Глава 20 - Метексис

Глава 21 - Энкратейя

А я собирался эту главу написать быстро :) Но — неприятные события, отъезд, дела... и ждать пришлось аж полтора месяца. Надеюсь, оно того стоило :)

Ну а теперь время благодарностей!

За хорошие идеи и логичные предложения — моя большая благодарность Kinish'у.

За участие в вычитке и добавления разнообразных мелких и милых деталей — моя большая благодарность kifats'у. Ему пришлось особенно тяжело, поскольку у нас категорически не совпадает режим :)

За героический подвиг беты, вычитавшего всю эту главу менее чем за день — моя большая благодарность GORynytch'у. Это было круто :)

Приятного чтения! :)

Пранк зашёл слишком далеко. Потерявшая сознание Дэш не просыпалась даже несмотря на то, что мы отвязали её от кресла, отнесли в гостиную и полили холодной водой. Пульс, нащупанный на шее, был нормальным, и по всем доступным мне признакам пегаска спала… но, похоже, я ей навредил. Жопа-жопа-жопа!

— Пинки! Дуй в больницу за врачом, давай молнией, туда и обратно! — сказал я.

— Поняла, — серьёзно кивнула поняха и рванула в сторону двери, когда прогремел взрыв.

Синеватая вспышка не только снесла дверь с петель вместе с частью косяка — она превратила её в брызги призрачно-голубого света. Это последнее, что я успел заметить до того, как ударной волной меня шарахнуло об стену.

— РОГА ПОТУШИТЬ!!! СТОЯТЬ НА МЕСТЕ!!! — вслед за ударной волной последовала звуковая, но, кажется, ничуть не уступающая по мощности.

— Луна? — удивлённо прохрипел я.

— Принцесса! — вслед за аликорной, появившейся более чем эффектно, в пробитый заклинанием проём вбежала Твайлайт. — Что здесь происходит?

— Назад! — резко приказала Луна.

Её взгляд остановился на Трикси, все ещё полуоглушённой после взрыва. Рог аликорны вспыхнул, и в единорожку полетело заклинание, на этот раз зеленоватое. Не знаю уж, чем я думал, но я поймал его рукой, будто пролетающий мимо мяч.

Мышцы дёрнуло, будто меня ударило током, и рука обвисла безвольной плетью.

— ЧТО ЗА ФИГНЯ?!! — завопил я хоть и тише Луны, но тоже ничего. — ЛУНА, ТЫ ЧТО ТВОРИШЬ?!

— ГДЕ РЭЙНБОУ ДЭШ?! — гаркнула Луна.

— ДА ВОН ЖЕ ОНА, НА ДИВАНЕ!

Ночная аликорна уставилась на дрыхнущую (даже несмотря на весь устроенный фейерверк) Дэш. Немая сцена была прервана Пинки, выскочившей из комнаты, куда её «задуло» ударной волной, и бросившейся к аликорне. Реакция у ночной принцессы была мгновенной — Пинки налетела на вспыхнувший в воздухе синеватый щит.

— Принцесса Луна, помогите, Рэйнбоу не просыпается! — выпалила розовая понька.

— Ничего не понимаю… — растерянно произнесла аликорна, переведя взгляд с Дэш на Пинки, а затем на меня. — Что здесь происходит?

— Ты испарила мне дверь вместе с частью стены, напала на меня и теперь спрашиваешь «что происходит?» — чуть не задохнулся от возмущения я. — Ты мне скажи!

Я попытался пошевелить рукой, да какое там! Будто вообще не моя.

— Я прилетела, потому что вы собирались убить Рэйнбоу Дэш! — отчеканила Луна.

Сердце ухнуло в пятки.

— Все настолько серьёзно? — тихо спросил я.

Луна уставилась на меня с недоумением.

— О чём вы? — испуганно воскликнула Твайлайт и, словно сбросив с себя оцепенение, бросилась к лежащей на диване подруге. — Она же просто спит!

— Она не просыпается, — покачал головой я.

— Правильно, я специально углубила её сон, — произнесла Луна. — Вы же собирались оторвать ей крыло!

— Что за бред? — ужаснулась Твайлайт.

— Погоди-погоди! — не поверил своему счастью я. — Так с ней всё нормально? Летаргия твоих рук дело?

— Да.

— Так буди её! — ноги мгновенно стали ватными. — Тьфу, нельзя же так людей пугать! Беата, ты чего стоишь, будто на тонком льду?

— Как повелела принцесса, — произнесла единорожка.

Я выразительно посмотрел на Луну.

— А как же амулет аликорна? — растерянно спросила аликорна. Щит вокруг неё растворился в воздухе.

— Который вы мне так и не отдали? — уточнил я.

— Который висит у неё на шее!

— Это реквизит, — я вздохнул и, сняв цепочку с фальшивым амулетом с шеи единорожки, показал его Луне. — Кажется, у нас тут возникло одно большое недопонимание. Так Беате можно двигаться?

— Можно, — разрешила Луна, и Трикси тут же приняла более естественную позу. После чего, быстро совершила небольшой книксен в сторону ночной принцессы. Словно это послужило командой, то же самое сделали Пинки и Твайлайт.

Рог Луны вспыхнул на мгновение, и Дэш вскочила на ноги так, будто и не спала.

— Йей! — крикнула она. — Принцесса Луна, Твайлайт, Пинки! Вы всё-таки спасли меня!

— Не то слово, — проворчал я.

Рэйнбоу бросила на меня удивлённый взгляд, а затем вскинула крылья.

— Крылышки-и-и! — она прижала кончики маховых перьев к губам, а затем, словно вспомнив что-то, сунула голову под левое крыло. — Нетронутое! Как так?

Она уставилась на меня.

— Правила соревнования запрещают вредить участникам, разве нет? — ехидно поинтересовался я.

— ЭТО ВСЁ-ТАКИ БЫЛ ПРАНК?!!! — завопила Дэш. — Но как?! А кровь? Отрезанные перья? Амулет аликорна?! Моё имя?!!

Я самодовольно усмехнулся.

— Идёмте, гости дорогие, раскрою тайны, начиная с самого начала. Но сначала… Луна, а можно что-нибудь сделать с рукой?

— Извини… — понурилась Луна. — Через некоторое время должно пройти.

— Ладно. Итак, вкратце… у нас тут с Дэш было соревнование в розыгрышах. Серьёзных, таких, чтоб запомнились на всю жизнь.

— Напугать пони до потери сознания — это, по-твоему, розыгрыш?! — возмутилась Луна.

— Арт! — возмутилась Твайлайт.

— Ну, до потери сознания в план не входило, — покаянно ответил я. — Но так чтоб до костей пробрало, это да. В любом случае, основной сложностью было то, что мы прекрасно знали, что собираемся разыграть друг друга, что сильно усложняет задачу. Нужно было найти что-то особенное.

Мы вошли в мой кабинет, переоборудованный под своеобразную операционную в стиле доктора Менгеле, и я включил свет.

— Искусственные крылья? — возмутилась Дэш. — Они ведь даже не похожи на мои! Только цветом!!!

— Естественно, — кивнул я. — Для чего, ты думаешь, мне понадобилось слепить тебя этой лампой?

— А кровь?

— Моя. Сцедил немножко и подложил в пакетике под ложное крыло. Амулет аликорна подделка, всё, что он делает — подкрашивает цвет магии в красный.

— Но как ты узнал моё имя?!!

— Никак, — я хихикнул. — Импровизация, пришло в голову в ходе действа.

— Но я же говорила сначала другие!

— Конечно, — кивнул я. — Но ты бы ни за что не стеснялась такого имени как «Корделия» или «Александра», правда, Жу?

— МОЛЧИ!!! — завопила Дэш.

Я рассмеялся.

— Узнав, что ты собираешься свой пранк устроить сегодня, я поставил Беату за дверью, и мы стали дожидаться, пока ты придёшь. Когда же ты зашла, полностью сосредоточенная на мне, она наложила на тебя сонное заклинание. Потом мы пригласили Пинки…

— Пинки всё время была здесь?! — ужаснулась пегаска.

— Во-о-он в той коробке сидела, — показал я.

— Но почему ты не вмешалась? — воскликнула Твайлайт.

— Я хотела, когда Арт занес нож, но уже было поздно, — поникла земнопони. — Дэш уже потеряла сознание.

— Пинки, только никому не говори моего второго имени! — взмолилась Дэш.

— Через сердце на луну кексик в глаз себе воткну! — поклялась Пинки.

— Поверить не могу, что я купилась… — потрясённо произнесла Дэш.

— Честно говоря, я тоже не рассчитывал, что ты поведёшься уже когда я «пущу кровь», — я развёл руками. — Поэтому, изначально основным средством была эта сцена с амулетом аликорна…

— Ничего подобного! — возмутилась Трикси. — Изначально ты такое предлагал!!! Когда мы репетировали, на кресле даже мне страшно стало, хоть я и знала, что всё это неправда!

— Что? — заинтересованно вскинула ушки Дэш.

Я поморщился.

— Ну, изначально я тебя на шок собирался взять. И крыло бы мы тебе «оторвали» ещё в самом начале. Диалоги были бы другие, про то, что его можно прирастить магией за какое-то ограниченное время…

— Бр-р-р-р! — Дэш поёжилась.

— Но Беата сказала, что это чересчур.

— Конечно, чересчур!!! — возмущённо подтвердила Пинки.

— О чем ты только думал?! — в один голос воскликнули Луна и Твайлайт. Переглянулись.

— Извините, поражающий эффект был рассчитан на человека, а не на пони, — покаянно склонил голову я. — Но я прислушался к Беате и сделал розыгрыш более… хм, психологичным. На то, что Дэш аж сознание потеряет я не рассчитывал. Переборщил.

Пегаска заглянула под окровавленное фальш-крыло. Покрутила в хуфах хирургический инструмент.

— Я так понимаю, что я дисквалифицирован? — поинтересовался я у Пинки.

— Да ты шутишь!!! — завопила Дэш, не дав ей и рта раскрыть. — Это лучший пранк, который я когда-либо только видела!

Твайлайт и Луну это заявление шокировало. Я подмигнул Беате, а она только покачала головой. На её мордашке явно было написано «безумная кобыла».

— Я так не боялась со времён… — Дэш запнулась на мгновение. — Да ни разу за всю жизнь! Это было просто офигенно! Улётно!!! Мы должны вместе разыграть кого-нибудь!

От такой перспективы Луна мгновенно пришла в себя.

— Артур! Как ночной диарх Эквестрии я запрещаю тебе разыгрывать кого-либо в Эквестрии без согласования с нами! — отчеканила она и добавила вполголоса: — Мне и так хватает работы с ночными кошмарами.

Я хихикнул.

— Как скажете, ваше высочество, — улыбнулся я, и обратился к Пинки. — Ну что ж. Объявляй вердикт.

— Но ведь сейчас должна быть наша очередь! — возмутилась Твайлайт.

— Не-а, — покачал головой я. — Вы свой пранк провалили. Я узнал о нем заранее, да ещё и воспользовался им против вас.

— Но… Пинки, правда?

Пинки кивнула.

— Ага, он пришёл сразу после Дэш и сказал, что воспользуется вашим пранком.

— Откуда ты узнал?! — возмутилась Дэш.

— Секрет фирмы, — подмигнул я.

Пинки солидно стукнула лапкой по полу, прерывая все разговоры.

— Победителем в соревновании объявляется… — провозгласила она. — Артур!

— Чего? — удивился я.

Сначала я ожидал что меня дисквалифицируют. И сейчас уж был совсем точно уверен, что Пинки объявит ничью…

— Дэш же понравилось, — лучезарно улыбнулась Пинки. — А значит, ты победил.

— Уж на что не люблю проигрывать, но это было офигенно, — Дэш дружески ткнула меня лапой в бедро. — Но если ты хоть кому скажешь моё имя…

— То ты умрёшь со стыда, — ехидно подколол её я. — Смотри, Дэш, сейчас как загадаю, чтобы ты представилась всему Понивиллю…

— Т-ты не посмеешь! — уверенно, хоть и слегка поспешно заявила пегаска. — Я, конечно, представлюсь. Но тебя с Клаудсдэйла точно сброшу.

Я усмехнулся и посмотрел на Твайлайт. И тут мне в голову пришла отличная мысль.

— Дэш предупреждала, что тебе тоже придётся выполнять моё желание? — ехидно поинтересовался я.

— Угу, — вздохнула единорожка.

— Слушай, Дэш, я тут подумал… раз уж нас двое, — я мотнул головой в сторону Беаты. — И вас тоже двое, то будет честно, если мы желания поделим по справедливости. Я загадываю желание тебе, а Беата загадывает желание Твайлайт.

На мне пересеклись два удивлённых единорожьих взгляда.

— Согласна, — пожала плечами Дэш. — Загадывай.

— Э-э-э, нет. Сейчас я буду спать. Мы и так с Беатой весь день бегали, готовя свой пранк. Так что на сегодня всё… — я зевнул. — Выигрыш будем получать на свежую голову…

Твайлайт бросила короткий взгляд на Трикси и вздохнула. Хм… с Беатой надо будет обсудить этот момент.

— Эй, Арт, — вспомнила вдруг Дэш. — Раз уж ты всё равно выиграл, то скажи чего ты боишься.

— Того же, чего боятся все разумные существа, — усмехнулся я. — Тебя я взял на то же самое.

— Ты боишься, что тебе отрежут крылья? — встряла со своим предположением Пинки. — Но ведь у тебя их уже нет!

— Нет. Я боюсь беспомощности и боли, — покачал головой я. — Ну а вы что за пранк для меня подготовили?

— Я собиралась затащить тебя на облако, пока ты спал, и там оставить, — ехидно ответила Дэш.

— Это же опасно! — возмутилась Луна.

— Я обо всём позаботилась, — смутилась Твайлайт. — Облако было надо озером, а я бы дежурила внизу, да и сама Дэш скрылась бы в облаке…

Я хмыкнул. Мда… ну, в общем-то, пранк пегаски действительно опасный для жизни, но опасался я зря. Эх… не надо было Пинки говорить про контрпранк… поучаствовать было бы куда забавнее, чем просто отменить его.

— Жалко, что у вас не получилось, — вздохнул я.

— Почему? — удивилась Дэш. — Разве ты не боишься высоты?

— Не-а, — я улыбнулся. — Я бы сразу понял, что это пранк и просто спрыгнул вниз.

— Что? А зачем ты тогда глаза закрываешь, когда летаешь на повозках? — возмутилась пегаска.

— Просто так, — соврал я и покосился на Луну. Но аликорна разоблачать меня не стала.

Кстати! Очень любопытно кое-что ещё…

— Луна, ты же была в Кантерлоте? — поинтересовался я. — Как ты добралась до нас едва ли за десять минут?

— Точно! — вскинулась Твайлайт. — Я думала, это метеорит!

— За десять минут из Кантерлота? — поразилась Дэш и тоже уставилась на принцессу. — Ваше Высочество, вы тоже умеете делать Соник Рэйнбум?

— Нет, — смущённо улыбнулась аликорна, на которой скрестились взгляды всех присутствующих в комнате. — Этот приём называется «Падающая звезда».

— Вау! — восхитилась Дэш. — Вы ведь покажете мне, как это делается?!

— К сожалению, он доступен только аликорнам, — покачала головой Луна. — И совсем не такой зрелищный.

— Зато дыры в стенах оставляет на раз, — вздохнул я. — Луна, ты же слышала, что Тия не отдала мне амулет.

— Рэйнбоу Дэш вторая пони с момента моего возвращения, которая оказалась в мире снов, потеряв сознание от страха! — возмутилась ночная принцесса. — Как мне ещё было реагировать?

— Да… серьёзно у вас система оповещения устроена… — протянул я.

Дэш же заинтересовало совсем другое:

— А кто первый? — как будто бы даже обиженно спросила пегаска.

— Кстати, и первый пони тоже его лап дело! — пригвоздила меня Луна.

Кто это может бы?.. а, ну да, Блюблад. Его я тоже до обморока довел. «Дурак ты, боцман, и шутки у тебя дурацкие».

— Больше не буду, — клятвенно заверил я, и сменил тему. — Дверь, как я понимаю, магией восстановить не получится?

— Нет, — смущённо потупилась аликорна. — Но я всё возмещу…

— Ладно, проехали, — вздохнул я. — Будет мне наука. Девочки, не знаю как вы, а мы с Беатой очень устали. Может, по кроваткам?

— Отличная мысль! — подтвердила Пинки.

— Тогда мы пойдём, — зевнула Твайлайт. — И правда, уже и до рассвета недалеко…

— Арт, а можно я останусь у тебя? — попросилась Дэш.

— Конечно, не вопрос.

— Я бы тоже, если ты не возражаешь, — смущённо попросила Луна. — После «Падающей звезды» до Кантерлота я не долечу.

— Конечно. Винил с Октавией так и не вернулись, так что можешь воспользоваться любой свободной комнатой.

— Спасибо.

Беата, Дэш и Луна отправились на второй этаж, я же проводил Твайлайт и Пинки до двери… точнее, до огромной дыры в стене и помахал им на прощание. Уф-ф-ф… ещё один совершенно убийственный денёк прожит. Достижения уровня: плюс один завершённый розыгрыш. Бонус — второе имя Дэш. Минус входная дверь, минус правая рука… впрочем, она потихоньку проходит, уже могу еле-еле пошевелить кончиками пальцев.

Я вышел на улицу и, превратив Листика в древолка, переставил его сторожить дыру в стене. Не то чтобы в этом была какая-нибудь необходимость… но как-то мне спокойнее будет.

Вернувшись в спальню и растянувшись на кровати, я собрался уже отойти ко сну, когда еле слышно скрипнула дверь, и в комнату зашла пони.

— Арт? — спросила она, не заходя дальше. — Ты не спишь?

— Нет ещё. Но очень хочу.

— Извини. Я зашла поблагодарить тебя… — единорожка подошла ближе и зажгла небольшой огонёк на кончике рога. — Ты защитил меня от заклинания принцессы.

— А… да пожалуйста, — я вздохнул. — Как-то само собой получилось. Да и благодарить не за что, это же из-за меня все произошло.

— Все равно, — мотнула головой Трикси. — Спасибо.

— Пожалуйста, — хмыкнул я. — Спокойной ночи, Беата.

— Спокойной ночи, Артур.

* * *

И была ночь, и настало утро… проснулся я ни свет ни заря и со слабой головной болью. Обычное дело, всё-таки движуха вчера знатная была, так толком и не успокоился. Рассвет уже давно прошёл, видимо, сёстрам вовсе не обязательно священнодействовать вместе. Надо будет как-нибудь посмотреть насчёт этого их ритуала, любопытно же, как именно работает заклинание, которым они солнце-луну двигают. Я пошевелил рукой — паралич уже прошёл. Прокравшись наверх, я проверил — Луна всё ещё спала. Ну вот и отлично, пожарю на завтрак блинчики с сыром в качестве благодарности за избавление меня от всех новых идей Дэш по розыгрышам, ибо прямой приказ принцессы это круче любой отмазки. Нехай пегаска сама развлекается, ибо, как показала практика, мои «розыгрыши» по меркам пони чересчур… сильнодействующие. Даже в смягчённом варианте.

Я добавил на плиту пару ковшиков, один с водой и один с молоком. Из-за двери, выбитой с куском стены, за ночь дом совершенно выстыл, и мне было как-то зябко. На то, что днём потеплеет можно было не надеяться — как назло, парящая жара сменилась пасмурной хмарью именно сегодня. Кажется, собирается гроза… а мне надо будет сходить в Понивилль и заказать себе новую дверь, причём срочно, а то если дождь будет достаточно долгим, то у меня ещё и отсыреет всё, что только может отсыреть. Эх, не было печали, решил Артур разыграть Дэш…

— М-м-м! Вкусно пахнет! — услышал я за своей спиной знакомый голос.

— Доброе утро, Луна, — поприветствовал я её, традиционно не оборачиваясь. — Как спалось?

— Опять режим нарушила, — вздохнула она в ответ. — А у тебя тут уютно. И потолки высокие.

— Не Кантерлотский замок, конечно, но я не жалуюсь, — я усмехнулся.

— Как рука? — немного виновато спросила она.

— Нормально, как видишь, — я развернулся и помахал указанной конечностью в воздухе. — На меня заклинания долго не действуют.

— И сильно тоже. Оно было рассчитано на то, чтобы парализовать взрослого единорога.

— Ну, спасибо хоть, что не убить, — вздохнул я.

— Ты так легко бросился её защищать, — Луна посмотрела на меня как-то странно. — Она дорога тебе?

— В прямом смысле этого слова, — развеселился я. — Только недавно вывалил за неё кучу бит. Но я не прикрывал её собой по желанию, это скорее было бессознательное действие. Луч был направлен мимо меня, вот я и подставил под него руку. Детская привычка ловить всё, что вокруг летает.

— Такая привычка может стоить тебе жизни, — покачала головой Луна.

— Я бессмертен, помнишь? — улыбнулся я.

— Это всего лишь безумная теория, — фыркнула аликорна.

— Ну не скажи. Сколько раз уже должен был помереть, а всё живу… неспроста это, неспроста.

Луна слегка наклонила голову, словно прислушиваясь.

— Ты дразнишь меня! — возмутилась она.

— Хе-хе, не без этого, — ухмыльнулся я и резко развернулся к плите, поднимая ковш с молоком, на котором уже образовалась плёнка. — Хотя вот тебе, пожалуйста, доказательство квантовой природы мира и силы наблюдения. Если следить за молоком, то закипать оно будет втрое дольше, чем если не следить. И всё это только для того, чтобы залить пеной плиту.

— И я думала, что Селестия мнительна, — с улыбкой покачала головой ночная принцесса. — А зачем ты кипятишь молоко?

— В какао добавлять, — я переставил ковш на подставку.

— Разве его не на молоке готовят?

— Кто как, — пожал плечами я. — Мне вот больше нравится на воде, а молоко добавлять после.

— Тогда тем более не понимаю, зачем ты его кипятишь, — озадачилась Луна.

Вопрос застал меня врасплох. Я задумался ненадолго и достаточно быстро пришёл к однозначному выводу.

— Эм… это тоже… не столько привычка, сколько, личное свойство, — смущённо произнёс я. — Не могу его пить, пока не прокипячу. Мне здесь многое кажется крайне… негигиеничным. Хотя, казалось бы, должно быть наоборот. Те же коровы разумные и ухаживают за собой уж точно не хуже, чем люди ухаживают за ними на Земле.

— Странный ты, — улыбнулась она.

— Не буду спорить с очевидным. Но молоко буду кипятить и дальше для своего вящего спокойствия.

Луна кивнула и забралась на один из стоящих на кухне стульев.

— Ты хотел получить амулет аликорна только для этого розыгрыша? — поинтересовалась она спустя некоторое время.

— Нет, — я вылил на сковороду первый блин. — Я вам совершенно честно сказал, для чего он мне нужен. Я хочу изучить его действие.

— С твоей слабостью к магии разума… — понизила голос Луна. — Ты не боишься, что он изменит тебя раз и навсегда?

— Не очень. Я тут последние дни почти всё свободное время тратил на изучение защитных заклинаний и обнаружил кое-что крайне интересное, из чего предположил, что на меня негативный эффект амулета аликорна действовать не будет.

— И почему?

— Хм. Как ты наверняка знаешь, воздействие на разум может быть прямым и косвенным. С прямым всё понятно — это заклинание, которое как таран бьёт в цель, вызывая немедленный эффект. Все бы хорошо, но, во-первых, такое заклинание можно принять на щит, а во-вторых, множество заклинаний с воздействием на разум требуют согласия или хотя бы беззащитности реципиента.

— Угу… — Луна почему-то склонила голову. — Знаю.

— Это был риторический вопрос, — усмехнулся я. — Но отдельные особо хитрые единороги, в своё время изучавшие вопрос, обнаружили, что воздействие на разум может быть и иным. Медленным, в сравнении с прямым действием, но неотвратимым, и ни щит, ни личное сопротивление тут не помогут. Жертва меняется, даже не осознавая этого, воздействие происходит через магическую систему тела, в которую подобно вирусу внедряются чужеродные элементы, полностью изнутри. Судя по рассказам Беаты, амулет аликорна действует как раз так. И тут я точно неуязвим, в моей тушке нет магической системы, так что и дополнять её тоже нечем.

— Это… логично, — задумчиво кивнула Луна. — Но ведь амулет аликорна усиливает магию владельца, зачем он тебе, если ты не можешь колдовать?

— Ну, если он усиливает магию, то да, необходимости в нем нет никакой, — кивнул я и перевернул блин. — Но судя по тому, что мне сказала Беата, он не столько усиливает магию, сколько способности носителя. Любые, не только магические. Естественно, мне любопытно попробовать.

— А Тие ты это всё рассказывал? — поинтересовалась Луна.

— Конечно. Уже после чаепития, когда мы пошли в библиотеку. Она разве не рассказывала?

— Мы же не одно целое, — покачала головой Луна. — Сестра делится многим, но не говорит о каждом шаге.

— Ага… ну да. В общем, она взяла время на подумать. Но, думаю, в конце концов, разрешит.

— Кто знает… а можно этот блинчик сразу мне?

— Конечно, Ваше Высочество, — улыбнулся я и переложил скатанную трубочку на тарелку ночной принцессы. — Какао?

— Не откажусь.

Пока я разливал какао по кружкам, на кухню спустилась ранняя пташка Трикси в компании отчаянно зевающей Дэш. Обе, увидев Луну, сделали книксен, но далее повели себя по-разному. Трикси как бы невзначай оказалась поближе ко мне и закопалась в холодильник, а Дэш села рядом с принцессой.

— Ух ты, завтрак! — восхитилась пегаска. — Хэй, Арт, а ты его всегда готовишь?

— Ага, — кивнул я. — Если просыпаюсь достаточно рано. Обычно состав за столом другой, но количественно всё так же, один человек и три пони… хотя, по правде, в последнее время по утрам кухней Беата заведует.

— Я тоже в такую рань не встаю, — заразительно зевнула пегаска. — Если только с утра не надо в погодный патруль.

— И как же ты собиралась меня разыгрывать утром? — поддел её я. — Если тебе на работу надо?

— Ха, да я с этой работой за десять секунд справлюсь!

— Да-а? Может, тогда разгонишь тучки над моим домом?

— Это твоё желание как победителя в пранке? — навострила ушки Дэш.

— Нет, просто просьба, — улыбнулся я.

— Тогда нет, — показала мне язык пегаска.

— Ах так? — усмехнулся я. — Для лентяев у меня еды нет.

— Больно надо! — нахохлилась пегаска.

— Да шучу я, — я положил пару блинов на её тарелку и поставил рядом стакан какао. — Беата, закрой холодильник, у меня уже ноги замерзли.

— Ореховая паста кончилась, — расстроено заметила единорожка.

— Куплю сегодня, — пообещал я. — Всё равно собирался в Понивилль.

— Ура!

К счастью для Трикси, ещё одного стула на кухне не было, так что она села неподалёку от холодильника, явно не желая приближаться к ночной принцессе. Я бросил мимолётный взгляд на аликорну — её все эти манёвры не обманули, так же как и меня. Кажется, её печалит подобное отношение, хоть она и изо всех сил пытается это скрыть. Ну, вероятно, это заметно только мне — открытая улыбка сменилась на маску величественного спокойствия, более привычную подданным.

— Вкусно, — заметила пегаска, дожевав второй блин. — Надо почаще сюда наведываться.

— Одна комната пока остаётся за тобой, — пожал плечами я. — Приходи когда хочешь, мне не жалко.

— Правда? Вау!

— Правда, правда… Луна, что ты так удивленно на нас смотришь?

— Не ожидала, что после такого розыгрыша, какой ты ей устроил, ваши отношения будут столь же лёгкими.

— А почему они должны были измениться? — удивился я. — Нет, я понимаю, что если бы я так же разыграл кого-нибудь другого, то обида была бы на всю жизнь, но это ж Дэш.

— Кстати, теперь-то ты мне расскажешь, почему ты был так уверен, что ей понравится розыгрыш? — поинтересовалась Трикси. — Он же жуткий!

— Ты знал, что он ей понравится? — поразилась Луна.

— Ты знал, что он мне понравится? — удивилась Дэш.

— Конечно. Основное правило пранка — «в итоге весело должно быть всем, и жертве тоже», или это уже не розыгрыш будет, а издевательство. И для того чтобы это правило соблюсти, нужно всегда танцевать от жертвы. Дэш экстремалка, она получает удовольствие от соревнований, сражений, больших скоростей, трюков… адреналина. У нас ей подобных так и называют «адреналиновые наркоманы». Как следует её напугать — это точно такая же встряска, как и прочее, что она любит.

— Ага, точняк! — согласилась Дэш. — Но это было реально круто! Кстати, а где ты достал весь этот хирургический инвентарь?

— У Флатти одолжил.

— А откуда узнал, когда я собираюсь устраивать пранк?

— Э-э-э, не-е, этот источник я тебе не сдам, — ехидно усмехнулся я. — Мало ли, пригодится ещё.

— Эй! Никто ж не знал!

— Как и твоё имя, Жу…

— МОЛЧИ!!!

— Хе-хе-хе.

С темы я свернул технично — признаваться пегаске в том, что свои планы она мне, фактически, принесла сама, повинуясь внушению «написать, когда будет пранк и кто помогает, и забыть листок с этими сведениями на кровати» мне не хотелось. Как ни крути, итог получился несколько неэтичным, так что требовать с Дэш исполнения каких-либо желаний я не собирался. А вот то, что пегаске помогала Твайлайт оказалось приятным сюрпризом и замечательным шансом помочь «своей» единорожке. Надо будет с ней это обсудить чуть позже.

— Пора мне возвращаться в Кантерлот, — сказала Луна, спрыгнув со стула. — Спасибо за завтрак, Арт.

— Заходи в любое время, — улыбнулся я. — Кстати, можно тебя на секундочку?

Я зашёл вместе с ней в свой кабинет, всё ещё уставленный декорациями от вчерашнего спектакля.

— Просьба первая. Можешь помочь с головной болью?

— Конечно, — улыбнулась она, и, когда я присел на корточки, прикоснулась рогом к моему лбу. Несколько секунд волшебного ощущения, и жить стало приятнее.

— Спасибо. Гораздо лучше давить её в зародыше, — улыбнулся я принцессе ночи, открыв глаза.

Сделал я это чересчур рано — её личико всё ещё было слишком близко ко мне, и вдоль позвоночника словно пробежал электрический разряд. Она на мгновение подалась ко мне, а затем мы оба, не сговариваясь, отвернулись.

