропела Пинки.

— Даже под влиянием Дискорда, будучи самой жестокой версией себя, ей и в голову не приходила мысль об убийстве пони или хотя бы об укусе. Даже находясь под действием тёмной магии, она мягче и добрее, чем некоторые, — осенило меня.

— Так какая Флаттершай? — спросила Пинки. — Злая, грубая и вредная?

Я даже отшатнулась.

— Конечно же, нет! Флаттершай просто попадала в не те ситуации, а так она самая добрая, мягкая и нежная пони, которую я только знаю!

Пинки торжествующе улыбнулась.

— Ну вот и ответ. Было не так уж и сложно, не правда ли?

Я моргнула.

— Эээ... а что только что произошло?

— Будучи слишком увлечённой своими мыслями, ты даже не могла разобраться в своих чувствах. В следующий раз, когда твой мозг не сможет найти ответ, поищи тут, — с этими словами она коснулась моей груди.

Я взглянула вниз, куда указывала Пинки, а потом снова на неё.

— Спасибо, Пинки, теперь я, кажется, поняла. Узнав новое о Флаттершай, я совсем забыла о том, какой она виделась мне до этого.

— Точно! — просияла Пинки.

— Было бы прекрасно записать это, вышел бы отличный отчёт для Принцессы, — я задумалась. — Пинки... а когда ты стала такой... мудрой?

Она хихикнула.

— Твайлайт, ты даже не представляешь, сколько пони приходит сюда после их ссор с их парами.

Я побледнела.

— Но я и Флаттершай не...

— Но методика работает! Всем пони нужно хоть раз услышать эти слова типа “следуй зову своего сердца” и подобные. Кроме того, вся суть работы сочувствующего бармена — раздавать советы и слушать, что ему говорят.

— Я думала что суть работы бармена в разливании напитков? — усмехнулась я.

— И это тоже!

— Понимаю, — я отвернулась, мне на глаза попался молочный коктейль. — О, я почти забыла о тебе. Ладно, спасибо, Пинки, было приятно поговорить, полагаю, нам нужно чаще видится. Пожалуй, я пойду, у тебя наверняка есть ещё клиенты, о которых нужно позаботиться.

Пинки огляделась.

— Неа.

— Оу? — я тоже осмотрелась. Никого, кроме меня и Пинки, не было в комнате, но я точно помню, что был кто то ещё. — Это странно, я точно помню кобылу за тем столиком.

— Была! Она ушла в середине нашего разговора, я запомнила её потому, что я не видела её до этого, а это значит, что она новенькая в городе и я могла бы закатить для неё вечеринку!

— Новенькая? — я нахмурилась. — А ты знаешь что-то о ней?

— Неа, но я помню её кьютимраку. Это поможет? — спросила Пинки.

Я пожала плечами.

— Конечно.

Пинки достала откуда-то карандаш с бумагой и быстренько нарисовала рисунок, а после передала мне.

Я взяла его и побледнела.

— Пинки... ты знаешь, что это значит?

— Неа! О, снова игра в угадайку!

— Угадайку? Нет, Пинки. Ничего подобного... — я сглотнула. — Пинки, мне нужно бежать, Флаттершай она... она... мне нужно спешить.

— Твайлайт, постой!

— Нет времени, Пинки, — я побежала к двери и распахнула её, а на стойке остался лежать рисунок с головкой чеснока и деревянным колом.

***

Сломя голову, я бежала к коттеджу Флаттершай и ругала себя по пути.

— Глупая, как ты можешь быть настолько глупой?

Конечно, если задуматься, откуда я могла знать, что охотник на вампиров мог появиться в городе?

Но я должна была знать, должна была подозревать, что не все пони такие, как...

Я резко затормозила. Минуточку, я спорю сама с собой?

Через несколько секунд я помотала головой и снова пустилась в бег, сейчас были вещи поважнее этого. А точнее, они произойдут, если я не помешаю. Я очень надеялась, что ещё ничего не произошло.

