Глава 21 - Энкратейя Глава 23 - Элеутерия

Глава 22 - Акроама

Мне подкинули новую работу, так что в этой главе только половина от того, что было запланировано изначально. 23я глава тоже будет посвящена Кристальной Империи, и она тоже будет тихо-спокойной :)

После беседы с Кейденс (надеюсь, больше вопрос межвидового сводничества подниматься не будет за неимением возможности делегировать задачу кому-то ещё более подходящему) я, поспрашивав дворцовых слуг, направился к стадиону. Перед тем как заняться вещами более насущными, нужно разобраться с несколько опрометчивым обещанием, данным принцу. Вот уж не ожидал, что кто-то из пони ЗАХОЧЕТ подраться. На стадионе не было ни единой живой души, похоже что на сегодня все тренировки отменены из-за праздника, в который превратилось известие о том, что игры будут проходить здесь. Горазды пони праздники устраивать… вчера разошлись посреди ночи, а сегодня все уже свеженькие и готовы к новым подвигам. Я направился к дальнему строению, решив, что если Шайнинга там не будет, то я пойду в гостиницу, и нехай он сам меня ищет. Я уже даже настроился именно на этот исход, однако, к моему сожалению, принц всё-таки нашёлся. В компании Рэйнбоу и ещё пары незнакомых кристальных пони. Подойдя поближе, я разглядел, чем они занимались и вздохнул.

— Хэй, Арт! — воскликнула Рэйнбоу, заметив меня. — Ты как раз вовремя! Смотри, что мы тебе подобрали!

— Вижу… — я постарался спрятать недовольство в голосе.

На полу лежало что-то вроде соединённых ремешками толстых щитков из вспененного полиэтилена. Снаряжение явно рассчитано на пони, но те самые незнакомые мне кобылки споро переделывали его во что-то, подходящее мне.

— Устраивает? — поинтересовался Шайнинг. — Это самая современная защита для спортивных турниров.

— Нет, — покачал головой я. — Но чтобы сказать точно, как её лучше переделать, мне нужно увидеть как дерутся пони между собой.

— Это неспортивно! — фыркнула Дэш. — В настоящей драке никогда не бывает защиты!

— Для настоящих драк я носил с собой газовый ключ, — возразил я. — Кроме того, это спарринг. Будет очень неловко, если в ходе него меня ненароком убьют. Я, между прочим, хрупкий по сравнению с вами.

— Насколько хрупкий? — нахмурился единорог.

— Торопливый удар задними ногами в грудь, полученный от ослабленного чейнджлинга, стал большой неприятностью. Без магии Твайлайт я бы восстанавливался несколько месяцев. Полагаю, что аналогичный удар от земной пони убил бы меня на месте.

— Оу, — Дэш немного наклонила голову. — Действительно хрупкий.

Я пожал плечами.

— Простите, — смутился Шайнинг. — Я зря это затеял.

— Нет, вы правы, спарринг будет действительно интересным опытом, — возразил я. — Мне просто надо знать, чего ожидать. Если меня обвешать этими щитками полностью, то я сгожусь только в качестве груши для битья. Полностью нивелирует мои сильные стороны.

— Ух ты, так у тебя они всё-таки есть? — ехидно поинтересовалась Дэш.

— Я очень страшный, кому как не тебе знать, — в тон ей отозвался я, и пегаска фыркнула.

— Артур вчера победил минотавра в схватке, — сообщил Шайнинг.

— Да ну?! — пегаска смерила меня недоверчивым взглядом. — Как?

— Можем посмотреть и это тоже, — оживился единорог и повернулся ко мне. — Я подготовил несколько записей с турнирными схватками и тренировками кантерлотской стражи.

— Давайте взглянем, — согласился я, и мы втроём отправились в дворцовый кинотеатр.

Для съёмок пони пользуются двумя различными технологиями. Обе магические, но отличаются друг от друга как небо и земля. Первая технология — «яркие сны». Хитрое заклинание, которое позволяет записывать свои воспоминания в кристаллы, а затем воспроизводить их для других. Качество картинки изумительное, но есть целых три недостатка. Во-первых, это почти всегда немое кино, поскольку внутренний диалог записывается вместе с тем, что пони слышит, а вещать свои мысли наружу никто не хочет. Во-вторых, воспоминания быстро тускнеют, и нужно переносить их в кристалл ещё пока они свеженькие. Чему препятствует в-третьих: заклинание энергозатратное. И, что естественно, доступно только единорогам, и то не всем. Тем не менее, пони ухитряются снимать кино и таким способом, но только самое лучшее.

Вторая технология — банальная хронофотография, но «железо» необычное. Отдельные картинки записываются в особые кристаллы по принципу стека, а затем прямо из них и воспроизводятся. Технология дешёвая и распространённая, хоть и не сравнимая с первой по качеству. Недостатки, впрочем, тоже есть. Во-первых, кристаллы легко засвечиваются любой активной магией. Сияющие полупрозрачной дымкой рога единорогов выглядят на записи слепящим белым пламенем, по интенсивности похожим на электросварку. А во-вторых, ёмкость кристалла позволяет производить запись всего лишь в течение восьми минут. Потом «кассету» надо менять.

Съёмки тренировок стражи слегка разочаровали. С одной стороны, понятно, что ничего особенного от мирного вида ждать не приходится, но не настолько же. Сражение двух земнопони между собой ограничивалось буквально тремя приёмами. В турнире добавлялось ещё два, с разгоном… мда-а-а. Впрочем, логично. Эволюция штука сбалансированная, и приходится выбирать между силой и точностью. Люди пошли по пути точности, а силу компенсировали разумом, пони же остались на пути силы, а точность компенсировали магией… интересно, а земные пони могут вдеть нитку в иголку? Эпплджек вон задними лапами умеет пулять камни с такой силой и меткостью, с какой не всякий человек сможет руками… вопрос в том, это любой средний пони может, или она что-то вроде мастера спорта?

Последней смотрели запись, которую Беата предоставила в мою защиту. Вот я поправляю очки и отхожу ближе к середине дороги. Несколько кристальных пони огибают меня, а затем в поле зрение Беаты попадает Айви. Прёт как танк и явно нацелившись на меня, за ним бегут десятка два пони. Столкновение, я смешно прыгаю, пытаясь остаться на ногах, смотрю на разбитые очки… ух ты…

— Ух ты! — восторженно произносит Дэш.

Да, с тоскливой схваткой стражников не сравнить. Несколько моих ударов, натиск Айрона, подножка, я скидываю рюкзак, вокруг мечутся испуганные пони… динамично смотрится, черт побери! А, вот и стража подоспела. На этом моменте Трикс рванула вперёд сквозь толпу, и воспоминание прервалось.

— Вау! — Рэйнбоу дружелюбно толкает меня лапой в плечо. — Это было круто! Жаль, не показали, как ты его уделал!

Я недовольно поморщился. Выглядело-то оно эффектно, но за такую «драку» мне бы сенсей устроил хорошую выволочку и был бы полностью прав. Бил как и чем попало, потерял контроль и над ситуацией, и над собой… позор, да и только.

— Да не уделал я его, стража прибежала и всех усыпила, — отмахнулся я.

— Ты однозначно выигрывал! — убеждённо произнесла пегаска.

Я хмыкнул.

— Принц, вы собираетесь драться так же, как на записях стражи? — поинтересовался я. — Если да, то у вас нет ни единого шанса на победу.

— Посмотрим, — усмехнулся Шайнинг.

— Увидим, — вздохнул я. — Ну, теперь понятно, что за снаряжение мне понадобится.

Из всего предоставленного мне «доспеха» я ограничился наплечниками, цельной нагрудной пластиной и шлемом. Инженеры достаточно быстро подогнали его под меня, и мы пошли на стадион. Перспектива драки нагоняла тоску. Не надо было соглашаться — это во-первых, и надо было увильнуть когда представилась возможность — это во-вторых. Выглядел бы слабаком, ну и что? Было бы перед кем выпендриваться. А теперь выбор ещё хуже: или поддаваться, или повалять в пыли местного принца. А, черт с ним, сам же просил.

— Начнём? — без особого энтузиазма спросил я.

— Начали! — скомандовала сверху Дэш.

Некоторое время мы просто рассматривали друг друга. Я никаких попыток напасть не делал (не дурной, чай), так что первый ход остался за Шайнингом. Наконец, он движется вперёд. Ближе, ближе, короткое напряжение мышц, и жеребец встаёт на дыбы. Я группируюсь, подставляя защищённую грудь под удар лап. Вряд ли он будет хоть сколько-нибудь сильным — вес бодрствующего пони смешной, да и единорог это не земной пон… кха!

Я отлетел назад метра на полтора и рухнул задницей на прорезиненное покрытие стадиона. Ощущение, будто по мне шибанули сразу двумя кувалдами! Основную силу удара распределила пластина (надо будет узнать, из чего она сделана), но даже так под ней ощутимо саднило.

Я не очень ловко поднялся — спина нехорошо ныла, протестуя против повторения подобного опыта.

— Арт, ты что, поддаёшься? — подала голос Дэш.

Ах если бы!

— Я вас не ушиб? — обеспокоенно спросил Шайнинг.

— До свадьбы заживёт, — хмыкнул я. — Недооценил вашу силу, больше этого не повторится. Нападайте.

Основное отличие от записей — куда большая скорость происходящего. Шайнинг повторил тот же приём, но на этот раз я уже не пытался оценить силу единорога, и так понятно, что любой удар без защиты станет смертельным. Вместо этого я скользнул вбок, уходя из-под удара, и подсек задние ноги Шайнинга. Тот со слегка удивлённым ржанием рухнул вперёд, выставил передние лапы — и в этом неустойчивом положении я с силой толкнул его, заставив упасть набок. Все это заняло от силы три секунды.

— Вау! — раздалось сверху.

— Опираясь только на задние лапы, вы даёте мне преимущество, — объяснил я, пока он поднимался обратно на ноги. — И положение, и высота противника становятся удобными для меня и неудобными для вас.

— В первый раз получилось, — возразил Шайнинг.

— В первый раз я думал, что единороги слабые.

Он хмыкнул.

— Нападайте, — вновь предложил я.

Он не заставил себя долго ждать. На этот раз единорог рванул вперёд куда быстрее, а затем прыгнул, явно намереваясь сбить меня всем телом. Уклониться от такой «бомбочки» проблемы не составило, но Шайнинга это ничуть не смутило — он уже успел развернуться и броситься на меня снова. Ещё одно уклонение. И ещё одно.

— Не сработает, — прокомментировал я. — У стражей во время драки с Айроном было преимущество в числе. И, как мне кажется, вы тратите куда больше сил на нападение, чем я на защиту. Сколько ещё продержитесь?

— Единственное противодействие, которые вы можете оказать — это слова? — ехидно вопросил Шайнниг, слегка притормозив.

— За неимением под ногами подходящей палки, — пожал плечами я. — Думаю, вы бы отказались от этой тактики сами, если бы каждый раз получали удар по спине.

— Слишком много болтаете, парни! — прокомментировала «с галёрки» Дэш.

— Тебе здесь не цирк, — хмыкнул я в ответ.

— Может, тогда попробуете напасть вы? — предложил Шайнинг.

— Бессмысленно, — покачал головой я. — Во-первых, пони неудобно расположены для удара рукой, а удары ногами я не отрабатывал. Во-вторых, пони значительно крепче людей, и особого вреда я не нанесу.

— А минотавру?

— Тоже, — кивнул я. — Единственный приемлемый для меня вариант заключается в том, чтобы использовать силу противника против него самого. Избить его не собой, а окружением, используя его же импульс. Но минотавр хотя бы расположен удобно.

— Это самая скучная драка, которую я когда-либо видела вживую, — тоскливо раздалось сверху.

— И что бы вы делали, если бы я дрался сейчас с вами всерьёз? — поинтересовался Шайнинг.

— Умирал в телекинетическом поле без единой целой кости в теле.

Такой ответ его обескуражил.

— Что? Я не строю по этому поводу никаких иллюзий, — улыбнулся я. — Итак, принц, вы удовлетворили своё любопытство относительно драк с двуногими, или ещё что-нибудь хотите попробовать?

— А как же ваша фраза «у вас нет ни единого шанса на победу»?

— О, так вы считаете что победили? — улыбнулся я ещё шире, и Шайнинг хмыкнул.

Зря. В драке один на один в стиле земного пони у него действительно нет шансов. У меня, впрочем, тоже. Объективно говоря, я не умею драться и не настолько жажду научиться, чтобы тратить на это больше нескольких часов в неделю, так что пришлось жёстко конкретизировать модель угроз. «От одного до четырёх противников, не владеющих боевым искусством, в условиях улицы». Собственно, при таких раскладах бег эффективнее, чем айкидо, но на случай столкновения я яростно учился уклоняться (прежде всего, чтобы не словить очередной удар в голову). Броски я изучал так, «на сдачу», хотя некоторые получались у меня вполне неплохо. Итоговый опыт уличных драк показал, что стратегия неплохая — но я совсем не шутил, говоря Дэш, что всегда носил с собой газовый ключ. Куда надёжнее! Эх, сейчас бы он мне пригодился…

Единорог бросился вперёд. Но вместо «бомбочки» он в последний момент развернулся, виртуозно использовав инерцию, и лягнул задними ногами. Я еле успел отпрыгнуть, но единорог продолжил наседать. Резко развернувшись ко мне лицом, он неожиданно прыгнул вперёд и ухитрился-таки сбить меня на землю, ударив грудью. Рефлекторно схватив его за шею, я с силой потянул его вниз-вбок, легко скинув с себя и тут же рванул в сторону, разрывая дистанцию. Единорог перевернулся через спину и ловко поднялся на лапы.

— Вот это другое дело!!! — шумно одобрила стычку Дэш.

Меня начинают раздражать её комментарии. Впрочем, отвлечься мне помешал Шайнинг, снова устремившийся вперёд. Хм, а он ведь сравнительно лёгкий, что если? Не, не ухвачу. Неудобно человеку драться с пони!

Впрочем, обратное утверждение тоже верно. Подловить он меня больше не смог, и после пары минут его наскоков и моих уклонений Шайнинг остановился.

— Хватит, пожалуй, — судя по вздымающимся бокам, он всё-таки немного устал. Ну да, столько бегать.

— Ну вот и замечательно, — расслабился я. — Узнали что-нибудь новое?

— Что сражения без магии лучше оставить земным пони, — улыбнулся он. — А вы?

Я пожал плечами. Вывод о том, что в случае риска столкновения любых пони лучше расстреливать издалека я предпочёл не озвучивать.

— Хэй, Арт, теперь я! — спланировала Рэйнбоу.

— Сдаюсь, — тут же поднял руки я.

— Даже не попробовав?! — возмутилась Дэш.

— Ага. Я и Шайнинга-то недооценил, полагал, что единороги гораздо слабее физически, где-то на уровне перевёртышей. Оказалось, что нифига подобного. Если же объединить силу хотя бы единорога с крыльями пегаса, то шансов на победу у меня почти не остаётся, я теряю преимущество роста, да ещё и проигрываю в манёвренности. Единственный для меня шанс на победу — вывести твои крылья из строя. Либо сломать одно, если представится возможность, либо попытаться вывихнуть с помощью резкой перегрузки, скажем, поймав тебя за хвост и дернув всем весом и силой, а я не хочу тебя калечить.

— Ха, сперва поймай!

— И это тоже. Я трезво оцениваю свои шансы это провернуть, поэтому — сдаюсь. Не бей меня, большая пегаска!

— Сено, только зря ждала, — ругнулась Дэш, взмыв в воздух. — Бывайте, мальчики!

И она заложила крутой вираж куда-то в сторону города.

— Вы рассматривали возможность сражения с нами? — задумчиво глянул на меня Шайнинг.

— Умозрительно, — пожал плечами я. — Пони мне ещё ни разу не угрожали.

Ну, кроме нынешнего капитана кантерлотской стражи.

— И какое противодействие вы нашли против магии единорогов?

У меня на секунду перед глазами мелькнула смущённо-возбуждённая мордашка Селестии, не способной совладать с собственным рогом.

— Ни одного достаточно эффективного, — ответил я, легонько куснув себя за щеку. — Против крыльев пегасов, впрочем, тоже.

— Вас это не огорчает?

— Что именно?

— То, что вы слабее нас.

— Не особо. Физическая сила в вашем мире значит ещё меньше, чем в моем, — я снял с себя защитную сбрую и потёр всё ещё ноющую грудь. — Можно взглянуть на кристаллы, которые создают блокирующее магию заклинание?

— Конечно, — улыбнулся он. — Кристал, Лайн, покажите нашему гостю ваше оборудование.

Кристаллопоньки синхронно кивнули.

— Я пойду обратно в замок. Ещё раз спасибо за интересный опыт.

— Надеюсь, повторять его не придётся.

Он усмехнулся и ушёл, оставив меня наедине с инженерами. Те разглядывали меня с каким-то непонятным мне любопытством, которое я совершенно не замечал раньше, пока они готовили «доспех».

— Что такое? — поинтересовался я.

— Ничего, — очнулась одна из них. — Мы просто задумались.

— А это правда, что вы можете снимать кристальное сияние с пони одним касанием? — почти одновременно с подругой произнесла вторая.

