Звёзды завершен

ФлаффЗарисовка

Твайлайт СпарклСпайк

Написал: Всезнайка

Ты лежишь на траве и попиваешь кофе. Сверху тебя — необыкновенный мир, состоящий из звезд, галактик, планет и спутников. Ты наблюдаешь за всем этим, испытываешь некое удовлетворение, понимаешь, что космос — это нечто. Еще раз отпиваешь из кружки. Рядом с тобой пристроился маленький дракончик, помощник, который, не скрывая, уже сладко посапывает. А потом — падающая звездочка. Что ж, космос — это правда нечто.

Подробности и статистика

Рейтинг — G
События: Зарисовки из жизни
2401 слово, 141 просмотр
Опубликован: 22.01.2017, последнее изменение – 7 месяцев, 1 неделя назад

Когда падает звезда

Ночная свежесть дрожью пробегает под шерсткой сиреневой единорожки, лежащей на надувном матрасе под открытым небом. Её рог был охвачен струящейся, мягкой фиолетовой магией. Такой же аурой была охвачена и большая белая кружка, которую единорожка постоянно опускала к себе и отпивала немного кофе. Юная читательница была буквально окружена со всех сторон, у нее было несколько атрибутов при себе — голубое одеяльце с вышитой кьютимаркой Твайлайт, коим сейчас и укрывалась волшебница; огромный телескоп для наблюдения за небесными телами; блокнот, перо и чернильница для пометок; несколько книг и журналов; и, конечно же, термос—кружка, несколько детских журналов и алмазы, всё для Спайка, который сейчас и поедал алмазы, зевал.

Маленькая смелая пони вдруг осторожно встала и, спрыгнув с матраса, потянулась. Мышцы ныли после долгого отдыха на неудобном матрасе, и Твайлайт исполнила несколько дыхательных упражнений ради спокойствия. Ей действительно захотелось в одно мгновение вскочить и начать разминаться, но, так как физкультуру единорожка не очень жаловала, то решила таким хитроумным способом немного расслабиться. Закончив, юная читательница запрокинула голову и стала смотреть на небо.

Это была зеленая полянка, по которой протекал ручеёк, недалеко же находилась и деревня. Волшебница посчитала это место наиболее подходящим для наблюдения, и ближе к вечеру маленькая пони установила эту большую оптическую конструкцию. Твайлайт улыбнулась, вспомнив, как Спайк ворчал. Начитавшись на ночь несколько замечательных книг Стивена Пони Кинга, малыш побоялся один оставаться дома, однако ему и не нравилось проводить время на природе, в такое ночное время суток, в такую холодрыгу.

Блеклый, но удивительно ярко освещающий месяц, был высоко расположен на небе. Волшебнице все было хорошо видно и без телескопа, и без дополнительных фонариков. На растянутой коже рассыпались в чёрной космической пустоте сотни маленьких бисеров, они ярко сверкали в ночной темноте. На голубой небесной гладки уживалось несколько миллиардов тысяч звёзд, что было практически невозможным.

— Глупенькая, в природе нет ничего невозможного, — тихонько прошептала себе юная читательница. Такой вывод Твайлайт сделала ещё давно, когда, например, узнала о Пинке—Чувстве, или увидела маленькую синюю будку, которая внутри оказалась огромной, да она еще и могла путешествовать во времени и просто оказываться в разных местах.

Звёзды завораживали. Действительно, сейчас они были маленькими незаметными точечками, но у них также были свои секреты и тайны. Спайк даже не представлял до этой ночи, что Солнце — огромная звезда. Твайлайт перечитала много книжек о космосе, о звёздах, о планетах, она любила смотреть на картинки с созвездиями.

Никаких деревенских огней, любой случайный пони не заходит в библиотеку, чтобы взять полюбившуюся ему книгу. Все это было необычно. Только ты, тишина и небо.

