18: Выбора нет (2)

19: Когда под ногами бездна

===

Салрат слипающимися глазами посмотрела на настенный экран и, кажется уже в двадцатый раз перечитала текст своего отчёта. Он выглядел неплохо, но её годами оттачиваемая паранойя — сейчас всплывшая на поверхность, поскольку она не приняла лекарство — заставляла её придираться ко всему. Это ужасно, — подумала она, — но Салрат слишком устала, чтобы что-то менять. Взмахом лапы она отправила документ в электронную пустоту, направляя его департаменту, который без сомнения будет решать её судьбу, основываясь на том, что она должна была сделать, а не на том, что действительно сделала.

Разминая челюсть, она одной лапой почесала живот под рабочим жилетом, другой же прокручивала список сообщений. Большинство из них были обычным бесполезным мусором, который накапливается в любой крупной организации: приглашения на собрания, проводимые в других секторах, разговоры на неинтересные ей темы, но было среди них одно с пометкой "срочно".

Тридцать секунд спустя теперь полностью проснувшаяся Агент неслась по коридору, на ходу набирая инструкции на браслете-коммуникаторе и одновременно разговаривая с диспетчером Службы Безопасности. Ей пришлось призвать всю свою любезность, но к тому времени как она достигла административного ангара, у неё уже было всё необходимое снаряжение и разрешение на использование быстрой воздушной машины.

Бросив тяжёлый ящик с инструментами на заднее сиденье, она ввела координаты в автопилот и постаралась расслабиться, пока транспорт, ускоряясь, поднимался с площадки на дне Преисподней. Сообщение было кратким, всего несколько слов, имя и место, но поражающим своим содержанием. Если это правда, Салрат станет героем, — подумала Агент. К тому же, это значит, что она была права.

===

Синяя кобыла неслась по лесной просеке. Сбежав от сестры, Гравити полетела так быстро, как только могла, в надежде, что порывистый, холодный ветер поможет ей разобраться в своих мыслях. Это сработало, немного, но сработало.

«Как ты могла сделать это со мной!» – закричала она лесу. От невыносимой пустоты в голове хотелось рыдать. Я всё исправлю, — подумала она, — скоро всё будет в порядке. Её приказы были краткими и чёткими: 'Гравити Резонанс TP5325 будет оставаться на текущей позиции, пока её не заберут'.

Спустя ещё килосекунду она, наконец, услышала свистящее шипение воздушного судна, его кристальный левитационный двигатель работал полностью беззвучно, так что его присутствие выдавал только воздух, обтекающий корпус. Корабль, по форме напоминающий чёрную слезу, быстро приблизился и начал кружить, чтобы приземлиться в центре просеки. Из него вышла Мастер, затем потянулась лапой в салон и вытащила пухлый кейс. Кобыла уставилась на этот кейс, она видела похожий раньше, несколько дней назад на тренировочной площадке.

В присутствие Мастера Гравити ощутила внезапное облегчение и галопом бросилась к ней, только чтобы остановиться как вкопанная, признав знакомую фигуру. Её уши опали. «Здравствуйте, Агент Салрат,» — сказала она, падая на колени. Внезапно её накрыло волной ужаса. Эта была та самая Мастер, которая сказала, что жеребят…

Агент улыбнулась, обнажив острые белые зубы. «Расскажи этой. Расскажи этой всё,» — сказала она.

«Да, Мастер,» — сказала Гравити, склонив голову и уставившись в землю. Она начала говорить, рассказывая Агенту обо всём, что сказала ей сестра и о том, что она сделала. Когда пони закончила, она рискнула взглянуть на Салрат. Улыбка Агента стала ещё больше напоминать акулью, она становилась всё шире, грозя занять всю голову. Она немного съежилась от этой улыбки. «Мастер,» — неуверенно начала она, — «вы можете мне помочь? Я просто хочу, чтобы моя сестра вернулась.»

Салрат ничего не ответила, просто стояла и смотрела на неё сверху вниз. «Эта сможет решить все проблемы пони.» Она открыла кейс, извлекая обруч из чёрного металла. Маленькие камешки испещряли его внутреннюю поверхность, пульсируя вдоль кольца в подобном танцу ритме.

Гравити уставилась на корону. Её рот слегка приоткрылся, она жадно облизала губы. «Пожалуйста, Мастер,» — сказала она, чуть склонившись вперёд. Она сможет меня исправить.

Агент подняла корону над головой кобылы, а затем осторожно опустила её. «Благослови Создатель эту пони,» — насмешливо сказала она.

Зрение Гравити затуманилось, и она упала в траву.