— Извини, — первым отреагировал я. — Пока голова болит, этот эффект надоедает не так сильно.

— Ничего, — она сделала пару шагов назад, а я поднялся на ноги. — Раз была первая просьба, значит, будет и вторая?

— Ага, — кивнул я. — Не расстраивайся из-за отношения Трикси. Она опасается тебя не из-за того, что ты Луна, а из-за того, что ты принцесса.

— То есть? — нахмурилась аликорна.

— Для неё ты воплощение высшей власти, которая может выпнуть её из Эквестрии за её прошлые прегрешения, — пояснил я. — Со временем это пройдёт, конечно, но только со временем.

— Ничего, — вздохнула Луна. — Я привыкла.

— Не похоже, — покачал головой я. — Скорее, очень хорошо притворяешься. И я это не из жалости…

— А из симпатии, — закончила за меня аликорна и улыбнулась. — Спасибо. И я всё-таки верну тебе деньги за выбитую дверь.

— Ай, да брось ты. Кирпичи у меня ещё есть, а дверь новую сделать — копейки. Шоу того стоило.

— Ладно, — она улыбнулась ещё шире. — Проводишь меня?

— Конечно.

Впрочем, Луна задержалась ещё ненадолго — внимательно рассмотреть по-прежнему сидевшего на страже древолка. Но спрашивать она ничего не стала, кивнула на прощание и взмыла в воздух. Я же отвёл Листика на его «стоянку» возле сарая, перевёл в режим куста и вернулся назад. Трикси как раз со вкусом описывала Дэш, от каких ужасов она её спасла.

— Просто бы взяли и оторвали крыло?!

— Да! Арт даже сделал специальную штуку, чтобы там кровь брызгала во все стороны!

— Жуть!

Впрочем, Дэшкины интонации скорее были предвкушающими, чем испуганными.

— Эй, Арт! — отвлеклась на меня пегаска. — А если бы ты разыгрывал принцессу Луну, то что бы ты сделал?

— Я бы её разыгрывать не стал. Я и с тобой стал соревноваться только потому, что ты мне вызов бросила.

И сколько же раз я об этом пожалел!

— Ну «если бы»!

— Я же сказал, пранк хорош, только если он понравился всем участникам. А придумать такой пранк, чтобы понравился Луне у меня фантазии не хватит.

— А напугать её так же, как и меня ты бы смог?

— Может быть, — я пожал плечами. — Если бы я получил железную гарантию, что она не испарит меня магией на месте. С неё станется.

— Жалко, что она запретила тебе участвовать в розыгрышах, — посетовала Рэйнбоу. — Эх, пойду я облака гонять. Ты там желание ещё не придумал?

— Не-а. Бойся пока.

— Вот ещё!

Простить ей желание было бы проще всего, но кажется мне, что пегаска подобное сочтёт пренебрежением и обидится. И что-то простое, «для галочки» тоже не загадаешь, подумает, что я её жалею. Тьфу! Ладно, может, когда-нибудь само придёт. А вот насчёт желания, которое я «выторговал» для Трикси я заговорил сразу же, как Дэш скрылась в сером небе.

— Беата, а ты уже придумала, какое желание загадаешь Твайлайт?

— Ага! — единорожка довольно улыбнулась.

— И что придумала? — осторожно поинтересовался я. — Надеюсь, ничего унизительного?

— Я устрою выступление, а она будет моей ассистенткой! — заявила Трикси.

— Отличная идея! — одобрил я. А ведь и в самом деле, прекрасный способ показать понивилльцам, что старые распри остались в прошлом. — Я тебе помогу с программой выступления, если хочешь. В детстве я просто обожал выступления фокусников.

— Давай! — обрадовано кивнула единорожка.

— Только не прямо сейчас. Первым делом надо вернуть на место дверь.

— А… ладно.

Взяв зонтик и кошель с битами, я направился в сторону Понивилля. Мелко накрапывавший дождик настраивал на созерцательный лад, но особо насладиться я этим состоянием не успел. Над головой громыхнуло, и я неожиданно для себя вздрогнул. Сердце застучало быстрее, словно отбиваясь от возникшего в груди липкого страха. Что за фигня?

Я чувствовал себя так, будто нахожусь на прицеле у реактивной артиллерии. Будто у меня на зонтике нарисована мишень, и нагло гуляя по полю, я испытываю терпение неизвестной высшей силы. Я прерывисто выдохнул и сделал неуверенный шаг назад. В ушах зашумело… бежать, бежать!

Стоп! Что это за фигня?!!

Судорожный выдох. Ещё один. Дышать тяжело. Я стиснул зубы. И сделал шаг вперёд. Над головой громыхнуло ещё раз, и я едва не упал ничком на мокрую траву, успев остановить себя лишь в последний момент. В горле встал комок, а сердце колотилось так, что в груди стало больно.

Вдох. Выдох. Ме-е-едленно. Я знаю, что это такое, я уже когда-то переживал эту дрянь. Успокоиться. Не сосредотачиваться на ощущениях. Вдох. Выдох.

Приступ прошёл сравнительно быстро — но липкий страх остался. Стиснув зубы, я насколько возможно быстрым шагом продолжил свой путь в сторону городка.

Улицы его были пустынны — безрогим пони неудобно пользоваться зонтами, и во время дождя они по возможности сидят дома, так что никто не видел, как я, почти что перейдя на бег, метнулся под крышу веранды одной из многочисленных кафешек.

— Горячий ч-чай, пожалуйста, — попросил я подошедшую ко мне земнопони-официантку, явно удивлённую необычному посетителю. Надеюсь, моё маленькое заикание выглядело как следствие замерзания, а не страха. Впрочем, пони один хрен не разберутся.

Я стер со лба холодный пот. Жесть… раньше такого не было. Точнее, было, но как реакция не на грозу, а на амнезию. Я посмотрел на свои мелко дрожащие пальцы и, растопырив пятерню, положил руки на стол. Неприятное открытие — похоже, после своего попадания сюда я стал подсознательно бояться гроз и молний, хотя раньше наоборот получал от них удовольствие. Видимо, тело запомнило то, что выкинул прочь разум — то, что электричество штука опасная и болезненная. Плохо. Бороться с паническими атаками можно и даже в какой-то мере привычно, но победить до конца… вряд ли. Я вздохнул.

— Два бита, — произнесла официантка, ставя передо мной чай.

— Спасибо.

— Вам холодно? — нерешительно спросила она.

— Нет, всё хорошо, спасибо за беспокойство, — я отдал поньке две монеты и взял кружку с горячим напитком.

Чай кончился удручающе быстро, но окончательно собраться с мыслями всё же помог. Оставив чашку и ещё пару бит на столе, я поднялся, открыл зонтик и решительно вышел под враждебное небо. Итак, сначала к каменщикам.

Всю дорогу меня преследовали воспоминания о когда-то прочитанной книге, в которой говорилось, что молнии преследуют людей, которые выжили после их удара. Бьют снова и снова, игнорируя высокие деревья и громоотводы, словно не веря в то, что кто-то способен их игнорировать. А потом начинают охоту и за близкими людьми… как у той американки, выжившей после нескольких ударов молнии, но покончившей с собой после того как двух её мужей убило небесным разрядом. Тьфу, пакость. Надо подумать о чем-нибудь другом. Например, о том, что от молнии можно и заклинание смастрячить. Если найду основу для «покрова», конечно. С этим пока были изрядные проблемы.

От разнообразных активных заклинаний, в том числе и магии разума, можно прикрыться банальным «щитом». Полупрозрачная плёнка силового поля защищает в принципе от любого враждебного воздействия, если хватит энергии. Но сами по себе эти заклинания проблемные — жручие, негибкие и видимые. Естественно, были талантливые поньки, которые могут прикрыть незримым щитом целый город и при этом задать условие вроде «врагов не пущщать», но повторить это без специального таланта, а уж тем более запихать в кристалл — дохлый номер. Ходить же в пузыре силового поля, которое отбрасывает предметы на своём пути… неразумно. Слишком много внимания привлекает.

Естественно, были исследования и на тему того, как защищаться от чего-то конкретного с помощью амулетов — но такими вопросами в основном заморачивались земные пони, и информация по этому вопросу настолько скудная, что хоть плачь. Не будь Твай столь обстоятельна в подготовке материалов, я бы мог об этом вообще не узнать. Эти заклинания были вполне действенными, но, в отличие от щитов единорогов, не создавали для себя основу, тот самый «покров», из-за чего их применение граничило с издевательством над самим собой. Например, амулет действует только до тех пор, пока его носитель мокрый с ног до головы. Как высохнет — действие прекращается. Или же амулет требует ношения полностью закрытой одежды, а неприкрытые части остаются уязвимыми. С ношением одежды в стиле киношных ниндзя я бы ещё мог смириться, но, мать-перемать, как раз против магии разума она не защищает, хоть и ослабляет действие. Все из-за того, что заклинания магии разума по способу распространения похожи на облако, и защищаться от него можно только полной «герметизацией». Естественно, первым делом я (с помощью Трикси) зачаровал кристалл так, чтобы основой заклинания служила моя кожа. Сами пони так не делали, поскольку оно вредило их магической системе, но у меня-то таковой нет… впрочем, это решение при всей своей простоте и изящности всё-таки не сработало.

Отвлечённые мысли настроили меня на деловой лад, равно как и то, что над самим Понивиллем грозы не было — она грохотала только над Вечнодиким. Так что к каменщикам я зашёл уже вполне владея собой. Проблемы с заказом не возникло — пара сестричек-земнопони ничем заняты не были и согласились начать уже сегодня, если только дождь прекратится. Оставив им задаток, я направился в магазин за любимым лакомством Беаты. Затем заглянул к плотникам и заказал новую дверь, благо мерки у них уже были. На этом дела в городке у меня кончились, но я всё же нерешительно прогуливался по его улочкам, пока не осознал причину — гроза за пределами Понивилля только набирала обороты! Нет уж, черта с два я позволю какой-то там погоде управлять моими поступками!

Стиснув зубы, я направился к дому.

Дошёл я до него совершенно разбитым. Зараза… вот ведь не было печали! Хорошо ещё грозы тут явление сравнительно редкое.

— Арт, смотри! — мне навстречу выскочила Трикси. — Пока ты бродил, тут принесли вот это.

Над ней левитировал конверт… нет, конвертище. Понтовый, с золотой окантовкой и здоровенной сургучной печатью, на которой красовался незнакомый мне герб. Впрочем, мне только два герба знакомы. Кантерлотский и мэйнхэттенский.

— Вижу, — я взял конверт и протянул единорожке пакет с её арахисовой пастой.

— Спасибо, — улыбнулась она и ускакала на кухню.

Я же прошёл в гостиную и обессилено рухнул в кресло. В такие моменты я чувствовал себя захватчиком в собственном же теле, а бессмысленность борьбы разума с инстинктами я осознал ещё в больнице. Сколько лет нашему разуму, сто пятьдесят тысяч? Ерунда по сравнению с более чем шестистами миллионами лет, которые существует многоклеточная жизнь, ведомая одними лишь инстинктами. Нет, разум способен на всё, но борьба с собственным телом отнимает слишком много сил, чтобы заниматься чем-то помимо этого. Не можешь уничтожить — возглавь, и эту простую истину я как-то подзабыл. Но не сидеть же было в Понивилле, занимаясь психотерапией самому себе? И, судя по конверту, в ближайшее время мне это не светит… ладно, черт с ним.

Я взломал сургучную печать и вытащил из конверта сложенный вчетверо лист плотной бумаги. Пробежал текст глазами и тяжело вздохнул. С одной стороны, я всё равно собирался съездить в Кристальную Империю, но зачем меня туда зовут? Принцесса Ми Аморе Каденция… кто такая? Имя смутно знакомое… а! Вспомнил. Жена брата Твайлайт, её бывшая няня и до кучи аликорн. И нахрен ей я? Впрочем, чего гадать, скоро узнаю.

— Беата! — позвал я.

— Чего? — выглянула она из кухни. Видимо, пошла хрустеть крекерами.

— Собирайся, сегодня вечером отправляемся в Кристальную Империю.

— Это оттуда письмо? — полюбопытствовала единорожка.

— Мгм, — кивнул я. — В общем-то, это кстати, заодно куплю очки для анализа строения кристалла.

— Арт, у тебя всё нормально? — неожиданно спросила Трикси. — Ты какой-то вялый сегодня.

Беда-а-а… видимо, всё настолько плохо, что даже она что-то этакое замечает.

— Пойду посплю, — решил я. — Всё как обычно, не буди, если только не придёт Твайлайт, Флатти или кто-то из принцесс.

— Хорошо, — кивнула она. — Я так и не спросила, как рука?

— Нормально всё.

Под надёжной защитой дома разыгравшаяся за окном гроза казалась неопасной. Я подумал о том, что надо бы чем-то временно заделать дыру в стене… и уснул.

К тому моменту как я проснулся, гроза уже кончилась, остался только дождь. Ну и замечательно… я поднялся с постели, прислушиваясь к своему состоянию. Некоторая слабость, но в целом терпимо. Отлично. Я оделся и вышел в гостиную.

— Привет, Арт! — помахала лапкой Винил. — Скажи, ты специально дожидался пока я уеду, чтобы снова влипнуть в приключения?

— О, вы уже вернулись, — я улыбнулся и махнул им рукой в ответ. — Беата уже рассказала?

— Она вцепилась в меня как клещ, — пожаловалась упомянутая единорожка. — Мне пришлось!

— Так ты специально? — потребовала ответа диджейша.

— Ну конечно. Я запланировал всё это ещё когда делал тебе катушки. Нет предела моему низкому коварству, — саркастично отозвался я и повернулся к скрипачке. — Тебе тоже привет, Октавия. Купили рояль?

— Да, должны доставить через пару дней, — улыбнулась земная пони. — Как только установят, можно будет заделать стену, и дом снова станет пригоден для жилья.

— Ага, мне теперь тоже надо стену заделывать… — я задумчиво посмотрел на дырку. — О, точно. Мы с Беатой сегодня уезжаем, присмотрите за восстановлением?

— Без проблем! — кивнула Винил. — Арт, слушай, тут такое дело, хочу ещё пару катушек заказать.

— НЕТ! — рявкнула Октавия.

— Заказать-то можно, — усмехнулся я. — Но, думаю, в дом тебе их занести не дадут.

— Не вопрос, буду хранить с прочим концертным оборудованием, — безмятежно отозвалась единорожка. — Я учусь на своих ошибках.

— Хорошо, сделаю, — пожал плечами я. — Не в ближайшее время, естественно.

Хотя можно узнать, не желают ли в этом поучаствовать Меткоискательницы. Ох, я же их не видел с того самого случая… видимо, они решили, что я на них страшно разозлился, вот и не показываются на глаза.

— А вы куда собрались? — спросила Винил, когда я снова взял зонт.

— В Кристальную Империю, — ответила вместо меня Трикси. — Арту какое-то приглашение прислали.

— Ого! И чего хотят?

— Понятия не имею, — пожал плечами я. — Я ушёл за билетами.

В этот раз прогулку под дождём ничто не омрачало. Прямого поезда до Кристальной Империи не было, вместо этого предполагается ехать с пересадкой в Кантерлоте. Может, туда через портал будет лучше? Я посмотрел таблицу с поездами Кантерлота. Хм… нет, выигрыша во времени никакого. Ладушки, тогда поедем как простые смертные. Выкупив грифонье купе, я пошёл домой. Времени до поезда осталось не так уж и много, надеюсь, что Беата уже собралась. Мои же собственные сборы были привычно-короткими: смена одежды, две смены белья, полотенце, земные туристические прибамбасы (а вдруг понадобятся?), пара бутылок с водой, пара книг, с которыми я хотел поработать, толстая тетрадка с записями и планшет. Поразмышляв ещё немного, я прихватил с собой литровую флягу, наполненную неразбавленным яблочным самогоном — ареометр я так себе и не смастрячил, а разводить его на вкус сейчас не было ни времени, ни желания. Но взять всё же стоит, насколько я помню, где-то упоминалось, что кристальные пони любят толчею и веселье… вот и я расслаблюсь. Последними в рюкзак легли два кошеля с битами. Хм… маловато будет. Черт же его знает, сколько стоит анализатор, наверняка немало, раз его можно купить только у кристальных пони. Возьму ещё один мешок битов, как раз влезет. А, да, надо ещё музыкантшам оставить, чтобы расплатились за ремонт стены.

— Готова? — поинтересовался я у Трикси.

— Ага, — кивнула она.

— Тогда выдвигаемся.

Правда, пришлось задержаться ещё ненадолго, чтобы проинструктировать Октавию по поводу ремонтников. На Винил в этом действе я предпочёл не полагаться.

Дождь уже прекратился, и над Понивиллем пегасы деловито растаскивали облака. Местами вниз уже прорывались солнечные лучи, создавая восхитительные световые колодцы. Красиво, чёрт побери… интересно, а как они это делают? Неоднократно видел, как несколько пегасов натурально двигают облако как вагонетку по рельсам. А ветер они менять могут? Хм, надо будет посмотреть… когда-нибудь. Сейчас важнее сосредоточиться на защите содержимого своей головы от разнообразных магических посягательств. Привязывать заклинание непосредственно к коже дохлый номер — моё магическое сопротивление просто не даёт ему зацепиться. Конечно, если повысить расход энергии, то это всё-таки срабатывает, но… двадцать секунд и потом перезаряжать? В реальных условиях может быть ещё меньше, время действия я взял с «калибровочного» заклинания, которое просто заставляет воздух слегка светиться. Как ни крути, но этого категорически недостаточно.

Единорожье силовое поле не вариант (хотя озадачиться стоит), скафандр с очками тоже, в общем-то, не айс… мне нужно что-то компактное и невидимое. Привязать основу к магнитному полю? В принципе возможно. Наверное. Создать однородное поле внутри колец Гельмгольца, и… не, ну нахрен. Помимо того что я банально запарюсь мотать катушки, скрытой такая система не будет точно. Вот вертится в голове какая-то мысль насчёт электромагнетизма, но всё никак не мог ухватить её за хвост. Ладно, отставим это в сторону и попробуем заглянуть с другой стороны. Опыт взаимодействия с Тией и Дискордом показывает, что при выполнении определённых условий я сам себе сфера запрещения, но условия эти… мягко говоря, болезненные настолько, что я сразу теряю сознание (и это ещё лучший исход!). Может, это замечательное свойство можно активировать как-то отдельно от всего остального? А как? Попытки «отключать» восприятие боли я уже предпринимал. Даже добился в этом некоторых успехов… но, во-первых, это требует полной сосредоточенности, а во-вторых, на боль выше 6 по стандартной шкале не распространяется. Заклинание же Селестии, когда мы пытались удалить воспоминание, тянет на все 8. Бр-р-р, нет. Ну к чёртовой бабушке такую методу, даже экспериментировать не буду.

— Арт! — гаркнула Трикси, и я ошарашено мотнул головой.

— Чего орёшь? — поинтересовался я.

— Я тебя уже три раза позвала, а ты никак не отреагировал!

— А… да, бывает. Задумался. Чего хотела?

Вот поэтому амулеты с двадцатисекундным действием и не вариант. Какой с них толк, если я могу в собственных мыслях затеряться до полной потери связи с реальностью?

— Хотела спросить, зачем ты меня с собой взял.

— Не надо было? — нахмурился я. — Не нравится Кристальная империя?

— Я там не была ни разу, — покачала головой единорожка. — Просто… приглашение же было только для тебя.

— Ну, мне показалось, что тебе скучно безвылазно сидеть дома, — пожал плечами я. — Ты же раньше много путешествовала, но в последнее время удовлетворять свою страсть к перемене мест возможности не было… ну что ты на меня так смотришь?

— Откуда ты знаешь?! — почти с отчаянием вопрошает она.

— Тоже мне бином Ньютона, — хмыкнул я. — Ты была бродячей фокусницей до того как начались все твои злоключения, и судя по всему, это занятие тебе нравилось. Потом была работа на каменной ферме, за что я тебя безмерно уважаю, я бы там повесился через неделю. Или через две, но не больше. Потом второй этап злоключений, и снова каменная ферма вплоть до моего туда визита. Получив задаток, ты сразу же выкупила фургон и всю дорогу между Кантерлотом и Понивиллем прошла пешком. И уже после этого я неоднократно видел, что ты в нем пропадаешь время от времени. Складываем все эти наблюдения и получаем однозначный результат: всегда брать тебя с собой в путешествия, если есть возможность.

Единорожка уставилась в землю.

— Спасибо, — чуть слышно выдохнула она.

— Да пожалуйста, — я пожал плечами и ехидно добавил. — Кроме того, мало ли, может, у меня в пути голова заболит? Иметь при себе самоходную рогатую аптечку будет совершенно не лишним!

Отвечать она не стала, продолжая смотреть в землю. Хм… вроде бы ничего обидного я не сказал. Ладно, лучше уже в купе спрошу, тем более что мы уже дошли до вокзала. Поезд уже стоял на перроне, но около него почти никого не было видно. Слишком рано? Впрочем, проводница запустила нас без малейших проблем, и, что интересно, не обратила ни малейшего внимания на Трикси. Зато очень заинтересованно рассматривала меня. В общем, ясно, не местная.

В купе я достал из рюкзака книги, после чего сунул его под полку. Бросил беглый взгляд на свою попутчицу… охо-хо.

— Беата, я тебя обидел чем-то? — поинтересовался я.

— Н-нет… — она нервно хлестнула себя хвостом. — Я…

Молчание. Полминуты ожидания, и единорожка, наконец, решается:

— Арт, я тебе нравлюсь? Как кобылка?

У-у-у, не то слово! Так бы и погладил! А потом-с… стоп. Я скинул ботинки и уселся на полке по-турецки и закрыл глаза.

— К чему вопрос? — ровным голосом поинтересовался я.

— Ты… тебе… есть до меня дело. Ты наблюдаешь за мной, беспокоишься обо мне, заботишься… это потому, что я тебе нравлюсь?

Ага… я доли секунды изучал мордашку единорожки, после чего снова закрыл глаза. Она нервничает и явно опасается моего ответа. Но какого именно, «да» или «нет»? Вспоминая её реакцию на моё прикосновение в первый день совместной жизни…

— Ты, конечно, симпатяга, — медленно произнёс я, открыв глаза. — Мне вообще единороги нравятся, а ещё у тебя такая расцветка, м-м-м…

Как она напряглась!

— Но наблюдаю я за тобой не поэтому. Это просто автоматический навык. И я за тебя не беспокоюсь, я этого не умею. Ну а забота… что ты там считаешь заботой?

— Да всё, начиная с нашей встречи на платформе!

Хм. Что там было?

— Мне не понравилось поведение проводницы, поэтому я предложил тебе ехать со мной. Это было импульсивное действие, и не факт, что я бы сделал это, если бы подумал. Я не могу заснуть в чужом присутствии, и именно это и привело к тому, что у меня окончательно разболелась голова. Про твой найм мы уже говорили, ты нужна мне куда больше чем думаешь. А больше ничего и в голову не идёт.

— Ты готовишь еду, балуешь меня вкусностями, пытаешься сделать так, чтобы я подружилась с другими пони, учишь, и ты вовсе не обязан был выкупать мой долг! — воскликнула она.

— По порядку. Ваша кухня для меня непригодна, так что я готовлю еду прежде всего для себя, но раз уж вам она нравится, то приготовить больше совсем несложно. К тому же, смотреть за тем, как ты с Винил уплетаете мою готовку за обе щеки — одно удовольствие. Да и вообще, завтраки теперь обычно готовишь ты. Далее. Под вкусностями ты понимаешь свою арахисовую пасту? Честно, даже комментировать стыдно. Ты можешь просить и о чем-нибудь большем. Далее… попытка подружить тебя с остальными имеет немалую практическую составляющую, сейчас я ведь даже в магазин тебя отправить не могу, потому что пони будут саботировать любые твои действия. Учу я тебя для того, чтобы ты была более мне полезна, а выкуп твоего долга, во-первых, гарантирует, что ты останешься со мной ещё как минимум полтора года, а во-вторых… прошло два дня, а ты уже спокойна, и работать с тобой стало куда проще и приятнее.

Так, судя по тому, как она на меня шокировано таращится, я переборщил с честным рассказом о холодно-рациональной части своей мотивации. Напоминает момент, когда я Твайлайт привёл пример с Октавией и тортиками… эх, надо бы смягчить слегка, тем более что помимо прикладной части есть и эмоциональная.

— Беата, я считаю тебя другом, — на последнем слове я едва не запнулся, но сейчас не время усложнять терминологию. — Поэтому говорю тебе всё как есть. Большая часть того, что я делаю имеет некую практическую подоплёку, но основа у них всё равно дружеская. Я бы не заморачивался так, если бы ты мне не нравилась как чело… то есть, как личность. Так что не чувствуй себя слишком уж обязанной.

— Не буду, — она неуверенно улыбнулась. Ну вот и замечательно, наконец-то она расслабилась.

— Что, боялась, что я в тебя влюбился и буду требовать ответных чувств? — ехидно ухмыльнулся я.

— Угу. В этакое-то влюбиться… — она отвела взгляд, и тут же, осознав, что брякнула, всполошилась. — Ты хороший, куда лучше, чем любой пони, которого я знала! Просто это было бы какое-то извращение.

— Хо-о-о? — я вскинул брови. — А Тия говорила, что на меня чуть ли не гроздьями вешаться будут, только успевай отбиваться.

— Тия? — глаза единорожки расширились. — Принцесса Селестия? Ты её так называешь?!

— Угу. Никакого уважения к верховной власти, — усмехнулся я. — По крайней мере, за глаза.

Говорить, что наедине я её называю так же мне показалось неуместным.

— Ну… некоторым пони нравятся другие виды, — решила не развивать тему моей наглости Трикси. — Наверное, и ты кому-нибудь понравишься.

Я едва не расхохотался. Ути какая зайка, это она меня утешить хочет!

— Чему ты так улыбаешься? — насторожилась единорожка.

— Да так, — я усмехнулся. — На самом деле, я не особо жажду кому-либо «понравиться». У меня на родине это однозначно считается извращением, хотя лично мне плевать. Просто отношения всегда такие проблематичные, а с кем-то другого вида наверняка будет ещё сложнее.

— Но ведь ты же говорил, что тебе нравятся пони? — удивилась она.

— Не по своей воле, — я вздохнул. — На меня просто очень хорошо действует магия чейнджлингов. Ладно, давай оставим эту щекотливую тему.

Я открыл книгу на заложенной страничке. Так-с, тема сегодняшнего занятия — углублённое изучение методов зачарования кристаллов. Прочтя несколько абзацев, я взял тетрадь, чтобы вносить туда пометки. Всегда предпочитал вместо конспекта записывать нужные вещи так, как я их понимаю. За исходными текстами один хрен можно в любой момент обратиться к книгам, так зачем забивать голову неизбежной для любой литературы «водой»? Не резиновая, чай. Большую часть пути я с интересом читал раздел о прикладной магии кристаллов, пару раз едва не завопив «да ну нафиг!». Помешало мне только то, что Беата уснула, убаюканная равномерным движением поезда.

В сущности, всё понячье зачарование можно легко разделить на три группы. Первую я для самого себя назвал «метаматериалом», хоть оно и не совсем технически верно. Суть в том, что заклинание преобразует кристалл так, что он начинает проявлять некие заранее заданные физические свойства безо всякой магии. Самым востребованным в Эквестрии свойством является большая механическая прочность, но лично для меня тут открывались огромные перспективы… если, конечно, то, что я хочу, возможно реализовать на практике. Но с другой стороны, почему бы и нет?

Вторая группа — это, как я их обозвал, «базовые элементы». Самый часто встречающийся способ зачарования, любой единорог, более-менее серьёзно учившийся магии, это умеет. Здесь кристаллу придаются некие магические свойства, подпитывающиеся либо собственной энергией камня, либо вложенной заклинателем магией. Возможности таких кристаллов очень ограничены — обычно, в кристалл удаётся вложить только одно свойство, зато делается это легко и просто. Эти зачарования в Эквестрии используются крайне широко, начиная с освещения и заканчивая аналогами электроники вроде кристаллов-микрофонов, которые делала Винил. Катушки Тесла я собирал тоже на их основе.

Третий же тип — самый редкий. Я его назвал «музыкальная шкатулка» по меткой аналогии, которую привела мне Трикси. Кристаллы, созданные таким образом, имеют некое структурное сходство с единорожьим рогом и способны формировать проходящую сквозь них сырую энергию в заклинание. Подключаем к такой штуке энергонакопитель, и можно кидаться фаерболами… в теории. На практике же есть только самые простые заклинания типа света и телекинеза. Причём теорией занимался лишь один-единственный земной пони всю свою жизнь. После его смерти потенциал технологии никого не заинтересовал. Видимо, из-за соображений в стиле булгаковского профессора Преображенского «зачем искусственно фабриковать Спиноз, когда любая баба может его родить когда угодно». Единорогов полно, и наколдовать заклинание природным способом куда дешевле и проще, чем изощряться, создавая жёстко специализированный кристалл с зубодробительной внутренней структурой. Меня же эта технология заинтересовала ещё больше, чем метаматериалы. Третий раздел книги был посвящён непосредственно схемам с пояснениями, но перейти к нему я не успел.

— Ещё не приехали? — пробормотала Трикси, поднимаясь в положение сидя.

— Нет, ещё… — я открыл планшет и глянул на время, — … как минимум час. Можешь спать дальше.

— Не, а то я ночью не засну… — она пару раз моргнула и уставилась на мою исписанную заметками тетрадь. Глянула на обложку книги и воскликнула. — Ты хоть когда-нибудь отдыхаешь?!

— М-м-м? — удивился я.

— То ты рассчитываешь схему для порталов, то тебе в голову взбредает что-то насчёт древолков, и ты идёшь проверять, то ты делаешь этот свой самогон, то готовишь еду, то куда-то ходишь, а если и сидишь на месте, то обязательно с книгой! Кажется, что ты ничем не занят только пока спишь.

— Именно так. Иначе мне грозит второе нестерпимое состояние.

— Что это?

— Скука, — улыбнулся я. — Кроме того, у вас тут всё такое интересное. Что ни день, так целый ворох новых вопросов, ответы на которые только предстоит найти. Куча возможностей, которым можно найти применение… мечта!

— Всё равно. Никогда не видела, чтобы ты развлекался.