Повернув голову в сторону Спайка, волшебница не сдержала улыбки. В глазах дракончика сверкали искры, он стоял на матрасе, легонько подпрыгивал и вытягивал лапу, словно пытаясь достать до луны или звёздочки. Фыркнув, Твайлайт не сдержалась и посмеялась, вызвав у Спайка легкую обиду. В прямом смысле закатав губу, дракончик отвернулся, однако, как догадалась волшебница, у него продолжали сиять глаза.

Пони точно не знала, о чём он думал и что представлял. Помощник был совсем юным, впечатлительным. Тем не менее, Твайлайт думала, что у него был богатый внутренний мир.

— Ох, Спайк, — вздохнула единорожка и телепортировалась к дракончику, — Прости меня, пожалуйста, за то, что я смеялась над твоим видом. Я больше так не буду, обещаю, — снова коротко посмеялась волшебница и, не раздумывая, заключила дракончика в объятия.

— Конечно же я тебя прощаю, — с неким достоинством произнёс он. Твайлайт еле успела спрятать очередную улыбку. Спайк на удивление был милым.

Отлипнув, волшебница быстро поправила свою гриву и широко улыбнулась.

— Хочешь посмотреть на звёзды под телескопом?

— Конечно хочу! — дракончик мгновенно обрадовался. Ему совершенно не хотелось просто лежать на матрасе под холодом и пытаться заснуть, в то время как Твайлайт занималась интересными вещами.

Осторожно подняв левитацией помощника, волшебница спрыгнула с матраса и, подойдя к телескопу, плавно опустила Спайка на землю. Напрягшись, Твайлайт телепортировала несколько подушек, чтобы дракончику было удобней. Спайк с удовольствием поставил подушки друг на дружку и уселся на последнюю подушку. Он быстро заглянул в окуляр.

— Спайк! — Твайлайт была возмущена, — Сперва нужно настроить телескоп, проверить, как он работает, и только потом наблюдать за миром, который невозможно увидеть невооружённым глазом! И не забывай, ты не знаешь, какие чудеса есть на небе.

Поворчав, помощник смиренно спрыгнул с башенки и отошёл немного назад. Выхватив из журналов несколько инструкций, волшебница стала всё проверять. Она сравнила положение телескопа по компасу и альманаху, нацелила его точно на полярную звезду. Заглянув в окуляр и удостоверившись, что всё в порядке, волшебница плавно перевернула телескоп в другую сторону и, заметив нечто интересное, радостно воскликнула.

— Вот, я нашла новенькое для тебя, загляни.

Спайк снова притащил подушки и, как только уселся, сразу же посмотрел в окуляр и удивлённо вздохнул.

— Плеяда, по—другому — звёздное скопление. Их возраст покачивается от семидесяти пяти до ста пятидесяти миллионов лет.

Нежный голос успокаивал, убаюкивал. Он пробирался в душу и медленно обволакивал, до мурашек. А Спайк, уже ничего не слыша, принялся считать звёздочки в Плеядах. Одна, две, три, четыре, пять, шесть... И неожиданно телескоп поворачивается в другую сторону, также плавно. Уже не спрашивая, дракончик снова заглянул в окуляр.

— Альдебаран, она же ярчайшая звезда в созвездии Тельца. Одна из ярчайших звёзд на небе. Установлено, что нам добираться до неё два миллиона лет и ещё шестьдесят недель.

Помощник любовался красной застёжкой, которая ярко—ярко блестела на ночном небе, словно брошка.

С блестящими глазами Твайлайт внезапно вспомнила о кофе, который, к сожалению, остыл. Разочарованно вздохнув, пони заставила сам напиток исчезнуть, а потом снова покосилась на Спайка. Телескоп снова повернулся в другую сторону.

— А это Ригель. Огромная, красивая и по—истине ледяная звезда. Мне кажется, это самая красивая звезда.

Спайк мог был бы согласиться с любой вещью, которая говорила Твайлайт про Ригель. Эта звезда поражала его своей мощью и красотой. Казалось, что она была ярче Альдебаран. Мгновенно Спайк почувствовал себя неуютно под этой звездой, она мгновенно стала жутко холодной с тяжёлым блеском. На несколько секунд дракончик почувствовал себя одиноким.