Мозг подсунул мне жуткую картину кучка пепла в пустом домике.

Я уже начала задыхаться к тому моменту, как достигла коттеджа, но тут увидела тёмный силуэт, медленно бредущий по мосту, и немедленно телепортировалась прямо к нему

Вспышка света, и вот я уже говорю с ней.

— Кровавый закат#, ты хоть понимаешь, что ты делаешь? — прошипела она.

— Что я делаю? Что Я делаю? Что ТЫ делаешь?! — воскликнула я.

— Мне кажется, ты уже догадалась, что я делаю и что я собираюсь сделать, — ответила она, показав арсенал висящий на ней. Флаконы солнечной воды в патронташе накинутом так, чтобы можно было достать ртом в случае необходимости, осиновый кол на задней ноге. — Одной колбочки должно быть достаточно.

Я побледнела.

— Ч-что? Нет, ты этого не сделаешь! — рыча, ответила я, остановилась и угрожающе опустила рог.

Охотник на вампиров с сожалением уставилась на меня.

— Я сожалею, мисс, но вы сами в разговоре с вашей розовой подругой упомянули, что она кусает пони, — она перепорхнула через меня. — Кто-нибудь должен положить этому конец, пока эта штука не покусала ещё больше...

Ещё одна магическая вспышка и я снова перед ней.

— Штука? Между прочим, эта штука мой друг! И она никому не навредила!

— Она была вашим другом? — пегаска с жалостью посмотрела на меня. — В таком случае, мои соболезнования, но она больше не та, которую вы знали. Если её обратили, пройдет немного времени, прежде чем она начнёт убивать, и я здесь, чтобы предотвратить это, пока не поздно.

— Она всё та же! Она стала вампиром годы назад, — прорычала я.

— Это правда? Тогда я должна подумать, где она прячет все эти тела, если ты и впрямь думаешь, что она никого не убивает, — насмешливо сказала она.

Я ударила её копытом по лицу.

— Возьми свои слова назад!

Охотница на вампиров сплюнула кровь.

— Подраться хотите? Вижу, вы просто пылаете, но у меня есть серьёзное дело впереди. Стойте подальше, мисс, для вашего же блага, — её глаза опасно сузились.

Я снова опустила рог, который начал угрожающе светиться.

— Если ты решила навредить кому-то из моих друзей, пройди сначала через меня.

— Да? Ох... ненавижу это делать, но это твоё решение, подруга, — с этими словами она достала кукри# из седельной сумки. — Без обид.

Скрип...

— П-простите, но вы деретесь? Пожалуйста, не надо, вы тревожите моих животных... о мой...

Охотница на вампиров и я уставились на Флаттершай, стоявшую в дверях с наполовину пустым пакетом с кровью. С глухим звуком он упал.

Кукри выпал изо рта охотницы. Она уставилась на мою подругу, лицо побледнело.

— Флаттершай?

Флаттершай сглотнула.

— Г-гарлик?

Долгие мгновения никто не двигался.

— Так... как... ты...

Вдруг Флаттершай бросилась вперед и обняла охотницу.

— Гарлик Фланк Стэйк#! Это действительно ты?

Красная пегаска смущенно улыбнулась.

— Да, Флаттершай, это я.

Я непонимающе уставилась на сцену перед собой.

— Вы обе знаете друг друга?

— Конечно! Мы вместе учились в лётной академии, а после не видели друг друга целую вечность! — сияла Флаттершай.

Гарлик нервно усмехнулась, глядя на лежавший пакет с кровью.

— Д-да, мы не виделись давно, ты так изменилась...

— Да, полагаю, у меня стало так много друзей с тех пор, как я стала вампиром, а ещё... о боже, я ведь не видела тебя с тех пор, как мы обе были пустобокими, не так ли?

Гарлик моргнула.

— Пожалуй, так и есть.

Флаттершай улыбнулась и повернулась боком, продемонстрировав три бабочки. — Видишь? Я забочусь о животных. А ты?