— А как же игра в картишки? Или вчерашний пранк?

— В обоих случаях было похоже, что ты работаешь!

— А-а. Ну тогда можешь считать, что обычно я развлекаюсь, — рассмеялся я.

— Это работа!

— Хо-о-о… ладно, допустим, — я закрыл книгу, вернув закладку на место, и с ехидством уставился на единорожку. — И каковы же твои предложения? Как, скажем, развлекалась ты после представлений?

— Заваливалась в бар, нализывалась, цепляла жеребцов… если получалось.

— Серьёзно? — я расхохотался. — Нет, для меня такой вариант точно не подходит. Во-первых, нализаться тут до сколько-нибудь расслабленного состояния я могу только своим пойлом. Во-вторых, нетрезвый я порой такое творю, что хоть стой хоть падай. Ну и в-третьих… представляю свои подкаты к какой-нибудь кобыле!

Без последнего уж точно стоит обойтись! Ничего хорошего мне ксенофилические порывы не приносили.

— А что ты делаешь такого, когда пьянеешь? — заинтересовалась Трикси.

— Может быть, ты увидишь это на вечеринке в свою честь, — усмехнулся я. — И вообще, я скучный, давай лучше про тебя поговорим. Давно хотел, да всё никак возможности не было.

— Тебя интересует биография Великой и Могучей Трикси? — улыбнулась она.

— Вот, начнём с этого, — щёлкнул пальцами я. — Что это ещё за прозвище?

— Глупо звучит, да? — грустно усмехнулась единорожка. — Но толпе нравилось… да и я привыкла.

— И начиналось всё с чего-о-о? — протянул я. — Нет, я понимаю, что началось всё с того, что ты родилась… о, кстати, где именно?

— В маленькой деревушке на побережье Лунной бухты, Мэйр Транквилити. Там всё было почти так же скучно, как и на каменной ферме Пай.

— А-а, вот почему ты так легко там жила.

— Не было мне там так уж легко, — буркнула Трикси. — Всё своё детство я мечтала, как бы уехать куда-нибудь в большой город. Кроме меня там был только один единорог, представляешь? Ещё два пегаса, а все остальные — земнопони.

— Единорогом был кто-то из твоих родителей? — предположил я.

— Нет. Я родилась в семье земных пони. И у меня ещё есть две сестры, тоже земные пони.

— Значит, и так бывает? — удивился я.

— Бывает, иногда, — пожала плечами Беата. — Мне там было ужасно скучно, и я только и делала, что шалила ещё с несколькими жеребятами. Мы даже на остров Шорохов плавали! Как нас потом ругали-и-и…

Я улыбнулся. Единорожка прям преобразилась, вспоминая прошлое.

— Однажды к нам в деревню пришёл земной пони, фокусник и иллюзионист. Он менял расцветку своей ассистентки, становился невидимым и даже читал мысли зрителей, до сих пор не понимаю, как он делал эти невероятные штуки! Все были в восторге, его закидали целым дождём из бит, а я поняла, что хочу жить так же как он, путешествовать и приносить праздник, а не просто прозябать где-то на краю мира. Через некоторое время я тоже попробовала показать фокус и так получила свою Метку.

— И как его звали? Фокусника?

— Найджел Невероятный.

— Дай угадаю, он ещё о себе в третьем лице говорил? — ехидно поинтересовался я.

— Угу… — Трикси слегка покраснела.

— А вы потом с ним встречались?

— Ни разу, — покачала головой Трикси. — Я после школы пыталась его найти, попросить взять меня в ученики, но он как будто исчез. Наверное, он уехал из Эквестрии.

— Ага… слушай, мне вот непонятно. Как можно быть фокусником в мире, где есть магия? Я ещё понимаю, в моем родном мире трюки типа хождения по воде, распиливания пилой, прохождения сквозь стены и прочее исчезновение статуй может вызывать удивление и восхищение, но у вас же это норма жизни.

— Ходить по воде? Проходить сквозь стены?! — глаза единорожки засияли. — Ты знаешь, как это делалось?

— Угу. В воде заранее прячется платформа из прозрачного материала, и ходишь на самом деле по ней. Со стеной все сложнее, но тоже ни капли магии. Так почему это удивляет у вас?

— Во-первых, большинство фокусников земнопони, а они не могут колдовать, и это всем прекрасно известно.

— Есть же кристаллы.

— Это не то же самое. Как тебе кристаллы помогут стать невидимым? Это вообще невозможно!

— Серьёзно? — удивился я. — Надо же.

— А во-вторых, главное это представление, и главное это увлечь зрителей… — Трикси резко помрачнела. — Это можно по-разному сделать…

— Погоди-погоди, давай всё по порядку. Мы остановились на выступлении Найджела в твоей деревушке. И что было потом?

— Я сказала родителям, что хочу поступать в школу для одарённых единорогов в Кантерлоте. Папа был не против, а вот мама говорила, что моя Метка может означать не только талант к магии и иллюзиям, и прочую земнопоньскую чепуху вроде «где родился, там и пригодился», — голос единорожки на секунду облёкся в неземные нотки, а в голове кольнуло. Тем не менее, думаю, идиома перевелась верно. Трикси поморщилась и продолжила. — Мама у меня настоящая наседка. А ещё вся семья считала, что раз я единорог, то с меня надо пылинки сдувать, а то я сломаюсь, так что папа с ней тоже согласился… и я убежала. Взяла с собой только самое необходимое, оставила записку и пошла в Кантерлот.

— Сама? Пешком? — поразился я. — Сколько ж тебе было лет?

— Одиннадцать. В школу для одарённых единорогов принимают в 11-12 лет, — пояснила Трикси.

Ничего ж себе! Неужто в Эквестрии настолько безопасно, что совсем ещё жеребёнок может весело шагать как минимум несколько недель, если я правильно понимаю расстояние от Ванхувера до Кантерлота?! Да и сама Беата не промах, такое отчебучить…

— Ты была настолько уверена, что тебя примут? — поинтересовался я.

— Конечно. В деревеньке меня все хвалили, я колдовала даже лучше чем единственный взрослый единорог, — она вздохнула. — Я в себе ну нисколечко не сомневалась. Лучшая из лучших, будущая невероятная фокусница, Великая и Могучая Трикси! А на подходе к Кантерлоту меня поймал пегасий патруль. Родители, когда я не вернулась к вечеру, бросились меня искать, не нашли, обнаружили записку и подняли на уши пол-Эквестрии, — Трикси улыбнулась. — Они как раз искали меня в лесах между Ванхувером и Кантерлотом, пегасы их примчали очень быстро. Мама готова была меня прибить там же и потребовала немедленно ехать обратно, а вот папа сказал, что меня наверняка ждёт великая судьба, раз я в таком возрасте повторила путешествие Ноуз Фракчера. Они так спорили, что вокруг нас собралась толпа, и тогда вмешалась ученица Селестии…

— Твайлайт? — удивился я.

— Нет! — кажется, Трикси такое предположение возмутило. — Сансет Шиммер!

Ни разу не слышал.

— Она сказала, что преданность мечте всегда достойна восхищения, и что мной даже может заинтересоваться сама Селестия. Она выглядела так уверенно, что мама сдалась. И на следующий день я пошла сдавать экзамен.

— Ух ты, — улыбнулся я. — Значит, ученицей Селестии могла бы стать и ты?

— Вряд ли. Ты же видел, как я колдую, — она хмыкнула. — Но экзамен я прошла, хоть у меня и не получилось вылупить то яйцо. Магии я вбухала столько, что аж рог заболел, но всё равно ничего не получилось… я тогда очень расстроилась и думала, что меня выгонят. Все вокруг сидели такие строгие…

Я улыбнулся, вспомнив про объяснения Селестии на этот счёт. Интересно, а что у неё теперь в качестве проверки на психическую устойчивость учеников?

— А дальше всё пошло наперекосяк, — вздохнула единорожка. — Там все владели магией не хуже меня.

— Но ты к такому не привыкла, — задумчиво произнес я. — Тебя никто особо не хвалил, и из первой, лучшей из лучших, ты стала обычным середнячком. И ты изо всех сил пыталась выбиться обратно в первые?

— Откуда ты знаешь? — нахмурилась она.

— Типично, — пожал плечами я. — Забавно, что некоторые вещи в психологии людей и пони настолько совпадают.

— Первый год со мной иногда занималась Сансет, — улыбнулась Трикси. — Показывала, как правильно творить заклинания, учила новым, а я развлекала её своими трюками и рассказывала про то, как стану великой фокусницей.

— Ученица ученицы Селестии? — хихикнул я. — Тебе прямо-таки один шаг оставался.

— Ага! Я очень хотела, чтобы принцесса меня заметила, и старалась изо всех сил! Мечтала, что мы обе будем у неё учиться… — единорожка помрачнела. — А потом Сансет ушла. Мне она сказала, что Селестия её только ограничивает, и что теперь она будет учиться сама. Я очень просила взять меня с собой, но она сказала, что не может. И тоже пропала…

Нда-а-а… вот же судьба у девчонки.

— А потом появилась Твайлайт! — зло произнесла Трикси. — Вылупила это злосчастное яйцо, которое никто не мог вылупить, и Селестия сразу же взяла её в новые ученицы! Словно и не было никакой Сансет Шиммер!

— Так вот откуда у вашей вражды ноги растут, — протянул я.

— Я её терпеть не могла. Она была вся такая одарённая и совсем этого не замечала! Ей всё давалось так легко, а она просиживала днями и ночами за книгами со старой магией! А я… без помощи Сансет покатилась вниз. Занятия становились всё сложнее и сложнее. Я училась изо всех сил, тренировалась, пока никто не видел, но всё равно была одной из отстающих! А эти кантерлотские единороги только смеялись, что деревенская выскочка наконец-то заняла своё место.

— Дети бывают жестоки, — вздохнул я. Проверено на себе.

— Я была лучшей! — крикнула Трикси. — А стала… ничем. Высшая магия у меня не получалась вообще, как бы я ни старалась. Поэтому я ушла. Бросила школу и решила стать фокусницей, как и собиралась. Того что я знала мне должно было хватить запросто. Сначала я искала Найджела, но так и не нашла. Хотела встретиться с Сансет, но и про неё никто не знал. Даже сама Селестия.

— Ты добилась аудиенции у принцессы? — удивился я.

— Угу. Принцесса Селестия такая страшная… — Трикси поёжилась.

— Да ну, серьёзно?

— Да! От неё словно веет древней силой, и она так строго на меня смотрела, будто насквозь меня видела. Спросила, зачем мне Сансет, а потом сказала, что не знает, куда она могла направиться. И всё.

Интересно. А я-то думал, Тия ми-ми-милашка и её все любят и безмерно уважают. А она, оказывается, и вон какой может быть. Надо будет ещё других спросить, что они думают по поводу своей принцессы. Любопытно же.

— Значит, ты никого так и не нашла. И что стала делать тогда?

— Уехала из Кантерлота и стала выступать с фокусами, которые придумала сама. Но если в деревушках с земнопони мои представления шли на ура, то любой завалящий пегас или единорог старались вывести меня на чистую воду, говорили, что это простая магия и ни для чего кроме кьютсанэйры не годится. И тогда я стала вызывать их показать что-нибудь более впечатляющее, раз такие умные. Некоторые пытались, и я заметила, что эти поединки привлекали больше пони, чем любая реклама!

— Вон оно что, — улыбнулся я. — А хвасталась зачем?

— А так больше желающих макнуть меня в грязь появляется, — усмехнулась Трикси. — Все думают, что сейчас проучат хвастунишку и соберут овации. Но побеждала всегда я.

— Какое коварство, — восхитился я.

— Сначала я просто говорила про прошлые победы, а потом начала привирать. Про Урсу и прочее, — она вздохнула. — И даже сама стала верить в то, что вся такая непобедимая. Так и жила… а потом пришла в Понивилль.

— Где опять встретилась с Твайлайт.

— Угу. Её подруги тоже пытались меня унизить, но ничегошеньки у них не вышло. А она сама… — мордашка Трикси на миг стала пугающей. — Ничего! Посмотрела на меня как на пустое место и ушла, словно я не стою даже минуты ее внимания!!!

— Совершенно непохоже на Твайлайт.

— Я знаю! — огрызнулась Трикси, и тут же тихо повторила. — Я знаю. У меня было время над всем этим подумать, когда я работала на каменной ферме. Я же говорила, что никогда не собиралась возвращаться в Понивилль. Но из-за этого проклятого амулета…

— Мда, — я покачал головой. — Ну и история у тебя, однако.

— Не всем так везёт как Твайлайт, — буркнула единорожка.

— Ты до сих пор считаешь её врагом? — укоризненно спросил я.

— Нет. Да! Не знаю. Она мне не нравится. Под воздействием амулета я даже думала, что она украла моё место. Что это я должна была стать ученицей Селестии, и всё что у неё есть сейчас должно было быть моим. Но ведь это неправда.

— Да уж…

Вообще, в психологии у такого состояния даже название есть. «Синдром бывшего вундеркинда». У Трикси он в полном объёме, тут тебе и болезненное желание быть лучшим, и пристрастие к чужому восхищению, и самолюбие, граничащее с нарциссизмом, и даже привычка постоянно бросать другим вызов и самоутверждаться. Но Беата всё-таки необычная. Не столь уж и многие способны осознать свой предел, пройти своеобразный катарсис и жить дальше в меру своих сил. Разве что у неё обратный перегиб случился. Если раньше она действительно была самоуверенной и нахальной, то после того как судьба её хорошенько отпинала, ударилась в другую крайность — преуменьшение собственных возможностей и жизнь на холостом ходу. А ранее привычный образ стал этаким щитом… мда. Надо будет сказать Селестии, что ей бы в её школе одарённых единорогов не помешает штат психологов как раз для таких случаев. Ну а с Трикси… хм, стоп.

— И что, ты всю жизнь, после того как рассталась с Сансет, была одна? — нахмурился я. — Не заводила новых друзей, не влюблялась?..

— Не-а, — Беата смотрела в окно. Там как раз заканчивался закат, а значит, скоро Кантерлот.

— Почему? А как же завалиться в бар и подцепить жеребца? Неужто ни во что серьёзное это никогда не перерастало?

— Нет. Да и вообще, — она фыркнула. — До выступления они на меня внимания не обращали. Я же почти земная пони, никакой единорожьей грации. Пешие прогулки между городами с фургоном за спиной не способствуют, знаешь ли. А после выступлений кто боялся, а кто на следующее утро хвастался чем-нибудь вроде «я сумел обуздать эту опасную штучку». Да тьфу на таких. Противно.

— Же-е-есть…

Мда-а-а. Как-то даже стыдно после такого вспоминать собственные недавние откровения.

— Беата, а тебя не напрягает необходимость работать на меня? — поинтересовался я. — Да и с учётом всего того, что я тебе раньше сказал…

— Нет, — она посмотрела на меня и улыбнулась. — Всё честно. Даже хорошо, что это не из-за каких-то романтических порывов.

— «Мне нравится, что вы больны не мной, мне нравится, что я больна не вами», — усмехнулся я. — Ну и замечательно. А как твоя семья отреагировала на то, что ты бросила престижную школу?

— Папа расстроился, мама потребовала немедленно возвращаться назад, сестры посоветовали найти себе жеребца в Кантерлоте, да там и остаться… — Трикси фыркнула, демонстрируя своё отношение к такой идее. — Я им пишу каждый месяц, но так, чтобы ответы мне не приходили. Думаю, они даже не знают, где я сейчас.

Хе. Схоже с моим собственным подходом к общению с семьёй… хотя сейчас я бы не отказался им позвонить… что имеем, не храним, а потерявши — плачем.

— Мне даже нравится у тебя работать, — задумчиво и словно удивляясь самой себе произнесла Трикси. — Ты… поддерживаешь меня. Куда больше, чем семья.

— Вот это прозвучало уже почти романтично, — хмыкнул я. — Смотри, если потеряешься, я на уши поднимать пол-Эквестрии не буду.

— Угу. Поднимешь всю? — серьёзно спросила Трикси.

— Наконец-то ты начала шутить, — улыбнулся я. — Этак ещё немного, и ты снова начнёшь называть себя в третьем лице.

— Только на сцене, — хихикнула она.

В дверь постучались. Видимо, проводники пришли сообщить о том, что я знал и так — скоро выходить. Но за открытой дверью обнаружились совершенно неожиданные лица… Флатти и Твайлайт. Глаза Трикси при виде последней широко распахнулись. Видимо, она тоже подумала о том, что они там могли подслушивать.

— Опаньки, — удивлённо произнёс я. — А вы тут чего делаете?

— Вам тот же вопрос, — Твайлайт, кажется, была удивлена не меньше меня. — Флаттершай сказала, что слышала ваши голоса, и я пошла проверить.

Ну да, сама Флатти бы только под страхом смертной казни стала стучаться в купе к незнакомцам.

— Твоя нянька позвала меня в гости, — пояснил я. — Правда, понятия не имею зачем. Вот мы с Беатой и решили прошвырнуться, Империю посмотреть, себя показать.

— Кейденс позвала? — недоверчиво спросила Твайлайт.

— Ага. Да вы заходите, заходите, — поманил их внутрь я.

Твайлайт запрыгнула на полку к Трикси, и напряжённая единорожка немножко подалась в сторону окна. А вот Флатти неожиданно взлетела на мою полку и села рядом.

— Пришло письмо, в котором в изысканных выражениях профессору Артуру предлагалось посетить Кристальную Империю и даже обещалась аудиенция у правительницы, — пояснил я. — Подписано было некоей Ми Аморе Каденцией. Я сразу даже не понял кто это такая, ты её только «Кейденс» называла. Ну а я и так собирался ехать в Империю за визуализаторными очками, а тут и повод подвернулся. А вы куда? Да ещё и вдвоём? В Кантерлот?

— Нет, мы тоже в Кристальную Империю, и все вместе, ЭйДжей, Рэрити, Рэйнбоу и Пинки тоже тут. Кейденс попросила помочь ей со встречей инспектора Эквестрийских Игр.

— А это ещё что?

Твайлайт объяснила. Как и ожидалось — что-то вроде Олимпийских Игр на Земле. Надо будет потом глянуть, что послужило причиной их основания. Или сразу Тию спросить? Наверняка же её придумка.

— Да вы прям кобылий спецназ, — усмехнулся я. — Где какая-нибудь движуха начинается, сразу же вас зовут. А Спайк где?

— Остался в Понивилле присматривать за нашими животными.

— Надеюсь, он справится с Энджелом, — впервые подала голос Флаттершай.

— Ай-яй-яй, жалко я об этом не знал, поручил бы ему Листика, — усмехнулся я.

— Плохая идея! — ужаснулась Твайлайт. — Он наверняка бы попробовал на нем прокатиться по Понивиллю!

— Были бы у понях внеочередные учения на тему «как за десять секунд добежать до дома и закрыть дверь на засов», — хмыкнул я. — А то, чего доброго, совсем форму потеряют.

— Скоро Кантерлот, вам выходить, — в купе заглянула проводница.

— Спасибо.

— Мы пойдём, соберём сумки, — улыбнулась Твайлайт. — Вы в каком вагоне поедете?

— В первом. Грифоньи купе только в первом и втором ведь.

— Отлично, мы тоже едем в первом, — обрадовалась Твайлайт. — Пойдём вместе?

— Почему бы и нет, — пожал плечами я.

— Тогда встретимся в тамбуре.

Едва дверь закрылась, как на меня уставилась Беата.

— Она слышала? — прошептала единорожка.

— Нет. Она совершенно не умеет притворяться, так что можешь не беспокоиться.

— Точно?

— Абсолютно. Ладно, давай тоже собираться.

Я сунул свои вещи в рюкзак и поднялся. Беата, вообще не открывавшая сумки, просто навьючила их на себя телекинезом. Твайлайт и компания действительно уже ждали в тамбуре. Флаттершай что-то обсуждала с Рэрити на пределе слышимости, Эпплджек как-то странно дёрнулась при виде меня, Твайлайт копалась в одной из сумок, видимо, думая, что что-то забыла, Рэйнбоу нетерпеливо топталась на месте, ожидая, пока поезд остановится, ну а Пинки…

— Хэй, Арт, Трикс! Вы тоже едете помогать устраивать Эквестрийские Игры?

— Не-не, мы по своим делам, — покачал головой я. — Просто так совпало, что мы едем туда же, куда и вы.

— Можно будет повеселиться! — воодушевлённо воскликнула Пинки.

— Хм… — я вспомнил про флягу самогона и согласился. — Ну да, можно будет.

— Йей!

Едва поезд остановился, как Рэйнбоу голубоватым метеором метнулась за открывшуюся дверь. Застоялась, бедная, пять часов-то ехать.

Я, впрочем, тоже с большим удовольствием спрыгнул на платформу и прогулялся туда-сюда. Так-с, наш поезд вон тот…

— Арт, ты ведь знаешь, сколько стоят визуализаторные очки? — поинтересовалась Твайлайт, когда я поравнялся с ней.

— Нет. Нигде не называется конкретная сумма, но сказано, что они «дорогие», — я раздражённо цвыркнул и пояснил. — Терпеть не могу, когда кто-то для описания точных величин использует прилагательные вместо числительных. Получается как в анекдоте: «Доктор, у меня что-то болит! — Сейчас, я выпишу вам какие-то таблетки». Я взял с собой двадцать тысяч бит, надеюсь, этого будет достаточно. А что, ты знаешь, сколько они стоят?

— Нет, но тоже слышала что «дорого», — улыбнулась Твайлайт. — Единорогам эти штуки ни к чему, мы и так можем посмотреть на магическую структуру предмета с помощью заклинаний.

— Ничуть не сомневался, — хмыкнул я.

Я оглянулся в поисках Трикси. Единорожка шла чуть в стороне вместе с Флаттершай, и они явно о чем-то секретничали. Любопытно…

— Твай, а есть какое-нибудь заклинание высшей магии, сравнительно сложное и со зримым результатом? — понизив голос поинтересовался я.

— Есть, и много, а зачем тебе?

— Для тренировок Беаты. У нее с высшей магией туго, но это решаемо, что я и хочу ей доказать.

— Тогда превращения, — кивнула Твайлайт. — Даже не верится, что у неё с этим проблемы, с амулетом аликорна она такое творила… ты же не собираешься ей его вернуть?

— Не думаю, что она его возьмёт, — хмыкнул я. — Одного раза хватило. Ладно, напишешь мне код заклинания?

— Конечно. А можно будет посмотреть?

— Извини, но нет. Ты же знаешь, как Беата к тебе относится.

— Ещё бы знать почему, — погрустнела Твай.

— Там всё сложно, — поморщился я. — И ты сама даже не причина этого отношения… неважно. В общем, код. Сделаешь?

— Как только рассядемся, я тебе сразу напишу, — кивнула Твай.

— Спасибо.

Я снова оглянулся на Беату, та по-прежнему шушукалась о чём-то с Флатти. Отворачиваясь, я мельком заметил немного растерянный взгляд подошедшей ближе Эпплджек, будто она хотела что-то мне сказать. Но обернувшись снова и посмотрев прямо на неё, я решил, что мне показалось. Земнопони выглядела так же отчуждённо, как и раньше. Хм… может, спросить? Нет, первым я к ней лезть не буду. Не я эту фигню начал, не мне и пытаться её исправлять, если речь вообще пойдёт об этом.

Устроившись в купе, я задумчиво посмотрел на рюкзак. Продолжить чтение, что ли? Или, может, уже лечь спать? В общем-то, днём выспался… лучше займусь Беатой. Есть у меня хорошее предчувствие на этот счёт. Ведь если подумать, я забыл кое-что ещё, вполне способствующее раппорту между гипнотизёром и реципиентом… по крайней мере, в случае с пони.

Трикси сидела, явно о чем-то размышляя и время от времени кидая на меня странные оценивающие взгляды. Словно приценивалась, почём можно толкнуть мои органы на чёрном рынке. Спросить, что ли? Явно ведь дело в том, что ей Флатти сказала. Но с другой стороны… не моё дело. Пойду лучше заберу код заклинания у Твайлайт, а то с неё станется его самой принести.

С этим порывом единорожки я угадал, она уже стояла рядом с нашим купе, удерживая в телекинетическом поле небольшой листок.

— Я уже сделала, — улыбнулась она и пролевитировала лист мне. Я уверенно его цапнул, и Твайлайт нахмурилась.

— Что-то не так? — удивился я, когда она не стала гасить телекинетическое поле.

— Да, но надо проверить, — она решительно смяла бумажку в комок. — Обхвати её руками, помнишь, как когда мы тестировали твою способность экранировать магию?

Удивлённо подняв бровь, я тем не менее выполнил просьбу единорожки, поймав охваченную телекинетическим сиянием бумажку между сложенных ладоней так, чтобы не касаться её кожей, и неожиданно скатанный шарик упал вниз, как будто Твайлайт его отпустила. Я удивлённо посмотрел на единорожку.

— Значит, не показалось. Твоё сопротивление магии значительно возросло, — задумчиво произнесла единорожка.

— Почему? — удивлённо спросил я.

— Не знаю. Можно будет провести пару тестов, когда мы вернёмся… если ты не возражаешь, конечно.

— Нет, не возражаю, — покачал головой я. — Спасибо, Твай.

Она улыбнулась мне и затрусила обратно к подругам. Я же вернулся в купе, задумчиво перекатывая бумажку в ладони. С одной стороны, то, что моё сопротивление магии растёт не так уж и плохо. Возможно, оно дойдёт до того уровня, что мне и не придётся заморачиваться защитой. Но с другой стороны, оно ведь нифига не избирательное. Если перестанут действовать заклинания той же магии разума, то вместе с ними я лишусь и возможности быть излеченным магией, а от одной этой мысли мурашки по спине бегут. Без обезболивающих или целительных заклинаний мне во время очередного приступа мигрени небо с овчинку покажется. А они у меня гости частые… ладно, над причинами можно подумать и потом.

Я развернул бумажку и протянул её Беате.

— Знаешь это заклинание?

Пока она читала листинг, я достал из рюкзака планшет, включил запись и поставил его так, чтобы камера была направлена в мою сторону.

— Трансформация. Да, знаю, — она помрачнела. — Заклинание, которое мне удалось выполнить только с амулетом аликорна.

— Хорошо. Раз ты его знаешь, заучивать тебе его не придётся.

— Нет.

— Повторить тоже не надо? Сможешь его воспроизвести при необходимости?

— Легко.

— Ещё лучше, — я улыбнулся и похлопал себя по коленям. — Иди сюда.

Какой восхитительно шокированный взгляд! Для пущего эффекта я добавил:

— Гладить буду, — и многозначительно поиграл бровями.

Судя по виду Трикси, если бы за спиной у неё не было стенки купе, она бы попыталась отползти от меня подальше.

— Ну что ты на меня так смотришь? — хмыкнул я. — Очередной сеанс гипноза. Совмещённый с лёгким массажем для лучшего расслабления. В прошлый раз тебе вроде бы понравилось.

— А-а… — она расслабилась. — Тогда ладно.

Забавно. Если остальные пони наоборот наслаждались прикосновениями друг к другу, и даже ко мне, то Трикси старалась держаться ото всех на расстоянии. Тоже результат привычки к одиночеству? Я начал легонько массажировать напряжённую шею.

— Боишься плавать? — поинтересовался я спустя некоторое время, когда единорожка немного обмякла.

— Нет, наоборот, — улыбнулась Трикси. — Я же говорила, что мы плавали на остров Шорохов. Родители даже боялись, что у меня на Метке будет что-то связанное с водой. Они-то море не особенно любили.

— Мне море тоже нравится, — кивнул я, хоть она и не могла этого видеть. — Когда моя семья жила в другом городе, я постоянно ходил в одну бухту. Туда сложно забраться, и там почти никогда никого не было. Вода была холодной, а дно — каменистым, так что купался я всегда один. Но ещё больше я любил приходить туда зимой. Море замерзало, насколько можно было достать взглядом, но бухта защищала от ветра, и в ней было теплее. Я стоял там и смотрел, как бесконечность неба сливается с бесконечностью замёрзшей водной глади. Это было так… спокойно. Словно движение всего мира остановилось, а время замерло в предвкушении. Нескончаемый миг между старым и новым днём, спящая искра внутренней силы, способности изменить мир к лучшему… представь, что ты стоишь там рядом со мной, вглядываясь в бесконечный горизонт. Ощути покой, наполняющий твою суть. Увидь все цвета творения, дремлющие в слиянии моря и неба. Коснись искры в глубине себя. Ты часть этого мира, а этот мир часть тебя. Предела не существует. Почувствуй. Ощути. Осознай. Ты можешь всё… что ты видишь?

— Море и небо, — расслабленно ответила Трикси, и я сделал глубокий вдох, чтобы в мой голос не добавились нотки ликования. Ну наконец-то получилось! Теперь надо углубить транс.

Ещё некоторое время я болтал, время от времени давая ей различные команды и проверяя реакцию. Не Дэш, конечно, но тоже весьма гипнабельна, менее чем за двадцать минут сеанса мы дошли этак до 26го уровня глубины транса. Что ж, момент истины.

— Ты стоишь посреди зелёной равнины. Перед тобой стоит невысокий белый столик. Сядь… — я позволил ей подняться со своих колен. — Открой глаза. Что ты видишь?

— Равнину, покрытую травой и цветами. Я сижу рядом с белым столиком.

Превосходно. Открытие глаз не затрагивает транс, так что можно перейти к самой вкусной части, ради которой все это и затевалось. Уфф… я даже немного волнуюсь. Ладно. Гипнотизёр должен быть уверен и спокоен. Блин, чем бы таким воспользоваться? Ничего ненужного, на чём можно было бы тренироваться, я не взял. Ладно, воспользуюсь листком с заклинанием.

— На столе лежит мятый кусочек бумаги. Преврати его в зелёный лист какого-нибудь дерева.

Рог единорожки вспыхнул, вслед за ним полыхнул и лежащий на столе предмет… и я победно ухмыльнулся.

— Через десять секунд после того как я хлопну в ладони, ты проснёшься. Ты будешь помнить всё, что с тобой происходило во время сеанса. Никаких проблем с магией у тебя больше не возникнет.

И я хлопнул. А ровно через десять секунд расслабленное выражение на мордашке единорожки сменилось более осмысленным. Она хлопнула глазами, удивлённо посмотрела на меня, затем на зеленый лист, выглядевший так, будто он только что упал с дерева. Снова посмотрела на меня. Снова на лист.

— Это… я? Я это сделала? — недоверчиво спросила она.