Я наклонил голову, внимательно рассматривая обеих. Что-то тут не так.

— Правда. Хотите попробовать?

— Хотим! — ответила первая, но вышла вперёд вторая.

Вот оно. Опять.

— Нет проблем, — улыбнулся я и погладил её по голове.

Кристальное сияние с лёгкой вспышкой слетело с поньки, и та удивлённо уставилась на меня, а затем начала легонько тереться головой о мою ладонь.

— Мне тоже! — внезапно соскочила с места вторая и уткнулась в подставленную ладонь. Ещё одна вспышка — и ещё один точно такой же удивлённый взгляд.

— А вы можете меня погладить? — состроив умильную моську попросила первая.

Ничего ж себе просьбы! Но почему бы и нет, раз просят. Тем более что гладить пони приятно, у них удивительно нежная шёрстка, так и ласкает кожу в ответ. Веду рукой вдоль спинки, отчего пони издаёт довольный мурчащий звук.

— И меня! — просит вторая.

— Может, лучше по очереди? — предлагаю я. — Мне как-то удобнее пользоваться двумя руками.

— Ага! — радостно соглашается первая, в то время как вторая недовольно отходит в сторону.

Реакция на глажку у обеих была такая, как будто я им массаж после бани делаю. Мурчат, выгибают спинку, подставляют бочка… отходят счастливые, с видом полностью довольных жизнью. Странные. Очень странные.

— Это первый раз, когда пони просят их погладить, — хмыкнул я, отпустив вторую. — Так что, вы покажете мне кристаллы?

— Конечно, идите сюда, — улыбнулась мне вторая, и они обе пошли вперёд.

Я же осознал, что мне показалось неправильным. Вторая пони вела себя так, как будто всегда может говорить за них обеих. И первая не считает это зазорным, хотя явно более смелая, всегда идёт вперёд… хотя… мало ли, какие у лошадок бывают взаимоотношения.

Кристаллы, которые стояли в специальных комнатах под каждой трибуной и под стадионом были огромны. По примерным прикидкам — каждый весил не меньше тонны. Ещё более разочаровывающим моментом оказалось то, что они работают в системе, где их должно быть как минимум пять. Блин! Ну, может, хоть удастся потом выяснить, как именно они вырубают магию, и потом этим воспользоваться. Поблагодарив кобылок, я отправился назад в гостиницу.

Ду-у-уш!!! Последняя вещь, которой мне не хватало сегодня для полного счастья. Завернувшись в большое «понячье» полотенце, я развалился на диване, с наслаждением глядя в потолок. Долго такое блаженство не продлится, но пока уж есть возможность, надо наслаждаться каждой секундой. Жить хорошо! А когда на тебя не давят никакие срочные дела вроде загадочных приглашений и драчливых единорогов, то жить ещё лучше! Щас включу какой-нибудь хороший фильмец и выпаду из жизни часика на полтора… а потом можно будет пойти перекусить. Отличный план!

Но, естественно, в дверь тут же постучали. Если какая-нибудь неприятность может произойти, то она обязательно произойдёт… Я поднялся и, вновь намотав на себя из полотенца своеобразную «тогу», открыл дверь, за которой обнаружил Айрона.

— О, Арт… ты всё-таки здесь, — кажется, он слегка расстроился. — Я тут как раз возвращался после уплаты налогов… вот, в общем. Твой долг.

— Спасибо, — я взял мешочек и заглянул внутрь.

Двенадцать крупных серебряных монет… не такая уж и неприятность.

— Всегда размениваю, — вымученно улыбнулся Айрон. — Неудобно с собой таскать большие мешки.

— Понятно, — кивнул я. — Ну, теперь мы в расчёте.

— Ага, — он вздохнул. — А у тебя ещё этого твоего «самогона» нет?

— Только в Понивилле. Будешь проезжать мимо — заходи на огонёк, посидим. Только не как вчера.

— Понятное дело.

Мы пожали друг другу руки, и я закрыл дверь. Наличие мешочка меняет планы… с одной стороны, я обещал Джейд вернуть деньги в течение недели, но теперь, когда они у меня в руках, мне немедленно захотелось вернуть долг. Терпеть не могу быть кому-то должен. Так-с… где мой рюкзак? Ага, вот он, коробка с очками на месте, пустую флягу оставлю тут…

Разобрав взятую с собой одежду, я метнул в ванную штаны, вчерашнюю футболку и собственное полотенце (на котором после тщательного осмотра была найдена кошачья шерсть) и переоделся в чистое. Положил в рюкзак кошель и планшет, закинул его себе за спину и вышел из номера. Спустился вниз, вышел на улицу и только тогда вспомнил, что у местных пони сегодня очередной праздник — день, когда олимпийские игры решили устраивать у них. То есть, эквестрийские игры. Джейд, наверняка, тоже тусит где-то в городе… ну что ж, тогда сначала пойду перекушу чего-нибудь.

Кафешка Шаффла была просто переполнена, а сам он сбивался с ног, пытаясь обслужить внезапный наплыв гостей.

— Жёны ещё не вернулись? — с сочувствием поинтересовался я.

— Нет, — страдальчески произнёс он на бегу. — Ты чего-нибудь заказываешь?

— Дай глянуть меню, если что я позову.

— Держи, — он вытащил и положил на стол требуемое, после чего поспешил к следующему столику.

Да-а-а… бывают в жизни авралы. Хорошо, что не у меня… стоп, я этого не думал, я этого не думал, закон подлости, ты этого не слышал. Выдох! Так-с, что у нас здесь?

Удручающе. И снова — единственное в меню, что я могу есть — сладости. Или спагетти. И ни того, ни другого не хочется. Хотя можно попросить приготовить мне салат без их горьких трав… мнэ-э, проще самому.

— Эй, Шаффл, можно я воспользуюсь твоей кухней? — поинтересовался я, когда полузагнанный понь снова добрался до меня. — Приготовлю что-нибудь съедобное для себя.

— Ни за что! Там только тебя и обсуждают сегодня! — яростно помахал головой он. — Если ты туда зайдёшь, ресторан будет парализован!

— Тяжкое бремя славы… — мрачно произнёс я. — Тогда хлеб, соль и чай.

Догадываться, почему я нынче самая обсуждаемая тема на кухне не приходилось. Добрая зайка Кейденс, едва сдерживая смех, рассказала мне о сути традиции, которую я по незнанию имитировал. Поскольку жеребцов тут мало, то спрос среди кобыл на них весьма большой, и ухаживают здесь именно девушки, а парни лишь милостиво принимают знаки внимания. Обратные случаи крайне редки, поскольку обычно кобылки радостно соглашаются на первое же предложение (если жеребец им симпатичен, конечно же), а далее все живут долго и счастливо. Или просто счастливо, по желанию. Но бывают в жизни огорчения, и благодаря одному жеребцу древности такие «огорчения» крайне романтизированы. Собственно, один из эпизодов жизни этого понячьего Петрарки и лёг в основу традиции, коя заключается в том, чтобы спеть прочувствованную серенаду в честь любимой при большом скоплении народа. Точнее, сначала надо писать стихи (желательно, хорошие), страдать от неразделённой любви и, когда станет совсем невмоготу, петь. Что, по мнению пони, я и сделал, возможно даже в правильной последовательности. Мля. Терпеть не могу высокое искусство романтических страданий.

К счастью, никаких особых обязательств это не накладывало, не надо становиться отшельником или принимать обет безбрачия (и прочие «взрослые» формы идеи «уйти зимней ночью без шапки в лес, чтобы всем было плохо»). Я всего лишь в один миг оказался в образе нежного жеребца с большим сердцем, весь такой окутанный флёром щемящего душу романтизма. Как нельзя лучше подходит к моему унизительному институтскому прозвищу, тоже, кстати, полученному в результате пьянки! Я бы поклялся больше ни-ни, но не буду. Уж больно забавные истории получаются всякий раз, когда я пересекаюсь с алкоголем.

Сгрызя принесённый батон и расплатившись, я пошёл к дому Джейд. На стук в дверь, естественно, никто не отозвался, так что я сел на траву, привалившись спиной к тёплой стене, и вытащил из рюкзака планшет. Чего бы пересмотреть? Полистав имеющуюся на карте памяти фильмотеку, я вздохнул и полез в папку с книгами. Блаженное расслабление прошло, и мне вновь хотелось чего-то нового. О, вот это, должно подойти. «Абсолютный минимум» Файера, когда-то попадалась на него отсылка в другой понравившейся мне научно-популярной книге. Квантовая физика — моя любимая «ни в зуб ногой» тема. То есть, обожаю про неё читать, хоть и никогда не имел дела с уравнениями. Не моя специализация… хе, звучит куда более мягко чем «не мой уровень», но ведь не боги горшки обжигают… разве что горшки квантовые. Я открыл книгу и начал читать предисловие.

Интересно в кои-то веки отвлечься от литературы про магию… тем более, что пони удивительно избирательны в её изучении. Ни в одной из мало-мальски научных книг я не встречал ответа на вопрос «что это». Только способы применения. Твайлайт тоже ничего конкретного не сказала, помимо того, что это одна из сил, создавших мир. Хм… Кейденс что-то схожее говорила и про любовь, но тогда я на это внимания не обратил. Похоже, тут какая-то легенда или что-то вроде, надо будет узнать подробнее. Сворачиваю книгу и вношу это в свой список дел… мда, за время моего пребывания в Империи он увеличился вдвое.

Собственно, в какой-то мере единорогов можно понять. Для них магия так же естественна, как для меня руки. Я вот тоже никогда не задавался вопросом «как работают мои руки», а просто пользовался ими. Но — ответ на это есть, и я даже его читал, когда учился в школе. Анатомия, восьмой, что ли, класс. Нашлись люди, которые проследили даже эволюцию оных рук из древнейших времён, как изменялись условия и как следом за ними изменялась потребность в инструменте. У пони же — ничего. Как будто никто и не интересовался никогда… хм. Либо, как вариант, интересовался, но все исследования на этот счёт или утеряны, или осели в тайной библиотеке Селестии. Свежая теория заговора, хе-хе… но если оно так, то почему?

Чем может быть магия, если смотреть на неё с моей точки зрения, человека, сравнительно неплохо знакомого с наукой XXI века? Хм-м-м… варианта два. Либо это развитая нанотехнология, либо виртуальная реальность. С учётом таких вещей как «двигать звезды» и «вложить язык в чужую голову» — скорее второе. Правда, этот вариант предполагает, что я остался на Земле, просто подключённый к компьютеру, что создаёт сразу два противоречия. Во-первых, даже если я не умер сразу после удара молнией, я должен был банально утонуть в том горячем источнике. Спохватились бы меня только через две недели, и то на работе. Но даже если бы и нашли сразу, вступает в действие «во-вторых» — на Земле виртуальная реальность уровня «мозги в банке» является научной фантастикой и будет таковой ещё лет сто. Так что остаётся развитая нанотехнология… не объясняет движение светил, телепортацию, запись в разум и моё сопротивление её действию.

Остаётся нифига. Природный феномен, существующий только в этой вселенной? Допустим — хотя вся остальная физика здесь выглядит очень «родной». Почему я оному феномену сопротивляюсь? Нет ответа. Меня похитили инопланетяне и подключили к своему суперкомпьютеру, который генерирует эту реальность? Бред. Но допустим! Зачем это цивилизации, способной на межзвёздные перелёты? Нет ответа. Заклинания похожи на программный код, да, но магией можно пользоваться и инстинктивно, как это делают земные пони, пегасы, драконы (если верить Твайлайт, а чего бы ей и не верить?). Снова тупик. Конечно, можно сказать что «магия это грандиозная исполнялка желаний с радиусом действия как минимум в звёздную систему», но это выражение одного неизвестного через другое. Проще и дальше использовать термин «магия» и неловко улыбаться. Надо будет Тию спросить, она с ней дольше имеет дело, может, скажет чего интересного.

Ладно, хрен с ней, с магией, вернёмся к квантовой физике. И, словно в резонанс с моими мыслями, почти сразу же в тексте встречается фраза «…повседневный опыт не готовит нас к пониманию природы тех окружающих вещей, которые зависят от квантовых явлений. Как уже упоминалось здесь и подробно описывается в этой книге, понимание таких повседневных вещей как цвет и электричество требует квантовомеханического взгляда на природу». Может, это справедливо и для магии? Не-не-не, хрен с ней ещё раз, незачем идти по второму кругу.

— Артур! — громкий голос отвлёк меня от медитативной попытки прочувствования борновской интерпретации волновой функции.

— А? — я оторвал взгляд от книги и увидел радостно улыбающуюся пони. — О, привет, Джейд. Я как раз тебя жду.

— Я вижу, — со смехом в голове отозвалась она. — Так ждёшь, что даже не заметил! Что это у тебя такое?

— Планшет, — я выключил его и спрятал в рюкзак, после чего вытащил оттуда мешочек Айрона. — Я тут долг зашёл вернуть.

— Вау! Так быстро? — воскликнула она.

— И на этот раз — тысячными монетами, — хихикнул я.

— Серьёзно? — она подошла ближе и заглянула в мешочек. — Ого, и правда! Никогда их не видела раньше. Заходи, чайку попьём!

— Премного благодарен, — улыбнулся я и пошёл в дом вслед за ней. — Купила гостиницу?

— Когда бы! — хихикнула она. — Только мы всем табуном пошли смотреть варианты, как начался ваш фестиваль. А едва мы проснулись сегодня — начался праздник эквестрийских игр. Тебя что-то на нем видно не было, ты что, всё это время был здесь?

— Нет-нет, здесь я не так давно, — покачал головой я. — У меня были свои дела, а два праздника подряд для меня чересчур.

Для меня и одного-то много…

— Жа-а-аль, мне так понравился наш танец… хотя твои слова мне понравились больше.

«Джейд! Как бы много ни было на свете красивых мест, лучшее из них там, где я могу так запросто встретить тебя. Когда я смотрю на твою гриву, мне кажется, будто я любуюсь водопадом, и даже воспоминание о тебе вызывает улыбку. Самой природой ты создана лишь для того чтобы слышать слова любви».

Я слегка прикусываю щеку. Тогда идея казалась забавной, но сейчас стыдно. Это на Земле такие приторно-сладкие комплименты вызовут только снисходительную улыбку (в лучшем случае), а здесь кобылки все принимают за чистую монету. Отчего стыдно ещё более, ведь почти все комплименты генерировались по одному алгоритму.

— И это было так необычно, танцевать на задних ногах, — продолжала делиться впечатлениями Джейд.

Охотно верю. Самому необычно — только танцевать вообще.

— Увы, я редко появляюсь на праздниках.

— Ничего, я тебя ещё приглашу, — хихикнула она. — Как очки?

— Разбил.

— Уже?! — потрясённо воскликнула она. — Погоди. Это будет рекорд.

Она спрыгнула со стула и исчезла в глубинах дома, чтобы достаточно быстро вернуться со старой тетрадью.

— Так… — она открыла её и вытащила небольшую закладку. — Когда разбил?

— Вчера. Где-то через час-полтора после того как вышел от тебя.

— Точно, рекорд! — радостно воскликнула она. — Предыдущему чемпиону потребовалось три недели!

И сияет как начищенный пятак. Ну да, ей-то что…

— Собственно, я тут из-за этого тоже, — произнёс я, и Джейд мгновенно поскучнела.

— Изделия обмену и возврату не подлежат, — деловито проинформировала она.

— Понимаю. Я хочу их отремонтировать.

— К сожалению, это невозможно, — отрезала пони.

— Джейд, ну что за резкая смена отношения? Не собираюсь я из тебя деньги назад вытрясать, помоги мне с вариантами!

— Я бы и рада, но их действительно никак не восстановишь, — смущённо улыбнулась она, тут же вернувшись к прежней открытой себе. — Никто из современных Шарм не сможет повторить дедушкины схемы.

— Почему?

— Долгая и грустная история, — она вздохнула. — От всего клана осталось лишь пятеро, и никого из нас не тренировали… действовать правильно. Когда Сомбра пришёл к власти, он что-то сделал со всеми пони в империи. Большинство взрослых в клане могли противостоять этому, и они попытались бежать, взяв нас с собой, но…

Она всхлипывает.

— Извини, — я легонько погладил её по спине. — Я не знал.

— Я почти никого из них не помню, — прошептала она. — Всё было словно в тумане. Как я работала на ферме, как мы носили черные кристаллы куда-то в пещеры под империей, как Сомбра устраивал парады в цепях… поганый падальщик!

Ого. Ничего такое ругательство для пони.

— Извини, я сейчас, — она спрыгнула со стула и вновь убежала.

Мда… а я ещё думал, что у них тут слишком много праздников. А ведь если взглянуть на это с другой стороны, то страшное дело. Не знаю, сколько правил Сомбра, но явно достаточно, чтобы жеребята успели повзрослеть, так что не меньше десятка лет. Потом тысячелетний провал. Потом освобождение — но мир изменился, а все словно очнулись от долгого кошмарного сна… чтобы узнать, что пережили его не все. Же-е-есть… хм-м-м… возможно, поэтому и Эквестрийские Игры решили устроить именно здесь? Вполне вероятное предположение, в частности, объясняет почему Хара, несмотря на организационные косяки, просто взяла и объявила, что Игры будут проводиться в Кристальной Империи. Это и праздник, и способ создать новые связи между пони прошлого и настоящего. Да, не даром Тия свои тортики ест. Уважаю.