— Я-я? — она обернулась, посмотрев на собственную кьютимарку. — А я... выращиваю чеснок.

— Что? Это неправда, она охо-!

Гарлик ткнула меня локтем в бок и бросила умоляющий взгляд в мою сторону.

— Да, я фермер. И я точно не делаю ничего такого с чесноком. Ничего, чтобы навредить кому-то или что-то в таком духе. Просто выращиваю, просто.

— Так ты растишь чеснок? Оу... думаю, это хорошо, — Флаттершай нахмурилась, взглянув на кьютимарку Гарлик. — Погоди, если ты растишь чеснок, что это за колышек у тебя?

Капли пота капали с лба Гарлик.

— Это... для постройки маленьких заборчиков?

Флаттершай непонимающе уставилась на неё.

— Ну ты знаешь, держать кроликов и прочих подальше.

— Оу, полагаю, это имеет смысл. В любом случае, вы обе меня удивили, я никого не ожидала увидеть здесь так поздно.

— Извини, — пробормотала Гарлик.

Флаттершай лишь покачала головой.

— Всё хорошо, я всегда рада повидать старую подругу... — она слегка нахмурилась. — ...посреди ночи, спорящую с другой моей подругой… по уши обвешенную оружием для борьбы с вампирами... Оу.

Гарлик молчала.

Неловкая пауза.

Наконец-то Флаттершай решила заговорить.

— Гарлик, так что ты делала посреди ночи здесь, споря с моей подругой, да ещё и с этим оружием для охоты на вампиров?

— Ох... видишь ли, Флаттершай... — она умоляюще посмотрела на меня.

— Да! Флаттершай, видишь ли... Гарлик и я шли здесь по пути на... Комикон?

Гарлик горячо кивнула.

— Точно! Я всё это напялила, потому что хотела поиграться с переодеванием!

— Ты имеешь ввиду косплей, — поправила я.

— Да, оно самое, — она притормозила. — И тут мы с Твайлайт решили заскочить к тебе.

— Да, — продолжила я. — По пути Гарлик нелестно отозвалась по поводу моего ЕНП, поэтому...

Флаттершай вопросительно наклонила голову.

— ЕНП?

— Единственный настоящий пейринг, — пояснила я.

Гарлик кивнула.

— Это когда кобыла... ээ...

— Шипается, — вставила я.

— Ага, шипается, — слишком серьёзно заключила Гарлик.

Флаттершай уставилась на нас. Я постаралась успокаивающе улыбнуться.

Флаттершай медленно кивнула.

— Лаадно. Я рада, что ты заехала ко мне и, на всякий случай, я бы очень не хотела, чтобы кто-то совершил что-то опрометчивое.

— Совершенно верно, — сказала я, посмотрев на красную пегаску. — Нам бы очень не хотелось, чтобы кто-то сделал что-то, о чем будет потом сожалеть.

Гарлик извиняющееся кашлянула.

— Не стоит беспокоится, мы ведь здесь все друзья-приятели?

— Конечно же, — я повернулась и быстро пошла от домика. — А теперь, Гарлик, нам пора поспешить, если хотим вовремя прийти на комикон, да и Флаттершай, я уверена, нужен отдых.

Гарлик подняла кукри и положила его обратно в ножны.

— Ну, если ты так говоришь, Твайлайт, думаю, действительно пора. Спокойной ночи, Флаттершай.

— До свидания, девочки. Счастливого пути! — сказала она, помахав нам копытом. ***

Гарлик и я продолжали идти в полнейшей тишине, лишь отойдя от коттеджа на значительное расстояние, пегаска обернулась ко мне.

— Борода Селестии, ты ни разу не сказала, что это Флаттершай!

— Ты покинула Сахарный Уголок прежде, чем я упомянула это, — проворчала я. — И вообще, я не с тобой говорила!