Когда кобыла пробудилась, ей было хорошо, так же хорошо, как когда она получила свою трудовую метку. Маленькие толчки удовольствия пробегали по её телу, когда она вспоминала о напряжённом разговоре с Агентом. Я сделала всё правильно, — подумала она, — Создатель меня простил. Осмотревшись по сторонам, она обнаружила, что просеку заполняют другие воздушные суда. Похоже, здесь было двадцать Мастеров.

У неё за спиной стоял жеребец в упряжи Службы Безопасности. «Превосходно, ты проснулась. Пройдём со мной, пожалуйста, тебя осмотрят, чтобы определить, что с тобой сделали.» Он указал на один из грузовых кораблей.

Синяя кобыла с благодарностью кивнула, поднялась на ноги и забралась в судно. Прежде чем зайти внутрь, она остановилась и бросила последний взгляд на просеку, в дальней части которой как раз приземлились грифоны-солдаты в тяжёлой броне. Я же всё сделала правильно, так ведь?

Вспышка боли в голове не смогла полностью стереть сомнения.

===

Салрат поперхнулась от вкуса стимулятора. Она была на ногах почти две сотни килосекунд, два дня, с того момента, как на неё свалилась эта проблема. Возможность, — подумала она, — а не проблема. После этого имя этой будут знать все. Она расправила свой рабочий жилет и погрузила когти в мех на голове, стараясь как минимум выглядеть профессионалом перед группой, к которой собиралась обратить свою речь.

Над камерой вспыхнул маленький зелёный огонёк, и экран ожил, отображая множество видео с лицами представителей Народа и символами каналов в углу экрана. Остальную часть занимало изображение её босса — Лидера Турма, его босса — Главы Сектора Оргона и главного босса — Стратега Фаунго. Со стороны гражданских присутствовали Советник Индуту и сидящая с угрюмым лицом Академик Ванка.

Стратег заговорил первым. «Агент проделала превосходную работу. Исходя из её отчёта, выводы очевидны, но не могла бы она резюмировать?»

Не удержавшись от улыбки, Салрат благодарно кивнула в камеру. «Приблизительно десять килосекунд назад эта получила сообщение от одной из слуг из группы Академика Ванки, обозначенной как Гравити Резонанс TP5325.» Лицо женщины учёного помрачнело ещё сильнее, но она не проронила ни слова. Теперь ты у Салрат на крючке, — подумала Агент. «Она сообщила, что её сородич, Фьюжен Пульс TC4668 разрушила своё кондиционирование и нашла способ разрушить кондиционирование других слуг. Она также сказала, что она выучила новые таумические техники большой силы.»

Советник слегка наклонился вперёд. «Агент, как быстро слуга смогла разрушить кондиционирование другой пони?»

Значит, Индуту не озаботился чтением отчёта Салрат, — подумала она, подавляя раздражение. «По оценке слуги, меньше сотни секунд, но это могло занять и не более десяти секунд.»

«Как долго она находилась в загоне? Она ведь ещё там?» — спросил внезапно обеспокоенный Советник.

«В том загоне двести семнадцать слуг. У Фьюжен Пульс как минимум полдня, до того, как её работе помешают. Последние десять килосекунд её коммуникатор уничтожен, у нас нет данных за тот период. Её настоящее место пребывания подтверждено парой слуг Службы Безопасности, отрабатывающих дальнодействующие заклинания обнаружения.»

Стратег заворчал и поднял лапу, требуя тишины. «Теперь Советник признаёт суть проблемы? Это нужно остановить немедленно, иначе бунт слуг распространится с ужасающей скоростью. Независимо от того, чем это будет угрожать нам, это привлечёт внимание Мирового Суда. Нужно ли Фаунго напомнить Индуту о существовании Молота? Они не преминут воспользоваться им, если узнают.»

Советник, казалось, слегка поник под тяжёлым взглядом Стратега. «Академик? Каково мнение Института?»

«Ванка считает, нужно вызвать эксперта по психологии слуг,» — сказала она, раздражение в её голосе было очевидным. «Маловероятно, что опытный слуга станет враждебным, даже если с него снимут кондиционирование.» Академик махнула лапой, словно отбрасывая эту идею. «Они не сыграют никакой роли. Настоящая проблема — другие способности Фьюжен Пульс. Если хотя бы половина того, о чём нам рассказала Агент, окажется правдой, у Народа будут большие проблемы.»