— Ты ведь помнишь, — улыбнулся я.

— Без амулета аликорна? И это не какая-нибудь шутка?

— Я всё записал на планшет, так что можешь посмотреть ещё и там, если не веришь самой себе.

Пока я останавливал запись, она оглядела лист со всех сторон. Прикоснулась к нему кончиком рога. Подняла его телекинезом, а потом отпустила, завороженно проследив за тем, как он спланировал обратно на стол. Затем она решительно прищурилась, её рог вспыхнул, и лист превратился в игральную карту.

— Получилось, — выдохнула она, словно не веря самой себе. Её рог вспыхнул снова, и игральная карта стала металлической книжной закладкой, точной копией той, которая сейчас была в моей книге. — Получилось!

Мне оставалось только удивлённо качать головой. Я-то думал, ещё как минимум пара сеансов потребуется, чтобы результат закрепить, а тут…

— ПОЛУЧИЛОСЬ!!! — завопила Трикси и прыгнула на меня васильковой пантерой. Обняла она меня так, что едва кости не захрустели. Да уж, силушкой эта понька не обижена.

— Беата, задушишь, — прохрипел я.

— Получилось! Получилось! Получилось! Получилось! ПОЛУЧИЛОСЬ!!! — единорожка, выпустив меня из объятий, начала прыгать с одной полки на другую, мотая головой словно в такт неслышимых мне фанфар.

— Беата, хорош, поздно уже, — и, словно подтверждая мои слова, в стенку купе громко постучали.

— Но у меня получилось! — совершенно счастливым голосом воскликнула Трикси, спрыгнула на пол и изобразила что-то вроде вращения балерины на одном заднем хуфе.

— Великая и могучая Трикси стала ещё величнее и могутее? — хмыкнул я.

— Точно! — она запрыгнула обратно на полку, улыбаясь до ушей. — Ладно, как ты это сделал?

— Да я ещё и не делал ничего, — отмахнулся я. — Сама со всем справилась, стоило только направление показать.

— Ты знаешь, СКОЛЬКО времени я пыталась это сделать?! — возмутилась Трикси. — Я тренировалась, пыталась снова, снова и снова, и всё равно ничего не выходило! А ты хочешь сказать, что просто рассказывал мне какие-то странные истории, и теперь я могу творить высшую магию?!

— Ну, учитывая, что раньше тебе её мешали творить только слова, то чему ты удивляешься? — улыбнулся я.

— Какие слова? — недоуменно наклонила голову Трикси.

— «Я бесполезная», — пожал плечами я. — Пока ты была уверена в себе благодаря помощи Сансет, ты была первой ученицей…

— Второй.

— Временно. Уверен, что вполне догнала бы чуть позже. Ни талантом, ни магической силой ты не обижена…

— Я по-прежнему не могу вылечить полностью твою головную боль.

— Но ты признаешь, что в этом достигла немалых результатов?

— Ну… да.

— Ага. А я сегодня узнал, что моё магическое сопротивление выросло настолько, что я уже экранирую заклинания вроде телекинеза. Так что полностью меня сейчас вылечит разве что аликорн, что только подтверждает твои незаурядные способности. Вся твоя проблема была в том, что без чужого направляющего влияния, без кого-то, кто бы в тебя верил и поддерживал, ты просто опустила руки… образно говоря. Ты не верила в то, что можешь совершить это заклинание, вот и не могла. Малейшая вспышка сомнения и всё, монодическая гармония нарушается, и ты сидишь у разбитого корыта.

— Просто потому что не верю?.. — недоверчиво спросила Трикси.

— Сомневаясь, мы сами ограничиваем себя, — пожал плечами я. — Тело подчиняется сознанию, и это не всегда идёт на пользу обоим. Есть люди, которые ходят во сне. Они бродят по парапетам высоких зданий, откуда бы мгновенно сорвались, если бы были в сознании. Под гипнозом людям делают операции без анестезии. Можно вспомнить любой момент своей жизни так, словно проживаешь его заново.

— Оказаться в вымышленных местах и видеть их как взаправду, — задумчиво кивнула Трикси. — И всё это без магии?

— Ну а иначе как бы я этим пользовался? — я зевнул. — Используя этот метод, ты получаешь инструмент, позволяющий лучше владеть тем, чем ты обладаешь от рождения, но не можешь использовать, потому что не веришь или сомневаешься. Прям совсем чудес ждать не стоит, конечно, сквозь стены один фиг проходить не начнёшь. Я пробовал. Но перестать бояться чего-нибудь, научиться не испытывать боли или даже внедрить в собственную голову некоторые команды — можно без проблем.

— И ты научишь меня этому?

— Таков был план, — улыбнулся я.

Я потянулся к рюкзаку, достал оттуда бутылку с водой и сделал несколько глотков. Уф… ну и нервное это занятие, кого-то гипнотизировать. Устал я.

— Спасибо, — Трикси перебралась на мою полку и села рядом. — Я даже не знаю, как тебя благодарить за всё, что ты для меня делаешь.

— Ещё одна романтичная фраза, — хмыкнул я, убирая бутылку обратно в рюкзак. — Ну, прямо сейчас ты можешь отблагодарить меня тем, что наложишь на меня сонное заклинание. Я устал, но сам по себе не усну, пока кто-то находится со мной в одной комнате.

— Запросто! — улыбнулась Трикси, и её рог вспыхнул до того, как я успел её предупредить.

Проснулся я резко, внезапно и в настороженном состоянии. Глаза моментально сфокусировались на причине пробуждения — жёлтой розовогривой пегаске, чей бирюзовый взгляд сейчас просвечивал сквозь небольшую щель между дверью и стенкой.

— Доброе утро, — пересохшим горлом выдавил из себя я. — Заходи.

Второй вещью, которую я заметил, была дрыхнущая на мне Трикси. Её заклинание застало нас обоих сидящими… к моей большой удаче. Я всего лишь повалился назад и облокотился на стенку купе, а она упала в мои объятия, но большей частью всё-таки осталась на полке. Представляю, как бы мне было хреново, если бы на мне дрыхла ещё и кобыла в полном, не облегчённом магией весе. И так хреново. Что-то очень неприятно впивается в шею, а затекло просто-таки всё. Но грубо спихивать с себя Трикси у меня просто рука не поднялась. Надо было просто видеть эту умильно-улыбающуюся во сне мордашку. Видимо, что-то хорошее смотрит.

— Пора, красавица, проснись, — я потрепал её по пушистым щёчкам. — Открой сомкнуты негой взоры, навстречу северной Авроры звездою севера явись!

— М-м-мф… — особого желания просыпаться понька не показала, улыбнувшись ещё шире и попытавшись устроиться поудобнее.

Я посмотрел на Флаттершай, слегка зачарованно наблюдавшей за этой сценой.

— Ладно, хорошего понемножку, — я уже без особой жалости тряхнул Трикси, и, как только её вес резко снизился, сдвинул её в сторону противоположного угла полки. — Тебе тоже доброе утро.

Приняв нормальное сидячее положение, я едва недовольно поморщился. За ночь в неудобной позе я ухитрился отлежать себе всё. Особенно пострадали ноги, на которые упала половиной своего веса Трикси, и неудобно выгнутые руки. И ещё шея. Сейчас это всё или немилосердно кололо восстанавливающейся вместе с кровообращением чувствительностью, или неприятным чувством неестественно растянутых мышц. Разминая шею, я залез в рюкзак, достал оттуда бутыль воды и сделал несколько больших глотков. Уф-ф-ф… так лучше.

— Спасибо что разбудила, Флатти. Мы уже подъезжаем?

— Ага, — она словно отвлеклась от какого-то внутреннего созерцания. — А вы всегда так спите?

— Почему я вообще уснула? — заспанным голосом поинтересовалась Трикси. Моргнула и в панике уставилась на стол, где лежала мятая бумажка с заклинанием. Рог волшебницы вспыхнул, и бумажка превратилась в зелёный лист. — Не сон! Йей! Это был не сон!!!

— Только не сначала, — простонал я. — Уже весь поезд в курсе, что у тебя чего-то там получилось, но если ты ещё и разбудишь всех воплями про то, что это был не сон, я практически уверен, что пони преодолеют врождённое миролюбие чтобы как следует нас попинать.

— Пони никогда такого не сделают! — возмутилась Флаттершай.

— Ещё не повод их провоцировать, — хмыкнул я и пояснил: — Беата так уснула, поскольку слишком торопилась меня хоть чем-нибудь порадовать. Я её попросил меня усыпить с помощью магии, что она сразу радостно и сделала, но, во-первых, на меня это заклинание действует мгновенно, а во-вторых, оно столь же мгновенно действует и на того, кто его на меня наложил. Вот мы и уснули как сидели.

И в дополнение к сказанному я хрустнул шеей.

— А… о… ой, — единорожка смутилась. — Я не знала.

— Угу. Теперь знай, — я посмотрел в окно. Мы ехали через сплошное заснеженное поле, и только где-то вдалеке виднелись горы. — Так, я вас оставлю на минуту.

Выбравшись из купе, я свернул в небольшой закуток, где у понях был сортир. Я как раз закончил некий физиологический процесс, когда поезд как будто слегка тряхнуло, а меня по коже словно продрало высоковольтным разрядом. Что за нафиг?

Выскочив из туалета как на пожаре, я метнулся в купе, на ходу подтягивая штаны.

— Что случилось?!

Обе пони уставились на меня недоуменно. Я выглянул в вагон — там тоже не было никакого беспокойство. А затем мой взгляд попал на окно, за которым вместо заснеженной пустоши простирались зелёные долины. Тут же до меня дошла возможная причина моего внезапного дискомфорта.

— Что-то произошло? — неуверенно спросила Флаттершай.

— А… — я прошёл в купе и сел на полку. — Видимо, взаимодействие меня с климатическим щитом, прикрывающим Кристальную Империю. Было немного неприятно.

— Беата как раз рассказывала про то, что ты помог ей с магией, — тепло улыбнулась пегаска.

— Угу, — я усмехнулся. — Она сейчас на любые свободные уши будет подсаживаться, рассказывая, что у неё теперь трансформация получается.

— А вот и не буду! — обиженно воскликнула единорожка. — Просто вы мои друзья!

— Да, друзья для того и нужны… — начала Флаттершай.

— Чтобы подшучивать друг над другом, — закончил я с ехидной ухмылкой.

— Чтобы всегда выслушать друг друга, — продолжила она и укоризненно на меня посмотрела.

— Ну или так, — улыбнулся я.

— И вообще, не только трансформация! — вздернула носик Трикси. — Смотри и восхищайся!

Ее рог засветился, а затем она исчезла в яркой вспышке, чтобы тут же появиться на противоположном диванчике. Шок на ее мордахе надо было видеть.

— Получилось? — недоверчиво произнесла она. — Я не осталась на месте… не оказалась не пойми где… даже мимо диванчика не промахнулась… ПОЛУммрфх!

— Не ори. Не будет у тебя больше проблем с магией, — сообщил я, зажав ей мордашку рукой. — Такова была установка.

— Но ведь ты сказал, что чудес ждать не стоит! — воскликнула Трикси, взмахом головы избавившись от моей ладони.

— Угу. Если бы у тебя вдруг получилось заклинание, которого ты не знаешь, я бы удивился, — кивнул я. — А телепортацию ты, судя по комментариям, затаскала до дыр. Просто не работала она у тебя нормально из-за несвоевременных сомнений.

— Я телепортировалась… — шокировано резюмировала единорожка.

— Поздравляю! — улыбнулась подруге Флаттершай.

— Тише! — шикнул на них я, сделав большие глаза. — Еще Пинки услышит, решит устроить вечеринку по этому поводу.

— Хи-хи, разве это плохой повод? — весело поинтересовалась пегаска.

— Смотри, в этот раз спасать от танцев не буду, — предупредил я.

Флатти только загадочно улыбнулась. В дверь купе постучались, и внутрь заглянул проводник.

— Кристальная Империя, будьте внимательны на выходе.

— Спасибо, — кивнул я.

— Я тоже пойду, — Флаттершай спорхнула на пол, легонько задев меня крылом.

Я положил планшет в рюкзак и поднялся. Поезд остановился, и мы направились на выход. Шестёрка нас уже ждала, и после недолгих приветствий (даже Эпплджек сказала «доброе утро», надо же) мы выдвинулись в город. Издалека воображения он не поражал, но выглядел достаточно интересно — большинство зданий казались выращенными, словно гигантские кристаллы. Королевский замок выглядел действительно впечатляющим, возвышаясь над городом как этакая хрустальная Эйфелева башня. Вроде бы дворец заодно выступает ещё и эмиттером местного климатического щита, так что в этом есть и практический смысл. Кое-что меня насторожило.

— Что-то пегасов не видно, — заметил я.

— В Кристальной Империи почти все жители земнопони, — пояснила Твайлайт. — Она вернулась на карту всего лишь год назад, и насколько мне известно, сюда переехало лишь несколько единорогов.

— Чего так? — заинтересовался я.

— А что нам тут делать? — фыркнула Рэйнбоу. — Погодой они управляют с помощью магии, да и полетать тут толком негде. Только разгонишься — и ты уже за барьером хвост морозишь.

— Единороги же изучают здешние библиотеки, — дополнила объяснение подруги Твайлайт.

— Понятно…

Мы вошли в сам город. Интересно, почему они так далеко расположили вокзал? Практически на самом краю купола. Ух ты ж ё… однако.

Изнутри город сиял. Как в какой-нибудь чересчур жизнерадостной рекламе моющего средства для стекол. Солнечные лучи преломлялись в многочисленных кристаллах, составляющих местные дома и дороги, и рассыпались по округе множеством мелких ярких искр. Но удивительнее всего были местные жители. Пони выглядели так, будто их тела тоже состоят из живого кристалла. Они казались полупрозрачными и даже точно так же преломляли свет, как и всё вокруг… ничего ж себе, это ещё что за неорганическая форма жизни?!

Кристальные пони почти не обращали на нас внимания, занятые чем-то вроде грандиозного субботника. Чистили, намывали дома, стригли траву и деревья. Лишь изредка я ловил на себе любопытные взгляды, но не более того. Разбегаться, как в случае с Понивиллем, никто и не думал. Чудесно.

— Так-с, а гостиница для приезжих-то здесь есть? — поинтересовался я у Твай.

— Не знаю, — немного растерялась единорожка. — Должна быть. А зачем тебе?

— Остановиться там, — удивлённо посмотрел на неё я.

— А почему не во дворце?

— Меня туда никто не звал.

— Я уверена, что Кейденс пригласит вас, — заверила меня Твайлайт.

— Не хочу навязываться, — поморщился я. — Это вы с ней практически родственницы, а я даже не в курсе, зачем я ей понадобился. Так что я лучше в какой-нибудь гостинице поживу.

— Но ведь ты хотя бы пройдёшься с нами до замка? Я познакомлю тебя с Кейденс и с братом, — улыбнулась она.

— Да, пожалуй, так будет лучше, — кивнул я.

Всегда удобнее когда тебя кто-то представляет при знакомстве. Больше времени на оценку ситуации и собеседника…

Во дворце, как ни странно, не оказалось ни той, ни другого. Как объяснила Твайлайт одна из дворцовых понек, принцесса Каденция сейчас в спа, а Шайнинг Армор тренирует команду империи на стадионе.

— Тогда идём в спа, — решительно заявила Твайлайт.

— Ага, вы идите, а мы с Беатой всё-таки пойдём искать гостиницу, — кивнул я.

— Почему? Я познакомлю тебя хотя бы с Кейденс! — возмутилась Твайлайт.

— Гостиница как раз напротив спа-комплекса, — улыбнулась кристальнопонька.

— Тогда ладно. Идём.

И мы отправились в прогулку по городу. Хм… интересная у него планировка. Звездообразная — основные улицы прямые как лучи и расходятся под ровными углами от дворца. Стихийно так города не образуются, а значит этот город плановый… любопытно.

Пока мы шли до спа, девчонки начали обсуждать грядущую подготовку. Я особо не прислушивался, пока Рэйнбоу не сделала совершенно неожиданную вещь — поймала одного из двух весело бегущих по улице жеребят, и не подняла его в воздух, чтобы потискать. Это меня мгновенно отвлекло от изучения достопримечательностей.

— Я помню сокрушительное чувство разочарования, когда мы проиграли!

Жеребенку сказанное явно не понравилось.

— Вот оно! Не такие лица я хочу видеть!

Экзекуцию прервала Твайлайт, схватив всех скопом телекинезом и потащив за собой. Я переглянулся с Беатой. Полагаю, что выражение «безумная кобыла» у нас теперь было одно на двоих.

Долго Твайлайт подруг нести не стала, и уже за первым поворотом поставила их на землю. А вскоре обнаружился и спа-комплекс. Этакий двухэтажный хрустальный торт. Стоявшая напротив него гостиница больше напоминала глыбу оранжевого сахара… ну да сойдёт.

— Пойдём, — потянула меня Твайлайт в сторону спа, увидев, что я смотрю явно не в ту сторону.

— Да идём, идём, — хмыкнул я. — Не собираюсь я никуда убегать.

Мы с Беатой слегка поотстали, давая возможность основной делегации пройти первыми. Дверка в спа-салон была огромной, мне даже пригибаться не пришлось. И тут я увидел её. Нет, ЕЁ. Мечту, неведомым богом облечённую в плоть. Селестия красива? Луна прекрасна? Да они обе деревенские дурнушки по сравнению с НЕЙ. Волшебные цвета гривы, восхитительное удлинённое личико необычайно правильной формы, а расцветка? Одни только градиентно-раскрашенные перья, невероятные, уникальные, не виданные больше нигде и ни у кого, волшебные глаза, точёный рог и эта потрясающая воображение хрупкая, ажурная стройность…

Шаг вперёд. Я облизываю губы. О-о-о, как я хочу заполучить её себе, хоть ненадолго, один день, одна ночь, время, которое придало бы смысл всей моей жизни! Сменить облик, нельзя показываться ей так…

Я на мгновение прихожу в себя. Какое ещё «сменить облик»?! Это не мои мысли! ЭТО НЕ Я!!! Да кого это волнует, когда перед тобой стоит такая… такое великолепие?!

Ну. Уж. Нет. Я воскрешаю в голове красную суггестивную формулу, самую бесполезную из всех когда-либо мной созданных, активируемую даже не словами, а воспоминанием. В ушах эхом отдаётся иллюзорный визг, и в следующий миг в голову бьёт опаляющая волна чистейшей, незамутнённой ярости. От внезапного выплеска адреналина мне в один миг становится жарко, а сердце начинает работать с частотой автомата. КТО ПРОТИВ МЕНЯ?!!!

Втягиваю воздух сквозь зубы. Врагов вокруг нет, и это единственное, что немного меня отрезвляет. Чуждая сладострастная немочь испарилась, и теперь вокруг просто пони. Я разворачиваюсь на месте и решительно шагаю в гостиницу.

— Два номера, — я произношу это настолько злобно, что жеребец за стойкой слегка приседает на задние ноги. Вдох! Выдох! Спокойнее… — Один для меня, подойдёт минотаврий или грифоний, и один обычный для моей спутницы.

— Арт! Что случилось?! — Трикси влетает в дверь гостиницы как снаряд из катапульты.

— Быс-с-стрее… — сквозь зубы шиплю я, и жеребец отмирает. Два ключа оказываются передо мной в мгновение ока. На одной бирке изображён минотавр и номер 26, на другой пони и номер 14.

— Сколько с меня? — снова получается слишком резко.

— Тридцать бит за день! — жеребец, разве что в струнку не вытянулся. — За каждый номер!

Я вытащил из рюкзака кошель и щёлкнул на прилавок две монеты в сто бит.

— На три дня. Сдачи не надо.

И пошёл на второй этаж.

— Арт! — Трикси, поражённая моим поведением, помчалась за мной.

— Твой ключ, — я развернулся и протянул ей оный предмет и монету в пятьсот бит. — И отпускные. Пей, гуляй, развлекайся, меня до вечера не трогай.

— Но что случилось?!

— Потом расскажу, — едва сдерживая желание наорать на неё, сквозь зубы произнёс я.

Как только она взяла ключ и монету, я снова развернулся и громко топая направился в свой номер, где, метнув рюкзак в угол, тяжело рухнул на кровать.

Успокоиться до более-менее вменяемого состояния заняло минут десять. Пальцы ещё слегка дрожали, а в голове гулко бухали удары сердца, но с дыханием я совладал, и с желанием чего-нибудь разбить тоже. Мысли постепенно приходили в норму. Нда… тут бы, конечно, лучше было воспользоваться белой формулой, а не вышибать клин клином, но когда в твоей голове словно своей жизнью начинает жить какая-то посторонняя сущность, не до выбора средств. Да и, при всей своей практической бесполезности, красная формула самая быстрая в плане активации. И, до кучи, самая неуправляемая. Но всё же лучше, чем очередные сладострастные поползновения, да ещё и в сторону чужой жены! У-у-у, вот это была бы жесть! Такой позор, что хоть беги из Эквестрии, вырой могилку и сделай себе на краю сеппуку.

Но зато теперь полностью подтверждается Селестина идея о том, что Церка мне перекинула в голову собственные идеалы красоты. Видимо, Кейденс ей нравилась особо. Настолько, что даже какие-то осколки мыслей зацепились за переданный мне образ. Это проблема. Нет, ещё хуже. Как я с ней разговаривать-то буду?! Жопа-а-а… надеть повязку и придумать какую-нибудь историю про то что меня слепит здешними вездесущими солнечными зайчиками? Ага, был бы один ещё проканало бы… хотя, пони доверчивые… да нет. Она же аликорн со всей прилагающейся эмпатией, ложь почует. Ну а если без повязки… сейчас я был слишком далеко, и она вряд ли почувствовала мой всплеск эмоций, а вот вблизи… вывод: мне нужно держаться от неё подальше, чтоб не запалила. Вообще превосходно!

Пойду проветрюсь. И очки куплю. И напьюсь в какой-нибудь кафешке.

Я выкинул из рюкзака одежду, оставив только деньги и флягу, после чего вышел из номера, слишком громко хлопнув за собой дверью. Это вызвало приступ раздражения… нда. Теперь ещё буду весь день ходить на взводе.

— Извините, я был ужасно не в духе, — покаялся я, остановившись перед стойкой ресепшена. — Больше такого не повторится.

— Л-ладно… — как-то немного невпопад ответил жеребец.

Блин. Нехорошо получилось, конечно…

— Не подскажете, где работают лучшие мастера по магии кристаллов?

— На конце шестого луча.

— Я здесь в первый раз. Это в какую сторону, если встать лицом к спа?

— Направо, пройти ещё два луча и налево.

— Спасибо.

Я вышел из гостиницы и направился в район кристаллических мастеров. Что-то у меня последние дни просто-таки переполнены неприятными открытиями. Сначала паническая атака по поводу грозы, затем новость о моем растущем магическом сопротивлении, а теперь ещё и Церкин «подарочек» дал о себе знать подобным неприятным образом. Чёрная полоса в жизни, что ли? Надеюсь, дальше будет белая, а не жопа.

Улицы-лучи были значительно шире, чем в Понивилле или даже в Кантерлоте. Даже шире, чем в Мэйнхэттене, а там довольно-таки интенсивно используются рикши и наличествует двустороннее движение. Интересно, почему сделали именно так? И чем дальше по лучу я шёл, тем менее плотной становилась застройка — вскоре попадались только отдельно стоящие фермы, а парки и сады сменились возделанными полями. Но на конце луча действительно виднелся небольшой плотно застроенный квартал. Видимо, такое отдаление связано с требованиями безопасности — вдруг какой-нибудь кристалл взорвётся? Я зашёл в первую попавшуюся лавку и поинтересовался у продавца, кто продаёт анализаторные очки. Тот посмотрел на меня как на идиота (вот только лапкой у виска не повертел) и сказал что мне нужно в последний магазин на луче.

Это оказалось даже ещё дальше, чем квартал кристальных мастеров. Один-единственный дом, похожий на сточенный карандаш, выглядел как-то… заброшенно. И, судя по тому, что стоит он совсем на отшибе, эксперименты тут проводятся самые опасные. Постучав в дверь (тут даже был специальный молоточек, видимо просто так хозяева стук не услышат), я ожидал, что за ней раздастся взрыв, но обошлось. Дробный стук, и дверь распахивается, явив мне молоденькую кристальную пони.

— Ой! Ух ты! Вы тот эквестрийский человек! — с детской непосредственностью воскликнула она.

Хе. Так меня еще не называли. Эквестропитек, блин.

— Я знаю, — загадочным тоном гадалки Антонины ответил я. — Но сюда я пришёл как покупатель.

— Ой! Заходите, заходите, конечно же!

Пока я на корточках пролезал внутрь и осматривался, понька успела притащить поднос с чайником и парой чашек.

— А что вы хотите купить? — вопросила она, поставив поднос и тут же уточнила. — Чай будете?

— Мне нужны анализаторные очки. Чай… буду.

— О! У меня как раз остались последние, — улыбнулась она и умчалась куда-то в глубины башни. Вернулась она с большой окованной металлом коробкой на спине. — Их больше не делают… и, наверное, даже не будут.

— Почему? — удивился я.

— Незачем, — грустно вздохнула пони. — Единороги могут на кого угодно наложить заклинание, которое лишь немногим хуже, чем вот такие вот очки, но не в пример дешевле.

Я открыл коробку. Ва-а-ау… сестра бы на этом самом месте издала визг радости и завопила «беру». Любит она всякую тематическую фигню, а в коробке лежали натуральные стимпанковские гогглы. Я аккуратно достал предмет из коробки.

— Осторожно, линзы очень хрупкие, — предупредила меня пони.

— Понял.

Гогглы имели целую систему ремешков, чтобы их можно было надеть на любую, даже мою, голову, разноцветные линзы располагались на хитрых петельках, позволявших при необходимости отщёлкнуть любую из них вверх, причём независимо для каждого глаза. В корпусе были предусмотрены даже специальные вентиляционные сеточки, чтобы при долгой работе линзы не запотевали. На каждом окуляре были небольшие колёсики и пара небольших рычажков, как-то управляющих хитрой механикой. Я снова заглянул в коробку. В комплекте к девайсу шли линзы-накладки, крепящиеся, судя по всему, на магнитах, и разнообразные подушечки, обеспечивающие прилегание к голове разных видов. После нескольких небольших экспериментов я подогнал их к своему лицу, сели как влитые.

— Жёлтые линзы для анализа предметов, зелёные для живых существ, синие для отслеживания слабых потоков магии. Прозрачные накладные линзы позволяют приблизить или отдалить изображение, как в обычных очках, а фиолетовые, которые с креплением для небольшого кристалла, позволяют делать временные снимки для анализа в будущем. Только кристаллы надо вовремя подзаряжать. Кристаллы в корпусе тоже надо подзаряжать, но гораздо реже, где-то раз в год, если вы будете держать очки включёнными постоянно.

Я отщёлкнул вверх синие линзы, оставив только жёлтые и зелёные. Раз они накладываются одни поверх других, видимо, чувствительность суммируется. Ну-ка…

— Как включаются? — поинтересовался я.

— Маленькие рычажки на корпусе.

Я нащупал их и перещёлкнул в верхнее положение. Ух ты! Внутренняя магическая система тела внутри пони вспыхнула красивыми оранжевыми линиями, похожими на неоновые лампы. О-фи-ген-но.

— Просто потрясающе, — я отключил очки и снял их с головы. — Беру.

— Правда?! — она обрадовано улыбнулась. — Замечательно! С вас тридцать восемь тысяч бит.

— СКОЛЬКО?!!! — откровенно охренел я.

— Тридцать восемь тысяч, — повторила земная пони, и уточнила. — Тысячными монетами.

Когда я искал себе помощников среди пони, я, естественно, поинтересовался средней и медианной зарплатой в Эквестрии, чтобы было от чего отталкиваться. Средняя температура по больнице была в районе полутора тысяч бит, что при крайне демократичных ценах на большинство товаров и услуг (вспомнить только корзинку Пинки, где этак три килограмма первоклассных пирожных обошлись мне в 70 бит) приводило к тому, что поньки вообще не знали такого понятия как «бедность», а уж тем более «нищета». Пару лет поработал без особого напряга, откладывая ползарплаты, и уже можешь отгрохать себе особняк в столице. Серьёзно, даже мой крайне необычный дом, с учётом стоимости всех стройматериалов, работ, мастерских, беседок и мостика через речку обошёлся всего в пятьдесят три тысячи. Остаток Триксиного долга, который я выплатил — двадцать две тысячи! Но, блин, одно дело ценный единорог на полтора года, а другое дело очёчки…

— Дорого, да? — виновато улыбнулась земнопони.

— Я до того как ехать сюда пытался узнать, сколько они стоят, — напряжённо произнёс я. — И везде попадалось только слово «дорого». Вот уж не ожидал, что это такое «дорого», которое даже для меня «дорого».

— Жаль… — печально вздохнула пони и начала собирать подушечки и накладки обратно в коробку.

— Что, торговаться не будем? — тоскливо спросил я.

— Правда?! — тут же воспряла пони. — Вы всё-таки хотите их купить?!

— Не хотел бы, не поехал в такую даль, — вздохнул я. — За двадцать тысяч заберу сразу.

— Слишком дёшево! — возмутилась пони. — Это уникальная разработка, последнее творение моего деда, возможно, последние созданные анализаторные очки в мире! Больше таких не будет! Уникальная вещь!

— Э? — удивился я. — В смысле, «больше таких не будет?».

— Дед последний, кто умел изготовлять линзы для них, — грустно вздохнула она. — Он был величайшим мастером-зачарователем. Больше в моей семье таких нет, да и очки, наверное, никому не нужны. Так что они могут быть действительно последними.

— Хорошо. Двадцать пять.

— Тридцать шесть! Дед делал каждую линзу по неделе! Вы представляете себе насколько объёмный это труд?

Я присвистнул.

— Много испортил кристаллов в процессе? — поинтересовался я.

— О, так вы зачарователь… — слегка удивлённо произнесла она. — Семнадцать испорченных, чтобы сделать восемь идеальных. Он делал эти очки целый год!

— Тридцать, — тяжело вздохнул я.

— Тридцать пять, и ни битом меньше!

— Ладно, я всё понимаю. Уникальный артефакт, частично даже, может быть, семейная память. Но, как вы верно заметили, он никому не нужен в нынешние времена. Пока я искал, где их купить, другие пони разве что лапкой у виска не вертели. Я более чем уверен, что я ваш единственный покупатель на них.