— Всё, давай не будем больше об этом. — Джейд вернулась на свой стул и искренне улыбнулась. Только чуть покрасневшие в уголках глаза выдавали, что она недавно плакала. — И я правда ничем не могу помочь, это были последние очки.

— А можно мне взглянуть на их схему? — нерешительно спросил я. — Возможно, я смогу создать линзы сам?

— О, это запросто! — ярко улыбнулась она, в очередной раз удивив меня лёгкостью смены эмоций. — Пойдём!

Мы спустились на этаж ниже, и я удивлённо отметил, что лестница на этом не кончается. Похоже, этот дом куда больше, чем кажется снаружи. Джейд покопалась среди полок и достала большой тубус, вытащила из него неожиданно белые листы и расстелила их на столе. Я подошёл ближе, мельком отметил небольшой кристаллик на крышке тубуса, и только потом взглянул на схему.

Как гласит надпись в самом верху страницы, это чертёж «особо чувствительной» линзы, сквозь которую можно видеть рассеянные потоки магии. Я задумчиво просмотрел его сверху донизу. Как там было у Лерера? «Аналитическая и алгебраическая топология евклидовой метризации бесконечно дифференцируемого риманова многообразия. БОЖЕ МОЙ!».

— Вот-вот, — хихикнула Джейд. — У вас сейчас такое же выражение лица, как и у многих других, кто пытался повторить дедовы структуры.

— Обычно пони не различают выражения моего лица, — задумчиво ответил я. — За редкими исключениями.

— Да? А вроде вполне выразительное… — она снова хихикнула. — Правда, про деда тоже все говорили, что он живая статуя. Но лучше уж так, чем сходить с ума как Пай.

— А Пай тут при чем? — удивился я.

— Ты не знаешь? — удивилась она. — Есть два основных метода работы с зачаровываемыми кристаллами. Их раньше так и называли, метод Пай и метод Шарм. Пай считают, что на стадии «цветения» можно вмешиваться в процесс роста кристалла, пытаясь стабилизировать его, если при планировании возникали ошибки. Но третий этап, сам знаешь, штука непредсказуемая. Пай, кажется, вообще никогда от старости не умирали.

Интересно пляшут бабы по четыре штуки в ряд… что-то Лаймстоун про какие-либо альтернативы их методам не рассказывала.

— Впрочем, Пай работают в других условиях, и, нельзя не признать, наловчились они что надо! Ну, то есть, дед так говорил. Но он ещё говорил, что они сумасшедшие и пытаются компенсировать бесстрашием недостаток способностей.

Хо-хо, похоже тут профессиональная вражда!

— А в чем отличие метода Шарм?

— Мы планируем кристалл так, чтобы на третьем этапе вообще не вмешиваться, — гордо произнесла Джейд. — Да, нужно очень-очень-очень стараться на втором этапе, зато нет опасности стать хрустальной статуей, если кристалл все-таки взорвётся.

— Интересно… — произнёс я. — Я был на ферме Пай, и они ни о чем таком не упоминали. Говорили что опасно, да и только.

— О, так они до сих пор работают? — с интересом воскликнула Джейд. — Интересно, как далеко они смогли зайти за эту тысячу лет.

— Спроси Пинки, — пожал плечами я, продолжая рассматривать схему.

— Она их знает? — удивилась Джейд.

— Эм-м-м… она одна из них. Пинкамина Диана Пай.

— ОГО?!

— Что тебя так удивляет?

— Дед говорил что Пай неприятные. А она замечательная… — Джейд недоуменно нахмурилась. — Может, что-то изменилось за все это время.

— Или он был подвержен стереотипам.

— Нет, — покачала головой пони. — Про нас, в смысле, Шарм, раньше говорили, что мы отстранённые, холодные и бесчувственные.

— Глядя на тебя, могу уверенно сказать, что это неправда, — улыбнулся я.

— Ну, немножко правда, — неуверенно улыбнулась Джейд. — Деда никто кроме меня не понимал. Но я всегда знала, когда он радовался или огорчался!

Так, надо сменить тему, пока она снова не расплакалась.

— Джейд, можно я воспользуюсь вашей мастерской? И ещё я хотел бы купить у тебя несколько заготовок под кристаллы.

— Зачем? — удивлённо спросила она. — Ты что, правда собираешься попробовать сделать это?!

— Ага.

— Вау! А ты ни перед чем не останавливаешься, да? — она ехидно фыркнула. — Без проблем. Приходи завтра с утра, я подготовлю мастерскую и колодец.

— По хуфам? — улыбнулся я.

— Дай пять! — хихикнула она, и мы выполнили сие нехитрое действие.

***

Я задумчиво просмотрел лист ещё раз, из нижнего левого угла в верхний правый. Закрыл глаза и мысленно представил себе схему, блок за блоком. Регулярная, математически выверенная структура чем-то напоминала «концентрические сферы» Мориса Эшера, и где-то на треть состояла из блоков с дублирующимся функционалом и дополнительными связями, увязывающими все элементы по принципу «каждый с каждым». Да, сложно и не совсем по профилю, но всё же должно получиться. На Земле я и больше информации за раз запоминал, хотя тогда она была на плоскости. Впрочем, с этой схемой я тоже справился, хоть заучивание и заняло битых три часа. Теперь посмотрим, смогу ли я её воспроизвести… начинаем.

Я вытащил из специальной коробочки и положил перед собой кристалл-заготовку, включил метроном и сосредоточился. Первыми обычно пропадают звуки, но в подземной мастерской и так тихо, как в гробу. Тёплая тьма, которую дают закрытые глаза, сменилась совершенной чернотой фокуса. Последним стих внутренний диалог.

Выпал из состояния безвременья я только через шесть с половиной часов, за полчаса до будильника. Взглянув на кристалл, я увидел небольшую таблетку яркого жёлтого цвета и тут же положил её в изолирующую коробку. Хм…

— Джейд! — крикнул я.

Она спустилась достаточно быстро с большим стаканом воды, в котором плавала долька лимона. М-м-м! Это очень, очень кстати! Осушив стакан, я поставил его на стол и удивлённо посмотрел на замершую пони.

— Нравится? — чуть ехидно поинтересовался я.

Она бросила на меня странный взгляд.

— Наверное… — задумчиво произнесла она. — Опустим его в колодец?

— А что это за процедура?

— Третий этап… — она улыбнулась. — Ну, по методу Шарм. У нас есть колодцы, опускающиеся глубоко под землю, в средоточие сырой магии, и кристалл растёт… ну, или взрывается там, где никто не может его потревожить, или же он сам никому не сможет причинить вреда.

— Интересно.

— Пойдём, — позвала она меня.

— Легко сказать, — хмыкнул я, с трудом поднимаясь на ноги.

Глубокий транс — крайне выматывающая штука, по крайней мере, если использовать его для расчётов или моделирования. Мало того, что по окончанию сразу начинаешь чувствовать собственный мозг (как будто он воспалён и ему тесно в черепе), так ещё и наваливается дикая слабость во всём теле. И жор в дополнение. Но посмотреть на третий этап выращивания кристаллов всё-таки интересно, поскольку Пай мне его показывать отказались во избежание нарушений техпроцесса. Или, как изящно выразилась Лаймстоун «чтоб ничего не рвануло к Дискорду». Так что я пошёл к лестничному пролёту, где меня ждала Джейд.

Какой-то у неё очень странный взгляд… не страх же это, в самом деле?

Комната с колодцем для кристаллов оказалась значительно больше, чем я ожидал. Оказалось, что верхние три этажа дома — лишь верхушка громадной башни. Под потолком подвешен огромный лебёдочный механизм с полупрозрачной цепью, состоящей из кристаллов. Видимо, как раз того самого типа, «метаматериал» высокой прочности, и, судя по размеру бобины, длина цепи метров триста. Неужто колодец настолько глубокий?

Клетка для роста кристалла оказалась размером с лифтовую кабину, а ширина колодца позволяла без проблем уронить туда автомобиль. Нихрена ж себе…

Впрочем, пони предприняли все меры безопасности, чтобы не свалиться туда ненароком. Специальные упоры, не позволяющие поднять дно клетки выше колодца, а в зазор даже руку не просунуть. Четыре направляющих для крышки, которая сейчас лежит поверх клетки. Надо полагать, что когда клетка уходит вниз, крышка под своим весом опускается и закрывает отверстие. Хорошо придумано.

Джейд положила «таблетку» кристалла на дно клетки, а затем опустила рычаг. Я подсознательно ожидал, что клетка резко ухнет вниз, но она начала спуск очень плавно.

— Пойдём, — сказала Джейд. — Лучше быть где-нибудь в другом месте, если он всё-таки взорвётся.

— Угостишь чем-нибудь? — спросил я. — Есть хочется просто невыносимо.

— Ага, знаю, — улыбнулась она. — Я приготовила пирожные, пойдём уже!

Любопытно, коррелируют ли кондитерский талант и происхождение из семьи кристалловыращивающих пони? По двум образцам сказать сложно, но тенденция явно есть — Джейд готовила сладости ничуть не хуже, чем Пинки. Хотя, возможно, я слегка предвзят. Голод — лучшая приправа к чему угодно.

Набив живот сладостями, я тут же осоловел. Эх, блин, ещё до дома добираться…

— Когда будет готова линза? — зевнув, поинтересовался я.

— Через восемь часов, если всё правильно.

— Так быстро? — удивился я.

— Шарм же не пытаются вмешиваться в процесс на третьем этапе, поэтому мы можем помещать кристалл в гораздо более магически плотную среду.

— Понятно… — я снова зевнул. — Тогда я зайду снова завтра утром…

— Буду ждать! — улыбнулась она.

До гостиницы я добрался в состоянии близком к помрачению и, добравшись до кровати, уснул даже не сделав попытки раздеться.

Зато на следующее утро был бодр и свеж — четырнадцать часов сна позволили полностью восстановиться. Идти к Джейд было ещё рано, так что я помылся, почитал книжку, заплатил ещё за неделю проживания, позавтракал у Шаффла и только тогда направился на конец шестого луча. Джейд, к моему удивлению, ждала меня у дверей собственного дома и бросилась навстречу, едва заметив меня на горизонте. Ой-ей-ей, что-то у меня плохое предчувствие. Кристалл взорвался, и мастерской больше нет? Если так, то она с меня семь шкур спустит, как пить дать. По миру пойду! Хотя дом вроде ещё стоит…

— Артур, доброе утро, — торопливо произнесла она, приблизившись.

— Что-то случилось? — мрачно поинтересовался я.

— Нет! Ничего! Всё замечательно, только… — она секунду собиралась с мыслями и выпалила: — Можно я посмотрю, как ты работаешь?! Очень, очень прошу!

Я слегка удивлённо наклонил голову. И… всё? Было бы с чего так волноваться.

— Я заплачу! — торопливо произнесла она.

Даже так? Вау.

— Можно, и даже бесплатно, — ответил я. — При соблюдении некоторых условий, конечно же.

— Каких? Все что угодно!

— Джейд, с тобой всё в порядке? — поинтересовался я. — У тебя такой вид, будто от этого зависит чья-то жизнь.

— Ну… нет, — она смутилась. — Но я очень хочу посмотреть. Можно? Можно?!

— Я же сказал уже, что можно. Но тебе придётся сидеть неподвижно всё то время, которое я буду работать. Никаких движений, никакого шума, если захочешь чихнуть — терпишь, пока я не закончу.

— Всего лишь? Так ведь это и так понятно! Спасибо, большое спасибо! — она поднялась на задние лапы и крепко меня обняла.

Ничего не понимаю.

— И как там линза? — поинтересовался я.

— Идеально! — воскликнула она. — Словно дед вернулся и сделал её сам!

— Если ты ожидаешь увидеть сеанс спиритизма в моем исполнении, то поспешу тебя огорчить. Духов я не призывал, обошёлся собственными силами.

— Я знаю, — улыбнулась она. — Мне всего лишь любопытно как ты работаешь.

— Ладно. Сейчас я освежу в памяти схему и позову тебя.

— Даже чай не попьёшь?

— И тебе не советую, — усмехнулся я в ответ. — Я-то не замечу, пока занят буду, а тебе сидеть шесть часов без возможности шелохнуться.

— Ой, точно!

Странная, хотя в какой-то мере объяснимая реакция. Куда менее выраженная чем у того же Игнеуса, который вообще решил, что я над ним издеваюсь. Хм, а ведь это было что-то сравнительно простое, а если бы я сделал что-то, что, по словам Джейд, никто из современных пони сделать не может (пусть даже и потому, что оно никому не нужно)? Ещё, чего доброго, совсем бы с фермы не выпустили. Так что не удивительно, что ей хочется посмотреть. Впрочем, вряд ли ей будет интересно…

Я спустился на —2-й этаж и снова засел за схему линзы. Полностью она из головы выветриться не успела, так что я восстановил образ менее чем за полчаса и после этого позвал Джейд.

Явилась понька в очень странном виде. На голове была намотана странная цветастая бандана, почти полностью скрывая фиолетовую гриву, а на мордахе сидели очки вроде тех, которые она продала мне, но более лёгкие и женственные.

— А ты говорила, что те очки последние, — улыбнулся я.

— Эти не для продажи, — покачала головой она. — Дед сделал их специально для меня, когда я была жеребёнком, чтобы я могла наблюдать за его работой. И этот платок тоже.

— А платок зачем? — удивился я

— Чтобы не создавать наводок на кристалл, если я случайно о нем подумаю, — пояснила Джейд. — Он блокирует мысли.

О! Так вот ты какая, шапочка из фольги… хм, а я ж забыл об этой маленькой детали, Джейд молодец. Сразу видно большой опыт.

— А у тебя ещё один такой есть?

— Десятка два, — улыбнулась она.

— Продашь парочку?

— Подарю, — серьёзно ответила она.

— Я тебя прям не узнаю, — улыбнулся я. — Советы и то за пять бит, а тут вдруг такие подарки.

— Эй! Я же шутила!

— Я тоже шучу, — я достал планшет. — Всё, сиди тихо. Я сейчас последний раз посмотрю схему и начну работать.

— Эмм… а можно тебя спросить? Зачем тебе эта дощечка?

— Она щелкает.

— И всё? — недоверчиво уточнила пони.

— Это всё, что мне от неё нужно на данный момент, — хмыкнул я. — Подошёл бы любой метроном. У тебя все?

— Эм… и ты не будешь пить никаких зелий?

— Зачем это? — удивился я.

— Ну, может надо… — она отвела глаза.

— Нет, — хмыкнул я. — Теперь-то всё?

— Всё.

— Тогда начинаем.

Я просмотрел схему ещё раз. Закрыл глаза, пробежался по образу, посмотрел на схему ещё раз, включил метроном на планшете и сосредоточился. Тишина… чернота… пустота.

***

Нельзя сказать, что глубокий транс — это отключение сознания. Оно остаётся, но искажённое, непривычное, мыслящее без образов, оторванное от потока поступающей информации, замкнутое само на себя, лишённое такой дурацкой шелухи как личность и желания тела. Иногда мне кажется, что так мог бы ощущать себя искусственный интеллект. Потрясающий опыт, хоть, судя по последующим ощущениям, это не самый щадящий для мозга режим.

Я открыл глаза и протянул руку к планшету. Шесть с половиной часов, в точности, как и вчера. Я защёлкиваю крышку изолирующей коробки и потягиваюсь, а затем смотрю на Джейд. Она уже сняла очки, и её взгляд вместе с выражением лица заставляют меня подобраться.

— Артур, — с невероятным напряжением в голове произносит пони. — То, что ты сейчас сделал… этот метод, он очень важен для моей семьи… нет, для всего рода Шарм.

Я ощутил, как на загривке от восторга встают дыбом волосы. Кажется, я открыл чью-то тщательно охраняемую семейную тайну и сейчас меня будут убивать. А что, колодец глубокий, и нет такой меры безопасности, которую нельзя было бы обойти в случае необходимости.

— Так-так? — ухмыльнулся я. Отбиваться после многочасового транса у меня не получится, а поэтому единственным оставшимся вопросом был метод убийства. Безумно интересно, как она будет это делать?

Джейд нервно переступила с ноги на ногу. И взгляд прячет. Ну, всё бывает в первый раз.

— Я отдам всё что угодно, — тихо произнесла она и подняла глаза. И снова эта болезненная решимость. — Чертежи, мастерскую, даже саму себя. Только научи меня делать так же!

Я разочарованно хмыкнул, чувствуя, как волнующее напряжение покидает тело. Надо же, оказывается, я скучал по ощущению близкой гибели.

Джейд же восприняла это на свой счёт.

— Это… нет? — в её голосе явственно звучали слезы.

— Джейд, — окликнул я её. — Ты издеваешься, что ли? Я после такого шестичасового заплыва выжат как лимон. Давай поговорим об этом завтра.

— Ой, прости, — она аж вздрогнула и умчалась вверх по лестнице. — Погоди секунду, я быстро!