— Ну извини меня, принцесска, — проворчала она в свою очередь. — Держать ухо востро часть моей работы. Никогда не знаешь, что может тебя ждать на повороте. Наверное, мне стоило подольше послушать, если бы я узнала, что речь идёт о Флаттершай, я бы не побеспокоила вас.

— Не то чтобы я не была благодарна тебе, но почему? Не кажется, что тебе было дело до того, как ты услышала, кто на самом деле этот вампир, — спросила я.

Гарлик пожала плечами.

— Я довольно долго топчу землю, чтобы понять, что некоторых пони не изменить. Даже если вампир и кусает пони, то всё равно может вовремя остановится, никакого особого вреда жертве не будет.

— А с чего ты думаешь, что Флаттершай сможет? — я быстро продолжила. — До этой встречи ты, кажется, полагала, что все вампиры одинаковы.

— Так и было, — ответила красная пегаска. — Но если кто и сможет, то только она. Эта девчонка не обидит и мухи. Дискорд, да судя по её кьютимарке, она с мухой подружилась... интересно, как у неё вышло...

— Банк крови и иногда кусает желающих, — сказала я.

Гарлик кивнула.

— Умница. Надо будет запомнить.

— Значит, ты оставишь её просто вот так? — спросила я.

Гарлик посмотрела на меня.

— Ну... думаю, да.

Я подозрительно глянула на охотницу, это вполне мог быть блеф, и она могла прийти позже.

Судя по всему, выражение моего лица отражало то, что я думала, потому как Гарлик выставила копыто.

— Послушай, подруга, я занимаюсь всей этой охотой на вампиров вовсе не из-за обиды или ненависти, я просто хочу защитить пони, — она оглянулась на коттедж за нами. — И, судя по всему, Флаттершай не станет проблемой, поэтому просто оставим всё как есть, ладно?

Я уставилась на неё.

— Отлично... но если с Флаттершай что-нибудь случится, и я узнаю, что ты каким-то образом к этому причастна, я не буду с тобой церемониться. Я ясно выразилась?

— Предельно, — быстро ответила Гарлик. — Со мной не будет никаких проблем, только прошу, не говори Флатти, что я действительно делаю.

Я вздохнула.

— Хорошо....есть что-то ещё, что привело тебя в Понивиль?

— Неа, вообще-то, я просто проезжала мимо, по пути была неприятная встреча с шабашем вампиров в районе Плато Ленг, — ответила красная пегаска.

— Но Плато Ленг разве не в шести сотнях миль отсюда?

Гарлик удивленно моргнула.

— Правда? Я прошла больше шести сотен миль, чтобы попасть сюда? В последний раз я беру карты у цыган.

Я усмехнулась.

— Хочешь сказать, они убедили тебя, что это близко? Несмотря на то, что ты сама тут жила неподалёку?

— Да, сглупила, — удручённо проговорила Гарлик. — Но я была-то здесь всего два раза. И в последний довольно давно.

Я притормозила.

— Два раза? А когда ещё?

Гарлик, нахмурившись, принялась вспоминать.

— Где-то пару лет назад. Я должна была забрать партию солнечной воды из Кантерлота и проходила по этим местам. Помню, на краю Вечнодикого леса встретила одного вампира, тот ещё гад, он мне...

Я прервала её.

— Белая шерсть? На кьютимарке трио летучих мышей?

— Да... но как ты?

— Есть ли шанс, что это было на Ночь Кошмаров? — с надеждой спросила я.

Глаза Гарлик сузились, пока она пыталась припомнить.

— Да... пожалуй, что да. Кажется, ты многое знаешь об этом?

— Да, это был тот вампир, который обратил Флаттершай. Что с ним стало?

— Превратился в кучу пыли, держу его дома в банке над камином, — с гордостью ответила охотница.

Я кивнула.

— Ещё одна загадка разгадана. Скажи, а как ты... давай вернемся в библиотеку? Найдем тебе настоящую карту.

***

Как только Гарлик покинула библиотеку, Спайк обратился ко мне.

— А кто это был? Не видел её прежде.