— Ну вам же они нужны, — хитро улыбнулась пони. — Иначе бы вы тоже пользовались заклинанием единорога.

— Может я просто ценитель уникальных артефактов?

— Тогда вы тем более заплатите, сколько бы я ни попросила. Даже все сорок! Но вы не коллекционер. Иначе не стали бы их мерить, а тем более не знали бы, сколько портится сложных кристаллов при изготовлении. Так что так и быть, как коллега коллеге… все равно тридцать пять.

— Умно, — улыбнулся я, с интересом разглядывая оппонентку. Она победно улыбнулась.

— Кстати, а почему вы не пользуетесь заклятием? В Эквестрии же полным-полно единорогов.

— На мне большинство заклинаний быстро распадаются. Ну а некоторые вообще не действуют, — я вздохнул. — Ладно, если так подумать, эти очки, может быть, и последние. Но до них явно были другие. Может, кто-то когда-то их использовал, и теперь они пылятся где-нибудь на полке или в каком-нибудь музее… предложу я двадцать тысяч за них, и ещё тысячи две заплачу за раскидывание листовок с объявлением по всей Эквестрии. Долго и муторно, конечно, но зато какая экономия будет, а? Или… тридцать две.

Она задумалась.

— Ладно, пусть будет тридцать две.

— Замечательно, — я улыбнулся. — Одна проблема. С собой я столько не взял. Не ожидал, что они будут стоить таких денег.

— У-у-у, — расстроилась понька. — А я уже размечталась, как пойду присматривать себе дом в городе, может, даже под гостиницу для прибывающих смотреть Эквестрийские Игры… но сколько-то же у вас с собой есть?

— Двадцать тысяч, — кивнул я.

— Сойдет, — тут же весело улыбнулась она. — Двадцать тысяч сейчас, а остальное за вами. Очки я вам сразу отдам.

ВОТ ТАК ПРОСТО?!! А если… впрочем, нет. Не позволит мне совесть просто взять и обмануть её.

— Согласен. Остаток завезу на неделе, только в Понивилль сгоняю.

— По хуфам!

Она подняла вверх лапку.

— И что я должен сделать? — поинтересовался я на всякий случай, в общем-то, догадываясь об ответе.

— Ну, пони обычно стукают хуфами… но у вас такой штуки нет, да? Ну тогда просто верхней лапой. Только не сильно!

— У нас оно называется «дай пять», — хмыкнул я и выполнил сие нехитрое действие.

В момент, когда моя рука соприкоснулась с её лапкой, раздался звук вылетевший из бутылки шампанского пробки в сочетании с махонькой вспышкой.

— Ой… — удивлённо произнесла пони, оглядывая свою лапку.

Я же с не меньшим удивлением разглядывал её саму. Все кристальное мерцание-переливание исчезло, и теперь напротив меня стояла самая обычная земная пони. Встретил бы в Понивилле и даже не обратил бы внимания.

— Вот поэтому-то я и не могу воспользоваться заклинаниями единорогов, — сообщил я.

— Это же не навсегда? — обеспокоенно спросила она.

— Думаю, что нет. Моё прикосновение развеивает некоторые виды пассивной магии, но эффект не сохраняется. Так что если это сияние естественное для кристальных пони, то оно скоро вернётся.

— Да? Тогда надо успеть похвастаться кольтфренду, пока есть возможность, — она, словно щеночек, сделала пару кругов, гоняясь за собственным хвостом. — Ха-ха, Голд, смотри, я яркая иностранка!

Однако…

— Но сначала деньги, — она уселась и очень серьёзно на меня посмотрела.

— Конечно, — я снял рюкзак и извлёк из него мешок с битами и оба кошеля.

— Оу… стобитные… — заглянув в мешок, она вздохнула. — Тогда придётся считать. И опять торговаться.

— Почему? — удивился я.

— Как это «почему»? — удивилась она. — Они же по-разному стоят!

— Ну, десять по сто это одна в тысячу, нет? — удивлённо спросил я.

— Нет, конечно! — она уставилась на меня потрясённо. — Это что ещё за метод подсчёта такой? Это же биты, а не какие-нибудь яблоки!

— Так. Видимо, я чего-то не понимаю. То есть как это?

— Ну надо же, неужели вам до сих пор не объяснил никто такую простую вещь? — покачала головой понька.

И объяснила. «Простую», етить её за ногу, вещь. Я даже сразу не понял, настолько это было странно: ценность монет растёт не линейно, как это бы пришло в голову любому разумному существу, а экспоненциально. То есть, к примеру, монета достоинством в 1 бит — как копейка, а вот монета достоинством в 10 бит — уже целый рубль. Монета стоимостью в 100 бит — тянула на тысячу, а в 500 — на десять тысяч. Ещё веселее оказалось то, что серебряные монеты стоят дороже золотых, и монетки в тысячу и пять тысяч бит — серебряные.

В процессе объяснений понька взвесила всё выданное ей золото и расплылась в улыбке, объяснив что судя по весу тут как раз 20 000 бит с максимальным переводным коэффициентом. Я не понял о чем она, и на дополнительный вопрос получил ещё немного восхитительного финансового маразма.

В общем, мешок денег присланный звукозаписывающей компанией содержит 10 000 бит. Но! Это те биты, которые должны бы были выплачиваться серебрянными монетами по тысяче бит, однако, поскольку вещей, которые стоят подобных денег не так уж и много, то выслали их мне золотыми монетками по 100 бит, а считать их я банально поленился — уже убедился, что пони не обманывают, да и с зачарованием бит шутки плохи. То, что в одном из присланных мешков были 500-битовые монеты и их там было очевидно не 20 я и вовсе списал на то, что это, наверное, 20 тысяч, а там как раз было 10… но, словно эта система сама по себе не была достаточно шизанутой, к ней прилагалось ещё одно ма-а-ахонькое дополнение. Курс перевода одних битов в другие обговаривался для каждой сделки отдельно. То есть, если ты не можешь заплатить, скажем, 87 бит 8ю монетами по 10 бит и 7ю монетами по 1, а с размаху кладёшь на прилавок монету в 100, то сдача в 13 бит — это натуральнейший грабёж. А уж моя привычка оставлять щедрые чаевые и прочее «сдачи не надо» оказалась ещё щедрее, чем я думал.

И судя по тому, что Твайлайт об этой мелочи упомянуть забыла, эта структура финансовой системы для пони настолько естественна, что и отдельных уточнений не стоит. Ладно, привыкнуть можно к чему угодно, но каким же нужно быть дивным эльфом в весеннем обострении галлюцинаторно-параноидного синдрома, чтобы не только выдумать это, но ещё и пустить в ход?! В нехилой, между прочим, стране! И, самое страшное, всем похрен! Даже гордятся слегка, что деньги считают не как яблоки!!! Обязательно спрошу Селестию об авторстве при следующей встрече. И заодно — какого чёрта она этот идиотизм поддерживает и распространяет.

— Замечательно. На неделе жду вас с остатком, — лучезарно улыбнулась мне понька. — С вас ещё восемнадцать тысяч бит.

— Двенадцать.

— У-у. Ну попробовать же стоило? — хихикнула она. — Но даже так, мне опять повезло!

И она с благодарностью глянула на свою Метку, где была изображена золотая подкова.

— Ой, я же не представилась! — воскликнула она. — Я Джейд Шарм. Если будете в Кристальной Империи ещё, заглядывайте в мою гостиницу.

— А где она?

— Ещё не знаю, сейчас пойду покупать, — хихикнула она. — Ой, нет, сначала показаться Голду. У вас всё?

— Всё, всё, — усмехнулся я. — Не смею вас больше задерживать.

— Погодите! Давайте ещё разок! А то вдруг уже заряд накопился?

Она подняла вверх лапку, и я хлопнул по ней ладонью.

— Спасибо за покупку! — радостно воскликнула она, практически сунула мне в руки коробку из-под очков и чуть ли не вытолкала за порог.

Впрочем, я не обиделся. Первоначальное раздражение, вызванное красной формулой, утихло, да и кипучая жизнерадостность моей случайной знакомой оказалась заразной. Так что отойдя на луч и сунув коробку в рюкзак, я направился обратно в гостиницу. Но терпежу не хватило — безумно хотелось опробовать новую игрушку, тем более что она оставалась у меня на голове. Так что я щёлкнул синие линзы, надвинул очки на глаза и начал с любопытством осматриваться. Мир полностью преобразился.

Улица-луч, по которой я шел, сияла нестерпимо-ярким белым светом, точно так же, как и каменные обелиски, в обычном зрении никакого интереса не представлявшие. Похоже, чувствительность синих линз в данном случае чрезмерна. Зато всё остальное… не настолько сюрреалистично, как фотографии в инфракрасном свете, но всё равно потрясающе. Прежде всего — королевский замок был похож на огромный столб радужного света, бьющий в небо. Климатический щит, прикрывающий Империю, также стал видимым, но он был похож не столько на ровное силовое поле, сколько на плотное изумрудное облако, в которое упирался взгляд. В воздухе стали видны еле заметные течения, похожие на ровные разноцветные дымки, как если бы дым ароматических палочек был подсвечен лазером. Даже не считая того что увидеть магию своими глазами было безумно интересно, красота и необычность поражали воображение. Так-с, ладно, а что насчёт вот этого? Я переключился на жёлтые линзы и снова огляделся. Все дымки и климатический щит пропали, столб света над дворцом превратился в огромную бледную спираль, зато стали видны энергетические линии в дороге и обелисках. Я с интересом подошёл поближе. Без очков эти небольшие камни больше всего были похожи на полированные гранитные тумбы, если бы я был на Земле, я бы уверенно сказал, что они стоят тут для того чтобы цепью газоны огораживать. Но крепления для цепи не было, а в очках…

Суровый гранит стал полупрозрачным стеклом, похожим на смолу кофейного цвета. А внутри тумбы был спрятан сложный кристалл, в котором ярко горели линии энергетического построения. Хм, а очертания-то знакомые. «Чесалка» самоподзаряда на самом верху, куда более сложная конструкция, напоминающая зонтик укропа, только с шестью шагами рекурсии вместо двух. Ножка всего этого добра уходила в хитрую спираль, состоящую из трёх других спиралей… и нижние спирали оканчивались чем-то вроде проекции гиперкуба на трёхмерное пространство — эту форму я тоже знал, приемо-передатчик. Хм, а они сориентированы точно в направлении соседних обелисков. Ну-ка…

Я снова переключился на синие линзы, и теперь, зная что искать, без проблем разглядел теряющийся на фоне сияния дороги синеватый луч, соединяющий обелиски между собой. Интере-е-есно…

Я поднял очки на лоб и быстрым шагом направился в сторону ближайшего перекрёстка. По пути я догнал Джейд Шарм, вприпрыжку скачущую в сторону города.

— Уже закончили разглядывать камни? — хихикнула она.

— Теперь иду рассматривать те, что побольше, на перекрёстках.

— Там ничего особенного, вот Кристальное Сердце — это да! Только если начнёт быстро вращаться, сразу отворачивайтесь, а то ослепит.

— Обязательно посмотрю, — кивнул я. — Спасибо за совет.

— Советы по пять бит, но первый бесплатно! — улыбнулась она. — Мне сюда. Счастливого пути! И осторожней с линзами, они правда очень-очень хрупкие!

Я усмехнулся и пошёл дальше по лучу, а она свернула вглубь квартала кристальных мастеров. На перекрёстке стоял обелиск побольше, и в его конструкции дополнительно появился второй кристалл, что-то вроде конденсатора. Все интереснее и интереснее… кстати, дорога ведь тоже светилась? Там тоже что-то есть?

В ней оказались силовые линии, причём достаточно мощные, этак в мою руку толщиной. Интересно было кое-что другое… силовых линий в основном луче было три, но вся идущая по ним энергия шла от дворца, а не к нему. И если ток магии в обелисках был быстрым, то внутри дороги он больше напоминал стоячую воду. Хм… силовые линии не выглядят сложенными из кристаллов. Детализация теряется на фоне сияния?

Я отправился дальше, в сторону дворца. Все линии сходятся там, вот и посмотрим, как. И там же местная магическая достопримечательность и символ, Кристальное сердце. С любовью к символу, как по мне, кристальные пони чуток перебарщивали. Во всяком случае, оконные рамы в форме сердечка это уже как-то…

Ближе к дворцу, а значит, и центру города понях стало гораздо больше, и мне то и дело приходилось уклоняться, чтобы ненароком не прикоснуться к сияющей шёрстке. Не уверен, что все так же обрадуются декристаллизации как Джейд, да и объяснения на каждом шагу давать не хотелось. Это меня сильно замедляло, и снова дало о себе знать раздражение, вызванное красной формулой. Ага, вот и один из финальных обелисков, ощутимо выше взрослого пони, но всё же чуть ниже меня. И, в отличие от остальных — красивый, похожий не на гранитный столбик, а на рубин невероятной огранки. Я снова опустил на глаза очки, тут же съехавшие с носа. А, черт… пони и их любовь к магнитным застёжкам… впрочем, вспоминая что «магические пальцы» не иннервированы и вслепую с ними с нужной точностью не поработаешь… я снял очки, защёлкнул застёжку и снова надел их на голову. Вроде держатся. Так-с… хм, странная конструкция. И ощутимо крупнее, чем в малых столбиках. Я отошёл подальше от кристалла, чтобы охватить взглядом всю его начинку. Периферическим зрением я заметил что-то тёмное, а затем последовал мощный толчок. Я отлетел на несколько шагов и еле удержал равновесие… а вот магнитная застёжка не выдержала, и очки слетели с головы. Я в ужасе обернулся на тонкий звон, такой же, как у бьющегося бокала. От вида мелких разноцветных осколков, оставшихся от линз последнего в мире (и адски дорогого) артефакта у меня впервые в жизни случился шперрунг. Словно все мысли мгновенно испарились из головы. Ошалелый, я повернулся в сторону того, что меня толкнуло. Минотавр, весьма выдающийся по меркам их вида, лишь немногим ниже меня, а если учитывать рога так даже и выше… забавный галстук…

— Когда вам не дают пройти, не вздумайте свернуть с пути! — громко и самодовольно возвестил он.

Щёлк! Я ещё даже не осознал что делаю, когда шагнул вперёд и без замаха ударил его в лодыжку, куда-то, где у людей должна быть коленная чашечка, а затем от души врезал ему по сопатке. Минотавр, отшатнувшийся на пару шагов и восстановивший равновесие, недоверчиво прикоснулся к кровоточащему носу, словно не веря, что кто-то посмел его ударить.

А в следующий миг моё сознание было погребено под волной первозданной ярости.

— Не вздумай теперь свернуть с пути, гнида!!! — взревел я и бросился вперёд. Первый удар я безжалостно нацелил туда, где у людей находится солнечное сплетение. Минотавр отскочил с каким-то утробным бульком.

— Драка! Драка! Вызовите стражу! — далёкие голоса доносились словно из-под воды.

Передо мной была цель, и ее надо уничтожить. Враг наклоняет рогатую башку и с рыком-воплем мчится на меня. Шаг в сторону. Подножка. Туша летит наземь, я делаю шаг вперед. Что-то мешает на спине, резким движением скидываю помеху. Рюкзак летит в траву. Враг вскакивает на ноги, разворачивается — под очередной удар, уже в ухо. Взревев, он бьёт в ответ, и я отлетаю на пару шагов, падаю, тут же перекатываюсь и вскакиваю на ноги. Новое сближение, новый обмен ударами, на этот раз я бью его ногой, целясь в выступающий сустав. Промахиваюсь, минотавр хватает меня за плечо. Перехватываю руку, дёргаю на себя и вверх, заламываю и с наслаждением слышу рёв боли врага, вынужденного присесть в попытке избежать перелома. Усиливаю нажим, но с воплем ярости минотавр отталкивается от земли, врезаясь в меня плечом. Краткое ощущение полёта, удар оземь. Вскакиваю на ноги и лишь в последний миг уклоняясь от очередной попытки нанизать меня на рога.

В голове играет злой барабанчик, по телу пробегают волны сладостного восторга. Убью. Я его убью. Прям щас. Минотавр снова приближается, жду его удара, он целится в голову, подныриваю под его руку, оказываясь у него за спиной, хватаю петлю галстука и дергаю на себя. Громадная туша в очередной раз рушится на мостовую.

— Именем Кристальной Империи требую прекратить драку!

Да, секундочку. Примериваюсь, как всем весом ударить так, чтобы сразу перебить ему трахею. С коротким хэканьем обрушиваюсь вниз, но меня сбивает чья-то тяжёлая тушка. Откидываю её в сторону, вскакиваю на ноги.

— Прекратите драку!

За спиной рёв минотавра, берущего разгон. Бросаюсь в сторону, но рёв прекращается глухим ударом. Взгляд в сторону, минотавра тоже сбил с ног живой снаряд, кристаллопонь в серебристых доспехах.

— Лассо! — и одновременно с этим воплем меня захлёстывает жёсткая верёвка, мгновенно притянув руки к телу. То же происходит и с моим противником. Рывок, но я делаю несколько шагов в сторону своего стражника и скидываю ослабшую верёвку быстрее, чем он среагировал. Оборачиваюсь — минотавр с жутким воплем рвёт верёвку одной лишь грубой силой.

— Рубиланс, кристаллы!

— Сейчас!

Налитые кровью глазки впиваются в меня, минотавр снова берет разгон. Пропущу мимо, и…

Ась? Я ошарашенно оглядываюсь по сторонам. Гладкие кристаллические стены, сенной тюфяк под спиной, толстые металлические прутья… где я? Памятное ощущение продрало тело холодным ужасом. Я забыл! Я опять забыл, как оказался в каком-то новом месте! Амнезия! Это опять фиксационная амнезия!!!

Я зажмурился и выровнял дыхание. Вдох. Выдох. Вдох. Выдох. Иррациональный страх утихает, но его место занимает мерзкая, тянущая боль. Как будто меня били… хотя, меня били… и я бил… а. А-а-а…

Я тихонько хихикнул, ощущая дичайшее облегчение. Это не фиксационная амнезия, это магия. Меня вырубили заклинанием, когда я… ой-ёй. Ой-ёй-ёй.

— Выпустите меня! Я невиновен! — истошно орёт кто-то в соседней камере. Голос знакомый. Тот минотавр.

Поднимаюсь на ноги, стряхивая с себя прилипшую солому. Любое движение руки отзывается резкой болью, снимаю футболку, чтобы посмотреть. Ого… как будто не кулаком двинули, а дубиной шарахнули. Впрочем, вон какая ходячая гора мышц.

— А-а-а! Он проснулся!!! Этот псих проснулся!!! — завопил минотавр.

— Не ори, тушенка, — рыкнул я. — И так голова болит.

Минотавр, к моему удивлению, притих. Я мрачно разглядывал своего бывшего противника, размышляя о том, стоит ли эту драку включать в список ситуаций, в которых я должен был помереть, или нет. Наверное, всё-таки, нет… пони бы вылечили, даже если бы он меня таки ухитрился нанизать на рога. Выглядел минотавр не лучшим образом — нос в ссадинах и смачно распух, шерсть на ухе в крови. Пыли на нас не было, но это, полагаю, исключительно потому что кристальные пони недавно вымыли свою империю с мылом.

Но… мнда… зато как на душе-то полегчало! Всё напряжение последних дней сбросил вместе с ищущей выхода яростью красной формулы. Так что вопрос минотавру я задал почти доброжелательным тоном.

— И что же тебя заставило напасть на мирного исследователя?

— Я напал?! — возмутился он. — Это ты на меня накинулся как сумасшедший! Что ты вообще за существо такое?!

— Смерть твоя. То есть, толкнуть меня так, что я едва на ногах удержался и разбить дорогостоящий магический прибор, это, по-твоему, не нападение?

— Ты стоял у меня на пути!

— Что-то я рельс не заметил, — ядовито произнёс я. — Обойти гордость не позволяет?

— Когда вам не дают пройти, не вздумайте свернуть с пути! — уверенно продекламировал минотавр.

— О, так ты ничему не учишься, как я погляжу, — прищурился я. — Ну ничего. Вот мы выйдем отсюда и продолжим то, на чем нас так невежливо прервали местные пони.

Минотавр нервно потёр шею. Хо-о-о… забавно. Похоже, в своём невменяемом состоянии я ухитрился его напугать. Впрочем, без шуток, если бы меня не остановили… ведь я вполне мог перебить ему трахею. И даже собирался. Сразу вспоминается реакция Энжела на мою мысль о его вероятном вкусе.

— Тебя не выпустят. Вышвырнут из Империи в клетке как дикое животное и больше никогда не пустят обратно. Все видели, что ты ударил меня первым.

— Да ладно, — оскалился я. — Что, перетрусил уже? Ну, допустим, выкинут меня из Империи, ты будешь всю оставшуюся жизнь здесь сидеть? Или всю жизнь дрожать, не зная, когда я нагряну чтобы закончить начатое?

Минотавр снова нервно потёр шею. Я ухмыльнулся, вспомнив одну фанатскую песенку по Вахе. Перевести нужные строки на эквестрийский труда не составило.

— «Мне снится сон о будущем, где множество возможностей: там можно быть съеденным безумными грибами. Там вас изнасилуют инопланетяне. Там можно быть застреленным, а можно выпотрошенным, там с вами точно не случится ничего хорошего… сорок тысяч способов подохнуть, в твоём ближайшем будущем всё очень, очень плохо» — про(ши)пел я, не сводя с минотавра неподвижного взгляда.

— Да что я тебе сделал?! — завопил он.

— Мне? Да сущую мелочь! Разбил уникальный прибор стоимостью в тридцать две тысячи бит.

— СКОЛЬКО?!! — поперхнулся минотавр.

— Ага. Тридцать две тысячи. И мне ещё осталось выплатить двенадцать тысяч. В общем, я недоволен, и ты этому причиной. Готовься.

Прозвучало это куда хуже, чем я изначально собирался.

— Может, это можно как-то решить мирно? — неуверенно произнёс минотавр.

— Не-а. Как ты говорил — «не вздумайте свернуть с пути». Вот я сейчас эту максиму к тебе и применю.

Дверь скрипнула, и в наш подвал стремительно спустилась Трикси, дробно процокав по кристаллическим ступеням. Я уже и отвык как-то от такой чёткости этого звука…

— Арт! — воскликнула она, подбегая к моей клетке. — Ты ранен?

— Привет, Беата, — улыбнулся я. — Немножко.

— Нельзя же так делать!!! — завопила она так, что кристальные своды камеры завибрировали. — Тебя же теперь выгонят из Кристальной Империи! Это же были всего лишь очки!

— Всего лишь очки за тридцать две тысячи бит, — возразил я, и Трикси мгновенно замолчала. На её мордашке явственно проступила мысль, что я, возможно, был не так уж и не прав.

Так, стоп.

— Погоди-ка, — нахмурился я. — То есть что, меня действительно могут выгнать?

— Да!

— Без суда и следствия? — уточнил я.

— Ну… нет… но я и сама видела, что ты его ударил…

— Но он меня толкнул первым. И разбил прибор, на который простому пони надо три года деньги откладывать.

— Ну… наверное… но ведь всего лишь толкнул…

— Я же не знал! — взвыл минотавр. — А ты на меня напал, как дикий зверь!

Я потёр виски. Твою ж мать… судя по их реакции, бить тут кого-либо очень-очень не принято, даже если тебя явно провоцировали. Доводить же дело до суда не хотелось категорически. Мысль о том, что я буду с этим древнегреческим мифом кидаться обвинениями на глазах толпы серьёзных пони, которые будут нас ещё и судить, была весьма неприятна. А уж как на меня после этого будут смотреть друзья вроде той же Твайлайт… бр-р-р. Ну а если ещё и слухи пойдут, то это значительно усложнит мне жизнь… в преддверии моего «великого открытия» это последнее, что мне нужно. Как бы ни было жалко очки, но это дело надо как-то решить… как-то… лучше вообще по возможности замять. Эх, как бы ни хотелось, но придётся все же минотавра с крючка снять, иначе полюбовно разойтись не получится. Однако и совсем безнаказанным отпускать нехорошо… не считать же наказанием лёгкий испуг и пару ссадин?

— Эй, тушёнка, — позвал я минотавра. — Согласен, давай решим все мирно. Ты мне выплачиваешь двенадцать тысяч бит, и мы тихо расходимся в разные стороны.

— Двенадцать тысяч?!! Да это бо́льшая часть моих денег с тренингов здесь!!!

— Что за тренинги? — удивился я.

— По уверенному и решительному поведению! — возвестил он.

— Погоди-погоди, — нахмурился я, вспомнив стайку пони рядом с минотавром, которые порскнули в стороны едва я ему врезал. — Так ты на мне, что ли, показывал как правильно себя вести?

Минотавр кивнул. Ну нихрена ж себе, пример для подражания!

— И ты распугал всех моих клиентов, — пожаловался минотавр. — Вряд ли кто-то из них теперь заплатит.

— Не мои проблемы, — отрезал я. — Двадцать тысяч я тебе прощу, но это если ты сейчас согласишься. Если же нет, то не сомневайся, я тебя заставлю выплатить все тридцать две до последнего бита. Свидетели того что ты меня толкнул у меня есть, да и продавец очков подтвердит их стоимость. Может, поньки тебе чего и скостят за моральный ущерб, но вряд ли это будет выгоднее моего нынешнего предложения. Да, и подумай вот ещё о чем. Пони любят про свои суды в газетах писать, вон Беата тебе подтвердит. Ославишься на всю Эквестрию, и больше на лёгкий заработок можешь не рассчитывать.

Минотавр мучительно думал. Вот прям видно было, что мучительно — расставаться с понячьим золотишком ему явно не хотелось.

— Ладно, — тяжело вздохнул он. — Только нас так просто не отпустят. Драки и у нас-то не одобряются, а у пони за них строго наказывают.

— Беата?

— Он прав, — кивнула единорожка.

Я вздохнул. Задача усложняется… надо будет ознакомиться с понячьим законотворчеством когда-нибудь на досуге, лишним не будет. Тьфу! Пока сюда не попал, был приличным, законопослушным человеком! Ну… то есть, за руку не ловили и другим не вредил особо… мм-м… ну, по крайней мере, за решётку не сажали. А тут… так, нет, самобичевание потом. А лучше вообще нахрен, эта рогатая тушка свои тумаки полностью заслужила. Как бы теперь выпутаться-то? Интересно, а у понях есть колдунство, чтобы время назад отматывать? Не помешало бы. Так, если за драку наказывают даже если драчующиеся вроде как помирились, то… м-м-м…

В голове забрезжил весьма нахальный план. Лучший вид защиты это нападение, не так ли? Остаётся только подобрать правильные декорации, и… хе-хе… а что, вполне может получиться. Действуем старым добрым методом имени Карабаса-Барабаса, «обмануть, подкупить, запугать». Только в обратном порядке. Если мне не изменяет память (а я её держу в строгости), в книжке про виды Эквестрии про минотавров было столько же информации, сколько и про перевёртышей. Внешний облик, указание на то, что это нейтрально настроенный к пони вид, да о том, что они, как и пони, имеют вид-сателлит, только если у пони это коровы, то у минотавров козы. Никаких особенностей культуры, а значит, их можно придумать на ходу.

— Эй, тебя как зовут-то? — окликнул я минотавра.

— Айрон Вилл меня зовут, — как-то гордо, словно декламируя, начал минотавр, но тут же резко сдулся.

Тушенка «Айрон Вилл»! Массовая доля жира близка к статистической погрешности! Покупайте в магазинах города. Хе-хе… кхм. Что-то меня прёт. Надеюсь, это не очередной приступ гипомании.

— Ага. А меня Артур. Можно просто Арт, на то время пока будем разбираться со стражей.

— А что надо делать?

— Беата, будь добра, подлечи мордашку нашему новому другу, — попросил я единорожку, откровенно удивившуюся этой просьбе. — Предыстория такова: мы с тобой впервые встретились в Мэйнхэттене чуть более месяца назад, там и подружились…

Наверху снова раздались звуки открываемой двери.

— В общем, поддакивай и соглашайся со мной, — прошептал я минотавру.

— Эй! Вы что там делаете! Немедленно потушите рог и отойдите от решётки! — раздался слегка встревоженный голос.

— Лечит она его, — отозвался я.

— Отойдите от решётки, или мы стреляем! — в голосе жеребца появилась лёгкая паника.

Беата фыркнула и выполнила его требование. Небольшая заминка, затем неравномерно-дробный цокот хуфов, и в поле зрения появляются три смутно знакомых пони-стражника. Хм… те же, которые нас пытались с помощью лассо поймать. Двое молчат по вполне логичной причине — у каждого из них в зубах зажато по кристаллу лавандового цвета, точно таких же, как я изъял у Рэйнбоу. Видимо, на случай, если мы будем продолжать бузить — пуф и всё, враг в отключке.

— Выходите, — потребовал стражник со свободным ртом. — Капитан Стронгхолд хочет вас видеть. И без фокусов! Мисс, вам лучше подождать наверху.

Беата вопросительно глянула на меня, и я кивнул, подтверждая требование стражника. Хм, может потребовать, чтобы капитан сюда спустился сам? Хм-м-м… нет. Для начала попробуем старый добрый метод «закосить под дурака».

— Открывайте, — пожал плечами я и тут же поморщился от боли. — Мы тоже очень хотим видеть капитана.

Стражники удивлённо переглянулись, и Голос (назовём его пока так) открыл сначала камеру минотавра, а затем и мою. В качестве ключа у него на шее висел оранжевый кристалл, который он просто подносил к замку… магический аналог RFID-карт? Любопытненько.

— Выходите, — потребовал он, пройдя чуть вперёд. Его же коллеги наоборот отошли назад, чтобы держать нас обоих на прицелах кристаллов.

Мы выполнили это требование, после чего под этим весьма неприятным конвоем были доставлены наверх. Некоторое время Голос вёл нас по коридорам (и нам обоим приходилось сильно пригибать голову, чтобы не задевать потолок), и, наконец, мы остановились перед внушительной каменной дверью, на которой в две строчки было гордо выбито «Капитан Аметист Стронгхолд». Однако… тут что, дверь меняют с каждым новым капитаном? А старую куда? Ставят как надгробный камень? Забавно, если я угадал. Но вообще, написано очень конкретно. Беспокоиться бы стоило, если бы на двери мелкой вязью было выбито что-то вроде «Капитан гвардии Кристальной Империи и лично её высочества принцессы Кейденс»… чем длиннее записана должность, тем выше шанс, что у начальника прогрессирующая форма самодурства. Хотя, это же пони.