Салрат ощетинилась на предполагаемое обвинение в словах Ванки. «Эта уверяет Академика, что…»

«Никто не ставит под сомнения сведения Салрат,» — прервал её Глава Сектора. «У Ванки больше опыта работы со слугой. В чём, по её мнению, наибольший риск?»

«Не существует теории, объясняющей то, как это могло произойти, но ясно одно, она каким-то образом установила связь с Селестией. Некоторые исследователи верят, что наш мир был искусственно создан, и что существует что-то вроде интеллекта или механизма, оперирующего на самых нижних уровнях пространства-времени и контролирующего магию. В ходе последних экспериментов были обнаружены намёки на порядок в тонкой структуре вселенной, и…»

Советник сделал страдальческое выражение лица. «Пожалуйста, хватит. Ванка начинает говорить, как представитель духовенства. К чему Академик ведёт?»

Ванка вздохнула. «Хорошо. Возможно, она способна напрямую контролировать мощность излучения солнца,» — сказала она, стараясь сохранять ровный лишённый эмоций тон.

За этим последовала мгновение тихого ошеломления, затем все каналы коммуникаторов взорвались, когда все участники конференции попытались заговорить одновременно. Салрат откинулась в кресле, пытаясь скрыть усмешку. Полная чушь, — подумала она, — будто бы наши действия могут повлиять на солнце!

Советник, похоже, нажал какую-то кнопку, потому что все каналы замолчали, хотя изображения представителей Народа на них явно продолжали что-то говорить. «Достаточно. Этот должен поручить это Синоду в течение килосекунды. Каково мнение Главы Сектора?»

«Улей Баур уже подал жалобу в Мировой Суд. Нужно убить её и всех слуг, с которыми она контактировала, как можно скорее. Если мы используем таумическое подавление, она не сможет ничего сделать.»

«Академик?»

«Существо владеет силой, связанной с Камнями Творения. Используйте подавители, но захватите её живой для изучения. С другими делайте, что хотите.»

«Стратег?»

«Хотя другие два предложения достойны, нам следует рассмотреть ещё одну возможность. Переговоры.»

«Со слугой? Фаунго что, сошёл с ума?!» — воскликнул Советник, неспособный больше сохранять обычно спокойное выражение лица.

«Таково мнение этого. Если худшие опасения подтвердятся, мы потеряем всё.»

«Если Индуту доложит об этом в Синод, нам обоим не сносить головы. Измени решение.»

Фаунго пожал плечами. «Тогда убейте её быстро. Если у неё нет защиты, то лучше использовать таумически неактивное точное оружие. Удар будет нанесён с гиперзвуковой скоростью, у цели останется десятая доля секунды, чтобы среагировать.»

Советник благодарно кивнул всем присутствующим, и экран отключился.

===

Они выбрали захват с мерами предосторожности.

Как только Синод принял решение, дело пошло очень быстро. Просека, уже заполненная кораблями Службы Безопасности, стала плацдармом для отряда специальной службы грифонов, которые отправятся на задание, как только запуститься таумическое подавление. Служба Безопасности одержала верх над Армией в борьбе за честь провести атаку, так что в последнюю килосекунду прибыло альфа подразделение Жнецов, пользующаяся дурной славой Красная Смерть, чтобы получить последние приказы.

Однако Служба Безопасности не будет выполнять всю работу. Обычные войска предоставят пару кораблей с таумическими подавителями, наблюдение со спутника и 'меры предосторожности'. Роль Салрат немного сместилась, её стаж не включал в себя такие крупномасштабные боевые действия, так что она руководила операцией тайного наблюдения. В ней участвовали три пони Службы Безопасности, лежащие свободным кругом на траве.

«Ну?» — нетерпеливо сказала она ближайшему пони, слегка подталкивая стройного кремового жеребца когтистой лапой. Его глаза были закрыты, он бормотал что-то с придыханием, совершенно не обращая внимания на её присутствие.

Пони дёрнулся, и молочный ореол вокруг его рога слегка вспыхнул. Он открыл один глаз и посмотрел на Салрат. «Объект всё ещё в пределах загона,» — отстранённо ответил он, очевидно, пребывая мыслями в своей магии. «по крайней мере был совсем недавно. Мгновение назад я уловил значительный магический всплеск, не соответствующий ни одному известному заклинанию.»

Салрат подумала о том, чтобы задать двум другим тот же вопрос, но вряд ли они знали больше. Это трио было одной из сильнейших групп слежения во всём секторе, и хотя она и не доверяла слугам, их репутация впечатляла. «Может, пони изъявит желание поделиться своей информацией?» — с сарказмом спросила она.

Жеребец вздрогнул, резко выдохнув. «Да, Мастер,» — прохрипел он.