— Это просто старая подруга Флаттершай, но это не важно. Спайк, принеси бумагу и перо.

— Ну, раз уж так, — Спайк просто лучился самодовольством.

Я остановилась.

— Что такое, Спайк?

— Ты хочешь написать отчёт Принцессе? А ты бы не написала ей отчёт, если бы ничего не произошло, верно? Значит, я был прав! Это был неспокойный день!

Я усмехнулась.

— Да, Спайк, ты был прав, это определенно не был спокойный день.

Дракон ухмыльнулся.

— Как я и говорил.

— Но, если честно, это всё была моя вина. Я сделала муху из ничего, ну и что, что Флаттершай вампир?

Глаза Спайка в ужасе расширились. Перо выпало из лап.

— Флаттершай вампир?!

Понец.

Продолжение следует...

Комментарии (14)

Замечательный рассказ! можно серию делать... но не для нынешней ЦА. и да — гримдарка тут нема, максимум sad

xvc23847 4 года, 5 месяцев назад #

автор указал в тегах гримдарк потому и я указал.

для серии пожалуй слишком притянуто за уши).

по темке: крайне рекомендую на Гдоках читать, форматирование там не полетело.

и в темке табуна с радостью принимаю заявки на перевод фиков.

Skuzl 4 года, 5 месяцев назад #

рекомендация насчёт гуглодоков — с учётом отсутствия ссылки — очень полезна... ;)))

xvc23847 4 года, 5 месяцев назад #

м, видимо я дурак ибо точно помню что ссылку лепил.

щас ещё раз вставлю.

https://docs.google.com/document/d/11XCmU6JnK8ilIp4hd4CVTZawGyHIWynmuKztFc5uuOI/edit?pli=1 но уже здесь.

Skuzl 4 года, 5 месяцев назад #

Рассказ хороший, но всё же концовка притянута за уши, эдакий рояль в кустах.

Carbon 4 года, 5 месяцев назад #

Хороший рассказ.

Gedzerath 4 года, 5 месяцев назад #

Reystlin 4 года, 5 месяцев назад #

Флатти-вампир уже чуть ли не мой фетиш... Она такая милая, когда пьет кровушку :) Копытце вверх :)

Pifon 3 года, 10 месяцев назад #

Понравилось. Однозначно зеленое копыто.

Флаттершай вампир это уже практически канон.

Раньше считал вампирскую тематику в пони интересной, но не реальной ,сейчас я так уже не думаю. Как Вам авторам подобных произведений удаёться так все предугадывать?

DarkDreamer 3 года, 8 месяцев назад #

теперь это канон!

Skuzl 3 года, 8 месяцев назад #

Привет из будущего! Там вышло несколько серий где Флаттершай — вампир. Получается либо мы — авторы читаем мысли Лорен, либо Лорен — читает Пони-фанфики.

Mr.Diggory 8 месяцев назад #

Стоп... Это что, этот фанфик был написан ДО ТОГО как вышла серия про Флаттермышь???

Iamdiscord 2 недели, 3 дня назад #

либо мы — авторы читаем мысли Лорен, либо Лорен — читает Пони-фанфики.

Либо всё гораздо сложнее и загадочнее. Возможно, я когда- нибудь напишу фанфик на эту тему.

Iamdiscord 2 недели, 3 дня назад #

Почему все переводы такие "живые" и легко рисуються воображением? Или может я так выбираю удачно, что почитать? Гримдарк, возможно, из-за того, что в какой-то момент начинаешь думать, что вся деревушка — стрелы, но все таки в итоге со вздохом облегчения понимаешь, что это не так. Впрочем иначе и быть не могло — это же Платежей и если в каких-то фанфиках она и творит что-то "кровавое" (по мерке Флаттершай), то это либо сильнейший нервный срыв, либо чрезмерная фантазия авторов (увы, ООС довольно распросьранен и деваться от него почти некуда).

Dreameater 4 дня, 2 часа назад #

Добавить комментарий