Жеребец был весьма нехилых размеров. Не Биг Мак, но близко к тому, а доспехи делали его ещё внушительнее. Я задумчиво разглядывал его, прикидывая дальнейшие действия. Он явно старше того же Стар Шилда, но и пожилым бы я его не назвал. Явной враждебности по отношению к нам он вроде бы не испытывает… может и обойдётся. Зависит от того, как он поведёт свою линию. Пока я разглядывал жеребца, тот начал рассматривать меня. Хм, мне кажется или пауза затягивается? И этот понь явно изучает меня куда дольше, чем минотавра.

— Аметист Стронгхолд, — веско произнёс он, когда наши взгляды пересеклись. — Вашей милостью капитан королевской стражи.

— Нашей? — удивился я.

— Вашей, — медленно кивнул он. — До сегодняшнего дня я командовал парадной частью и даже не знал, где у нас ключ от камер.

Мне стало неловко. С одной стороны, охранники правопорядка должны быть более компетентны, но с другой… в идеальных условиях стража действительно станет чем-то таким. Скорее красивым атрибутом, нежели функциональной частью государства. Хотя повязали они нас довольно-таки профессионально… откуда что берётся?

— Принц Шайнинг требовал от меня боеготовности, но только сегодня я узнал, зачем она нам может понадобиться, — раскрыл секрет капитан. — И показали мне это гости нашего замечательного города, да ещё и во время визита инспектора Эквестрийских Игр.

Как он это произнёс! Сдержанная досада, искренняя грусть и щепотка укоризны. Даже Айрона проняло — он опустил голову. Я же, как оно обычно и бывает, когда кто-то столь великолепно владеет интонациями, заподозрил тонкую игру. Но даже так я впервые с детства почувствовал себя нашкодившим ребятёнком, не знающим, куда деть глаза.

— Что вы можете сказать в своё оправдание? — перешёл к сути жеребец и пересёкся со мной взглядом.

— А в чем нас обвиняют? — поинтересовался я непринуждённо. За спиной удивлённо крякнул Голос, Айрон поднял на меня поражённый взгляд, и даже сам капитан слегка опешил от моей наглости.

— Вы, — он сделал ударение на этом слове. — Обвиняетесь в нападении на другого разумного, а ваш оппонент в хулиганском поведении и неуплате налогов. В зависимости от того что вы скажете, ваше наказание может варьироваться между крупным штрафом и крупным штрафом с последующим изгнанием за пределы Кристальной Империи без права на возвращение.

Я еле удержался от того, чтобы заржать, настолько нелепой показалась мне эта ситуация. Улыбку, впрочем, скрыть не удалось, и это снова озадачило капитана.

— Айви, серьёзно? — хихикнув, обратился я к минотавру. — Ничему тебя жизнь не учит!

— Сегодня последний день! — начал оправдываться минотавр. — Я собирался заплатить сегодня, после окончания тренинга!

Так, жеребца мы явно удивили. Теперь начнём контрнаступление.

— Капитан, простите, конечно, но если Айви ещё успевает заплатить налог, то все три обвинения полностью надуманы, — улыбнулся я.

— У меня есть множество свидетелей, утверждающих, что он вас толкнул так, что вы едва удержались на ногах, а вы в ответ начали безобразную драку! — раздражённо произнёс он. — Трое из этих свидетелей стоят у вас за спиной, и именно они вашу драку прекращали!

— Да не было никакой драки, — отмахнулся я. — Просто жаркая встреча старых друзей. Которую, кстати, ваши стражники столь грубо прервали.

За спиной сдавленно крякнул Голос. Капитан пару секунд смотрел на меня с ошарашенным выражением на морде, но достаточно быстро пришёл в себя.

— Не потрудитесь ли объяснить, как это встреча друзей закончилась дракой? — вид у него был, словно у многомудрого отца большого семейства, которому дети пытаются рассказать, что окна разбились сами.

— Конечно, — усмехнулся я. — То, во что вы так грубо вмешались, было ритуалом встречи хороших друзей, которые давно не виделись друг с другом. Признаться, я был очень рад тому, что у минотавров тоже есть схожая традиция, когда только познакомился с Айви…

— А где вы познакомились, кстати? — быстро спросил капитан.

— В Мэйнхэттене, — улыбнулся я. Э, нет, дружок, на вранье ты меня не поймаешь. Слишком уровень разный. — Где-то месяц назад, я там заказывал стройматериалы для своего дома и случайно натолкнулся на Айви. Ну, то есть, Айрон Вилла, это я зову его Айви, а то слишком уж долго произносить… в общем, как редкие двуногие в стране четвероногих мы познакомились, разговорились и даже подружились.

— Так-так… и вы утверждаете, что избить своего друга при встрече это такой ритуал?

— Конечно! Хотя, наверное, пони это сложно понять, но я все же попробую объяснить. Этот обычай зародился в те далёкие времена, когда и минотаврам, и людям приходилось ежедневно сражаться за собственное выживание, и каждый должен был быть уверен в силе тех, кто находится рядом с ним, — вдохновенно врал я. — А что может быть для этого лучше поединка? Этим мы показываем, что мы сильны сами, и убеждаемся, что наши друзья тоже не ослабли, пока мы их не видели. Древний и очень жизненный обычай, хоть и потерявший свой глубинный смысл в наши дни… и уж точно более эффективный, чем долгие расспросы.

Я скосил взгляд на минотавра, собираясь потребовать у него подтверждения, но тут же передумал и возблагодарил бога за то, что пони сложно считывать мимику других видов. Потому что Айрон слушал меня как зачарованный, и по его мордахе можно было сравнительно легко понять, что про подобные минотаврьи традиции он слышит в первый раз.

— А ещё весьма болезненный, — возразил капитан.

— Да ладно, — фыркнул я. — Шрамы украшают мужчину. Кроме того, эта традиция связана с ещё одной, к которой мы должны были перейти сразу после… да и вообще, ваши подчинённые прервали мою помощницу как раз тогда, когда она лечила те жалкие царапины, которые я нанёс своему другу.

— Это правда? — посмотрел капитан куда-то за мою спину.

— Мисс Луламун действительно что-то колдовала, когда мы спустились… — как-то неуверенно промямлил Голос.

— И вы тоже подтверждаете версию вашего «друга»? — прищурился Стронгхолд, обращаясь к Айрон Виллу.

— А? Да, конечно, Арт всё верно говорит! — минотавр шарахнул меня могучей ручищей по плечу так, что я аж присел, а от вспыхнувшей в плече боли аж слезы на глазах выступили. — И помощница его меня подлечила как надо!

Хорошо, конечно, что он так быстро сориентировался, но бли-и-ин…

— И какая же традиция у вас следующая? — поинтересовался капитан с неожиданной улыбкой. — Надеюсь, не что-нибудь столь же… легко трактуемое не в вашу пользу?

— О, следующая древняя, можно сказать, овеянная веками! — произнёс я в ответ загадочным тоном. — И почти не отличается от того, что принято у пони. Мы пойдём в какой-нибудь ресторанчик, где будем обсуждать драку, всё что произошло, пока мы не виделись, травить байки и употреблять горячительные напитки в процессе… кстати, а вы кого первым вырубили, меня или Айви?

— Рубиланс? — переадресовал вопрос за мою спину капитан.

— Человеэка, — с лёгкой запинкой произнёс Голос. Ага, это имя я уже слышал во время драки.

— А почему вы спрашиваете? — поинтересовался Стронгхолд.

— Ну так, кто в драке проиграл, тот и проставляется, — как нечто само собой разумеющееся произнёс я. — Похоже, в этот раз моя очередь. Опять.

Блин, пора придушить собственную буйную фантазию, а то я сейчас так обогащу представления пони о культуре минотавров, что те потом за сто лет не отмоются.

— В общем, капитан, я понимаю, что в наших действиях вас смутило, да и, наверное, не лучшее время и место мы выбрали для выражения своих дружеских чувств, но это уж точно не драка, да и в действиях Айви ничего хулиганского не было. Мы друг на друга не в претензии, а больше пострадавших не было.

Тут повезло. Мой затуманенный разум просто замкнуло на минотавра, вот я и не попытался отбиваться от стражи… попытался бы, точно так просто отделаться не получилось бы.

— Насчёт времени и места вы верно заметили, — хмыкнул капитан. — Но раз уж это действительно не было дракой, чему вы привели достаточно убедительные доказательства, то обвинений Кристальная Империя выдвигать не будет. Но вам всё равно придётся заплатить штраф за нарушение общественного порядка, и, во избежание повторения подобных эпизодов, я вынужден приставить к вам троих стражников. Надеюсь, вы понимаете эту предосторожность…

Блин. Только этого мне не хватало для полного счастья. Но куда деваться… о. О-о-о!!!

— Конечно, не вопрос, — махнул рукой я. — Они ж, в конце концов, тоже в первой части ритуала поучаствовали, будет нехорошо лишать их второй.

Кажется, капитан не ожидал, что я так запросто соглашусь.

— Что ж. Тогда оплатите штраф в пятьсот бит и можете быть свободны, — произнёс он.

— Сразу же, как только мне вернут мои вещи, — кивнул я.

— Даймонд, принеси вещи человека, — приказал капитан, и один из стражников ушёл.

Вернулся он достаточно быстро, неся мой рюкзак в зубах за верхнюю ручку. Я мысленно поклялся себе постирать его при первой же возможности.

Достав из рюкзака кошель, я добыл оттуда пятисотенную монету и положил её на стол капитана. Тот кивнул.

— Да, полагаю, это тоже ваше, — он толкнул хуфом небольшую коробочку на столе. Я удивлённо поднял бровь и, взяв её, заглянул внутрь. Слегка помрачнел.

— Приятно видеть, что дружба между иными видами столь прочна, что не страдает из-за денег, — мне показалось, что капитан произнёс это издевательски. — Вы ведь не меньше тридцати тысяч бит за них выложили.

Я оторвал взгляд от разбитых гогглов и, закрыв коробочку, положил её в рюкзак.

— Дружба ценнее вещей, — ровно произнёс я.

Капитан, кажется, смутился. Да… правду говорить легко и приятно, пусть даже она и не относится к имеющейся ситуации.

Закинув рюкзак на плечи (блин, срочно попросить Беату подлечить синяк от удара Айви!), я направился в сторону выхода.

— До свидания, капитан.

— Только если повод будет не такой как сегодня.

— Уж постараемся…

Выйдя из кабинета, я огляделся вокруг. Возвращаться явно надо будет не тем же путём, что и в камеры.

— Проводите нас к выходу? — вежливо обратился я к Рубилансу.

— И куда бы вы сегодня ни пошли — тоже, — мрачно ответил он.

Я хмыкнул и пропустил жеребца вперёд. Нас снова провели по зданию, а в приёмной около выхода сидела Трикси. Она тут же спрыгнула с диванчика и подбежала ко мне.

— Всё хорошо? — нервно спросила она, глядя на наш конвой.

— Просто замечательно, — усмехнулся я. — Мы уладили это маленькое недоразумение и можем быть свободны.

— А?.. — она указала взглядом на стражников.

— Капитан Стронгхолд решил дать нам провожатых во избежание повторения сегодняшнего инцидента, — витиевато выразился я и подмигнул единорожке.

— Ладно… — удивлённо произнесла она.

— Пойдём? — спросил я. — Хочется уже вдохнуть свежий воздух свободы.

На улице уже вечерело. Нехило я отключке провалялся… я обернулся на свою, кхм, свиту. Беата смотрела на меня с лёгким беспокойством, Айрон Вилл со слегка ошалелым видом (то ли не ожидал так легко отделаться, то ли до сих пор переваривает экскурс в традиции своего народа), а стражники глядели мрачно, явно не ожидая от нас ничего хорошего. Моего слегка эйфорического настроения никто не разделял. Ну что ж…

— Так, парни, что за кислый вид? — обратился я к стражникам. — Можете не беспокоиться, больше вам сегодня драки разнимать не придётся. И вообще, давайте знакомиться. Я Арт, это Айви, это Бе… Трикси.

— Рубиланс, — буркнул бывший Голос.

— Маунтин Бастион, — произнёс один из прежде немых стражников. Сонный кристалл теперь висел у него на шее аналогично ключ-карте у Рубиланса.

— Перфект Майт, — представился последний.

— Ну вот и замечательно. Вы же весь город знаете? Посоветуйте какой-нибудь хороший, но не чрезмерный ресторанчик с местами для представителей других видов, и айда с нами, я угощаю.

Пони недоверчиво переглянулись.

— В «Карамель»? — предложил второй страж.

— Угу, больше некуда, — согласился первый.

— Идите за мной, — вздохнул Рубиланс.

Пока он нас вёл, я задумчиво осматривал окрестности и размышлял над поразительной истинностью формулы «слухами земля полнится». Ещё часов пять назад кристальные пони меня по большей части игнорировали, а теперь при виде нас они то и дело бросали украдкой испуганные взгляды и перешёптывались. Мда-а-а… хреновое первое впечатление. И, скорее всего, уже неисправимое. Ну и хрен с ними, мне здесь не жить.

— Арт, а куда мы идём? — поинтересовалась Беата.

— Я — дезинфицировать душевные раны, или, выражаясь проще, точнее и лаконичнее — банально пьянствовать, вместе с Айви и под присмотром стражи. Хой, Айви, ты как относишься к крепким напиткам?

— Хорошо отношусь, — хмыкнул минотавр. — Да только пони таких не делают.

— Зато я делаю.

Ресторанчик, в который нас привели стражники, был не слишком большим, но довольно многолюдным. А главное — в нем были столики не только для пони. Я сразу приметил удачный стол, окружённый сразу двумя угловыми лавками, и уверенно направился к нему.

Пока остальные рассаживались, я извлёк со дна рюкзака флягу.

— Пожалуйста, принесите сразу два больших графина яблочного сока и стаканы, — попросил я пони-официантку, подошедшую к нам со стопочкой меню на спине.

Один большой (для меня) плюс Кристальной Империи имел и обратную сторону. То, что она была населена земными пони, конечно, позволяло не отвлекаться на всяких интересных взгляду кобылок, но это же приводило к неприятным мыслям о том, что чуть ли не каждая вещь уже побывала во рту у, как минимум, одного пони. Я мысленно хмыкнул над тем, как издевательски работает моя мизофобия. Целоваться с Луной или Флатти — никаких проблем, а брать в руки вроде как обслюнявленные (хотя тоже нет, влажного следа вроде не видно) меню противно. Впрочем, преодолеть её особого труда не составляет, думаю, никто из пони даже не заметил небольшой паузы.

— Парни, не тушуйтесь, заказывайте, — обратился я к стражникам. — Понимаю, у вас наверняка были другие представления о том, как провести вечер, но раз уж они не сбылись, то давайте наслаждаться тем, что есть

— И в самом деле, — вздохнул Рубиланс и закопался в меню.

Официантка принесла поднос и крайне изящно переместила его с собственной спины на стол, даже не расплескав ни капли сока из графинов. Немного напоминает Индию и кафешки с туристическим акцентом, где официантки ставят подносы на голову.

— Спасибо, — улыбнулся я ей, взял пару стаканов и, наполнив их до половины яблочным соком, открутил пробку с фляжки. Трикси слегка поморщилась, а вот Айрон заинтересованно крутнул носом.

Долив стаканы почти до краёв, я толкнул один в сторону минотавра, а второй взял сам.

— За встречу! — провозгласил я и залпом опорожнил стакан. Впрочем, громко сказано — понячьи стаканы по человеческим меркам скорее большие рюмки. Отвык я уже слегка от общественной посуды, себе-то я заказал всё привычных размеров.

— За встречу, — с энтузиазмом согласился минотавр и хлопнул свой стакан совершенно аналогичным образом. Крякнул. — Ух… хор-р-рошо!

Над вкусом ещё предстоит поработать, конечно, но я, в конце концов, собирался наслаждаться не напитком, а последующим состоянием. «И солнце светит ярче, и веселей пейзаж, когда в желудке плещется C2H5OH». Хотя я, открыв для себя алкоголь, старался пользоваться им как лекарством. Не от душевных ран, конечно, а от своеобразного ментального перегрева. Мозг сбавляет обороты, окружающие перестают восприниматься как объекты анализа, можно расслабиться не испытывая при этом скуки… в общем, нивелировать отдельные последствия ранних ошибок. К счастью, испытывал я такую потребность сравнительно редко.

— Ещё по одной? — предложил я.

— Давай!

Вторая пошла так же хорошо, как и первая.

* * *

Проснулся… у-у-у… зря…

Голова болела дико, но не выедающей череп изнутри мигреневой болью, а какой-то другой, не столь острой, зато куда более обширной. Я сморщился и открыл глаза. Пожалел об этом и закрыл их обратно. Не помогло. Во рту — что-то между кошачьим лотком и пустыней Атакама, и этот последний признак ведёт меня к самому что ни есть логичному выводу: кто-то бухал. Как минимум, я. Восхитившись эффективностью своих дедуктивных способностей, я снова открыл глаза. Немножко, но вполне достаточно, чтобы обнаружить, что сплю я не один. Я повернул голову и оказался лицом к лицу с безмятежно дрыхнущей Пинки. Секунд десять я тупо созерцал её довольную мордашку, и единственной мыслью у меня в голове было… да не было там никаких мыслей, только назойливый звук а-ля читающаяся дискета.

— М-м-м… Арт… ты такой дёрги-дёргательный… — мечтательно пробормотала кобылка. Ч-ч-чего?! Не, не может быть. Хотя я без одежды… нет, никаких скоропалительных выводов!

Отвернувшись от Пинки и аккуратно выбравшись из-под сложенных на меня лапок, я осмотрел комнату. Первым делом мне попался на глаза лазурный кристалл на верёвочке. Дискета в голове прекратила выдавать последовательность ошибок и позволила считать с себя немножко информации. Перед глазами как живая встала картинка: мы с Пинки с дурацким хохотом мечемся по номеру, стреляя друг в дружку из сонных кристаллов. Первым попал я… а потом, перетащив Пинки на кровать, изобразил что-то вроде сцены «Where is Padme?», только вместо «Падме» произносил «Пинки», а потом, одновременно с вейдеровским «Но-о-оу!» пальнул из сонного кристалла сам в себя. Мда… ну, по крайней мере, без страстной межвидовой любви обошлось… наверное.

Я перевёл взгляд с кристалла на разбросанную одежду… уютно укрывшись моей футболкой, на ковре похрапывая дрых Спайк. А этот ещё откуда взялся?! Издевательская дискета снова перестала читаться. Я мутным взором оглядел окрестности. Да… это, совершенно однозначно, мой номер в гостинице. Поднявшись, я на нетвёрдых ногах пошёл в ванную, где неожиданно обнаружил свивших себе гнездо из полотенец и мирно в нем посапывающих Метконосцев и Вайнону. В набранной ванне меланхолично плавал принадлежащий Пинки крокодилёныш, а на палке для полотенец сидел Совелий. Мда… душ принять мне не светит. Очень, очень жаль.

Вернувшись в комнату и уже зная что искать, я без особого труда обнаружил остальных питомцев. Кибернетизированная летучая черепаха Дэшки обнаружилась под кроватью, Энджел и кошка Рэрити дрыхли на безжалостно скинутой с кровати груде моей чистой одежды, той самой, которую я вчера выкинул из рюкзака перед тем как идти за очками… ладно, но как они сюда попали? И, желательно, начиная с Пинки!

М-м-м… exorcizamus te, omnis immundus spiritus, omnis satanica potestas, omnis… adversarii… legio? Нет, точно нет. Что ж, first things first, как говорил капитан Очевидность, так что сначала мне нужно как-то разобраться с неприятными последствиями вчерашних возлияний. Лекарств нет, зато где-то на первом этаже должна быть Трикси.

Натянув штаны (будить Спайка у меня рука не поднялась, а совать голые руки в сонное лежбище самых мерзких характером тварей во всем Понивилле мне не хотелось), я отправился вниз.

Дверь в её номер была не заперта, так что я аккуратненько открыл её и сунул голову внутрь. Трикси безмятежно дрыхла на кровати… рядом с которой лежали пустые доспехи. Дискетка снова считалась, и я вспомнил одного из троих жеребцов-собутыльников, который масляным взором смотрел на Беату и время от времени отпускал ей комплименты, которые она вполне доброжелательно принимала. Кажется, всё у них получилось… самого жеребца я не увидел, но лезть в чужую личную жизнь со своим похмельем мне показалось чрезмерным испытанием хрупкого доверия, установившегося между мной и единорожкой, так что я закрыл дверь со стороны коридора и тоскливо вздохнул. Без доступа к магии, лекарствам и контрастному душу помочь мне может только одно: какая-нибудь кафешка, где можно разжиться томатным соком. Дедовские средства…

— Доброе утро, Арт! — стоило мне только выйти на улицу, как какая-то понька звонко окликнула меня, заставив поморщится, а в следующую минуту о мой голый торс погладились мордочкой, и пони со смехом превратилась из кристальной в земную.

— Доброе утро, Сноуберри, — ответил я, прежде чем осознал, что вообще сказал. Я её знаю? Что, правда что ли? Пофиг, надо воспользоваться моментом. — Слушай, а тут поблизости есть какая-нибудь закусочная?

— Там! — она махнула лапкой в сторону улочки за спа.

— Спасибо.

— Тебе спасибо! — хихикнула она, и поскакала дальше. — Вчера было здорово.

Паникерская мысль «а мне-то за что?» была безжалостно подавлена, и я направился в указанную сторону. За что бы ни было это спасибо, но ей явно понравилось. Пока на этом и остановимся.

Кафешка была практически пуста, только хозяин заведения насвистывая смутно знакомую мелодию готовил кофе.

— Доброе утро, Арт, — улыбнувшись, поприветствовал меня жеребец. — А ты ранёхонько.

— Шаффл, у тебя томатный сок есть? — без предисловий спросил я.

И этого тоже знаю. О сколько нам открытий чудных готовит… протрезвленья дух.

— Есть, — кивнул понь.

— А яйца? — я на секунду задумался и уточнил. — Куриные.

— Тоже есть, — слегка удивился вопросу он.

— Тащи два больших стакана, яйцо и графин томатного сока. И воды. И соли с перцем. А, и ещё льда для напитков.

— Сейчас… — понь, кинув на меня еще один недоумевающий взгляд, ушёл в сторону кухни. Я же уселся в самом тёмном уголке ресторана, куда попадало минимум света… к сожалению, от вездесущих бликов это не спасало.

Так… я вчера однозначно пил. С тем же минотавром, с которым чуть ранее подрался. А ещё Беатой, стражниками и ещё кем-то, не помню кем. Но, кажется, пони. По крайней мере, четвероногое. Пинки? Допустим. А минотавр, вроде, неплохим парнем оказался…

— Вот. Сок, яйца, соль, перец, стакан и лёд, — жеребец поставил поднос на стол передо мной, из-за чего я открыл саднящие глаза. — Арт, а зачем оно?

— Коктейль «кровавый глаз», — я налил в стакан томатного сока, посолил его, размешал, разбил туда же яйцо и поперчил его сверху. Ну-с, вздрогнули!

Шаффл издал какой-то невнятный звук, когда я залпом осушил стакан и поставил его обратно на стол. У-у-у… да, я тоже в первый раз на это «священнодействие» так же смотрел. Но, убедившись, что метод вполне эффективен, мнение поменял… в первое же похмелье. После этого я взял пару кубиков льда и приложил их к лицу… о-о-о…

Моё практически медитативное наслаждение прервал шум — в ресторан с грохотом вломилась знакомая рогатая морда.

— ВОДЫ!!! — прохрипел минотавр.

Я хмыкнул. События вчерашнего вечера (и ночи) проступали медленно, как на полароидном снимке. Скучавший по родимым землям (и, до кучи, крепким напиткам которые там варят) минотавр, дорвавшись до моей фляжки, выпил если и меньше половины, то ненамного. Даже учитывая, что он моей ошибки не повторил и после второй разводил самогон в воде, а не в сладком соке, один хрен выходит где-то литр водяры в одно рыло. Ещё где-то поллитру употребил я, а остальное ушло на понях. Впрочем, это при условии, что крепость неразведенного самогона была в районе 80 градусов, может и меньше…

— Айви, — махнул я ему рукой. — Сюда. Шаффл, принеси ещё два стакана и ещё один графин с водой.

Минотавр прошёл до моего столика и аккуратно сел на лавочку напротив.

— Что-то мы вчера перебрали, — невнятно произнёс он.

— Угу, — я налил во второй стакан (изначально предназначенный для воды) тот же коктейль, что и себе. — Держи. Пей залпом.

— Зачем это? — налитыми кровью глазами уставился на меня минотавр.

— Помогает.

Минотавр посмотрел с сомнением на стакан, на меня, снова на стакан… вздохнул, и последовал совету. Затем схватил графин и, налив в грязный стакан воды, жадно опорожнил его. Затем повторил процедуру ещё раз. Тут уж настал мой черед морщиться. Так что я всё-таки дождался, пока Шаффл принесёт новую посуду и дальше пил уже из неё. А потом снова приложил лёд к лицу.

Айрон, видимо уловив, что я это делаю не просто так, попробовал сделать то же самое. И, судя по довольному ворчанию, методу оценил. То ли у них столько не пьют, то ли проблемы у минотавра те же, что и у меня — просто нет привычных лекарств под рукой.

— Хорошо… — пророкотал он.

— Да…

А что, действительно хорошо. Сидеть, зная, что тебе никуда не надо, и спокойно предаваться воспоминаниям о вчерашней вечеринке. Тем более — было что вспомнить! Например, то, как я где-то после третьей рюмки решил, что как-то поньки зажато сидят в нашей компании, и предложил по чарочке стражам. Они, конечно, начали отказываться… но после первой же провокации в духе «тю, а ещё жеребцы, называется» согласился Майт, видимо, решив произвести впечатление на Трикси. Особо зверствовать я не стал и развёл в гуманной пропорции четыре к одному. Где-то как тот коньяк, который мы распивали с Луной. Ну а после моего (ага, опять соврал) комментария в духе, что это как ну очень хорошо выдержанный сидр, заинтересовались и остальные, включая Беату. И пошло-поехало…

Долго предаваться воспоминаниям мне не дали. На тихий цокот хуфов по кристальному полу я внимания не обратил, и зря.

— Арт! — возмущённо окликнул меня знакомый голос. Открыв глаза, я уставился на Твайлайт, буравившую меня взглядом.

— Доброе утро, Твай, и умоляю, говори тише.

— Куда ты вчера пропал?! — просьбу «говорить тише» она полностью проигнорировала. — Пинки тебя нашла?

— Нашла, — подтвердил я.

— И где она? — продолжала допытываться Твайлайт. — Она так и не вернулась в замок.

— А вы что, в гуляниях не участвовали? — удивился я.

— В каких гуляниях? — так же удивилась она.

Ага… так она, значит, ещё не в курсе моих вчерашних подвигов.

— Тогда ясно. Пинки дрыхнет у меня в номере. А что, срочно нужна?

— Мы собрались уезжать, — понурилась единорожка.

— Чего так? — удивился я. — А как же подготовка к Эквестрийским Играм?

— Они не будут тут проводиться… — Твайлайт окончательно расстроилась. — Мы ошиблись и вместо инспектора встретили совсем другую пони. А когда это поняли, не смогли найти настоящего инспектора. Наверное, мисс Харшвинни уже уехала…

О-о-о… ну, это смачный косяк. Учитывая как Твай относится к своей няньке (как Пушкин. Про её мать я от неё почти ничего не слышал, зато про няню…), так лажануться просто невыносимо… стоп. Знакомое имя.

— Э? Ну-ка, ну-ка, повтори? Харшвинни, ты сказала?

— Да, мисс Харшвинни, — она подняла на меня полные надежды глаза. — Ты её знаешь?!

— Ну, можно и так сказать… — я задумчиво почесал подбородок.

Собственно, мы, уже порядком пьяные, с хохотом обсуждали драку, когда ещё кто-то из кристальных пони узнал во мне знаменитого эквестропитека, и с парой друзей (для храбрости, не иначе) они подошли робко выразить своё восхищение моей высокоталантливой персоной и попросили чего-нибудь спеть. Ну и… в своё оправдание я могу сказать, что я был уже изрядно навеселе. В общем, я спел.

— Эй, Айрон, ты не в курсе, куда Мамбуру делась? — поинтересовался я. — Я как-то потерял её из вида, когда взял маракасы.

— А-а? — он тоже продрал глаза. — Чего? Хара?

— Хара, Хара, — подтвердил я.

— Наверное, всё ещё спит… — отвёл глаза он.

— Где спит? — потребовал я.

— У меня, — громкостью голоса он мог бы поспорить с Флаттершай в момент знакомства.

— Отлично. Значит, нашли, — я обратился к Твай. — Она спит у Айрона.

— А это точно она? — неуверенно спросила единорожка.

— Нам она представилась как мисс Харшвинни. Айви, скажи же?

— Угу, — минотавр, уклонившийся от скользкой темы странного места для сна земной пони, начал звучать куда увереннее. Да ладно, я вон сам с Пинки проснулся, что я, не понимаю? Бывает…

— Тогда почему вы её так странно называете? — потребовала объяснений Твайлайт.

Я поморщился. Петь в одну харю мне показалось как-то неуместным, поэтому я быстро сагитировал стражников поучаствовать. Они, конечно, были трезвее меня, но возражать и не подумали — любят пони спеть чего-нибудь, был бы повод. Поэтому, быстренько разучив с ними припев, я исполнил (и, как мне показалось, даже близко к оригиналу) песню «Rolling Down to Old Maui». Сестра как-то говорила, что после того что я сделал со своим голосом, я стал звучать точь-в-точь как вокалист The Dreadnoughts, вот я и разучил пару песен… впрочем, то дела давно минувших дней. Кристальным пони наше пьяное выступление понравилось настолько, что они едва не наделали трещин в полу, так интенсивно стучали по нему хуфами. И тогда меня попросили спеть чего-нибудь ещё, но, если можно, на эквестрийском.