Фиолетовая аура охватила телескоп.

— Капелла, очень удивительная звезда. Самая яркая звезда в созвездии Возничего. Жёлтый гигант.

Эта же звезда показалась Спайку очень симпатичной. Её оранжевый свет приятно струился по ночному небу, как сладчайший мёд.

Снова.

— Бетельгейзе. Сверхгигант.

Спайк не сдержал восторженного вздоха. Всё это было... удивительным, прекрасным. Бетельгейзе напомнила дракончику Солнце, такое же яркое, огромное, красное. Была бы Бетельгейзе обычным шариком, прикреплённый к телескопу, Спайк бы с удовольствием взял с собой этот шарик и никому бы не отдал. Он дарил тепло.

— Сейчас я покажу тебе нечто необыкновенное. Это очень удивительно и очень красиво.

Переворот.

— Туманность Ориона. Её положение делает эту туманность видимой почти в любой точке Эквестрии.

Это было по—настоящему красиво. Как—будто огромная дыра на чёрной ткани, которую проделали ножницами, огромными ножницами, и ещё внутрь влили молоко и перемешали с вишнёвым соком, а потом добавили несколько размельчённых алмазов.

Спайк стал самостоятельно вертеть телескопом. Ему удалось заметить отдаляющуюся комету и несколько метеоритов, песчаную планету с кольцом. Позже он перевёл телескоп прямиком на Луну. Как детально. Дракончик видел каждый камешек, кратеры без дна и будто вытоптанные тропинки. Оторвавшись от окуляра, Спайк так взглянул на Луну, не удержался.

Поверхность была гладкой, чистой, было только несколько пятнышек. Приглядевшись, он заметил следы по всей Луне. Неужели это действительно вытоптанные тропинки? Но кем и чем они были вытоптаны?

И следы ли это?

Спрыгнув с подушек, Спайк зевнул и потянулся. На матрасе лежала Твайлайт, она решила наблюдать за небесными телами так, без оптики, ведь так тоже было достаточно интересно. Все это время, пока они тут были, дракончик и не заметил, чтобы волшебница делала пометки или что—нибудь записывала в блокнот. Это было странным, непохожим на Твайлайт.

Заметив, что помощник закончил наблюдение, юная читательница решила взять себя в копыта и самой испробовать космос. На самом деле её пугало притрагиваться к такому дорогому телескопу. Ей совсем недавно привезли большую коробку с ценной посылкой, от самих принцесс (кстати, как сказала принцесса Селестия, они долго думали, чтобы подарить, и только принцесса Луна подумала о таком телескопе).

Волшебнице казалось, что если она тронет копытом конструкцию, то всё сломается, и это уже не починишь. Но решаться надо.

Собравшись с духом, Твайлайт заглянула в телескоп. И уже через несколько секунд её было просто не оторвать от просмотра.

— Мир не просто огромен, Спайк. Его размеры просто невозможно описать. И если это можно простить, то я также не знаю, сколько звёзд на небе. Надо же, я не знаю, — хихикнула пони, плавно поворачивая телескоп, — Многих планет и туманностей нет на картах. Как же мы мало знаем о космосе, — говорила она.

Маленький окуляр открывал чародейке окно в бескрайний, загадочный, неизвестный мир космического океана звёзд.

Она восхищённо глядела в телескоп, поочерёдно отрываясь либо для того, чтобы просто взглянуть на небо простым глазом, либо для того, чтобы сделать заметки в блокноте. Скоро пони и утащила термос—кружку Спайка, с удовольствием отпивая горячий, необыкновенно горячий чай. Отвлекалась Твайлайт иногда и на обычную природу. Эффектные оранжевые лилии росли неподалёку. Ночные бабочки закружились в своём ночном танце. Ручеёк ласкал слух.

— Твай, — зевнул помощник, — А может, мы уже домой пойдём? Я устал! — пожаловался юный дракончик.