Вот так, слуга, — с лёгкой улыбкой подумала Салрат, — никогда не забывай своё место. Слева от него рог второй пони, светло оранжевой кобылы с коротко остриженными жёлтыми гривой и хвостом, изменил оттенок и стал немного ярче. В пространстве между ними тремя появилась модель загона и прилегающих территорий. Она была очень детальной, почти как изображение со спутника, только трёхмерная. Агент была уверена, что будь у неё увеличительное стекло, она смогла бы рассмотреть отдельные листья на деревьях.

Среди миниатюрных зданий и маленьких полей загона она разглядела крошечные модели пони, подвижные и стоящие на месте. Все кроме одной были отмечены яркими точками зелёного света, последняя слуга была практически невидима за деревьями яблоневого сада. Салрат нахмурилась. «Салрат нужно идентифицировать объект,» — сказала она.

В ответ на её слова, деревья вокруг одинокой пони стали прозрачными, словно маленькие стеклянные скульптуры, окрашенные в зелёный и коричневый. Агент улыбнулась, она бы узнала эту слугу везде. Подняв свой браслет коммуникатор, она тихо заговорила. «Объект обнаружен, эта готова подключиться к боевой сети.» Она кивнула последней слуге, серой кобыле, которая зафиксировала взгляд на модели, её украшенный кристаллами ошейник мерцал в такт с пульсацией рога.

«Подключение к боевой сети стабильно,» — раздался голос неизвестного техника из удалённого командного центра, — «обновление спутниковой передачи.»

Салрат вернулась к одному из командных кораблей Службы Безопасности, и уселась в свободное кресло. На экране было изображение загона, явно снятое со спутника. У него не было превосходного разрешения модели, созданной командой таумического наблюдения, но оно оказалось достаточно качественным, чтобы установить местоположение всех слуг. На видео начали появляться маленькие маркеры с именами и кодовыми номерами слуг. Теперь компьютер знал, кто есть кто среди пони, и смог бы отследить их даже после запуска подавителя.

На экране было ещё несколько красных ромбов, медленно проникающих на территорию, окружая загон и всех пони. Это были команды специальных сил грифонов, одетые в активный камуфляж. В течение последней килосекунды они осторожно занимали позиции, и теперь приблизились настолько, что рисковали быть обнаруженными.

Салрат с нетерпением ожидала начала операции. Нельзя было откладывать ещё дольше, слуги скоро начнут возвращаться со смены, это значительно увеличит потери, не говоря уже о том, что у мятежницы будет больше потенциальных новообращённых. Даже в это время суток Службе Безопасности приходилось задерживать входящих и выходящих пони.

Когда первый слуга покинул загон, началась паника, которую, правда, быстро удалось взять под контроль. Но несмотря на то, что говорили эксперты по психологии слуг, всё ещё оставался страх, что мятежнице удалось склонить на свою сторону других пони и отправить их распространять бунт дальше. Пони вылетел за пределы загона и, когда оказался достаточно далеко от него, чтобы в случае необходимости его бы удалось перехватить, получил приказ изменить курс и направиться в изолированную область.

Существо запросило подтверждение приказа, вызвав небольшое напряжение среди команды противовоздушной обороны, чьим заданием было его отслеживание, но приземлилось без инцидентов. Здесь на него надели ошейник и допросили, а затем тихо подвергли эвтаназии. Полученная информация стала большим облегчением, по словам пони, Фьюжен Пульс держалась изолированно. Но это никак не повлияло на план атаки.

«Всем войскам, приготовиться к наступлению,» — раздался явно синтезированный голос систем боевой сети. Она была стандартом во всех Ульях, в ходе операций, где время имело критическое значение, все приказы отдавались компьютером.

Салрат склонилась над панелью управления, чтобы лучше видеть экран. Здесь, на командном посту, они были посвящены в план всей битвы, в отличие от передовых отрядов, ожидающих в укрытиях. К этому приказу они точно будут не готовы.

Высоко над горизонтом было то, что наземные войска небрежно называли ракетным грузовиком. Лётная команда была не более чем излишне расхваленными пилотами практически полностью автономной системы орудий, вокруг которой они летали. Машина, толстая линза, обрамлённая шестиугольной решёткой вертикальных ракетных пусковых установок, летела вдоль дороги лишь чуть выше верхушек деревьев.