Шутка, пришедшая мне в голову, была дурацкой, но я был пьян и поэтому ничуть не усомнился. Для второго выступления мне потребовалось немножко потренироваться с музыкантами, которые были только рады приобщиться к выступлению «знаменитости»… и следующим номером я спел «Хару Мамбуру». Посвятив её недовольной земнопони за третьим столиком, которую, после того как песня закончилась, позвал за наш столик. Что тут скажешь, мне было весело и видеть угрюмые лица вокруг себя не хотелось. Ей тоже была предложена чарка «особого сидра». Понька сначала что-то начала говорить про профессионализм, но под нашими с Айви добродушными взглядами не довела мысль до конца и махнула чарку не хуже Винил. Представилась она как «мисс Харшвинни», но выговаривать это мне было как-то влом, и вскоре я звал её просто «Хара». А там уже и до «Мамбуру» было недалеко… песня, кстати, поням тоже понравилась, равно как и шутка. Когда я объяснил её суть. Ну, тут бы лучше подошёл вокализ Хиля, но я бы его точно не потянул. Даже трезвый. Или особенно трезвый?

— Дружеское прозвище, — уклончиво ответил я единорожке.

— Арт, ты можешь меня с ней познакомить? — взмолилась та. — Пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста! Может, мне удастся ей все объяснить и предложить перенести экскурсию на сегодня!

Я хмыкнул.

— Да запросто, — я с сожалением отложил стаявшие кусочки льда обратно в чашку. Эх… вот бы ещё голова не болела… ой, блин, туплю. Тва-а-ай…

— Тва-а-ай, — позвал я. — А ты мне голову подлечишь? Если подлечишь, то пойду хоть на край света.

— Конечно, давай, — с готовностью согласилась она, и я наклонился для её пущего удобства. Острый тык рогом посреди лба, и блаженство, с которым никакой лёд не сравнится. Полминуты — и я как новенький!

— Совсем другое дело, — довольно потянулся я, прислушиваясь к изменениям в теле. — Теперь моя очередь спасать спасительницу. Айви, пойдём?

— А можно мне тоже так? — тихим, проникновенным голосом поинтересовался минотавр.

— Ну… — я посмотрел на единорожку. — Твай? Не слишком устала, пока меня лечила? Потянешь? С меня массажик.

— Потяну, — улыбнулась она. — Но так же хорошо как Артура я вас вылечить не смогу, у него-то магической системы нет.

— Даже немножечко, чайную ложечку, это уже хорошо! — продекламировал я. — Ну а тем более целый горшок!

Айрон согласно мотнул головой.

— Наклонитесь, — попросила Твайлайт. — Чтобы я могла достать до вашего лба.

— Профессор Спаркл, можно вопрос? А чего он сам себя не вылечит? Рога-то есть! — ехидно-задумчиво произнёс я. — Или они у минотавров в противофазе друг к другу работают?

— Арт, не мешай, — хихикнула Твайлайт. — Мне нужно сосредоточиться.

— Хоть бы раз шутку поддержала, — проворчал я тихонько и заткнулся.

— За этим тебе к Пинки, — пробормотала Твай, и её рог засветился.

К Пинки это да-а-а… прознав о стихийном концерте, в кафешку начали стекаться любопытствующие пони. Ну а то, что в оном концерте участвовали ещё и герои дня, подравшиеся прямо перед дворцом, привлекало народ ещё более. Пинки то ли нашла меня сама (искала же, раз Твай сказала), то ли её затянуло толпой, то ли разговоры услышала, то ли просто решила поужинать — черт разберёт, но к концу «Хару Мамбуру» я уже видел её розовую гриву в зале. Так что едва я закончил разъяснять что текст «хары» ничего не значит, а поэтому столь же интернационален как и молчание, я с рекомендацией «поприветствуйте Пинки Пай, вечериночную пони с мировым именем» вытащил её на сцену, а сам слинял обратно за свой стол. Чтобы там мне пришла в голову новая идея, которую…

— Пожалуй, всё. Вам лучше? — отвлёк меня от воспоминаний голос Твайлайт.

— Да, гораздо. Большое спасибо!

Что-то он какой-то слишком вежливый с ней. Или на меня он решил напасть исключительно из ревности к росту, а не из-за природной мудачности?

— Тогда пойдём? — улыбнулась Твайлайт.

— Ага, пошли. Айви, ты где остановился?

— В гостинице неподалёку.

Я расплатился, и мы дружно вышли из кафе. То, что мы живём в одной гостинице я догадался, но что у нас ещё и соседние номера? Бывают в жизни совпадения… стоп-стоп-стоп. Я подозрительно уставился на минотавра. Именно из этого номера вчера доносились весьма сладострастные стоны, когда я ложился спать… он что?..

— Подождите тут, — попросил он, бочком проскользнув в свой номер.

— Арт, откуда ты знаешь этого минотавра? И мисс Харшвинни? И почему, кого бы я ни спрашивала, знает по именам и тебя, и Пинки? — засыпала меня вопросами единорожка, едва дверь за минотавром закрылась. — Ладно Пинки, но ведь ты лишь вчера прибыл в город!

— Ну-у-у… — я почесал в затылке. — Даже не знаю с чего начать.

— Арт! — я обернулся на голос Беаты. Не заметить в нем откровенную панику было сложно. — У меня проблема!

— Какая? — напрягся я.

— Я п… — единорожка заметила Твайлайт и осеклась. — Я лучше покажу, пойдем, быстрее!

— Извини, Твай, похоже дело серьезное. Поболтаем чуть позже, ага?

Что она ответила я не услышал — Беата чуть ли не потащила меня за собой, ухватив за руку телекинезом. Мы спустились в её комнату, и единорожка закрыла дверь на замок. Ого?

— Так, и что случилось? — подозрительно осведомился я.

— Это! — воскликнула она и магией вытащила из одеяла кошку.

Стоп. Это не кошка… это пони размером с кошку.

— Я случайно уменьшила его в размерах! — воскликнула Трикси.

— Привет, Арт, — убито произнёс Перфект Майт.

Его можно было бы пожалеть, но сил у меня хватило только на то, чтобы не заржать. Голос у него теперь был под стать размеру, забавно-высокий.

— Ути, какая милота! — восхитился я и взял микрожеребца в руки. — Давай оставим его себе?

— Что?! — возмущённо воскликнул он.

— Шучу, просто шучу, — хихикнул я. — Но какая же все-таки прелесть. Такого домашнего любимца я б завёл.

— Не смешно!

— Ладно, не кипятись… — я посмотрел на Трикси. — Ну и как тебя угораздило?

— Я хотела показать фокус… — виновато произнесла она. — Но где-то ошиблась, и получилось вот это… и я не знаю, как вернуть всё как было! Это все из-за твоего «особого сидра»!

— То есть ты его ещё вчера ночью превратила? — хихикнул я.

— Да…

Факир был пьян и факинг не удался. Почему-то эта мысль вызвала у меня чувство облегчения.

— Ладно, а от меня-то ты чего хочешь? — поинтересовался я.

— Ты можешь превратить его обратно? — с надеждой спросила Трикси.

— Я?! — аж поперхнулся от такого вопроса. И в тот же миг увидел, как по брюху жеребца пробежало несколько искристых дорожек. — А, ну да, конечно же. Могу.

Я поставил поньтёнка на пол.

— Только никому не слова, — страшно серьёзным голосом произнёс я. — Никто не должен знать, что я владею магией. Никто!

— Клянусь, я никому не скажу, только верни мне прежний размер!!! — взмолился Майт.

Я присел на корточки рядом с жеребцом. Глубокий вдох, максимально серьёзное лицо, отсчитываем секунды. Пять. Четыре. Три. Два. Один.

— Фините Инкантатем! — повелительно произнёс я, ткнув в поньтенка указательным пальцем.

И ничего не произошло. Черт. Ошибся чуток.

ПШУХ!

— О… Я снова нормального размера! — радостно завопил жеребец. — Спасибо! Спасибо-спасибо-спасибо!!!

В порыве чувств бросился на меня, повалил на пол и успел несколько раз чмокнуть, прежде чем я его с себя стряхнул.

— Фу! — завопил я. — Фу-фу-фу-у-уу!!!

В ванную я рванул так, что едва вписался в дверь. Два раза помыв лицо с мылом, я счёл, что не стоит уподобляться Эйс Вентуре, и этого будет достаточно на первый раз, так что, вытерев лицо, вернулся в комнату. Жеребца там уже не было, как и его доспехов.

— Майт передавал свои извинения, — хихикнула Трикси.

— Не хочу ничего знать, — простонал я.

— Арт, а ты никогда не думал стать иллюзионистом? — улыбнулась она. — Я уже второй раз верю в твои фокусы.

— Уже раскусила? — хмыкнул я.

— Эй, я же училась в школе для одарённых единорогов!

— Угу. А я нет, но прибежала ты ко мне.

— Я просто запаниковала, — надулась она. — Я и сама бы вспомнила про время схода заклинания!

Ну да, никакой магии с моей стороны не было, просто в отличие от Трикси я сразу вспомнил что максимум на который хватает изменяющих заклинаний это десять часов, а потом организм замечает что с ним что-то не так и начинает восстанавливать прежний вид. Характерным признаком являются искры и вспышки вдоль задействованных линий магической системы тела, которые я и заметил у Перфект Майта. Ну а далее — дело техники, только подгадать время для красивого жеста. Впрочем, идеально было бы, если бы я подождал ещё пару секунд.

— Погоди-ка, а первый раз когда был?

— Когда мы розыгрыш Дэш репетировали, — поёжилась единорожка. — Первый вариант.

— А-а, это… — я кивнул — Ладно, я пойду обратно, пока Спайк с компанией не спалились перед Твайлайт.

— А Пинки ей не расскажет?

— Она дала Пинки-клятву, — пожал плечами я. — Так что гарантированно нет. Сейчас самая большая опасность, что он выйдет в коридор, пока там сидит Твай.

Хотя, проехать зайцами с пересадкой в Кантерлоте и не быть никем пойманными — это серьёзная заявка на набор сюрикенов и чёрную маску начинающего ниндзя. Расспрашивать Спайка между двумя танцами я не стал и просто дал ему ключ от номера. Не ожидал, что он придёт с такой большой компанией… все три меткоискательницы, да ещё и животинки… туси-и-им!

Правда, получилось неловко с сонным кристаллом. Вот так сходу в него пальнуть было несколько некультурно, но когда у тебя в руке молоток, все вокруг ужасно начинает напоминать гвозди… надеюсь, он не обиделся по этому поводу. И футболкой, кстати, я его укрыл, а не он сам её забрал.

Когда я вернулся в коридор, Твай просто сидела там же, где я её оставил. Ну а за дверью номера Айрона доносился шум, чуть панический голос Хары и короткие ответы минотавра.

— Да уж, Харе не позавидуешь, — хмыкнул я. — Просыпаешься такая с утра, а тебя ждёт представитель правителя.

— Она уже выглядывала и попросила прощения за ожидание, — подтвердила Твай. — Вот я и жду. Арт, так почему ты вчера убежал?

Я открыл рот для честного объяснения. В конце концов это Твай, она знает Кейденс и может помочь с моей маленькой проблемой… придёт к ней и уверенно скажет: «это мой друг Арт, и он до безумия хочет провести с тобой жаркую ночку. Но это не его вина, это всё чейнджлинги». Как-то сразу вспоминается реакция Твай на одну лишь мысль о том, что я целовал Церку в её обличии. Я закрыл рот. Нет, фиговая идея. Всё что может сказать по этому поводу Твай я могу сказать куда лучше и доходчивее хотя бы в виду отсутствия стыдливости. Так что единорожка будет лишь ненужным посредником… да и потом, учитывая, что её брат — муж принцессы, может получиться ещё более неловко. И пока я не закончил работу над ментальной защитой, я бы предпочёл, чтобы как можно меньшее количество народа знало суть моей проблемы.

— Были кое-какие дела личного характера, — уклончиво произнёс я. — Умоляю, не спрашивай, ответ будет неловким для нас обоих. И не беспокойся, я в любом случае с ней познакомлюсь.

Твай глянула на меня удивлённо, но последовала моей просьбе.

— Кейденс сегодня спрашивала о тебе, — пояснила она. — И девочек тоже.

— Зачем? — насторожился я. — Кстати, Твай, я до сих пор не в курсе, зачем она меня пригласила. Есть идеи?

— Может, это что-то связанное с Играми?

— Однозначно нет, — покачал головой я. — В приглашении не стояло даты. Оно бессрочное, я мог бы приехать сразу, я мог бы приехать через год.

— Тогда… не знаю. Может, её заинтересовала музыка? Или твой мир?

— У пони так принято? Просто пригласить кого-то тебя интересующего в гости и расспросить?

— С незнакомыми так обычно не делают, — согласилась Твай.

— Ладно. А о чем она спрашивала? — решил зайти с другой стороны я.

— Какой ты, как себя ведёшь, как относишься к пони, что о тебе думают другие.

Она что, вторая Селестия? На кой чёрт ей эти разведданные?! Ничего не понимаю.

— Нда, яснее не стало, — вздохнул я. — Ладно. Загляну к ней сегодня.

— Я готова, — дверь открылась, и из неё чинно вышла мисс Харшвинни.

— Хара, это выражение лица у тебя к одежде прилагается? — улыбнулся я. — А я-то вчера думал, что тебя кто-то расстроил.

— Артур, я на работе.

— А, да, «профессионализм», — хмыкнул я. — Ладно, не буду портить твой строгий образ, лучше сделаю что-нибудь полезное. Твайлайт, это мисс Харшвинни, инспектор Эквестрийских Игр. Мисс Харшвинни, это Твайлайт Спаркл, доверенное лицо престола.

«Элемент магии, личная ученица принцессы Селестии, спаситель принцессы Луны, победительница Дискорда, чейнджлингов и героиня Кристальной Империи. Она решает проблемы, и поверь мне, Хара, ты не захочешь быть одной из них». Безумно жаль, что я не могу этого сказать! Но как же хочется…

— Ладно, на этом я вас оставлю, если вы не возражаете. Если понадоблюсь, то я буду или здесь, или в той кафешке.

— Мисс Харшвинни, мне очень жаль, это я должна была встретить вас вчера, но из-за небольшой накладки мы перепутали вас с другой пони и провели экскурсию для неё. Надеюсь, вы хорошо провели время в Кристальной Империи?

Я не удержался от того, чтобы обернуться и преувеличенно (чтобы точно поняла) подмигнуть земнопони. Её шёрстку слегка тронул румянец, ставший ярче, когда я открыл дверь и проскользнул в свой номер. Дверь отсекла чёткость звука, но тирада, которую произнесла единорожка, явно несла болтологический импульс не менее чем в 0.3 пинкипай. Надо попросить Твай объяснить что-нибудь сложное в кратчайшее время, записать это на планшет, а потом принести запись Винил и наложить на музыку. Итог обещает быть забавным.

О… третий раз за сегодня я удостаиваюсь этого взгляда, полного надежды. Для разнообразия — не от пони.

— Твайлайт там? — почти неслышно произнёс дракончик.

— Пока да, — так же тихо ответил я. — Но без стука она не войдёт, так что пойдём подальше от двери, поболтаем.

Усевшись на стул рядом с небольшим письменным столом, я закинул ногу на ногу и подмигнул дракончику.

— Ну что, рассказывай, герой-любовник.

— Почему это я герой-любовник? — тут же попался в ловушку Спайк.

— Как это? — удивился я. — Насколько мне известно, ты должен был присматривать за животинками. Но стоило только поезду Твайлайт исчезнуть вдали, как ты, взяв в охапку сразу троих девчонок, поехал с ними тусить по заграницам…

— Нет! — отчаянно зашептал Спайк. — Все было не так! Просто… а, я понял, ты шутишь.

Я рассмеялся.

— Шучу, шучу. Но мне всё же очень интересно, как вы тут оказались.

Спайк рассказал свою нехитрую историю с очевидной моралью: «жадность это плохо». Я же из рассказа почерпнул, что животные тут ещё умнее, чем я предполагал изначально. И возможно, даже понимают не только интонации, но и речь, даже если говорящий — не Флаттершай.

— Ладно, денег на обратный путь я тебе подкину, — хмыкнул я. — Ты расписание поездов глянул?

— Ага, обратный отходит через час.

— Тогда собирай народ, если вы пойдёте сейчас, то точно не натолкнётесь ни на кого знакомого.

— Спасибо, Арт, буду должен!

— О да, — ухмыльнулся я. — Ещё как будешь.

— Опять почта? — тяжело вздохнул Спайк.

— Расслабься, я снова шучу. В общем, буди всех, только тихо.

— Ага.

Надевать вчерашнюю футболку я не стал. Она изрядно попахивала потом, но Спайк, видимо, из вежливости ничего мне по этому поводу не сказал. Как и по поводу ковбойства с кристаллом.

— Доброе утро, Арт, — позёвывая, из ванной вышла Скуталу. — Есть чего поесть?

— Привет, Скут. Нету.

— А у меня есть! — похвасталась Пинки. Я перевёл взгляд на неё: розовая понька уже проснулась и трясла хаером, возвращая гриве объёмный вид. Интересно, она вообще причёсывается? Или даже у стального гребня бы зубчики погнулись? — Вот!

— Трикси однозначно понравится этот фокус, — хмыкнул я, когда она достала что-то вроде понячьего варианта тульского пряника из-за уха.

— Доброе утро, всепони… — Свити посмотрела на меня и добавила. — И Арт. А можно мне тоже пряник?

— Конечно, — хихикнула пони, и совершенно аналогичным способом добыла ещё одно лакомство.

Я задумчиво поднял бровь. Она их где-то в гриве хранит, что ли?

— Будешь? — она достала третий пряник.

— Оставь Эпплблум, — покачал головой я. — Как спалось?

— Восхитительно, как всегда, — радостно ответила поняха. — Но я требую реванша!

Ну, как в следующий раз приспичит напиться…

— На следующей вечеринке.

— Оки-доки-локи!

— Доброе утро! — из ванны появилась Эпплблум и Вайнона.

— Иди сюда, — тут же радушно позвал я. — Хорошая собака, хорошая… просто прелесть. Не то что хозяйка.

— Эй! ЭйДжей хорошая! — возмутилась Эпплбум.

— Хорошая пони, но плохая собака, — ехидно прокомментировал я, продолжая чесать за ухом млеющую Вайнону. — Сложно это совмещать.

С собакой Эпплджек у меня действительно отношения были куда лучше, чем с самой Эпплджек. Ну, что поделать…

В дверь постучали. Я сделал большие глаза, но Спайк и компания уже рванули в ванную. Я поднялся и открыл дверь.

— Арт, мы с Харой собираемся пойти перекусить, ты с нами? — поинтересовался Айрон.

— Не вопрос, через пять минут буду. Только давай в то же кафе?

— Хорошо, если Хара не возражает.

Как-то очень ласково он о ней говорит.

— Пять минут, — повторил я.

Я вернулся в комнату.

— Так, ребят, я пошёл, будете уходить — отдадите ключ на вахту, — сказал я выглядывающей из ванной компании, с сомнением посмотрел на котокроличье гнездо и повторно решил, что обойдусь без футболки. — А, и деньги… вот. Пинки, ты со мной?

— Ага, только их провожу, — улыбнулась понька.

— Зачем? — удивился я. — Они сюда добрались без проблем…

— Потому что я соскучилась по Гамми! Побуду с ним, пока мы прогуляемся до вокзала.

— Ты же один день… — стоп, не все такие холодные скоты как я, может, ей действительно одного дня достаточно чтобы соскучиться? — Ладно, я ушёл.

Кафешка всё ещё стояла пустой, если не считать Айрона, задумчиво уплетавшего посыпанные зеленью спагетти.

— Шаффл, а ты можешь мне сделать то же, что и Айви, только без зелени, но с сыром и сливками?

— Конечно, сколько нужно того и другого?

Разобравшись с рецептурой, я уселся за стол к минотавру.

— А где Хара?

— Пошла в свою гостиницу переодеться, — ответил он. — Скоро вернётся.

И вновь эти тёплые интонации!

— Извини за вчерашнее, — тем временем продолжил он. — Я тут подумал, что перегнул палку.

— Да проехали, — пожал плечами я. — Я тоже был не образец добропорядочного поведения.

— А со стражей ты хорошо придумал, — улыбнулся минотавр. — Обманывать нехорошо, но ты так рассказывал, что я почти что поверил. Моему брату очень понравится твоя придумка.

— Почему?

— Он фольклорист. Сейчас собирает сказки народов мира… но для себя лично он коллекционирует небылицы, которые придумывают про нас другие виды, — Айрон хмыкнул. — Их много. Например, среди пони ходит слух, что мы маги, колдующие не с рога, а между рогов. А грифоны уверены, что у каждого уважающего себя минотавра есть секира. То, что мы дерёмся с друзьями при встрече, чтобы подтвердить свою силу — это ему понравится.

Шаблон слегка затрещал. Минотавр собирает сказки народов мира?!

— Эм… глядя на вас, так и хочется предположить, что у вас культ силы и суровый патриархат, — хмыкнул я. — У тебя ж руки в обхвате толще, чем у меня ноги. Да и вёл ты себя вчера…

— Да, ещё раз извини за это, — смутился минотавр. — Минотавры на самом деле не такие. Мой народ мирные философы и учёные.

— И ты тоже? Или ты исключение? — я постарался скрыть своё офигение.

— Разве что по росту, — хохотнул Айви. — Из-за него меня всегда побаивались.

— Значит, ты тоже учёный? — хмыкнул я.

— Вроде того. В детстве я пас коз и заметил, что козлы мелких пород могут без драк заставить более крупного противника отступить, причём не только коз, но иногда даже собак! Так я заинтересовался, от чего зависит эта сила, способность вести за собой, давать отпор. У меня возникла одна теория…

Я слушал и охреневал. Конечно, с моей точки зрения его теории полнейший наивняк, но! Передо мной, можно сказать, пионер в области конфликтологии и психологии управления!

— … я отправился в путешествие, как и брат. Начал с грифонов, теперь пони, потом драконы и чейнджлинги, если получится. И на основе своих теорий я начал учить других, как правильно добиваться своего… не бесплатно, конечно же.

И заодно основоположник тренингов личностного роста. Осталось только культ организовать, ей-ей.

— Айви, а вы коз зачем разводите?

— Молоко, шерсть и навоз. Особенно умные помогают нам в хозяйстве… не коровы, конечно, но так даже проще. Не думаю, что мы бы ужились с коровами.

— Мясо вы не едите? — с надеждой уточнил я.

— Нет! — ужаснулся минотавр.

Я ожидал, что нет, но всё равно жаль.

— Ты хищник?! — глаза Айви расширились.

— Здесь нет, — грустно вздохнул я. — Хоть и хочется иногда.

Он едва заметно дёрнулся.

— А что такое «тушёнка»? — нервно поинтересовался минотавр.

— Особым образом приготовленное мясо, — просветил его я. — Погоди, а откуда ты знаешь? А-а-а… точно. Айви, извини, я ничего такого в виду не имел вчера. Просто был очень зол.

— Вон оно что… — задумчиво произнёс минотавр. — Теперь всё понятно. Знаешь, ещё никто и никогда не нападал на меня. Я всё гадал — почему ты это сделал? Тебе не было страшно? Это особенность таких как ты? Но если ты хищник… скажи, а вы действительно готовы в любой момент меряться силой друг с другом? Как ты описал вчера страже?

— В какой-то мере, — я потёр лоб. — Не всегда на кулаках. И мы теперь куда более мирные, чем были когда-то.

— Вероятно, раз ты живёшь среди пони… а где обитают такие как ты? За морем?

— Не в этом мире.

— Ты из другого мира? — удивился минотавр.

— Ага. И Айви, честное слово, я настолько задолбался отвечать на вопросы о нём, что скоро выпущу брошюру. Тебе придётся подождать до тех пор, — улыбнулся я.

Шаффл наконец-то принёс мне мои спагетти, сыр и сливки. Я быстро смешал их воедино и с аппетитом приступил к еде. Вкус был несколько странный, но в целом вполне неплохо. Айрон тоже вернулся к еде, и некоторое время мы только позвякивали вилками.

— Арт, а любой из твоего вида бы поступил так же? — поинтересовался вдруг минотавр.

— Нет. Даже я бы в другом случае не стал бы тебя бить.

— Тогда почему?

— Можешь считать, что тебе просто не повезло. Вчера я был крайне не в духе, и чтобы начать крушить мне не хватало только толчка. А ты меня им обеспечил в лучшем виде.

Он задумчиво кивнул.

— Знаешь, теперь, когда я думаю об этом… мне даже немного понравилось. Драться, я имею в виду. Именно так, яростно, самозабвенно… что-то в этом есть.

— Только тренинги на этот счёт не устраивай, — улыбнулся я и напомнил. — Кстати, ты ещё должен мне двенадцать тысяч бит.

— Сегодня же отдам, — заверил меня минотавр.

Ну вот, так быстро согласился, что даже фраза «или я возьму их с тебя тушёнкой» не понадобилась.

— Простите что задержалась, — к нашему столику подошла улыбающаяся Харшвинни. Она явно помылась и, наверное, сменила одежду. Но если по слегка влажной гриве можно было догадаться, что с ней что-то делали, то одёжка была точно такая же, разве что не мятая. — Меня то и дело останавливали по пути.

— Тяжкое бремя славы, — ехидно прокомментировал я. — Знакомо.

— Но я ведь не сделала ничего особенного, — неуверенно ответила Хара.

— Единственная на соревновании спела песню моего мира. Да как! Тебе аплодировали чуть ли не вдвое дольше, чем остальным, и это при том, что не поняли ни слова.

— Мне просто понравилась мелодия и голос… — смутилась земнопони. — А что в ней поётся?

— Хм… — я припомнил текст Jamelia — Stop. — Знаешь, она, наверное, слишком человеческая. Она об обиде и ревности.

— На что? К чему?

— Мы её перевели, так что скоро выйдут альбомы с текстами, сама всё узнаешь, — отмахнулся я. — Не помню я её дословно. Кстати, заказывай чего-нибудь, Твайлайт наверняка вот-вот появится.

Сам я тоже напоследок поучаствовал в этом соревновании. Правда, после окончания песни пони чуть ли не полминуты молчали, прежде чем начали аплодировать так, словно по громадному барабану пошёл град размером с куриное яйцо. Неужто настолько текстом прониклись? Впрочем, это не самое весёлое, что я отчебучил, скорее финальный штрих.

Доев спагетти, я откинулся на скамейку и стал глядеть в окно. Улочки потихоньку наполнялись куда-то спешащими кристальными пони.

— Шаффл, а куда они все? — поинтересовался я у хозяина заведения, когда тот подошёл забрать мою тарелку.

— Сегодня объявят решение по Эквестрийским Играм, будут ли они проходить в Кристальной Империи. Мои жены и дочери ускакали ещё час назад, чтобы занять лучшие места.

— Вот как… — задумчиво произнёс я и, едва жеребец отошёл, немедленно обратился к Харе. — Ну и что же вы решили, мисс инспектор?

— Об этом узнает только принцесса Каденция, — решительно ответила Хара.

— То есть да? — я всмотрелся в её мордашку.

— То есть только принцесса!

Я улыбнулся. Хоть я и не Кейденс, но ответ уже узнал.

— Ну вот и хорошо, — я снова глянул в окно, и увидел яркое пятно среди переливающихся кристальных пони. — Ага, вот и Твайлайт. Хара, готова?

— Секундочку… — она промокнула губы салфеткой и придала своей мордашке обычное выражение. — Да.

В кафешке Твай появилась вместе с Пинки. Видимо, столкнулись они уже недалеко от входа, потому что попрыгушку я в толпе не видел.

— Мисс Харшвинни, принцесса Ми Аморе Каденция готова принять вас.

— Удачи там, — помахал рукой я.

— Артур, принцесса также желает видеть и вас, — в том же великосветском ключе продолжила Твайлайт.

— Что, прям сейчас? — поразился я.

— Да. Она особо попросила об этом.

— А в гостиницу заглянуть можно предварительно?

— Она в противоположной стороне, — покачала головой Твайлайт. — До объявления осталось не так много времени.

— Тогда пошли, — вздохнул я. — Шаффл, сколько с нас?

— Восемь бит.

Я положил десятибитовую монету на столешницу, хмыкнул, и мы отправились в сторону кристального дворца. Вид у меня, конечно, в высшей степени церемониальный: одни только длинные шорты. Что ж, это лучше чем было при встрече с Селестией и Луной. Халат на голое тело все-таки несколько более фриволен. Хотя, я уже начал привыкать к тому, что пони все равно. Вон, Айви вообще ходит в одном галстуке, и всем норм. Не думаю, что я тут кого-нибудь сумею смутить своими мослами… хотя бегать все-таки пора, однозначно пора. Вот вернусь и напрошусь на совместные пробежки с Винил, вместе будет веселей.

— Привет, Арт! — короткая вспышка.

— Привет, Блейз, — я легонько погладил по голове ткнувшуюся в меня пони.

— Приветик, Хара, тебя кто-то обидел? — понька затрусила рядом с нами.

— Здравствуйте.

— Не трогай её, она на работе, и ей нужно сохранять серьёзное лицо, — хихикнул я.

— Тогда до вечера! Пинки, ждём тебя сегодня там же!

— Оки-доки!

Вот странная штука память… если я устал, или в похмелье, или у меня болит голова, пользоваться я ей в полной мере не могу. Не работает она на чтение, и всё тут! Зато на запись работает всегда… или я их специально запоминал? Не уверен.

— Арт, доброе утро! — ещё одна пони поднялась на задние лапки и обняла меня, из-за чего мы едва не рухнули на дорогу. — Эй, вчера ты был устойчивей!

— Вчера я знал, что меня будут обнимать, Хэйзи!

— Как ты вообще держишься на этих длиннющих лапах?

— Уверенно, — усмехнулся я. — Хэйз, я тороплюсь.

— Пока-пока! Пинк, Хара, приветик!

Не успел я сделать ещё несколько шагов, как ко мне подошли два незнакомых жеребца.

— Привет, Арт!

— Эм… привет, парни… — я вглядывался в их мордахи. — Блин, Рубиланс, это ты? И Бастион? Ребят вообще не узнал вас без доспехов!

— Капитан дал нам трёхдневный отпуск, — рассмеялся Рубиланс. — Сказал, что видел, как ты нас вчера загонял. Вот, теперь ищем Майта, не видел его?

— Видел с утра, но куда пошёл — не знаю. Ладно, парни, мне пора на аудиенцию.

— Передавай привет Айви!

Я помахал жеребцам на прощанье.

— Арт, можно тебя на минуточку? — позвала меня Твайлайт.

— Конечно, в любое время, — улыбнулся я, поравнявшись с ней.

— Привет, Арт!

— Привет, Силк! — я махнул пони рукой и повернулся обратно к Твайлайт. — Что такое?