— Не сейчас, — сосредоточено буркнула чародейка, не отвлекаясь от своего занятия. Через пару секунд она довольно отрывается от телескопа и обращается к дракончику. — Неужели ты никогда не интересовался небом? Представь, сколько ещё загадок сокрывает космос!

— Я представляю лишь уютную корзинку, а в ней я смогу уснуть, укрывшись голубым одеялом, мирно посапывая и видя уже десятый сон... — мечтательно вздохнул маленький дракончик, зажмурившись от таких приятных мыслей. Однако Твайлайт, конечно же, было не до сна. Спайк решил занять себя вопросами о космосе, — А как возникла Вселенная?

— Разве я тебе не давала Детскую Энциклопедию?... В прочем, не важно. Шесть—семь миллиардов назад появилось Солнце. Оно тогда было мало похоже на современное Солнце, которое каждый день поднимает принцесса. На том Солнце происходили сильные термо—ядерные взрывы, в результате которых в космическом пространстве появилось газообразное облако...

— ...а из внешней части образовались планеты—гиганты: Юпитер, Сатурн, Уран, Нептун.

— А почему Солнце такое яркое? — снова задал вопрос любопытный дракончик.

— Солнце дарит пони тепло, но иногда на его поверхности можно наблюдать странные темные пятна, а из его недр начинают бить огненные фонтаны. Звучит захватывающе, не правда ли? — Твайлайт перестала смотреть в окуляр и повернулась к Спайку, — В это время солнечные лучи становятся особенно вредными. Только воздушная оболочка Земли — атмосфера, защищающая поверхность нашей планеты, — не позволяет губительным лучам убить все живое.

Скоро небольшая лекция закончилась, и Спайк с удовольствием вытянулся на матрасе. Его утомил такой отдых.

— Может, в следующий раз понаблюдаем за звёздами вместе с принцессами? Думаю, они ответят на все наши вопросы, — предложил Спайк, продолжая зевать. Его было почти не слышно. Чародейка задумчиво кивнула.

Подкрутив копытцем фокус, единорожка разглядела поверхность Луны. Она была так близко, что пони казалось, что если она протянет копыто, то непременно пощупает лунный грунт. Как детально. Камни и камешки, кратеры размером с небольшой пруд и размером с крупный стадион, где в последних не было видно дна, лишь непроглядная чернота. Может, у них вообще не было дна? Кое-что привлекло внимание юной любознайки, а именно след. След от копыта. Рядом был ещё и ещё... Твайлайт поняла что это следы самой принцессы Луны, когда, будучи в изгнании, та одиноко бродила по холодной серой поверхности планетарного спутника. Судя по следам, много ходила.

Чародейка нахмурилась.

С новым поворотом трубы неприятные мысли остались позади. Перед взором открылся живописный вид за обширную туманность с собственными планетами и яркой звездой в самом центре. Облака газа и пыли, которые создавали очертания удивительной туманности имели фиолетовый, зелёный и бирюзовые оттенки. Непередаваемая картина, заставляющая кобылку в очередной раз испытать взрыв эмоций. Там действительно были планеты со своими орбитами, жаль только слишком далеко и видеть их через газовые скопления было крайне проблематично.

Мир был удивителен. Только сейчас, с таким подарком Твайлайт узнала об этом. Нет, она знала и раньше, но... не так обширно. Сейчас же волшебница была крайне довольна своими исследованиями — как не крути, за космосом можно было наблюдать вечно, и это правда. Оглядев полностью исписанный блокнот, юная читательница скромно улыбнулась. Видимо, она не много увлеклась.

Действительно, в блокноте неразборчивым почерком были начерканы какие—то вопросы о космосе, состоящих из «я не понимаю...» В прочем, именно сегодня пони удалось ответить на совсем другие вопросы, которые мучили её до этого времени.