Годить секунду я не стал, вместо этого я взял планшет, поднялся на ноги и направился наверх следом за ней. Надо полагать, что пироженками меня угощать не будут, раз уж она просидела со мной все это время…

И снова я её недооценил! Джейд как раз заканчивала делать лимонад, а на тарелке рядом с ней лежал кусочек торта.

— Ой, ты уже здесь… — она обернулась на мгновение. — Ну да, ты же не старый ещё.

— Это ты к чему? — усмехнулся я.

— Дед после создания кристалла вообще почти не мог ходить, пока не отдохнёт хотя бы полчасика. Я всегда спускала ему вниз пироженки и лимонад. Он любил сладкое.

— Скорее это необходимость, — хмыкнул я, садясь за стол. — Слушай, Джейд, я думал, ты хотела купить гостиницу, а не заниматься кристаллами. Откуда вдруг такие просьбы?

— Это долгая история, — вздохнула она.

— Тогда оставим её до завтра, — я взял предложенный кусочек тортика и откусил смачный кусок.

— Но ты не против меня учить? — с надеждой спросила она.

— Ну-у-у…

— Арт, я не шучу. Ты можешь требовать взамен всё что угодно, — пронзила меня взглядом она.

— Джейд, давай ты не будешь использовать эту формулировку, а то у меня возникают разные нехорошие мысли, — ехидно улыбнулся я. — Снова тебя не узнаю, что это за торг со слабой позиции?

— Это не какая-нибудь шутка! — крикнула она и легонько ударила лапкой по столу. — Речь идет о судьбе Шарм!

Я нахмурился. Такого пони ещё не делали… похоже, тема действительно очень больная.

— Извини, — смутилась она.

— Ладно, — я вздохнул. — Давай ещё по тортику, и я пойду домой.

— Можно я с тобой?

Я посмотрел на неё совершенно охреневшим взглядом. Пони оставалась серьёзной, хотя я до последнего ожидал, что она хихикнет и скажет «попался!».

— Дже-е-ейд, — протянул я. — Просто чтоб ты знала, я предпочитаю единорожек.

Ни один мускул на мордахе не дёрнулся. Блин, серьёзней некуда. Пора и мне отставить шутки в сторону.

— Зачем? — вздохнул я. — Я никуда не убегу.

— Просто удостовериться, что с тобой всё будет хорошо.

Интересно было бы увидеть выражение своего лица в этот момент.

— И что со мной может случиться? — стараясь оставаться спокойным поинтересовался я.

— Что угодно. Ты можешь ввязаться в очередную драку, тебя могут похитить чейнджлинги…

«Ты утонешь в реке, тебя раздавит «Камаз», тебе дадут на рынке ядовитый ананас».

— Метеорит, опять-таки, прилетит и упадёт именно на меня… — в тон ей продолжил я.

— И это тоже, — кивнула она.

— И что же ты сделаешь в последнем случае? — ехидно поинтересовался я.

— Вытащу тебя из гостиницы и утащу так далеко, как только смогу. И даже если не успею, буду хотя бы знать, что я попыталась.

Усраться. Мне на секунду захотелось пошутить про систему безопасности висты, но в последний момент я остановился. Лучше не подавать ей таких «хороших» идей.

— Джейд, я уже давно вышел из того возраста, когда мне была нужна нянька, — слегка раздражённо произнёс я.

— Я просто спросила, нет — так нет… — отвела взгляд она.

Врёт.

— У тебя на лбу написано, что ты собираешься идти за мной до гостиницы и ждать всю ночь на улице, — недовольно сообщил я.

Её брови на секунду взлетели вверх.

— Я свободная пони, — даже не стала отрицать она.

Я застонал. Вот влип! А разбираться с ней прямо сейчас нет никаких сил… взять её с собой? И куда девать потом? Оставить у себя в номере не получится, это я сейчас упаду и усну, а для неё самый разгар дня. Снимать отдельный номер… хм, а зачем нам тогда вообще куда-то идти?

— Тогда я останусь у тебя, — тяжело вздохнул я. — Одеяла лишние есть?

— Ты можешь спать в моей комнате! — радостно вскочила на ноги она.

— Если у тебя нет кровати, предназначенной хотя бы для минотавров, то спать я могу только на нескольких одеялах, постеленных одно на другое.

— Хорошо, — улыбнулась она, хихикнула и унеслась куда-то вглубь дома, вновь став самой собой.

Я отрезал себе ещё один кусок торта и снова тяжело вздохнул. Нет слов. Просто нет слов… меня собирается преследовать разумная пони. К такому меня жизнь не готовила.

— Я постелю в этой комнате, хорошо? — спросила она, возвращаясь с несколькими свёрнутыми в трубку одеялами на спине.

— Нет. У меня слишком чуткий сон. Лучше будет, если я лягу не в проходной комнате, и чтобы в ней был только один вход.

— А… тогда в дедушкином кабинете. Я быстро!

Быстро доев торт и сполоснув руки, я пошёл вслед за ней.

— В комнату не заходить, пока я не проснусь сам, иначе я могу на тебя напасть, — сообщил я поньке и в ответ на поражённый взгляд уточнил: — В бессознательном состоянии. Вреда особого не причиню, но мне так просыпаться неприятно.

— А-а, хорошо, — она улыбнулась. — Располагайся, как тебе будет удобно.

— Мгм. Поставишь кристалл в колодец?

— Ага!

Я задумчиво оглядел кабинет. Полки-полки, библиотечный подъёмник, стол, стул, сейф. И моя временная кровать, собранная из шести одеял и большой подушки. Сойдёт. Я разделся, нырнул под одеяло и вырубился.

***

Проснувшись утром, я первым делом проверил планшет. Сегодня я спал двенадцать часов, видимо, пошли в счёт часы, сэкономленные на заучивании схемы. Вынырнув из-под одеяла и одевшись, я вышел из комнаты в поисках туалета и чуть не споткнулся о что-то тёмное, лежащее на полу. Более внимательное рассмотрение показало, что это Джейд, дрыхнущая под дверью словно верная собачка. Так, это уже ни в какие ворота не лезет!

До рассвета оставалось ещё как минимум пара часов, так что я вышел на улицу для небольшой пробежки и зарядки. Во-первых, надо когда-то начинать, а во-вторых, я последние два дня провёл практически без движения, либо сидя перед кристаллами, либо валяясь в отключке. Сегодня надо сделать перерыв, причём желательно провести время под солнцем и занимаясь чем-нибудь физическим. Солнца ещё нет, но мне это особо не помешает — луна здесь всегда полная и всегда сияет так ярко, что и фонарик не нужен. Любопытно, как так получается? Если бы планета не вращалась вокруг своей оси, здесь бы не было смены дня и ночи, а они есть… хоть и, хм, «выполняются вручную». Местная луна при этом всегда полная… хм, а может и не вращается. Астрономия не моя сильная сторона, но в плане движения планет это простая физика… надо будет построить модель на досуге. И взглянуть на заклинание, которым сестрёнки таскают светила, это может стать подсказкой о том, что же такое магия.

Ещё меня беспокоит резкая смена поведения Джейд. Превращение милой и жизнерадостной пони в матёрую сталкершу довольно неприятно, а то, что она хочет учиться, даже слегка удивительно. Игнеус меня только в подмастерья хотел заполучить, а Джейд ведёт себя так, будто от меня зависит, случится ли апокалипсис или нет. Пятый Элемент, блин… особо изощрённая версия. Решив, что пятнадцатиминутной пробежки будет достаточно для начала, я направился обратно к дому кристальной пони. К моему удивлению, в нем уже горел свет… хм, она просыпается в такую рань?

Я открыл дверь и зашёл внутрь дома. Сидевшая словно в прострации Джейд обернулась на звук, и в следующий миг с восторженным воплем «Артур!» пони бросилась мне на шею. Не разделяя радости встречи, я быстро отцепил её от себя и вернул на пол.

— Я так испугалась! — произнесла она. — Я проснулась, а тебя нигде нет! И дверь открыта! Я думала, ты сбежал, или спрятался, или тебя похитили, или ещё что похуже!

— Например? — хмыкнул я.

— Что ты мне только приснился, — серьёзно ответила она.

Я вздохнул.

— Ну доброе утро тогда. Раз ты уже встала, не соизволишь ли объяснить мне своё поведение? А то последний день я себя чувствую крайне дорогим и хрупким питомцем, и мне это категорически не нравится.

— Я… извини, — она вздохнула. — Я знаю, меня иногда заносит… ты не против сперва позавтракать?

— Давай.

Мы пошли на кухню, где Джейд быстро сварила овсянку, пока я по её инструкции сделал лимонад. Любопытный момент, кстати — овсянка здесь такая же, как на Земле, в то время как другие крупы только похожи по вкусу, но не на вид. Позавтракав, мы перебрались в главную комнату и разместились на разных сторонах дивана.

— Итак? — поинтересовался я спустя минуту тишины.

— Я просто не знаю с чего начать, — виновато улыбнулась Джейд.

— Хорошо, тогда я просто буду тебя спрашивать. Чему ты хочешь, чтобы я тебя научил?

— Дед называл это «конструктивной пустотой», — мгновенно ответила пони. — На неё способны очень немногие из Шарм, но именно благодаря этой способности мы были лучшими мастерами кристаллов в мире.

Я задумчиво кивнул. То, что её заинтересовал транс я догадался, но не ожидал, что она знакома с концепцией.

— Погоди-ка, если вы это умеете, то зачем вам моя помощь? — удивился я.

— Больше не умеем, — покачала головой она. — Мой брат и сестры бьются над семейной тайной до сих пор, а я уже сдалась и решила заняться чем-нибудь другим… когда внезапно появился ты.

— Ты же сказала, что… — я замолчал, догадавшись о причине. — Вас никто не успел этому научить, поскольку все взрослые погибли.

— Да, — печально кивнула она. — И все самые важные записи пропали вместе с ними. У нас осталось немало ценного, в том числе сложные чертежи, но без возможности создать кристалл — это просто рисунки. Мы никогда не догоним даже тех Пай, которые были тысячу лет назад, если попытаемся работать их методом. И… нас осталось слишком мало, чтобы пробовать делать то же, что и они.

— Понятненько… — потёр подбородок я.

— Ты ведь можешь этому научить? — теперь я разобрал ту «странную» эмоцию, с которой она смотрела на меня раньше. Все-таки страх, но в сложном сплаве с отчаянной надеждой. — Это ведь не какая-то штука, которую могут делать только такие как ты?

Последний шанс удрать. Реально, последний.

— Не знаю. Расскажи мне всё, что ты знаешь про ваши методы достигать, кхм, «конструктивной пустоты». Что слышала о методах, откуда появилась такая идея, ну и так далее.

Джейд начала рассказ, а я в очередной раз удивился тому, как пони любят топорную простоту достижения цели, полностью описываемую фразой «тебе поможет адский труд». Суровые тренировки памяти (по словам Джейд, они занимали не меньше чем полдня, но, что конкретно делалось, она не знает) сменялись не менее садистскими тренировками концентрации. Ну а в сам транс пони входили с помощью неких достижений фармацевтики (то есть, банально упарывались психотропами растительного происхождения). Шаманы, мля, только бубнов и горлового пения не хватает для полного комплекта.

Время от времени всё же рождались Шарм, которые могли сделать так же как я и впасть в транс, просто закрыв глаза и сосредоточившись, но именно благодаря этим «уникумам» за всем семейством закрепилась слава «странных пони». Гениальные зачарователи зачастую не интересовались ничем кроме своего дела, не разговаривали неделями, предпочитали замкнутые пространства, одиночество, имели странные привычки и практически всегда были жеребцами. И они ещё на Пай бочку катили… ещё не знаю, кто хуже! Если «сумасшедшие» Пай использовали естественный отбор, чтобы отрастить интуицию божественного уровня (интересно, а Пинки может повторить трюк героя Кейджа из фильма «Пророк»?), то «способные» Шарм в лучших традициях культа карго пытались подражать аутистам просто из-за того, что среди них встречаются саванты. Ну, хотя бы без евгеники обошлось. Может быть, это только благодаря тому, что жеребцы рождаются редко, а затащить аутиста в табун можно только подъёмным краном, но я предпочту верить, что Шарм — разумные пони и не хотели своим детям такой судьбы, оттого и увлеклись дурным шаманизмом.

— Все плохо? — удручённо спросила Джейд, глядя на мою реакцию. — Мы безнадёжны?

— Да я не поэтому! Просто дивлюсь тому, как пони подходят к делу, — я качаю головой. — Вот уж точно, терпенье и труд в порошок воду сотрут.

— Значит, ты можешь меня научить? — глаза сияют что два цитрина.

— Хотел предупредить, что работать придётся много, но, судя по методам вашего рода, вам мое «много» на один зуб.

— Это «да»?

— Да, да, — вздохнул я, понимая, что практически подписал себе приговор.

— ДА!!! — естественно, новая ученица тут же набросилась на меня с обнимашками.

— Джейд, пусти, раздавишь же как таракана, — прохрипел я, чувствуя, как нехорошо скрипят ребра под могучими объятиями.

— Ой, извини, — она спрыгнула на пол и сделала несколько радостных кругов, гоняясь за своим хвостом и сопровождая действие восторженным писком. Затем резко успокоилась и посмотрела на меня. — Подождёшь меня? Я быстренько, только предупрежу табун и родичей.

— О чем это? — прищурился я подозрительно.

— Что я уезжаю из города, — невинно хлопнула глазами Джейд. — Ты же не будешь здесь жить постоянно? Значит, я должна поехать за тобой в Понивилль. И ещё, сколько я тебе должна за обучение?

Ёпт…

— Так, стоять, — приказываю я. — Можешь никого не предупреждать, поскольку со мной ты не поедешь. Во-первых, первичный курс предназначен для развития памяти и заниматься по нему можно и самостоятельно. Во-вторых, скоро вопрос расстояний в Эквестрии перестанет стоять так остро. И в-третьих, я не буду брать с тебя денег.

— А что возьмёшь?

— Знания Шарм, они мне куда нужнее.

— Все, что тебе будет угодно, учитель, — улыбнулась она и склонилась в почтительном книксене. — Ой, совсем забыла, вторая линза уже готова! Пойду заберу.

И она умчалась, напевая себе под нос что-то очень счастливое. Мдяк. С такими учениками я рискую организовать культ куда раньше Айрона. Но не бросать же её было? К тому же, хорошо обученные и дофига благодарные Шарм будут куда более полезны, чем семейство Пай, даже учитывая, что их базовая подготовка и займёт не менее полугода. Придётся мне форсировать работы по адаптации мнемонических техник к эквестрийскому языку… блин, как будто мне раньше было мало развлекухи. Нет, это подождёт, сначала порталы. Или ещё более нет, сначала очки и исследование щитового заклинания во дворце. Защита собственной черепушки от разнообразных покушений куда важнее, чем облагодетельствование всего понечества. Кстати об этом…

— Джейд, ты вроде бы обещала подарить мне мыслегасящий платок, — сказал я, едва понька вернулась из подвала.

— Секундочку… — она подскочила к шкафу и зарылась в него почти до половины. Вынырнула с целым ворохом бандан в зубах. — Выбирай, какой понравится.

Я задумчиво взял одну из них. Очень мягкая, даже несмотря на то, что ткань выглядит каким-то гибридом джута и стекловолокна. Ещё бы расцветка была менее кричащей… но, если она блокирует не только мысли, но и эмоции, то хрен с ней, буду прикидываться регги. Вот, возьму эту, как раз в традиционных цветах любителей дунуть. Я обмотал бандану вокруг головы и опустился на колени, чтобы посмотреть в зеркало. Ну… love and peace, что тут скажешь.

— А из чего это сделано? — поинтересовался я, возвращаясь на диван.

— Кристалл, конечно же, — улыбнулась Джейд.

— Серьёзно? — удивился я, стянув с себя цветастую тряпку и снова всмотревшись в неё. А вроде ткань как ткань.

— Ага. Кстати, изготовление кристаллических тканей изобрели мы, Шарм, — похвасталась Джейд.

— Молодцы, — хмыкнул я. — Я возьму эту.

— Конечно, бери.

Осталось только проверить, работает ли она в том виде, в котором мне нужно. Ближайший аликорн — Кейденс, и я в любом случае сегодня собирался гулять.

— Хэй, Арт, пойдём куда-нибудь? — предложила Джейд.

Я задумчиво посмотрел на неё. Нет, вроде бы предлагает искренне, но лучше сразу расставить точки над ё.

— Спасибо, но я как-нибудь сам. И, Джейд, если я тебя поймаю за тем, что ты меня преследуешь, можешь забыть про любое обучение.

— У-у… хорошо. А когда ты начнёшь меня учить?

— Ну, транс, то есть, то, что ты называешь «конструктивной пустотой», я могу показать тебе сравнительно быстро. Но чтобы им пользоваться тебе потребуется научиться мнемотехнике, а её мне ещё надо подготовить.

— ПРАВДА?!! — воскликнула она на запредельной громкости.

— Правда. И незачем так орать.

— Тогда покажи! Покажи-покажи-покажи!

Ну разве ж не милаха?

— Ладно. Иди сюда, положи голову мне на колени и расслабься.