— Откуда ты знаешь всех этих пони?! — воскликнула она. — Ты приехал сюда только вчера!

— Ну… пока вы занимались делом, я развлекался, — я подмигнул единорожке. — Пинки составляла мне компанию.

— Но как можно было познакомиться с половиной Кристальной Империи за это время?! Тебя же знает почти каждый!

— Мы вчера организовали стихийный фестиваль, — хихикнул я. — Ну, Пинки организовала, я так, подавал идеи. Среди всего прочего там были танцы со сменой партнёров. Предлагая кому-то танец, каждый должен был назвать своё имя, а при расставании — имя партнера.

— Это просто супер-дупер-офигительная идея! — подтвердила Пинки. — Обязательно попробую её на какой-нибудь другой вечеринке!

— То есть ты просто перетанцевал со всеми пони в Кристальной Империи?

— Нет-нет, ты что, это бы заняло неделю. Просто подходят только те, с кем я танцевал, вот и кажется, что я знаю всех.

— А ещё Арт всем делал такие комплименты, м-м-м! — Пинки показала мне язык. — А всё равно спала с ним я!

— Комплименты? — удивлённо уставилась на меня Твайлайт.

— Ага! — Пинки хихикнула. — Он такой кобылий угодник! Каждой говорил что-нибудь во время танца. «Пинки, я не могу сдержать восхищения тем, как своей откровенностью и очарованием ты покоряешь сердца везде, где бы ни мелькнули твои игривые розовые кудряшки. Нежные прикосновения твоих лапок отдаются теплом в моей груди…»

МЛЯЯЯЯ!!! ВОТ! ВОТ ПОЭТОМУ Я ТАК РЕДКО ПЬЮ!

— Он сказал это тебе?! — выпучила глаза единорожка.

— «Хара, подобно дикой розе ты скрываешь шипами нежность лепестков своей души, видимую лишь яркими проблесками в твоих прекрасных глазах, что цветом спорят с мечтой. Твоя удивительная улыбка остаётся со мной, даже когда ты уходишь…» — мечтательно произнесла Харшвинни.

А-А-А-А-А!!!

— «Сноуберри, сколь многих твоя красота заставила потерять покой и сон?» — хихикнула Пинки. — А дальше я не слышала. И так каждой, представляешь?

Боже, как же это неловко… я вцепился себе в щеку так, что едва не прокусил её.

— Арт… — Твайлайт ошарашено уставилась на меня.

— Но потом мы все поняли, что его сердце занято другой, — вздохнула Пинки. — И комплименты, которые он сделал нам, лишь отражение его настоящей и, увы, безответной любви.

ЧЕГО?!!!

— Это была просто потрясающая песня, — расчувствовалась Хара. — Я была тронута до глубины души. Артур, с твоей стороны очень смело столь открыто признаться в любви принцессе…

— Какой принцессе? — севшим голосом спросила Твайлайт.

— Принцессе Селестии, конечно же, — словно само собой разумеющееся ответила Пинки. — Он посвятил эту песню ей.

Убейте меня кто-нибудь… кажется, щеки у меня горят, наплевав на все мои ухищрения. Я робко оторвал взгляд от дороги и глянул на понек. Хара и Пинки смотрели на меня сочувственно, а Твай так, как будто я только что обрушил её мироздание.

Божечки, теперь мне понятно, что это за странные взгляды время от времени бросали на меня поньки! Ох, черт, как же хорошо, что мы не в Эквестрии! Жесть-жесть-жесть…

— Это просто песня была, — деревянным голосом возразил я. — Она имела к Селестии столько же отношения, сколько к мисс Харшвинни имеет «Хару Мамбуру!»

— Не беспокойся, Арт, мы понимаем, — серьёзно ответила Пинки.

Йетить-колотить. Кажется, теперь я от этого ярлыка так просто не отделаюсь.

* * * Oh my! Feels just like I don't try looks so good I might die all I know is everybody loves me! Everybody loves me!

Эта мелодия просто начала играть у меня голове с того момента, как я увидел Кейденс в официальном виде. Способности Рэрити раскрыли всю красоту кристальной принцессы, доведя её облик до того уровня совершенства, который уже нельзя описать словами. Отравленная Церкой часть моего сознания просто-таки бесновалась, но пока что я довольно успешно удерживал себя в руках, разглядывая залу приёмов. Впрочем, призрачный образ принцессы один черт стоял перед моим внутренним взором так чётко, как будто его выжгло где-то на подкорке. Интересно, а комплименты я тоже вещал под воздействием Церки? Ха-ха, ага, как же. Как ни прискорбно, но это я сделал сам. Долго ли умеючи, особенно если где-то в голове лежит этак с полтысячи заученных фраз? Ох стыдоба… хорошо ещё, что я выбрал сравнительно-нейтральную БИ-2 «Её глаза» и посвятил её Селестии. Могло быть и хуже. Я мог перевести и спеть «Sex Bomb» Тома Джонса в честь Кейденс. Бр-р-р.

Хм. Хм? Это странно. Я присмотрелся к своду зала повнимательнее, пытаясь снова увидеть рисунок в замысловатой мозаике на потолке. Да, вот он. Похоже на спираль… в голове словно щёлкнуло, и я понял, что мне напоминает весь этот город! Основные лучи для сбора энергии, балансирующие каналы, соединяющие лучи посередине и делающие карту города похожей на паутину, и замок в центре — он словно масштабная (хоть и упрощённая) модель единорожьего рога с энергетической подводкой!!! Может, так создаётся щит? Если я изучу структуру вложенного в замок заклинания, я смогу сделать небольшой аналог лично для себя, мне всего лишь нужно обстоятельно исследовать здесь все… черт, но без инструмента с этого не будет никакого толку. Действительно заказать разбрасывание листовок по всей Эквестрии, как я и говорил Джейд? Или же обратиться к Селестии, может, у неё где-нибудь завалялась такая полезная в хозяйстве вещь как анализаторные очки? Или же… я ведь, вроде как, прирождённый талант в выращивании кристаллов? Может быть Джейд поделится заметками своего деда, и я смогу сделать новые линзы вместо разбитых? Во всяком случае, «чесалку» сделать было нетрудно.

— Добрый день.

— Добрый, — я отвлёкся от созерцания потолка и переместил взгляд на собеседника, коим оказался жеребец с двухцветной электрически-синей гривой, похожий на Винил настолько, что когда-то я думал, что они родственники. Нет, ну в самом деле, как у них формируется цветовая гамма? Белоснежный старший брат и темно-фиолетовая младшая сестра. Ещё похлеще, чем расцветка Пинки относительно других Пай.

— Вижу, вы не слишком заинтересованы в церемонии.

— Я и так знаю, чем она закончится, — я улыбнулся. — После расшаркиваний Хара будет долго и со вкусом возмущаться безалаберностью встречающих, а потом всё-таки скажет, что Эквестрийские Игры будут у вас. Но тс-с-с, она явно уверена, что её никто не раскусил. Так и что же нужно от скромного меня правителю Кристальной Империи?

— Я не правитель, — добродушно улыбнулся жеребец. — Вы не против поговорить в другом месте?

— Конечно, это будет даже лучше.

Мы тихонько покинули залу и, пройдя несколько десятков метров по коридору, зашли в кабинет, который, видимо, облюбовал для себя брат Твайлайт.

— Шайнинг Армор, — представился он, кивком головы предложив занять один из трёх диванов, стоявших в углу комнаты.

— Знаю, Твай рассказывала, — кивнул я, и тоже представился. — Артур. Можно Арт.

Он задумчиво рассматривал меня, сидя на противоположном диване. Я же своё любопытство относительно внешнего вида своего визави удовлетворил и теперь терпеливо ждал. Общение с нынешним капитаном кантерлотской стражи меня не порадовало, но местный главстражник наоборот, оказался весьма приятным субъектом. Вроде бы он даже побывал на нашем вчерашнем фестивале и даже порывался со мной потанцевать. Я от этого действия мягко уклонился. Если добавить ко всему этому рассказы Твайлайт о брате, то портрет получался несколько противоречивый. Впрочем, кто знает, возможно, неприязнь Стар Шилда распространяется только на меня, а так он приличный че… жеребец.

— Красиво вы вчера разобрались с минотавром, — улыбнулся он. — Никогда раньше не видел драки двуногих. Завораживает.

— Эм-м-м… я с ним не разбирался, это… — начал отмазываться я.

— Аметист сказал мне, что эта история доверия не внушает, — прервал меня Шайнинг. — Но поскольку минотавр из-за чего-то подтвердил вашу версию, придраться не к чему. Мне лишь интересно, как вам это удалось? Минотавры упрямы как стадо их любимых коз. Запугать бы вы его не смогли…

— Я думал, инцидент исчерпан, — вздохнул я. — А его, оказывается, просто перенесли уровнем выше? Никого я не запугивал. Да и вообще, мы потом вместе замечательно отдохнули безо всяких претензий друг к другу. Стража, которую капитан Стронгхолд к нам приставил, это подтвердит.

На мордашке Шайнинга промелькнуло выражение разочарования.

— А вы видели драку? — спохватился я.

— Ваша помощница предоставила свои воспоминания о ней, чтобы доказать, что минотавр спровоцировал вас.

— Я не успел их представить друг другу, — объяснение вылетело само собой. Так значит, Беата была там? Что-то слабо верится что случайно.

— Конечно, — он вздохнул. — Вы правы, инцидент исчерпан, и позвал я вас совсем не за этим. Вы не откажетесь от небольшого спарринга со мной?

— Не сочтите за грубость, но откажусь, — ответил я и пояснил. — Совершенно не представляю себе, как драться с четвероногими.

— Как и я не представляю, как драться с двуногими, — улыбнулся Шайнинг. — Разве это не будет ценным опытом для нас обоих?

Кажется, ему просто хочется с кем-нибудь помахаться. Энтузиазма — как у Твайлайт перед новым экспериментом.

— Ценный опыт «драк», если можно так выразиться, с единорогами я уже имел, спасибо, — хмыкнул я. — То об стену швырнут, то в бассейне утопят, то в силовую клетку посадят.

— Надеюсь, это не Твайлайт вы на такое вынудили? — улыбка жеребца изрядно поугасла.

— Принцессу Луну. И не сказал бы, что прям вынудил.

— А-а… — он снова улыбнулся. — Да, её высочество бывает немного невоздержанной.

Я пожал плечами.

— Я не буду пользоваться магией, даю слово, — серьёзно произнёс Шайнинг. — Кроме того, на стадионе уже работает заклинание, блокирующее работу рогов.

О! А такое бывает? Любопытно-любопытно!

— Ладно, — я вздохнул. — Уговорили.

— Превосходно, — обрадовано произнёс он. — Потом обсудим защитное снаряжение.

— Я бы ещё хотел посмотреть тренировки стражи. Просто чтобы знать, чего ожидать.

— Легко, — кивнул он. — Можем пройти прямо сейчас…

Ощущение холодного ветерка по коже, и жеребец передо мной приобретает кристальную полупрозрачность.

— Или нет, — он с улыбкой осмотрел свою ногу. — Похоже, вы были правы, и Эквестрийские Игры действительно будут проходить у нас.

А они точно не знали этого заранее? А то за подготовку взялись весьма серьёзно… хотя, что это я. Опять забыл, с кем имею дело.

— Кто бы сомневался, — хмыкнул я.

— Пожалуй, нам пора возвращаться. Кейденс тоже хотела поговорить с вами.

Мы направились обратно в зал приёмов. По пути я сказал Шайнингу что мне надо отлучиться в туалет, подготовиться, так сказать, ко встрече на высшем уровне, и чтоб он меня не ждал. Ни словом не соврал!

И впервые за всю свою жизнь я пожалел о том, что у меня не болит голова — так перенести беседу с Кейденс было бы еще проще.

— Е-е-ей! Арт, Хара всё-таки выбрала Кристальную Империю! Давайте веселиться!!! — на выходе из туалета на меня налетела Пинки, отчего с неё тут же слетел кристальный спецэффект. — Ве-се-лить-ся! Ты с нами?

— Тебе что, вчера мало было? — поинтересовался я и перевёл взгляд на Рэрити, опасливо отступившую от меня подальше. — Что такое?

— Все хорошо, дорогуша, только не надо меня касаться. Я хочу в полной мере насладиться изысканным сиянием, которое встречается только у кристальных пони.

Я фыркнул и с ухмылкой покачал головой.

— Что-то не так? — обеспокоилась единорожка.

— Сами кристальные пони считают, что эквестрийцы — яркие, в отличие от них, и с радостью разряжали об меня своё «изысканное сияние». Как говорят у меня на родине, «в тарелке соседа всегда вкуснее».

— Мне оно только мешает, — проворчала Эпплджек, подойдя ко мне и стукнув лапкой по руке. — Как эти кристальные пони терпят это бесконечное сверкание?

— Всё, никто больше магоотводом воспользоваться не хочет? — саркастически поинтересовался я. — Тогда я пошёл, мне ещё аудиенция назначена.

— Увидимся! — махнула мне лапкой Пинки.

В зале приёмов принцесса Каденция с помощью Твайлайт и Флатти избавлялась от чуда инженерной мысли в гриве. Эффект аликорна производила всё ещё впечатляющий, но, по крайней мере, уже не нокаутирующий. Прорвёмся! Главное близко к ней не подходить. Интересно, а куда пропали Шайнинг и Дэш?

— Извините, что приходится видеть меня в таком виде, — первой заметила меня Кейденс. — Всего пару минут, и я смогу с вами поговорить.

— Ничего-ничего, я не тороплюсь, — улыбнулся я.

— Как Рэрити умудрилась это так заплести? — тихонько возмутилась Твайлайт и потянула губами локон из какой-то хитрой конструкции с кристаллом в центре.

— Мне кажется что лучше взять другой… — ещё тише произнесла Флатти и, подавая пример, потянулась к другому локону, попутно мазнув губками по щеке подруги.

Кристаллическая конструкция рассыпалась, выпустив все четыре локона, а я спешно поднял глаза к потолку. Зрелище при всей своей невинности, оказалось весьма эротичным.

Минут через пять они закончили, и полностью освобождённая от многочисленных заколок грива аликорны приобрела свой естественный вид. Я вернул взгляд с потолка, чтобы отслеживать её перемещения.

— Большое спасибо, девочки, — улыбнулась она своим помощницам, а затем перевела взгляд на меня. — Артур, верно?

Я кивнул. Она подошла на шаг ближе, и ровно на это же расстояние я отступил.

— Извините, Ваше Высочество. Пожалуйста, позвольте мне сохранять эту дистанцию между нами.

— Вам неприятно моё присутствие? — удивленно спросила она.

— Ни в коем случае, Ваше Высочество, — присутствие было весьма приятным. Но знать ей об этом необязательно. — Просто я не хотел бы подвергаться действию кое-какой особенности аликорнов.

Она недоуменно моргнула.

— Какая особенность? — удивилась Твайлайт.

— А-а, поняла, — Каденция кивнула мне головой. — Тогда нам лучше найти более подходящее помещение для разговора.

— Мы уже уходим, — тут же сообразила единорожка.

— Не беспокойтесь, зала приёмов все равно не место для долгих бесед, — улыбнулась ей принцесса. — Мой кабинет подойдёт куда лучше.

Говорить на расстоянии в почти десять метров неудобно, но куда деваться? Разъяснять суть моей проблемы незнакомой аликорне, неизвестно зачем меня позвавшей, не хотелось. Сначала надо решить, можно ли ей доверять, а это не так-то просто, учитывая, что некоторая часть моего сознания… мешает сохранять объективность.

— В первый раз вижу чтобы кто-то опасался нашей эмпатии, — произнесла Каденция, когда мы вошли уже в её кабинет. Практически аналогичный тому, что у её мужа… хм. Кстати о мужьях, надо будет подробнее узнать про их обычаи. Вроде бы у пони не моногамные отношения...

— У меня есть на это веские причины, — заверил ее я. — Пока же я крайне заинтригован, зачем вы меня позвали. Задумали совершить переворот и занять трон Эквестрии с моей помощью?

— Только при тётушке не говорите, а то она спихнёт на меня свои обязанности безо всяких интриг, будет неинтересно, — солнечно улыбнулась принцесса.

— Это был последний вариант, — улыбнулся в ответ я. — Так что сдаюсь. Зачем вы меня пригласили? И откуда вы вообще про меня знаете?

— Из газет, писем Твайлайт и тёти Селестии. По её просьбе я вас пригласила… присаживайтесь.

— Спасибо. Значит, это просьба Селестии. И в чем же она заключалась?

— Она просила меня помочь с одной вашей проблемой, хотя теперь, после вашего вчерашнего выступления, я не знаю, что и думать.

— И вы туда же? Почему вообще все решили, что я влюблён в Селестию? — возвёл глаза к потолку я. — Традиция какая-то, что ли?

— Традиция… — она удивлённо посмотрела на меня. — Так вы о ней не знаете?

— Нет. Я просто спел песню.

— Оу, — она рассмеялась. — Тогда нелегко вам придётся. Сочувствующих будет море.

— Вернусь в Эквестрию, и все сочувствующие останутся здесь, — отмахнулся я. — Ладно. Так в чем же заключается та проблема, с которой вы можете мне помочь?

— В вашей способности любить. Тётушка…

Я прервал её речь звонким фейспалмом. Знал бы, хрена с два бы пришёл! Тьфу, блин, а я-то думал-гадал, что же ей надо? Устроить концерт человеческой музыки, если она вдруг считает, что я её всю сам придумал и исполнил? Откуда-то узнала про портальный проект и хочет участвовать в пилотном эксперименте? Решила не отставать от прочих аликорнов и тоже урвать свой массажик? Варианты в голову лезли один безумнее другого, и что в итоге?!

— Опять Тия лезет куда не просят, — простонал я. — Ну какое же её дело-то, а?!

— Похоже, вы с тётушкой всё же близки, — хихикнула Каденция.

— Принцесса, давайте забудем об этой просьбе. Это такой удар под дых с её стороны, что у меня просто слов нет. Почему она вообще себе подобное позволяет, я её ещё спрошу. Почему она попросила об этом вас?

— Можно на ты и просто Кейденс, — улыбнулась аликорна. — У каждого аликорна есть аспект, с которым он связан. Я — принцесса Любви.

— И как это работает? — заинтересовался я.

— Можно сначала один вопрос вам?

— Можно на ты и просто Арт.

— А вопрос? — хихикнула она.

— Тоже можно, — расщедрился я.

— Тия писала, что ты никогда не любил, это правда?

Я вздохнул. Этот (и аналогичные) вопросы всегда вызывали поток не самых приятных мыслей.

— Я даже дружить не умею, чего уж про любовь говорить.

— А как же Твайлайт? Или Флаттершай? Они считают тебя другом, — серьёзно спросила Кейденс.

— Постараюсь не обмануть их доверия, — криво усмехнулся я.

— Значит, себя ты их другом не считаешь.

— На каком промежутке времени? — я задумчиво посмотрел в окно. — Когда-то я считал, что друзья у меня есть. Впоследствии выяснилось, что дружба рассыпается в песок, стоит только отойти достаточно далеко.

— Но ведь можно писать письма…

— В моем мире можно говорить с кем-то находящимся очень далеко с той же лёгкостью, как мы сейчас говорим с тобой. Я этого не делал. Я даже не скучал. Какой из меня после этого друг? Оскорбление самой идеи.

— «Дружба долготерпит, дружба милосердствует, не завидует, не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего», — произнесла вдруг Кейденс и на мой удивлённый взгляд пояснила: — Твайлайт написала, что это твои слова.

— Это выдержка из книги. И в оригинале была «любовь» вместо «дружбы». К чему ты ведёшь?

— Но ты относишься к этому очень серьёзно, — она покачала головой. — Дружба иногда сходит на нет, такое часто бывает и среди пони. Это ещё не повод думать, что ты на неё не способен.

— Согласен, — кивнул я. — Но конкретно у меня она существует только «на некотором отрезке времени». Вчера, сегодня, может быть завтра. Только, на мой взгляд, для этого другой термин должен быть. А настоящая дружба — это связь душ, раз и навсегда.

Кейденс неодобрительно покачала головой.

— Значит, и с любовью то же самое? — грустно спросила она.

— Да. Простая мысль: «мы в ответе за тех, кого приручили». Но не только это… не сказать, чтобы у меня было прекрасное детство, но я всё же был счастлив. Родители любили и друг друга, и меня с сестрой. Меня это восхищало, да и сейчас восхищает, иметь семью, в которой любые невзгоды покажутся смешной мелочью, где все проблемы остаются за порогом дома, где живут люди, которым ты дорог просто… «потому что», безо всякой корысти. Это идеал, которого я сам достичь не могу, — я вздохнул. — В какой-то момент я осознал, что попытавшись создать семью без любви, я не только предам этот идеал, но ещё и лишу кого-то возможности его обрести.

Бр-р-р, как-то это всё пафосно прозвучало.

— Предательство идеалов ещё куда ни шло, после третьего раза становится привычно, но другим жизнь отравлять не дело. Совестно мне от этого будет, а я терпеть не могу неприятные ощущения.

— Ты говоришь так, словно можешь контролировать всё на свете, — поморщилась Кейденс. — Любовь это всегда выбор двоих!

Я улыбнулся уголками рта.

— А если один из этих двоих может ввести второго в заблуждение? — горько поинтересовался я. — Говорить правильные слова, совершать правильные поступки, смотреть правильным взглядом? Достаточно лишь лёгкой щепоти взаимной симпатии, и из неё можно вырастить… ну, назовём это «любовь», за неимением другого термина. Всё что для этого нужно — знать как.

— Чепуха! — возмутилась она. — Любовь это чувство, из которого был рождён мир! Его нельзя подделать!

— Угу. И оно тоже является связью душ, ныне, присно и вовеки веков. И я его точно так же никогда не испытывал.

— Но ведь ты искал его…

— Не нашёл, — пожал плечами я. — Как я говорил Тии, мне и так нормально.

— Но ведь это неправильно, — я удивлённо перевёл взгляд на аликорну, услышав в её голосе слезы. — Это ужасно! Какая жизнь может быть, если в ней нет места любви?! Ни один пони не вынес бы этого!

— Ну, я же не пони, — улыбнулся я. — И, по-моему, ты преувеличиваешь.

— Нет, — она шмыгнула носом. — Пони, у которого нет друзей быстро перестаёт мыслить здраво. Пони же, который никогда не знал любви? Даже представить не могу…

Интересная теория, многое объясняет. Кейденс ее сама придумала или еще где-нибудь информация есть?

— Я не пони, — повторил я. — Я не владею магией, хожу на двух ногах и, как говорила Тия, по меркам вашего мира даже не должен быть разумным. Возможно, что любовь мне просто недоступна.

— Ты просто отказался от её поисков, — аликорна немного успокоилась. — Почему? Это как-то связано с тем, о чём ты говорил раньше, «что один может ввести другого в заблуждение»?

Проницательная какая… хотя, она ведь тоже аликорн и тоже может быть старше человеческой истории. А то, что впечатление юной производит, так Тия вообще иногда ребёнок-ребёнком.

— Я отнял у замечательной девушки четыре года жизни, — задумчиво произнёс я. — Которые она потратила на меня, убеждённая в том, что я люблю её. Ложно убеждённая. Мной.

— Это ведь ты один так решил, — вздохнула Кейденс.

— Этого мало? Я понял, что я её не люблю и не любил никогда. А когда я рассказал ей, как именно влюбил ее в себя, она влепила мне пощёчину и разрыдалась. Я помню её лицо… — я вздохнул. — И хватит с меня одного такого воспоминания.

Аликорна шокировано молчала.

— Факт в том, что я могу нравиться целенаправленно. Я знаю что, как и когда говорить, как правильно себя вести. Чем дольше я с кем-то знаком, тем больше шанс, что я угадаю, чего она хочет просто по мимолётному выражению лица. Какие-то эмоции мне доступны, а ещё мне нравится секс, так что мотивации пользоваться всем этими преимуществами хоть отбавляй. Единственное «но» — это до отвращения нечестно. У меня нет права играть другими! Но и совсем не делать этого я не могу! Нельзя провернуть фарш назад и вернуть себе прежнюю чистоту души!

Я замолк. Зажмурился. Тьфу, блин… пора заканчивать с этим внезапным сеансом психотерапии.

— Что-то я разоткровенничался, — я вздохнул. — Ну, и каково твоё мнение? Тоже думаешь, что кому-то нужен такой подарок как я?

— Скажу, что ты ошибаешься, — улыбнулась аликорна. — А ещё что ты упрямый как осел. Или даже как минотавр.

— Спасибо за комплимент, — хмыкнул я. — А по существу?

— В жизни бывают ошибки, и порой мы делаем больно и другим, и себе, но иногда только так можно сделать шаг вперёд… дай мне договорить!

Я послушно закрыл рот.

— Не можешь сблизиться с кем-то сам — твоё дело. Я попрошу тебя лишь об одном: когда кто-нибудь шагнет навстречу тебе, не отталкивай его. Мы — другие! Скажи всё честно, как сказал мне, но не отталкивай. Любовь ждёт каждого в этом мире, нужно лишь дать ей шанс!

— Только я-то из другого мира, — м-да, шутка вышла натянутая.

— Может, поэтому ты и не нашёл её у себя? — с озорной улыбкой ответила Кейденс. — Потому что она ждёт тебя здесь?

Я с широкой ухмылкой покачал головой.

— Ладно, уела.

— Значит, ты согласен?

— Конечно. До сих пор желающих связываться со мной не находилось, а если и найдутся, то честного объяснения будет более чем достаточно, чтобы они передумали.

— А если нет? — прищурилась Кейденс.

— Кто не спрятался, я не виноват, — усмехнулся я. — Но почему ни ты, ни Тия даже не допускаете мысли, что я действительно просто не могу любить?

— Мы в тебя верим, — ехидно отозвалась она. Вот язва! — А знаешь, давай лучше просто проверим!

Она спрыгнула с диванчика, и её рог вспыхнул языками нежного василькового свечения. Лёгкий «динь!» в голове раздался практически сразу. Мля! Расслабился!!! Рука словно сама метнулась к лежавшей на диванчике подушке, бросок…

— Никакой магии! — взревел я раненным медведем. — Ой…

Бросок получился восхитительно удачный. Рог аликорны потух, а вот подушка насадилась на него до самого основания.

— Это больно, знаешь ли, — обиженно произнесла Кейденс.

— Извини, выбора не было, — с искреннем раскаянием в голосе произнёс я.

— Теперь у меня тоже нет выбора… — вздохнула она, сбрасывая подушку с рога. А затем он вспыхнул снова, и продырявленная подушка поднялась в воздух, подхваченная синим свечением. Аликорна на мгновение обернулась, и ещё четыре подушки взлетели с её диванчика и присоединились к первой. — Мой черед!

Я и пикнуть не успел, когда она одну за другой метнула все снаряды в меня. Одну я рефлекторно поймал, одна влетела в нее же следом, и ещё две по очереди ударились мне в грудь. Я аккуратно выглянул из-за отловленной подушки как из-за щита.

— Сдаёшься?! — смешливо вопросила меня аликорна, воинственно размахивая последней, неиспользованной подушкой над головой.

— Русские не сдаются! — гаркнул я и метнул свой «щит», целясь ей в грудь.

— Ага!

Только этого она и ждала. Моя подушка ударилась в мгновенно поставленный барьер, а метко пущенная ею угодила мне в лицо.

— Один-один! — хихикнула Кейденс.

— И до скольки играем? — прищурился я, поднявшись на ноги и подхватив по одной подушке в каждую руку.

— Если за минуту попадёшь по мне хотя бы раз, то ты выиграл, — ехидно ответила она.

Ага, хорошо тебе говорить, за щитом-то! Хотя… вроде бы одновременно несколько заклинаний единороги творить не могут…

— Хорошо, но если ты не попадёшь по мне ни разу за минуту, то ты проиграла, — поставил своё условие я.

— Начали! — боевито воскликнула Кейденс и, телекинезом выдернув подушку у меня из руки, тут же дуцнула меня ей по голове.

Ах ты ж хитрожопая ж ты лошадь! Ну всё, выиграть теперь дело чести!!! Я кинул подушку вверх, и пока она отвлеклась, схватил с дивана ещё одну и кинул уже в неё.

— Не-а! — задорно крикнула она, подхватив её телекинезом, а затем метнула в меня обе. От одной я уклонился, а другую поймал, чтобы тут же отправить обратно.

Кейденс просто пригнулась, а затем схватила сразу несколько снарядов. Я рыбкой метнулся за диван, и первая подушка прошла мимо, а вторая с глухим звуком ударилась в преграду. Я выглянул — и еле успел уклониться от ещё одной метко пущенной «стрелы». Она ударилась в стену, и я тут же её схватил. Шорох крыльев над головой, и в меня одна за другой влетают сразу четыре подушки.

— Я победила! — радостно воскликнула Кейденс и приземлилась рядом со мной.

Я зачарованно смотрел на распалившуюся аликорну. Глаза радостно сияли, а грива растрепалась, подчёркивая её волшебную красоту. Спохватившись, я быстренько отполз на более приличное расстояние, и, к моему удивлению, Кейденс тоже отступила на несколько шагов.

— Арт, это что? — негромко спросила она. — У тебя охота?

Я хихикнул.

— Забавный вывод и недалёкий от истины. Не совсем. Поскольку у меня нет магической системы, некоторые заклинания остаются со мной навсегда. И как-то встретился мне чейнджлинг…

Это заклинание?! — ужаснулась Кейденс. — Которым они любовь крадут?!

— Знакома с ним? — хмыкнул я.

— В худшем варианте, — мрачно кивнула она. — Значит, вот почему ты не хотел подходить ко мне близко. Но ты ведь мог бы просто сказать…

— Сначала я тебе не доверял, ну а потом мы как-то заболтались, — я поднялся на ноги. — Подушку, кстати, я в тебя из-за этого кинул. Заклинание, которое ты собиралась применить, тоже осталось бы со мной навсегда. Что это было?

— Оно дало бы тебе связь с Любовью… обычно попавшие под него пони ненадолго, но очень сильно влюбляются в первого же, кто попадётся им на глаза.

— То есть, в данном случае, я бы влюбился в тебя, — я хмыкнул. — Тебе безумно повезло, что этого не случилось.

— Мне? — удивилась Кейденс. — Почему?

— Потому что люди порой идут ради любви на такое, что пони не снилось в худших кошмарах, — серьёзно ответил я.

Продолжение следует...