— Ох, Спайк, как было бы здорово расспросить принцессу Луну обо всём этом... — Твайлайт бездумно уставилась на небо, — И было бы неплохо обеспечить себя солнечным телескопом. Ты только подумай — специальный телескоп, созданный как раз для наблюдений над Солнцем!

Повалившись на матрас, чародейка устало вздохнула. Эта ночь крайне утомила её. Увы, на солнечный телескоп ей вряд ли хватит — он стоит невообразимые состояния, миллиард монет. Ещё не факт, что сам солнечный телескоп окажется в хорошем состоянии, без единого повреждения.

Внезапно её охватила мысль. Вскочив, словно ужаленная, единорожка стала что—то черкать в блокноте, боясь упустить ту самую мысль. Через несколько минут она, счастливая, обняла блокнот, а уже через секундочку бросилась к телескопу и повернула трубу.

— Ты только представь, а вдруг где-то там, в одной из солнечных систем есть жизнь? Такие же пони как и мы или иные существа. Спайк, вдруг мы не одни во вселенной? Как бы хотелось знать наверняка... — говорила пони, не отрываясь от телескопа. Не сдерживая восторженного писка, пони пританцовывала на месте, — Точно такая же тайна и с принцессами. Они же не пони! Мы о них совершенно ничего не знаем, ни о их природе, ни о их возможностях, ни о их появлении. Они... будто пустая оболочка, но эту пустую оболочку наполнили неведомыми существами. Каюсь, я немного изучала их, но, как я уже и говорила, о них почти ничего неизвестно, и в книгах о них ничего нет. Они точно не пони, но называют себя аликорнами. Крылороги... Они больше нас, сильнее, бессмертные. Спайк, а если их послали к нам специально? Может быть, для того, чтобы наблюдать за нами, изучать наш род, наш язык... А может быть и для того, чтобы принести в наш мир полноценную гармонию. Это ой всё не с проста! Их сюда прислали, чтобы они заботились о нас, то ли по доброте душевной, то л...

Чародейка обернулась к Спайку.

Тот, свернувшись калачиком, скромно спал на матрасе, укрывшись одеялом Твайлайт и видел десятый сон. Кобыла улыбнулась, а через несколько минуток, поняв, что пора закругляться, уложила огромную конструкцию в большую коробку, боясь поцарапать нежный телескоп. Но желание ещё немного остаться тут присутствовало, да ещё и возрастало. Не борясь с искушением, да еще и внезапно с подступившим сном, волшебница, казалось, последний раз легла на надувной матрас.

И заметила внезапно упавшую звёздочку. Вскочив, Твайлайт еле сдержалась от вопля.

«Глупенькая, чего ведёшь себя, как маленькая?»

Волшебница улыбнулась, закрыла глаза и загадала желание.

И никому не станет известно, о чём загадала любящая загадки пони...

Комментарии (5)

Молодец Орхи, спасибо за "модерацию". Не зная правил, ты своим благородным жестом только усложнил нам жизнь.

Will_O_The_Wisp 6 месяцев, 3 недели назад #

Спасибо. Небольшая милая история — то, что доктор прописал от начинающейся весенней депрессии)))

Тварька 5 месяцев, 3 недели назад #

Слишком много глаголов. Деепричастные обороты не просто так придумали. Конечно, это моё скромное мнение, но Спайк — не оригинальный(то есть персонаж мульта повёл бы себя немного по-другому).

Xameleon 3 месяца, 1 неделя назад #

Xameleon, про глаголы и деепричастия вы совсем зря: их соотношение тут вполне нормальное. А если наращивать количество деепричастий, то недалеко и до стиля речи, как у Gedzerath.

Первый признак канцелярита — замена глаголов причастиями, деепричастиями и существительными, использование глаголов в пассивной форме, а также расщепление сказуемого.

Legat_89 3 месяца, 1 неделя назад #

Не знаю, может, спросонья показалось просто. Сейчас хотел вам примеры привести, но нашёл только один. Но легкая неестественность некоторых предложений всё же чувствуется.

Xameleon 3 месяца, 1 неделя назад #

Добавить комментарий