В отличие от Трикси, старательно уклонявшейся от любых касаний, Джейд сделала это с удивительной готовностью. Я прочистил горло и начал очередной сеанс походного гипноза, сопровождая его лёгкими поглаживаниями. В этот раз я решил вместо мыслеобразов, которыми медленно воздействовал на Трикси, попробовать более классический метод Бехтерева. Подействовало просто поразительно — Джейд провалилась в транс меньше чем за десять минут. Вторая эквестрийка, которая сделала это легко и непринуждённо с первого же раза. Просто удивительная открытость и доверие, и это практически незнакомцу… хе, или же после удара молнией во мне пробудился Кашпировский. Верьте мне, пони, я вас всех вылечу! Углубив транс до нужного уровня, я дал Джейд небольшое задание по рисованию символов в «конструктивной пустоте», а потом разбудил её.

Взгляд, которым она наградила меня после того как окончательно проснулась и поднялась с моих колен, выражал такой щенячий восторг, что я на мгновение испугался, что уж теперь-то она меня точно придушит в благодарственных объятиях. Но пронесло, в этот раз меня обнимали хоть и крепко, но нежно.

— Хорошо, что никто из моих родичей этого не видел, — весело произнесла Джейд. — А то попала бы я к тебе в табун.

— И в чём смысл? — поинтересовался я. Потомства-то пони от меня получить не смогут… или у них и для этого какое-нибудь колдунство есть?

— Привязать тебя к нашему роду… а ты любому пони можешь такое показать?

— Пока осечек не было, — хмыкнул я. — У меня дома считается, что гипнабелен любой, просто кого-то можно загипнотизировать за десять минут, а на кого-то придётся тратить недели.

— А… можно я вечером приведу свою семью? Сможешь показать и им тоже?

— Возможно смогу, это зависит от них в большей степени, чем от меня. Но только если они не будут потом вести себя так, как ты.

— Ой, нет-нет-нет, они не такие, — замахала лапками Джейд со смущённо-виноватым выражением мордашки. — Значит, можно?

— Можно.

— Ура!

Заодно проверю теорию о том, что все пони легко поддаются гипнозу. Я глянул в окно — уже давно рассвело, самое время прощаться и в обратный путь. Зайти домой, помыться и далее по списку.

— О, кстати, — вспомнил я. — Джейд, а ты можешь вставить линзы в очки?

— Конечно. Они у тебя с собой?

— Да, — я сходил за рюкзаком, вытащил оттуда коробку и протянул её земнопони. — Заодно проверим, как они работают.

— Как и должны, — заверила меня пони. — Я проверила ещё вчера, когда извлекла первую из колодца.

В дверь внезапно постучали. Джейд пошла открывать, в то время как я бросил планшет в рюкзак и закинул лямки себе на плечи.

— Доброе утро, чем я могу вам помочь?

— Вы не видели Артура? — поинтересовался крайне знакомый голос. Я подошёл к двери.

— Приветик, Беата. А ты чего здесь делаешь?

— Тебя ищу, — слегка недовольно откликнулась она.

— Ну раз нашла, то теперь я в твоём полном распоряжении. О, кстати, я же вас не представил друг другу. Беата, это Джейд, она помогает мне с восстановлением очков. Джейд, это Трикси, моя помощница.

— Очень приятно, — лукаво улыбнулась земнопони.

— Взаимно, — буркнула Трикси.

— В общем, мы пошли. До вечера! — закруглил разговор я и вышел за порог.

— Буду ждать, — помахала нам вслед лапкой кристальная пони.

Первые метров пятьдесят мы шли в полнейшем молчании. И Трикси явно была чем-то недовольна.

— Что-то случилось? — поинтересовался я у единорожки.

— Нет. Ты просто пропал на два дня безо всякого предупреждения, — обиженно произнесла единорожка. — Как ушёл во дворец, так и пропал без следа. Я сегодня зашла в твой номер, а тебя там нет. Бросилась узнавать, и оказалось, что ты вчера в отель вовсе не возвращался.

Я ощутил приступ раздражения. Ещё одна кобыла собирается выгуливать меня на коротком поводке.

— Так, и? Я должен отчитываться перед тобой, куда и насколько я хожу? Может, ещё и разрешения просить? — ядовито поинтересовался я.

— Нет! — она посмотрела на меня испуганно. — Я… после первой встречи с принцессой ты был не в себе, а потом ещё и подрался с минотавром! Я не видела тебя с тех пор, как ты ушёл во дворец и боялась, что с тобой опять что-то случилось! Ты мой самый близкий друг, и после всего, что ты для меня сделал, разве могу я оставаться в стороне, когда с тобой явно что-то не так?

М-м-м… ну, в этом она права. Классическое «мы в ответе за тех, кого приручили». Я несколько раз мысленно прочитал «джедайскую мантру» и выдохнул.

— Извини, слишком остро отреагировал. Как ты меня нашла?

— Просто проверяла все места, в которых ты мог бы быть. Только стражу и дворец напоследок оставила.

— Значит, ты всё-таки за мной следила, — вздохнул я.

— Угу, — она прижала ушки к голове. — В тот день, когда ты с минотавром дрался.

Блин. Поверить не могу, что мне приходится говорить об этом второй раз за одни сутки.

— Независимо от того что я делаю, я делаю это по своей воле и готов принять ответственность за последствия, какими бы они ни были. Поэтому, пожалуйста, никогда не следи за мной и не вмешивайся в мои действия, даже если они тебе кажутся опасными. Это называется «доверие». Необходимая вещь между друзьями, разве нет?

— Ладно, я больше не буду, — она вздохнула. — Но ты ведь расскажешь мне, что произошло тогда в гостинице? И потом во дворце? И почему ты оставался у этой земнопони?

— Хм-м-м, — я на секунду задумался, и все-таки решился рассказать историю целиком. Сам же начал говорить про доверие. — Хорошо. Помнишь, я рассказывал про хорошо действующую на меня магию чейнджлингов? Заклинание, которое на мне использовала Церка, дополнило моё восприятие её представлениями о красоте, из-за чего я считаю пони красивыми и интересными во вполне определённом смысле… всех по-разному, естественно. Интенсивность возрастает от земнопони к аликорнам, а в случае с Кейденс эффект достигает абсолютного максимума. Когда я увидел её в первый раз, я ощутил себя чейнджлингом. Даже всерьёз думал о том, чтобы облик сменить.

— Про магию чейнджлингов ты и раньше упоминал, и что она имеет отношение к «некоторым обстоятельствам», по которым тебе нравятся пони, я догадалась, но чтобы настолько…

— Я предпочитаю держать эту милую особенность в секрете от недоверенных лиц, — хмыкнул я. — Так вот, поскольку я категорически не хотел потерять над собой контроль и на глазах у целой толпы пони устроить какую-нибудь сомнительную сцену с замужней аликорной, я использовал одну из своих суггестивных формул.

— А ты действительно мог потерять над собой контроль?

— Проверено, — заверил её я и, наклонившись к уху, прошептал: — Я в таком состоянии как-то раз лизнул рог Селестии.

Единорожка остановилась, как вкопанная. Медленно повернула ко мне голову, глаза — что плошки.

— Тебе всё равно никто не поверит, — ухмыльнулся я.

— Так ты серьёзно?!

— Серьёзно. Но если ты не хочешь, чтоб нас обоих выпнули из Эквестрии, об этом лучше не болтать.

— Я не о том! Я про песню, которую ты пел на фестивале! Ты действительно признавался в любви Селестии?!

У-у-у… точно, Трикси ж тоже там была.

— Нет. Я был пьян, и мне показалось забавным спеть что-то этакое. А про вашу традицию я в первый раз от Кейденс услышал. А отчего такая реакция-то? Она ведь красивая, нет? Почему тогда пони так реагируют?

— Она ведь принцесса! Древняя, могущественная, грозная правительница! Тебя разве дрожь не пробирает в её присутствии? «Её сиянье затмевает солнце и замерзает кровь в её тени» звучало очень верно!

— Неужели никто не пробовал? — удивился я. — Они что, так всю вечность и живут в одиночестве на пару с Луной?

— Вроде бы да, — с сомнением произнесла Трикси.

— Ну, может втайне развлекаются.

По большому счету не моё это дело, но раз уж Тие так интересна моя личная жизнь, почему бы мне в ответ не поинтересоваться её собственной?

— А ещё она очень большая… жеребцы не любят, когда кобылы выше их… тем более настолько выше, — продолжала бормотать себе под нос единорожка.

Хм, а как она при таком раскладе могла бы?.. Как вообще пони занимаются сексом? Так же изощрённо как люди, может, даже какая-нибудь камасутра есть? Надо будет поинтересоваться у Твайлайт хотя бы для того, чтобы увидеть выражение её мордашки… о, и если есть, то читать прямо в библиотеке, комментируя вслух и то и дело обращаясь к Твай за пояснениями! Стоп, что-то куда-то нас не туда занесло.

— Ладно, оставим личную жизнь принцесс им самим и вернёмся к моему рассказу.

— Да, точно, — мотнула головой единорожка. — Я как раз хотела спросить у тебя, что это за штука такая, суг… сугге…

— Суггестивные формулы. Это устойчивые внушения. Помнишь, я говорил, что гипнозом в свою голову можно внедрить некоторые команды? Вот это как раз оно.

— И что делает та, которую ты применил?

— Разве не видно было? Выбешивает, — я усмехнулся. — Ну, вообще, теоретически она была предназначена для того, чтобы подавлять чувство боли в ситуациях, когда надо драться не на жизнь, а на смерть. Но я с ней особо сильно накосячил, взял неудачный триггер… впрочем, неважно. Факт в том, что в голове остаётся только море ярости, а все вокруг делятся на две категории — «друзья» и «враги», и при поддержке первых надо бить вторых. Про симпатичность понях в таком состоянии не думаешь, что и спасло меня от какой-нибудь крайне неловкой ситуации.

— Просто вот так? Взять и впасть в ярость по желанию?

— И это говорит мне лошадка, которая по желанию нарушает принцип локальности, — хмыкнул я. — Телепортируешься, в смысле. Управлять психикой можете и вы, раз уж гипноз на вас действует, а я вот телепортироваться не смогу никогда.

— Я бы хотела этому научиться… — мечтательно произнесла она.

— Уже говорил ведь, что научу.

А что, открою класс мнемотехники и аутогипноза. Более чем уверен, что заинтересуется Джейд, её семейство, Трикси, Твайлайт… может, ещё и кого-нибудь из Пай пригласить? Марбл, скажем, она из них самая адекватная… на первый взгляд. Хе, а Пинки обучить обычному гипнозу, чисто поржать над тем, что получится в итоге. Все любят гипно-Пинки.

— На самом деле это не так удобно, как кажется, — продолжил я. — Скажем, с Айроном я начал драться как раз из-за того, что утром «израсходовал» формулу впустую. То, что он разбил очки, как и то, что я плохо реагирую на оскорбления были просто триггером.

— Представляешь, как мне было за тебя страшно?! — возмутилась Беата. — Он тебя кидал, как тюк сена. А когда ты его сбил с ног во второй раз, я думала, ты его убьёшь!

Я и собирался, но оставлю сей факт при себе.

— Ладно, ладно, ничего страшного не случилось же.

— В этот раз, — проворчала она.

Я улыбнулся и пожал плечами. Некоторое время мы шли молча, пока Трикси не вспомнила про остальные свои вопросы.

— А что ты делал во дворце и куда ушёл потом?

— С дворцом интересно. Оказывается, Кейденс меня пригласила по просьбе Селестии для консультации на тему обустройства моей личной жизни. Что-то типа, — я сменил выражение голоса на женственно-проникновенный: — «Артур, открой своё сердце любви, и твоя жизнь никогда не будет прежней».

— Зачем ей это?! — поразилась Трикси.

— Сам не знаю, — вздохнул я. — Тия почему-то думает, что какая-нибудь пони обязательно в меня влюбится, а если и я отвечу взаимностью, то, цитирую: «у неё будет на несколько счастливых подданных больше».

— А ты думаешь, что это невозможно? — искоса глянула на меня Трикси.

— Именно. Во-первых, с чего бы им в меня влюбляться, а во-вторых, не факт, что сближение со мной кончится счастьем.

— Почему?

— Мнэ… про своё тёмное прошлое я как-нибудь в другой раз поведаю, под настроение. Мой черед задавать вопросы. У тебя сегодня есть какие-нибудь планы на день?

— Нет, — удивилась она.

— Отлично, на этот ответ я и рассчитывал, — я остановился и присел на одно колено. — О Великая и Могучая Трикси, молю, сходи со мной на свидание! «Признак кошкости 81: умение зарождать в хозяевах комплекс неполноценности». Я ей не хозяин, да и она не кошка, но если она и дальше так будет реагировать, то комплексы у меня появятся!

— Во, отличная иллюстрация к возможности влечения между человеком и пони, — я придал голосу мечтательное выражение. — А ведь это могло бы стать классической историей любви. Он спас девушку, попавшую в беду, и мало-помалу в ней вспыхнули ответные чувства… Беата, да расслабься ты, я шучу!

— Насчёт свидания — тоже? — опасливо уточнила единорожка.

— Отчасти, — усмехнулся я. — На самом деле я просто предлагаю тебе составить мне компанию, пока я буду шариться по городу и искать очередные приключения на свою голову, но я был бы не я, если бы упустил такую возможность тебя подразнить.

— Ты!!!

— Я, ага. Ты согласна?

— Да! Но это не свидание!

— Говорят, если ложь повторить много раз, то она кажется правдой, — я показал ей язык, и тут же был схвачен за него телекинезом. — Эыу, Бэапа, пуфы!

— Что? — невинно улыбнулась она. — Думал, меня можно дразнить безнаказанно?

Всё-таки ухитрившись втянуть язык обратно в рот, я честно ответил:

— Да. Но, похоже, тактику придётся пересмотреть.

***

Приключений на голову и прочие части тела я так и не нашёл. Особенности жизни у пони — если хочешь неприятностей, создай их себе сам, а у меня уже как-то запал иссяк. Так что мы с Трикси просто шарились по окрестностям и болтали на разные темы. По сравнению с той пони, которую я когда-то встретил на полузаброшенной станции рядом с фермой Пай, она продвинулась далеко вперёд. Или назад? К той себе, которая ещё жеребёнком уверенно шла в одиночку неделями, зная, что всё ей по плечу.

Улучив момент, Беата начала расспрашивать меня про земных иллюзионистов. Я, насколько помнил, пересказал ей сериал «Тайны великих магов» и ещё несколько «бытовых» фокусов, разоблачение которых я знал. Единорожка пришла в восторг и, сказав, что хочет попробовать что-нибудь из этого повторить, потащила меня на рынок закупать ингредиенты для тех трюков, что попроще. После мы заглянули в отель скинуть сумки, а потом направились во дворец. Я — тестировать свежеобретённую «шапочку из фольги» на аликошках, а Трикси просто за компанию.

В ходе эксперимента я познакомил Кейденс и Беату, попросил разрешения обследовать дворец, когда закончу ремонт очков, поинтересовался, куда делась Твай с подругами (оказалось, уже уехали), и всё это время пристально рассматривал аликорну, беззастенчиво предаваясь пошлым мыслишкам. Обычно-то я стараюсь на них не смотреть лишний раз… Кейденс ничего не замечала, и тогда, для окончательного подтверждения теории, я стянул с головы бандану. Аликорна сбилась посреди фразы и густо покраснела, а потом наградила меня укоризненно-смущённым взглядом, но при Трикси выговаривать мне за такие шутки не стала. В общем, результатами тестирования шедевра кристалло-текстильной промышленности Шарм я был удовлетворён полностью. Единственным непродуманным моментом эксперимента было возвращение в отель. Идти было неудобно… по некоторой физиологической причине. Кейденс-то хорошо, она сейчас пойдёт и Шайнинга порадует, а мне через весь город идти, да ещё и с Беатой… я очень задумчиво посмотрел на единорожку.

— Что? — отвлеклась она от своих мыслей и тут же заметила некоторое изменение в моей анатомии. — Это то, что я думаю?

— Ага, — ухмыльнулся я. — Именно. Я надеюсь на удачное завершение свидания.

— Ни за что! — отрезала Трикси и спустя секунду завопила: — И это не свидание!

— Кайфоломщица, — ехидно улыбаюсь и на мгновение показываю единорожке язык. А то ещё решит, что я всерьёз.

Ну-с, нет так нет. Надо бы на что-нибудь отвлечься.

Вот спрашивается, если чейнджлинги жрут любовь (оставим в стороне физику процесса), то какого хрена я испытываю желание вместо голода? Насколько ж было бы проще жить! Особенно в случае с Селестией, у неё всегда неподалёку есть тортики. Посмотрел на аликорну — куснул тортик. Всем хорошо, кроме фигуры. Моей. Это Тие пофиг… хотя если так подумать, то Луна с Кейденс имеют примерно одинаковый размер и выглядят весьма стройными. Тия, в общем-то, тоже стройная, но при этом вдвое больше… а что, если у аликорнов метаболизм такой? Они не толстеют, а продолжают расти, сохраняя нормальные пропорции… хе, если я угадал, то неудивительно, что Луна держит себя в такой строгости. Плохой пример всегда прямо перед глазами.

Когда мы вернулись в отель, Беата сразу ушла в свой номер крафтить реквизит для фокусов. Бедная Твай… её ждёт несколько весьма неприятных минут, судя по тому, как у Трикси горели глаза на описаниях членовредительских трюков. Особенно единорожке понравилось протыкание шпагами, метание ножей и кремация. Надо будет уболтать её выбрать хотя бы что-то одно, а то пони слишком впечатлительные.

Я тоже ушёл в свой номер — заниматься стиркой. Закончив с этим, принял душ и направился к Джейд, лишь на секунду заскочив к Трикси. Предупрежу уж, чтоб не беспокоилась. Вот же ж, приручил на свою голову.

Когда я пришёл в мастерскую, там уже собрались все оставшиеся Шармы общим числом в пять штук. Одна из сестёр готовила еду, ещё две наседали на Джейд с какими-то расспросами, а единственный жеребец задумчиво изучал сделанную мной линзу через очень знакомые очки. На меня первоначально даже никто и внимания не обратил, дав мне возможность всех разглядеть. Джейд, видимо, самая старшая и до кучи самая тёмная. Примерно её возраста и жеребец солнечно-жёлтого цвета с фиолетовыми глазами… в общем-то, они с Джейд очень похожи, разве что он жеребец и с инвертированной расцветкой. О! А может, именно так работает понячья генетика? Цвет первого жеребёнка выбирается случайно, а цвет второго противоположен первому. Похоже на правду! Шайнинг-Твай, Селестия-Луна, Джейд и ее брат, Рэрити-Свити… ан нет, комбо-брейкер, они обе белые. Эх, жалко, хорошая теория была.

Остальные сестры были ощутимо младше Джейд, производя впечатление вчерашних жеребят, вроде того восторженного кондитера в Кантерлоте, как там его… Карвина.

— Арт! Наконец-то! — заметила меня Джейд и, вырвавшись из круга сестер, выбежала мне на встречу. — Ты очень вовремя. Народ, идите сюда!

Звать повторно никого не пришлось. Жеребец сбросил очки на шею, с кухни прибежала третья сестрёнка, и все они (за исключением Джейд) принялись беззастенчиво меня рассматривать. У-у-у, не люблю, когда меня разглядывают! Особенно когда это делает сразу несколько лю… поней!

— Артур, очень приятно, — надо ж с чего-то начинать?

— Гарнет Шарм, — представился жеребец с лёгким кивком.

— Агата Шарм, — вслед за ним произнесла первая из младших сестёр, серая кобылка с темно-фиолетовыми глазами.

— Оникс Шарм, — вторая, белая с голубыми глазами и забавно уложенной гривой.

— Сфена Шарм, — самая младшенькая, которая на кухне возилась. Такую расцветку я ещё не встречал — ощущение, будто на ней не шёрстка растёт, а короткая трава. Грива и хвост длинные и чуть волнистые, но тоже кажутся травяными. Даже глаза зелёные! Прирождённый диверсант для летних операций.

Любопытно, что у всех пяти однотонная расцветка. Гривы такого же цвета, как и тело, может, чуть-чуть отличаются, но не настолько, чтобы к этой разнице можно было подобрать другое слово.

И снова молчание, сопровождаемое интенсивным разглядыванием. Ух…

— Ладно, это уже неловко, — вздыхаю я. — Джейд уже всё рассказала в общих чертах? Я согласился её учить своим методам работы с кристаллами. Как она объяснила, они схожи с теми, что использовала ваша семья…

— …только без зелий! И длительных тренировок! И у него есть эмоции, видите, видите? — вклинилась Джейд.

— Разве? — с сомнением отозвалась Оникс.

— Это неважно, — веско произнёс Гарнет. — Я видел результаты его работы, и они превосходят то, что делала наша семья.

— Чем же? — заинтересовалась Сфена.

— Точностью воспроизведения схемы, прежде всего. Структура кристалла точно такая же, как на схеме, а этого могли добиться только те из нашей семьи, кто обладал врождённым даром. Если такому можно научиться, то мне плевать, как именно.

— Может, он тоже одарённый, а теперь морочит нам головы, — возразила Оникс.

— Он показал мне «конструктивную пустоту»! — возмутилась Джейд.

— И с нашей стороны очень невежливо обсуждать это вот так, словно его здесь нет, — мягко заметила Агата. — Простите их, пожалуйста, и давайте продолжим разговор за ужином.

— Я пойду, накрою на стол, — сообщила Сфена, убегая обратно на кухню.

— Погоди, я помогу, — бросилась за ней Агата.

Я нахально прошёл дальше в гостиную и плюхнулся на диван. Оставшиеся Шарм последовали за мной, но сесть рядом решилась только Джейд.

— Допустим, что вы можете обучить нас тому, что вы делаете, — Оникс мотнула головой в сторону стола, за которым Гарнет изучал линзы перед моим приходом. — Что вы потребовали взамен?

— Знания в обмен на знания, — пожал плечами я.

— Всего лишь? — недовольно щурится пони.

Этот дурацкий допрос начинает меня раздражать. Будто на Землю вернулся, чесслово. «Хочешь помочь? Почти нахаляву? Не верю! Где подвох?»

— А что ещё вы мне можете предложить? — бью сразу по больному. — От вашего рода осталась только пустая оболочка. Пять вчерашних жеребят и куча рисунков, которые они не могут воплотить в жизнь.

Она резко мрачнеет, а я чувствую слабый укол совести.

— Артур! — возмущается Джейд. — Это грубо!

— Грубо, но справедливо, — хмыкнул Гарнет. — Пока что. Со временем мы вернём себе прежнее имя и сами.

— И сколько на это потребуется лет? Сотни? — я хмыкнул. — И это помимо того что у вас были откровенно топорные методы, судя по рассказам Джейд. Честно сказать, я не понимаю, почему вы отказываетесь от помощи.

— Потому что не понимаем её цены, — резко ответила Оникс. — Сомбра тоже сначала был всего лишь советником королевской семьи и чем это обернулось? Почему существо, которое даже не пони, вдруг хочет нам помочь? С этими знаниями вы могли бы основать свой род, а не пытаться восстановить наш.

— Свой? Каким образом? — фыркаю я. — Я такой один на весь ваш понячий мир… а, блин, ещё я не убеждал принимать помощь. Не хотите — не надо, я не навязываюсь.

Гарнет и Оникс переглянулись, а затем вместе посмотрели на Джейд. Та яростно замотала головой.

— Мы не отказываемся, — возразил жеребец. — Но мы бы хотели понять, что вами движет.

— Первая и основная причина заключается в том, что у меня нет всей жизни на то, чтобы изучать кристаллы. Я могу воспроизвести готовую схему, но не могу создать новую, поскольку не понимаю, как это делается. У вас же должна быть обширная теоретическая база, поскольку те же очки не сделать на одном лишь наитии. У меня есть то, что нужно вам, а у вас есть то, что нужно мне. Вторая причина — это просьба Джейд. За всё время, которое я живу в Эквестрии, пони ни разу не отказали мне в помощи, и я чувствую себя обязанным отвечать тем же.

Краем глаза ловлю довольную улыбку Джейд. Оникс выглядит смущённой, а Гарнет кивает.

— Устраивает тебя? — интересуется он у белой пони.

Ответить Оникс не успела — Агата и Сфена принесли в гостиную подносы с едой. С небольшим подозрением осматриваю предложенную мне чашку на наличие камней. После семейства Пай я придерживаюсь мысли о том, что лучше перебдеть. Правда, даже без камней суп всё равно оказался несъедобным. Любят же пони горькие вкусы! Так что я вновь обошёлся исключительно хлебом.

— Хотел узнать, — произнёс Гарнет. — Сколько было неудачных попыток на изготовление одной линзы?

— Ни одной, — ответила Джейд, прежде чем я успел даже рот раскрыть.

Гарнет посмотрел на меня удивлённо.

— Значит, ваши методы превосходят наши ещё и в этом.

— Или же он одарённый. У них тоже никогда не было сбоев, — возразила Оникс.

— Никс, он показал мне «конструктивную пустоту», — обиженно произнесла Джейд. — А я уж точно не из одарённых!

— Может быть, это была случайность?

Гарнет наклонился к уху сестры и произнёс что-то очень тихим шёпотом. Впрочем, по мордашке Оникс смысл послания понять было нетрудно — ей предложили заткнуться и не злить потенциально ценный ресурс в моем лице.

— …проверим сегодня! — закончил свою тираду Гарнет.

— Артур, а в чем разница между вашими методами и нашими? — нежным голосом спросила Сфена.

— О ваших я знаю только по рассказам, но вообще, разница в инструменте. У вас слишком много усилий впустую уходит.

Оникс хмыкнула.

— А вы можете привести какой-нибудь простой пример? — смущённо улыбнулась Агата.

— Хм… — я ненадолго задумался. — Да, пожалуй, могу, если кто-нибудь даст мне бумагу и карандаш.

Джейд вскочила из-за стола и умчалась в глубины дома. Блин, надо аккуратнее с просьбами… я же не имел в виду «немедленно».

Взяв принесённые понью письменные принадлежности, я быстро накропал простую табличку с переводом из эквестрийских цифр в римские, добавил маленькую инструкцию и преобразовал несколько чисел для примера. Шармы за это время как раз закончили с обедом, Сфена с Агатой унесли тарелки обратно на кухню, и вернулись с чаем и корзинкой конфет.

— Готово. Смотри, — я протянул лист Агате, и около неё тут же собрались все остальные пони. — Ваш метод можно сравнить с вычислениями в этой системе. Запись чисел уже неудобная, скажем, число 748 записывается как DCCXLVIII, а 293 как CCXCIII. Даже чтобы сходу это понимать, нужны тренировки. А теперь попробуйте их хотя бы сложить.

— Это же бред! — возмутилась Оникс.

— Вот-вот, — кивнул я. — То, чем вы занимаетесь со всеми вашими зельями, многочасовыми тренировками и отторжением эмоций, на мой взгляд, точно такой же бред. Все равно что вырезать по дереву топором, а когда не получается, точить лезвие вместо того, чтобы взять резец.

— Не тот инструмент, вот как… — задумчиво произнёс Гарнет.

— Именно, — я развернул конфету и отправил её в рот. — Если не тратить ресурс мозга зря, то результат будет…

Я замолчал, с новым интересом глядя на семейство Шарм. Все гениальное просто, и идея, пришедшая мне в голову, была настолько очевидна, что я даже обругал себя, что подумал об этом только сейчас. Хотя раньше у меня не было под рукой целой кучи заинтересованных пони. Ныне же их пять штук… на одну больше, чем нужных мне линз. Офигенно!

— Что такое? — обеспокоенно спросила Агата.

— Идея, — с экстатичными нотками в голове произнёс я. — Вы ведь все пришли, чтобы на себе попробовать транс, верно?

— Транс — это «конструктивная пустота», — пояснила Джейд.

— Да, — кивнул Гарнет. — Вы хотите начать прямо сейчас?

— Я хочу… м-м-м… несколько дополнить программу, — ухмыльнулся я. — Ничего, если каждый из вас сделает по одной линзе?

Шокированные выражения на повёрнутых ко мне мордашках.

— Это безопасно? — первой очнулась Агата.

— Согласен! — почти одновременно с ней воскликнул Гарнет. — Но разве это возможно?

— Полностью безопасно, — заверил я Агату и посмотрел на жеребца. — И да, возможно ли это, ещё надо проверить. Если получится, то потом я объясню весь механизм в подробностях.

— Что понадобится? — решительно спросил он.

— Вроде бы у нас есть всё, что нужно. Кристалл-зародыш, глушащая бандана, доброволец… а, ещё схема. Джейд, принесёшь чертёж синих линз?

— Одно мгновение, — улыбнулась она и умчалась в мастерскую.

Я потёр руки в предвкушении и ухмыльнулся. Оникс почему-то передёрнулась.

— Ну что, кто первый?

— Я, — вызвалась Агата, прежде чем Гарнет успел хотя бы открыть рот.

— Нет, я, — произнёс он следом. — Камушек, прости уж, но ты разбираешься в кристалловодстве хуже всех нас.

Это что, ласковое прозвище было? Странные вкусы земных пони.

— Именно. Мной можно пожертвовать, — решительно кивнула Агата.

— Не надо никем жертвовать, процедура совершенно безопасна, — произнёс я. — Но умение читать схему всё-таки нужно.

— Я умею. И я буду первой, — грозно сверкнула глазами Оникс.

— Нет, — покачал головой я. — Ты не подходишь.

— Почему? — прищурилась она.

Я сунул руку ей под нос. Понька отпрянула и сделала пару шагов назад. Тогда я сделал аналогичный жест в сторону Сфены, которая только непонимающе улыбнулась.

— Ясно? — поинтересовался я, опустив руку. — Зелья и прочая ерунда не важна, а вот без доверия никак. Ты же относишься ко мне предвзято, так что только время зря потеряем.

— Может, тогда я? — предложила Джейд, положив свиток со схемой на стол. — Я тебе доверяю.

— Ты уже была в «конструктивной пустоте», так что тоже нет.

Я задумчиво посмотрел на Гарнета, а затем на Сфену. С одной стороны, гипноз процедура немного интимная, особенно в случае с пони, которые хорошо отзываются на глажку. С другой стороны, Сфена единственная, кто не вызывалась добровольцем, так что…

— Значит, Гарнет. Пошли.

Остальные двинулись за нами.

— Так, нет, вы остаётесь здесь, — обломал их я. — Нам понадобится уединение и тишина.

— Но…

— Никс, остынь, — раздражённо произнёс Гарнет. — Ничего страшного не случится.

Интересно. Вся такая суровая Оникс слушается брата беспрекословно. Джейд такого авторитета среди остальных не имеет, несмотря на старшинство. Больше нам никто мешать не рискнул.

— Так-с… — я разложил на столе схему, взял коробочку с зародышем кристалла и повязал на голову бандану. — Сейчас я буду вводить тебя в транс. Расслабься, ни о чем не думай, не бойся, сосредоточься на моем голосе.

— Понял.

Блин. И при этом он подобрался так, будто я им собираюсь из катапульты стрелять. Я задумчиво побарабанил пальцами по столу. Успешность последующих сеансов гипноза сильно зависят от первого, и если мне не удастся сделать это с первого раза, то потом возиться придётся куда дольше… всё, приехали, я уже привык к тому, что поньки сомнабулируют на первом же сеансе. Массажировать его до состояния полной расслабухи можно, но категорически не хочется. Что же остаётся… заболтать? Долго и не факт что сработает, поскольку я о нем ничего не знаю. Но за неимением других вариантов начнём с этого.

— Расслабься. Транс похож на сон и требует примерно тех же условий. Спокойствие, расслабленность, тепло.

— Пытаюсь, — он вздохнул. — Ты можешь хотя бы в общих чертах рассказать, что собираешься делать?

Хм. Почему бы и нет, мне тоже понимание процесса даёт чувство спокойствия. Контроля.

— Конечно. Трансовые состояния основаны на том, что мозг может работать в разных режимах в зависимости от необходимости. Современные исследования говорят о том, что сам механизм, скорее всего, достался нам от животных, для которых способность к осознанному параличу была спасением от обнаружения хищниками, чаще всего находящих жертву именно по движению. В сущности, способность к трансу является атавизмом, но сохраняется, поскольку плотно связана с нормальным функционированием мозга, вроде сна. Полного понимания принципа действия пока нет, но наблюдения показывают, что количество нервной ткани, отвечающее за передачу информации с сенсорных областей мозга к интерпретирующим, в десять раз меньше, чем то, которое идёт от интерпретирующих дальше. То есть, то, что мы видим зависит от того, как мы это понимаем. Например, люди, в языке которых есть девятнадцать слов для обозначения понятия серого цвета способны безошибочно различать эти оттенки, в то время как обычные люди не увидят разницу, даже если сказать им, что она есть. Как следствие мы можем воспринимать совсем не то, что видим. Транс — это результат целенаправленного вмешательства в этот механизм, и чем глубже погружаешься, тем большие корректировки можно внести.

— Ого, — жеребец усмехнулся. — Как на лекции в университете геологии и кристаллографии.

— Очень плотно изучал вопрос, — слегка смутился я. — Литературы прочёл море… всё сказанное справедливо для людей, у пони механизм может и отличаться. Но итоговый результат всё равно тот же.

— И как это делается?

— Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать, — хмыкнул я. — Готов?

— Готов.

— Закрой глаза.

Я положил руку ему на голову, и он даже не вздрогнул, когда с лёгкой вспышкой исчезло кристаллическое сияние. Хороший признак. Ну-с, да пребудет со мной Льебо!

Через битых полчаса мне всё-таки удалось погрузить жеребца в транс. И ещё минут пятнадцать я потратил на то, чтобы углубить его до сомнабулизма. Дальше уже было проще — «отключить» восприятие за исключением моего голоса, потом открыть глаза, но видеть только линии схемы. И самая маковка — воплотить оную схему в кристалле.

И всё. Оставалось только поддерживать глубину транса небольшими подкреплениями и с интересом рассматривать, как кристалл-сырец неспешно уменьшается в размерах и меняет форму, словно горя в невидимом пламени. Выглядит весьма похоже, даже воздух искажается как над горячим предметом, но трогать кристалл в процессе наложения схемы я не рискнул. В лучшем случае нарушу процедуру, а в худшем ещё и обожгусь.

Блин, но если всё получится, то это будет невероятно круто! Одно дело запомнить всю дохреническую схему и воспроизводить её из памяти внутри транса, и совсем другое — воспользоваться преимуществом гетерогипноза и создать у реципиента синестезию наведённых и реальных ощущений. В аутогипнозе, как ни старайся, открыть глаза с сохранением глубокого транса не получится. А здесь — лафа! Вместо того чтобы рисовать две с гаком сотни элементов по памяти нужно просто мысленно «обвести ручкой» призрачные линии схемы. И если это сработает… ну, не будем загадывать.

— Готово, — сообщил Гарнет.

Уже?! Час вместо шести. Почему эта идея не пришла мне в голову три дня назад? Ладно, жалеть о прошлом бессмысленно и излишне.

— Ты проснешься через десять секунд после щелчка. Ты запомнишь всё, что происходило во время сеанса, — дал установку я и щёлкнул пальцами.

И пока понь просыпался, я положил готовый кристалл в изолирующую коробочку.

— Это было странно, — задумчиво произнёс жеребец сразу же как очнулся. — Можно взглянуть?

Я протянул ему коробку.

— Надо посмотреть сквозь очки, — решил он.

— Сможешь определить качество изготовления ещё до колодца? — поинтересовался я.

— Нет, только увидеть совсем явные ошибки, — он поднялся на ноги, и мы пошли наверх.

Ещё одно преимущество гетерогипноза — он куда менее выматывающий. Никаких явных признаков усталости ни у меня, ни у него.

— Гарнет! — Агата подскочила и крепко обняла брата. — Всё в порядке?

— Я же говорила, что всё будет хорошо, — радостно произнесла Джейд.

— Немного кружится голова, но это неважно. Сфена, дай мне очки, я хочу посмотреть структуру.

— Так ты был в «конструктивной пустоте»? — поинтересовалась Оникс.

— Да. Более того, сделал заготовку линзы.

— Так быстро? — удивилась Сфена, положив очки на пол перед жеребцом.

— Сам удивлён. Подождите меня здесь.

— Я пойду проветрюсь, — сказал я и вышел на улицу.

Вечер уже давно перешёл в ночь, и надо мной раскинулось великолепное звёздное небо. На мгновение я вновь ощутил себя на Земле, в очередном походе за спокойствием. Мне даже померещилось потрескивание костра и запах дыма. Сладостную иллюзию разбила хлопнувшая дверь дома Джейд. Кому-то я опять понадобился… всё, решено, слишком долго я сижу в цивилизации, вернусь в Понивилль и сразу умотаю в поход куда-нибудь в глубины Вечнодикого. Надо будет узнать у Твайлайт или Зекоры, есть ли там озера.

— Что такое? — спросил я, обернувшись на шаги пони. Неожиданно, это Оникс.

— Я пришла сказать, что нам нечего предложить тебе взамен, — после небольшой паузы произнесла она.

Я вздохнул. Снова-здорово.

— В смысле?

— Знания о конструировании кристаллов были потеряны, точно так же, как и знания о вхождении в конструктивную пустоту. Наши родители забрали с собой всё самое ценное, оставив только то, что другие не смогли бы использовать. У нас нет того что тебе нужно.

Внимательно разглядываю её мордашку, но не вижу ни одного признака лжи. Болезненное упрямство, да, но и только.

— Плохо, — резюмирую я.

— Мы можем заплатить… — неуверенно предложила она.

Я хмыкнул. Деньги мне пока не нужны, да даже если бы и были, то есть куда более приемлемые способы заработать, чем бессовестно пользоваться чужим отчаянным положением.

— Не нужно. Я поделюсь знаниями просто так.

— Чужаки никогда не дают ничего просто так.

— Необычная точка зрения для пони, — хмыкнул я. — Хорошо, тогда уточню. Поделюсь знаниями просто так, если попросите.

Она недолго потопталась на месте, затем хмыкнула и вернулась обратно в дом. Мда, впервые вижу столь открыто ксенофобную пони. Нет, конечно, я был в курсе, что они есть, прочёл несколько дурацких писем в духе «янки го хоум». В одном меня обвиняли в том, что я хищник и меня надо изолировать от мирных пони (ну я себя и изолировал, практически у Вечнодикого поселился), в другом автор требовал, чтобы я не смел приближаться к Эппалузе (не больно-то и хотелось), поскольку я болею каким-то страшным заболеванием, от которого вся шерсть выпадает, в третьем заявлялось, что от моей жестокой музыки у жеребят начинаются кошмары и просили её отозвать (каюсь, не отозвал)… дочитав где-то до пятого письма, я хмыкнул и отправил всю эту белиберду в мешок для растопки камина вслед за пачкой с приглашениями на разнообразные вечеринки. Ксенофобия — штука естественная, определённая биологией и стихает сама по себе по мере узнавания и привыкания, особенно если она не поощряется обществом, а судя по тому, что подобные письма пони отправляли мне, а не сразу Селестии, за ксенофобию можно по шапке получить запросто. Пони, в общем-то, и привыкли — как доказательство можно воспринимать тот факт, что после того как угас первичный ажиотаж вокруг моей персоны, я подобной почты не получал, а в повседневной жизни пони всегда были как минимум вежливы, а как норма — приветливы. За исключением Эпплджек, которая меня избегает, Стар Шилда, который мне угрожал, и теперь Оникс, которая не любит данайцев, приносящих яйцев… впрочем, скорее всего, это отмазка, если бы я требовал плату, она бы своего мнения не поменяла, просто сменила бы подозрительность на уверенность. Но ЭйДжей с Шилдом хотя бы не ставили мне в претензию, что я чужак. Впрочем, хрен с ней, с Оникс… даже если бы она и хотела наотрез отказаться от моего предложения, то остальная семья ей этого не позволит. Джейд бы душу продала за возможность вернуть былую славу, а Гарнет ни за что не упустит возможности сэкономить пару сотен лет исследований из-за дурной сестрички. Жаль, конечно, что у них нет нужных мне сведений, но их сложные чертежи могут быть полезны, хоть на анализ придётся потратить как минимум месяцы даже по самому оптимистичному прогнозу. Ладно, пора возвращаться.

— Ну как? — интересуюсь у Гарнета, вернувшись в дом.

— Никаких грубых ошибок нет, — отвечает он. — Я опустил кристалл в колодец, завтра увидим что получится.

— Прекрасно, — киваю я. — Кто следующий? Сфена, может, ты?

— Уже поздно, давайте лучше продолжим завтра, — предлагает Агата. — Мы ведь можем продолжить с утра?

— Я не против, завтра так завтра. Заодно увидим, нормально ли выросла линза, — я зевнул. — Пойду я тогда. Слишком уж рано меня не ждите, я на рассвете не просыпаюсь.

— Хорошо, мы придём попозже. И большое спасибо за то, что вы делаете для нашей семьи, — улыбнулась мне Агата.

— Пока ещё ничего особенного не сделал, — улыбнулся я. — До завтра.

— До свиданья.

Остальные пони тоже попрощались со мной, а Джейд и Сфена даже помахали лапками на прощанье. Махнув им в ответ, я вышел на улицу.

Пока всё хорошо, и если так и продолжится, то скорее всего завтра я изготовлю оставшиеся три линзы, потом ещё полтора дня на то чтобы их вырастить, в это время можно будет обучать Джейд и прочих желающих основам гипноза, а потом вплотную заняться исследованием магической составляющей дворца… и ещё поработать с Трикси над фокусами. Нехорошо вышло, что я её сюда приволок и фактически оставил в гостинице изнывать от безделья. Хотя свиданка сегодня была забавная. Кто знает, если бы она была во мне заинтересована, возможно, я и попробовал бы сблизиться с ней в романтическом плане. Характер у неё точно в моем вкусе, а внешность… ну, спасибо Церке за расширение границ. Поверить не могу, что я об этом думаю!

Что-то голодно. Ужин у Шарм я практически пропустил, так что было бы неплохо зайти куда-нибудь перекусить, если ещё не слишком поздно. Можно в тот ресторанчик, в котором мы были с Айроном и стражниками, он вроде был открыт в это время. Так, а где мой кошелёк? Тьфу, блин!

Я хлопнул себя по лбу, развернулся и зашагал в обратном направлении. Рюкзак забыл! Вместе с кошельком, ключом от номера и планшетом! Хорошо ещё, не слишком далеко ушёл…

В доме Джейд всё ещё горел свет, да и родственников её я не встретил, так что, вероятно, они ещё не разошлись. Может, решили остаться у неё на ночь? Подойдя к двери и занеся руку для того чтобы постучать, я остановился, расслышав громкий спор.

— …вы двое, — донёсся обрывок фразы Гарнета.

— Нет! — громко и категорично ответила Оникс.

— Он хороший! — обиженный голос Джейд.

— Он хищник!

— Интересно, что он занимается ещё и музыкой, — примирительно произнесла Агата. — Какая Метка может объединять музыку и кристаллы?

— Нота на огранённом камне? — предположила Джейд.

— Здесь написано, что у него вообще нет Метки, — ответила Сфена.

— Именно! Он не пони!

— Мы уже поняли твою позицию, Никс, — раздражённо оборвал её Гарнет. — Эна, что думаешь ты?

— Может, сначала спросим его? — неуверенно ответила Сфена.

— Ты серьёзно?! — возмутилась Оникс.

Судя по голосу, она очень близка к тому чтобы выбежать из комнаты в ярости или слезах, и если она меня поймает, то будет неловко. Я громко стучусь, а затем открываю дверь и вхожу внутрь. Спор моментально угасает, и пони дружно отводят глаза.

— Я чему-то помешал? — улыбаюсь, сделав вид, что ничего не слышал, и указываю на угол дивана. — Извините, я просто забыл свой рюкзак.

Нагло пройдя внутрь, с интересом смотрю, что они там изучают. У-у-у, ну да, самый полный источник сведений обо мне — эквестрийские газеты.

— Любопытство не порок, — я усмехнулся. — Только слишком серьёзно к прочитанному не относитесь, журналисты очень многие вещи специально описали так, чтобы их поняли превратно. Любят жареные сенсации не меньше чем в моем мире.

Закидываю рюкзак на спину и быстренько покидаю ошарашенное семейство, пока они не начали расспрашивать меня самого. Но какие же у них были мордахи! Как будто я их за просмотром порно поймал. Хихикая, я направился в ресторан.

***

На следующий день, хорошо выспавшись и находясь в самом радужном настроении, я отправился обратно к Джейд. Отсутствие необходимости насиловать свою многострадальную голову очередной трёхмерной схемой на почти триста элементов очень тому способствовало. Я постучался, и дверь почти тут же распахнулась.

— Утречко! — улыбнулась Джейд. — Заходи, я как раз приготовила завтрак.

— А где все? — поинтересовался я, пройдя внутрь и не обнаружив остальных Шарм. — Вроде уже не раннее утро, я думал, они все будут здесь.

— Агате понадобилась помощь на ферме, Никс забегала с утра, чтобы предупредить, — пожала плечами Джейд. — Они подойдут через час или около того.

— А, ну ладно, — слегка разочарованно ответил я. — Как там линза, кстати?

— Работает! — она восторженно сверкнула глазами. — Всего за час вы изготовили один из сложнейших артефактов Шарм! Я знала, что я удачливая, но встреча с тобой это самая большая удача за всю мою жизнь!

— Технически, твоя большая удача в том, что я разбил очки, — кисло ответил я. — Так что твоё везение — это моё невезение.

— Извини, — понурилась Джейд. — И за то, что не сказала тебе сразу о знаниях Шарм тоже. Я должна была, но не могла решиться.

— Ну, неприятно, конечно, но не особо страшно, — успокоил её я. — Уверен, среди имеющихся у вас схем найдётся что-нибудь интересное.

— Правда? Хорошо, — она снова улыбнулась. — Эй, а почему ты всегда приходишь один? Было бы интересно поболтать с твоей кобылкой…

— Это ты про Беату? — я хмыкнул. — Мы просто вместе работаем.

— И только? — удивилась она и хихикнула. — Значит, я ошиблась. Она волновалась за тебя так же, как за нас беспокоится Агата, вот я и подумала, что у вас что-то есть.

— Ну, думаю, можно сказать, что у нас в какой-то мере родственные отношения, — усмехнулся я.

— А табун у тебя есть? — с невинным, почти детским любопытством спросила Джейд.

— Нет.

— Почему? — поразилась она, подходя ближе. — Ты говорил, что тебе нравятся единорожки, а от твоих комплиментов растаяла бы любая! Или это из-за эквестрийской принцессы?

— Ну, полагаю, это просто потому, что меня никто не приглашал, — пошутил я.

Неожиданно пони вспрыгнула мне на колени, и её мордашка оказалась чуть выше моего лица. Вспышка слетевшего кристального эффекта, скользнувшие вниз прядки фиолетовой гривы отгораживают нас от окружающего мира, и огромные янтарные глаза смотрят на меня с озорным предвкушением.

— А если я приглашу? — спросила она игриво, приближаясь на расстояние поцелуя.

До этого момента я был свято уверен, что мне не нравятся земные пони. Но это… действительно эротично. Я даже на мгновение захотел её поцеловать, но быстро опомнился. Я тоже умею играть в эту игру, хе-хе…

— Хм, дай подумать, — я схватил её за бока, легко бросил её на диван, и, пока она не опомнилась, навис над ней так, чтобы смотреть ей в глаза. Улыбнулся, слегка показав зубы. — У тебя же вроде бы есть табун?

— Ага, и ты даже их всех знаешь, — улыбнулась Джейд, не делая попыток вырваться. — Они тоже с тобой танцевали. Кристал Делв и Азурит, помнишь? И я точно знаю, что ты им понравился.

— Замечательно, — я улыбнулся, а затем наклонился и легонько потёрся кончиком носа об её мордочку. Она вздрогнула и слегка потянулась за мной, когда я снова отпрянул. — Голда, конечно, жаль… но как можно отказаться от такого предложения?

— Почему Голда жаль? — удивилась она.

— Ну как же, — сделал большие глаза я. — Мой вид не практикует полиаморных отношений с несколькими участвующими самцами.

И я моментально сбросил с лица улыбку, и посмотрел Джейд в глаза немигающим взглядом, давая понять что совершенно серьёзен.

— Так что Голда, увы, придётся съесть, — она вздрогнула, когда я наклонился к её уху и сладко-сладко прошептал. — А если я тебя поймаю в таком же двусмысленном положении как сейчас с другим жеребцом, то съесть придётся и тебя, — я нежно схватил зубами край её ушка.

Джейд испуганно замерла, и, отклонившись назад, я увидел шок в её глазах.

— Шучу, просто шучу, — улыбнулся я и оттолкнулся, возвращаясь в сидячее положение. — Извини, если напугал.

Она шумно выдохнула и перевернулась на живот.

— Это было слишком правдоподобно! — дрожащим голосом произнесла пони. — Не шути так больше!

— А это правда, за исключением того что убивать я никого не буду, — серьёзно ответил я. — Но таковы уж особенности моего вида. Мы, в большинстве своём, собственники, хоть проявляется это и по-разному.

— Жалко… — вздохнула она.

Удивлённо поднимаю бровь.

— Я тебе действительно настолько нравлюсь? С чего вдруг?

— Умный, добрый, щедрый, весёлый, талантливый, знаменитый, — уверенно начала перечислять она.

— Ты ещё «красивый» скажи, — хмыкнул я.

— Красивый, — подтвердила она и хихикнула в ответ на мое недоуменное выражение лица. — Не как пони, но мне нравится.

— Ладно, я почти смутился. Теперь мне надо послушать, что по этому поводу скажет Оникс. Для баланса. Что-нибудь вроде «Пугающий, хитрый, неприятный чужак, хищник, паук, заманивший мою семью в свои сети!»

— Почти. «Когда он потирает передние лапы и ухмыляется, он похож на громадную муху, это отвратительно!» — в тон мне отозвалась Джейд и хихикнула. — Не обращай внимания, Никс хорошая. Просто немножко помешалась на истории и теперь считает, что верить можно только земнопони.

— Я и не обращаю внимания. Мне её даже жалко.

— Почему? — удивилась пони.

— Потому что она хочет остальным исключительно добра, как она его видит, но вместо благодарности получает отторжение и непонимание, причём от самых близких, — пожимаю плечами я. — Бьётся, как мотылёк об стекло.

— Оу… — Джейд задумалась.

— Ну, это полезно, на самом деле. Даёт понимание о том, что посягательства на чужую свободу выбора всегда кончаются плохо.

— А что ты думаешь про остальных? — заинтересовалась Джейд.

— О, сплетни-сплетни, — хихикнул я. — Хм… Гарнет честный и прямой как палка, говорит что думает и готов работать до упаду. Уважаю. Агата… миротворец и голос разума, опекает вас всех как наседка. Мне она тоже нравится. Оникс слишком скора на осуждение, но тоже честная. Сфена… ну не знаю, она почти не отсвечивала.

— А я?

— Двуличная.

— Почему?!! — возмутилась Джейд, и я рассмеялся.

— С одной стороны игривая непоседа, а с другой стороны жутковатая сталкерша.

— Ну я же извинилась!

— Не хочешь знать, не спрашивай, — показываю ей язык.

— Злюка, — она обиженно надувает щёчки. — Хищник, чужак и паук!

— А Оникс тебя предупреждала!

Она не выдерживает, и мы вместе хохочем.

— А внешне мы тебе как? — продолжает любопытствовать Джейд, когда стихают раскаты хохота.

— Ты только про себя хочешь узнать, или про всех? — поддразнил ее я.

— Сначала про себя, а потом про всех, — улыбнулась пони.

— Ну про тебя я уже говорил, — ехидно ответил я. — «Самой природой создана, чтобы слышать слова любви». Уже забыла, или мало?

— Мало! Думаешь, кобылы часто слышат комплименты от жеребцов?

Я хмыкнул.

— Хватит. Один комплимент в одни хуфы.

— У-у-у! Ладно, а Никс?

— Ну, она…

Оу. Оч-ч-чень любопытно. Раньше я как-то не задумывался о том, почему те или иные пони мне симпатичны или же несимпатичны. Ответ приходил в голову из глубин подсознания и не нуждался в каких-то дополнительных обоснованиях. Да и нужны-то они, только когда описываешь впечатления кому-то другому, в ответ на вопрос, как сейчас. Обычно я брал отдельные черты и восхищался ими в духе «полюбил ямочку на щеках — женился на всей девушке», но здесь… каковы вообще представления о красоте у пони?

— Арт, ты чего замолк? — ткнула меня лапкой Джейд. — Она какая?

— Белая она, белая, — задумчиво произнес я. — Что, сама не видела?

— Я же серьёзно спрашиваю! — возмущается пони.

— Ну вот я и думаю, что тебе ответить, — я вздыхаю. — Ну, я думаю, что у неё очень строгая красота. Резкая, как росчерк пера, и холодная, как справедливость.

— Она тебе нравится? — продолжает допытываться Джейд.

— Хм… скорее да, чем нет, — задумчиво произношу я. — Видишь ли, меня несколько бессмысленно спрашивать о внешней красоте. Во-первых, я смешиваю внешность и характер в одну кучу, а во-вторых, у меня же другие представления о привлекательности.

— Но ведь так только интереснее, — улыбается она. — А Эна тебе как? Только не отвечай «зелёная»!

— Пони-невидимка, спрячется в траве и никто не найдёт. Я даже хотел её потрогать, чтобы убедиться, что у неё шерсть, а не трава. Её гриву никто жевать не пробовал?

— Все пробовали! — прыснула Джейд. — И я была первая, в жеребячестве она выглядела невероятно вкусной! Эна и сама, когда задумывается, ловит языком пряди, выглядит очень забавно.

— Охотно верю, — улыбнулся я, представив это зрелище. — Ну а Агата кажется очень уютной. Подушка-обнимашка.

— Ага. А Гарнет?

— В мужской красоте не разбираюсь, так что ничего не скажу, — я показал ей язык. — Сама думай.

Она улыбнулась.

— Ладно.

— Точно, что хотел спросить… что за ферма у Агаты? Обычная или каменная?

— Каменная, конечно же, — удивилась Джейд. — Самая большая из всех, которые есть в Кристальной Империи. Правда, после пятнадцати лет без заботы она пришла в упадок, но Агата и её табун очень стараются.

— А где она находится?

— Неподалёку, на середине пятого луча.

— Посреди города? — удивился я. — Я видел, что происходит с природой рядом с каменными фермами, но здесь вроде бы ничего подобного нет.

— А-а, поняла, ты думал, что у нас что-то такое же, как на ферме Пай, да? — она хихикнула. — Нет. В Кристальной Империи все фермы находятся глубоко под землёй, и на поверхности их присутствие никак не сказывается.

А ведь точно, Лаймстоун упоминала, что концентрация магии возрастает тем больше, чем глубже закапываешься.

— Значит, твой колодец ведёт на вашу ферму?

— Нет, гораздо глубже, — покачала головой она. — Ферма где-то на половине цепи, а колодец ведёт ещё ниже, в подземную расщелину.

— И что там?

— Никто не знает, — улыбнулась пони. — Магия в глубине слишком сильна для пони. Она жжётся и не даёт ничего рассмотреть.

— Хм… как же вы тогда дотуда прокопали?

— Спуск в расщелину нашли наши далёкие предки, когда расширяли ферму. Сначала колодец построили над ней, а потом, когда строили мастерскую, сделали её точно над колодцем, чтобы не нужно было идти на пятый луч к основному входу и начинать обработку кристалла.

— Вон оно как. И что, клетка спускается до самого дна?

— Нет. Может быть, дно совсем рядом, но возможности проверить нет.

— А вода там есть? — заинтересовался я.

— Если и есть, то она гораздо глубже.

— Любопытно…

Эх, жалко я в геологии не бум-бум, вырыть себе собственный магический колодец было бы очень неплохо… может, прожечь его в стиле «гиперболоида инженера Гарина»? Сначала нанять пони, которые докопаются настолько низко, насколько можно, а потом… впрочем, после того как я поставлю порталы, мне будет в любой момент доступна мастерская Шарм, так что ладно.

— Джейд, а можно я пока посмотрю, какие ещё схемы у вас есть?

— Эм… ты же видел, их там целая библиотека. Тебя интересует что-то конкретное?

— Щиты или что-то, что можно использовать как покров для другого кристалла.

— Зачем? – удивилась она.

— Некоторые эксперименты, которые я собираюсь проводить в ближайшем будущем, могут быть опасными, — соврал я.

— Хм… вообще, это не наш профиль, но может что-нибудь да найдётся, я сейчас посмотрю.

Пока Джейд рылась в мастерской, пришли остальные Шарм. Я приветственно помахал им рукой, и Агата тут же подбежала ко мне.

— Извини, мы сами назначили встречу и сами же на неё опоздали. Это всё только моя вина.

— Ничего страшного, Джейд сказала, что-то произошло на ферме.

— Один из коридоров обрушился, заперев работницу в замкнутом крыле. Завал оказался небольшим, но чтобы разобрать его потребовалось некоторое время.

— Ну, после такого извиняться за опоздание вовсе неуместно, — улыбнулся я, мысленно запретив себе ходить на кристальную ферму.

— А где Джейд? – поинтересовался Гарнет.

— В мастерской, я попросил её поискать чертёж какого-нибудь щита.

— А-а, хорошо. Пойду поговорю с ней, — и он сбежал вниз.

— Это правда, что ты слышишь музыку своего мира? – подошла ко мне Сфена.

Я удивился лишь на мгновение, прежде чем осознал, чем вызван этот вопрос. Ехидно улыбнулся и ответил:

— И голоса мёртвых людей тоже. Хочешь послушать?

Широко распахнув глаза, она смотрела на меня несколько секунд, прежде чем неуверенно кивнуть. Я достал из кармана плеер, включил его и, зажав наушники между пальцами, поднёс руки к её голове.

— Это какая-то магия? — спросила она, дослушав песню до конца.

— Технология моего мира, за исключением вот этого, — я показал ей созданные Винил магические вкладыши. — Это просто записи, как на ваших кристаллах. Я же говорил вчера не относиться к написанному про меня бреду слишком уж серьёзно.

Она смутилась.

— А чем ты занимаешься сейчас? — пришла на помощь сестре Агата.

— Совмещением технологий моего мира с магией вашего, — улыбнулся я.

— Примеры есть? — недружелюбно поинтересовалась Оникс.

— Ваше обучение.

Она неприязненно глянула на меня, но ничего не ответила. Повисла неловкая тишина, которую разрушил Гарнет, вернувшийся из подвала вместе с Джейд.

— Линза идеальна, ничуть не хуже твоей, — горделиво сообщил он.

Я хмыкнул. Было бы чем гордиться — внедрение чертежа в кристалл под гипнозом это примерно то же самое, что сделать из самого себя станок с ЧПУ. Или нет — напиться, а потом написать идеальный код без единой ошибки, не помня о том, что и как ты делал. Даже если гипнотизер оставляет воспоминания, они отличаются от естественных. У них нет… «вкуса», нет того фона, который дают мелькающие где-то на задворках сознания мысли и рассуждения. Их нельзя пережить заново, они интересны не более чем стенограмма заседания комиссии по озеленению города. Творить в таком виде… впрочем, сам ведь таким был. Пусть радуются, если я не скажу, то, может они никогда и не заметят, что это скорее наказание, чем подарок.

— Прекрасно, значит, метод работает.

— Да, но мы не знаем как именно, — возразила Оникс.

— Он рассказал мне, вчера, — прервал её Гарнет.

— В общих чертах. Впрочем, полностью механизм мне неизвестен… ну-с, что, кто следующий?

— Может, я? — предложила Сфена.

— Пойдём, — улыбнулся я.

Зелёный цвет один из моих любимых, особенно такой как у её гривы, глубокий, тёмный… ладно, не будем отвлекаться. Я повязал бандану на голову и уселся на противоположном от пони конце стола.

— Нужно просто слушать мой голос и не сопротивляться ему. Расслабься, ничего не бойся, Джейд и Гарнету даже понравилась.

Она кивнула и закрыла глаза, не дожидаясь моей команды. Но… всё ещё напряжённая.

— Что не так? — нейтральным голосом поинтересовался я.

— Все хорошо, — быстро ответила она.

— Если тебе что-то мешает, то просто скажи мне об этом. Если ты не сможешь расслабиться, то у нас ничего не выйдет.

— Л-ладно… а… обязательно делать это только вдвоём? — смущённо спросила она.

— Хм. В принципе, нет, — я выглянул из подвала. — Джейд, возьми мыслеподавляющую ткань и спускайся к нам.

Некоторая инфантильность зелёной поньки может быть мне даже на руку. Обучение, как известно, лучше всего проводить на примерах.

— Вот она я, — улыбнулась понька, стремительно спускаясь по лестнице, уже в бандане. — Что надо делать?

— Сиди, наблюдай, запоминай, не мешай. И постарайся не уснуть за компанию с Эной, а то были прецеденты.

— Поняла! — радостно откликнулась она и присела неподалёку от нас.

В присутствии старшей сестры зелёная понька почти полностью успокоилась и уже через пять минут была в трансе. Шустрая, почти как Дэш.

Заготовка под четвертую линзу была готова через час, и счастливая донельзя Сфена понесла её наверх, хвастаться.

— Это выглядит так просто… — задумчиво поделилась со мной Джейд, когда мы остались наедине в мастерской. — И в то же время можно творить невероятные вещи…

— Конечно, всё очень просто, — соврал я. Ничего простого в этом нет, но начинающему гипнотизеру лучше иметь чрезмерную уверенность в своих силах. — Запомни: главное — доверие и расслабленность гипнотизируемого с одной стороны и доброжелательная уверенность гипнотизера с другой. Ключ в правильном состоянии…

По-хорошему, начинать обучение стоит не с нее, а с Гарнета и Агаты. У них есть авторитет и доверие среди остальных, в то время как Джейд никто всерьёз не воспринимает. Слишком лёгкая. Да, точно, буду работать с этими двумя, а с остальными уже нехай сами возятся.

В мастерскую спустилась Агата, и я начал очередной сеанс эстрадного гипноза. Интересно, а НЛП на пони тоже подействует? Хотя, какая разница. Пикаперствовать среди них неинтересно, неизбалованные мужским вниманием кобылы падают штабелями от обычных комплиментов. Пробовать себя в роли харизматичного лидера или революционера… без шансов. Меня до сих пор холодный пот прошибает, если на меня смотрит более трёх человек одновременно. Да и если бы я хотел свергнуть Селестию, вряд ли бы нашлись желающие мне в этом помочь. Но теоретически, судя по внушаемости, действовать будет, и ещё как.

Пятую линзу «напечатала» мне Агата, но особого интереса к ней не проявила, а вот к самой технологии — ещё какой. Меня подобный энтузиазм порадовал, поэтому я пообещал заняться её обучением сразу, как закончу последнюю заготовку. Эта честь досталась Джейд. Оникс же пускай её родственники гипнотизируют, когда научатся. Остаток дня я потратил на теоретическое обучение Гарнета и Агаты. К практическим опытам перейдём завтра…

____________________________________ «Привет, Стар! Ты не поверишь, кого занесло к нам в Империю сразу же после того, как ты упомянул о нем в прошлом письме. И да, я с тобой полностью согласен — привлечь внимание этот безрогий минотавр и впрямь мастер. В первый же день он подрался с другим, только рогатым, минотавром, а после того как убедил моего капитана отпустить его, вместе с Пинки Пай устроил фестиваль на весь город. На следующий день Кейденс пригласила его для аудиенции, о которой так мне ничегошеньки не сказала. Здесь точно замешаны сердечные тайны, но пишу я тебе не для того чтобы обсуждать сплетни.

Я успел перехватить его перед Кей и убедил провести со мной учебный поединок. Тем интереснее это было после его драки с минотавром, одна единорожка сделала просто потрясающую запись, я вложил её в посылку, обязательно посмотри, там не драка, а загляденье! Но я снова отвлёкся. Сначала он отказывался, ссылаясь на то, что имел неприятный опыт сражений с единорогами, но впоследствии выяснилось, что «дрался» он с принцессой Ночи и, между нами говоря, мне кажется, что он просто неудачно за ней ухаживал. Кто знает, может быть, именно из-за этого он и встречался с Кей? Если да, то отдам ему должное, он достаточно безумен, чтобы у него получилось. Но я снова отвлёкся. После того как я пообещал не пользоваться рогом, он согласился на спарринг, и вскоре мы уже подбирали ему подходящую защиту. Я ожидал, что он обвешается с головы до ног, как это делали минотавры древних времён, но он предпочёл защищать только грудь и голову, сказав, что «тяжёлая броня нивелирует его преимущества». Забегая вперёд, скажу, что в этом он был полностью прав. В первый раз он позволил себя ударить, и я совсем не был удивлён тому, насколько легко сбить его с ног. Но дальше стало интереснее. Помнишь сержанта Хард Вэй из учебки? Один в один! Он даже говорит так же: «нападайте»! И точно так же роняет в грязь, а затем разбирает сделанные ошибки. Какие были времена! Обязательно навещу её в свой следующий визит в Кантерлот, ты со мной? Победить его мне не удалось, но я и не проиграл. Он уклонялся от моих атак до тех пор, пока я не понял, что продолжать бессмысленно. Знаешь, для двуногого он удивительно быстр. А, ещё одно сходство с сержантом Вэй — он точно так же рассуждает. Когда Рэйнбоу Дэш попросила его подраться с ней, он сразу же сдался и нудно объяснил ей, почему именно. Интереса ради я узнал, как бы он дрался против единорога, и он ответил «умер бы»! Представляешь?! А, ещё он говорил, что дрался с чейнджлингами и получил удар в грудь, после которого без магии восстанавливался бы несколько месяцев. Где он ухитрился их найти? И с такой хрупкостью он запросто бросается драться с минотавром в три раза тяжелее себя! Наверное, его виду неведом страх. Тебе не кажется, что это многое объясняет в его поведении?

Но всё же, он слабее жеребёнка-земнопони, хоть на первый взгляд и не скажешь, так что все твои опасения по поводу его угроз беспочвенны. Ты можешь скрутить его в любой момент простейшим сонным заклинанием, как это сделали стражники, когда разнимали его с минотавром. Он просто блефовал, а ты попался, ха! Но не огорчайся, мой капитан сказал, что обманывать этот двуногий умеет что надо. Такую историю задвинул про минотавров, что я даже ни на секунду не усомнился, пока Аметист не сказал, что это, скорее всего, чушь, но очень правдоподобная и непроверяемая. А потом (я иногда не понимаю этого пони) с восторгом признался, что сам поверил, пока не спросил у подруги. Она у него со сдвигом по минотаврьей культуре, но даже её, специалиста, эта история заставила усомниться! Справедливости ради, Аметист сказал, что допускает возможность розыгрыша со стороны минотавра, и в таком случае к безрогому никаких претензий быть не может, он обманут и сам. Я склоняюсь к этому варианту, Артур кажется достойным парнем, ему доверяют и Твай, и, что важнее, принцесса Селестия. Не допускаешь же ты, что он и впрямь мог обмануть даже её? Но на случай если мог, держи ушки на макушке и проверяй всё что только сможешь. Безопасности никогда не бывает много. Если тебе только понадобится моя помощь, пиши, я примчусь так быстро, как только смогу. Всегда твой друг, Шайнинг Армор.»

Стар Шилд свернул письмо и положил его в небольшую шкатулку с личной перепиской. Затем бросил взгляд на газеты, разложенные по столу. «Ловелас из другого мира столкнулся с неприступностью дневной принцессы», «Возрождение древних обычаев: последняя надежда отчаявшегося профессора», «Чем ответит солнечная принцесса?» и другие тому подобные.

Что ж, раз двуногий не внял предупреждениям, настало время действовать. Противника, который не боится, можно только уничтожить, и Шайнинг дал замечательную идею как именно это сделать. Жеребец положил перед собой лист бумаги и обмакнул перо в чернильницу. «Декану факультета Теоретической Магии…»




Теперь по поводу внешности новых персонажей. За подборку рисунков и их перекрашивание в соответствии с фанфиком большое спасибо kifats'у
Джейд
Гарнет
Агата (Оригинал)
Оникс (Оригинал)
Сфена (Оригинал (прототип Сфены в центре))

Читать дальше