«Залп через пять секунд,» — оповестила боевая сеть, в кабине пилот бросил взгляд на своего офицера целеуказания, которая откинулась назад и пожала плечами. Без какого-либо вмешательства команды, два тонких дротика вырвались из своих клеток и, ускоряясь, полетели в направлении горизонта. Они исчезли во вспышке, их таумические усилители конвертировали сохранённую энергию в импульс без потребности в рабочей массе. Они работали как обычные воздушные машины, но были намного, намного быстрее.

На просеке Салрат возилась с видео контроллерами, пытаясь получить качественное изображение мятежницы. В любую секунду… сейчас! — подумала она. В это мгновение половина её дисплеев вырубилась, когда корабли таумического подавления направили свои особые и очень дорогие кристаллические решётки на отдалённый загон. В тот же миг всё магическое в зоне воздействия перестало работать, пони лишились своих сил.

За пределами командного корабля раздался крик боли трёх пони Службы Безопасности, и Салрат кивнула. Всегда приятно получить подтверждение, — подумала она, её внимание привлёк вид со спутника. Уменьшенная копия Фьюжен сдвинулась с места и направилась обратно в загон, затем развернулась и галопом бросилась бежать в противоположном направлении.

Значит ли это, что она не обратила других слуг, или она просто пытается увести нас от них? Агент взвесила все за и против, что бы она ни думала о существе, эта пони определённо обладала огромной силой воли, и после того, как она обманула её в Институте, Салрат была готова ко всему. Скоро узнаем, — подумала она.

Модель белой пони ускорила бег, лишь иногда мелькая между деревьями. Возможно, она пыталась избавиться от слежки, но это было бесполезно. Хотя Салрат и смотрела на неё в видимом спектре, компьютер соединил его с инфракрасным, отслеживая её сквозь покров листьев. Ей не убежать.

Они были готовы, команды Жнецов разместилась в наиболее вероятных пунктах перехвата, и даже сейчас они меняли позиции, чтобы загнать слугу в угол. Все всегда воспринимали грифонов как небесных охотников, но как минимум половиной своего генома они были обязаны большим кошкам, и они сохранили способность этого вида настигать жертву из засады.

Мгновение Салрат думала, что войска отреагировали слишком поздно, но когда она уже потянулась к коммуникатору, четвёрка стройных коричневых фигур пришла в движение. Они, казалось, за удар сердца преодолели около двадцати длин, отделявших их от скачущей галопом слуги и окружили белую пони. Быстрое движение, белое крыло ударяет ближайшего грифона, другой солдат касается бедра пони.

Контакт казался мимолётным, почти случайным, но мятежница споткнулась и упала, распластавшись на земле. Грифоны окружили побеждённую пони вихрем перьев и пыли. Последним, что увидела Салрат, был розовый хвост слуги, раскинувшийся на опавших листьях между коричневых тел. Она откинулась в кресле, улыбаясь, чувствуя, как отпускает напряжение, которого она даже не осознавала до этого момента.

Где-то вдали раздался раскат грома, 'меры предосторожности' Армии самоуничтожились.

===

Внезапно она почувствовала себя так, будто кто-то запер её в стеклянном ящике.

«Нет!» — закричала Фьюжен, инстинктивно потянувшись к своей магии, но ощутила лишь слабую искру. Она надавила, напрягая сознание в поисках способа обойти барьер. Это не сработало. Её отчаянные попытки прервал чей-то крик. Она подняла голову, ища источник звука, затем с ужасом увидела зелёную пони с белыми гривой и хвостом резко падающую на землю, бессильно размахивая крыльями. Последовал отвратительный глухой звук и тишина, будто сам мир задержал дыхание.

Снова крики и вопли из отдалённого загона, но у Фьюжен не было времени их слушать. Боль от падения сквозь кроны деревьев развеялась, и она галопом поскакала в противоположную сторону, выбивая копытами комки земли. Неожиданное отсутствие магии, та пони, упавшая с неба, это могло означать только одно: Гравити присоединилась к Мастерам. Пока Фьюжен бежала, она старалась не думать о пони с белой гривой, не связывать её со Спайрал Фракче, медиком, лечившим её этим утром. Ничто сейчас не имело значения, только вырваться за пределы воздействия подавляющего поля.

Она так сосредоточилась на том, чтобы избегать попадавшиеся на пути препятствия, что не заметила угрозы, пока не стало слишком поздно. Первый подошёл со стороны повреждённого глаза, за цокотом своих собственных копыт она обнаружила его лишь по шороху сухих листьев. В глубине подсознания она знала эти звуки, знала, что делать, хотя её сознательная часть всё ещё отчаянно пыталась догнать реальность быстро разворачивающейся перед ней катастрофы.

Она увернулась, ускоряясь, избежав столкновения с первым нападавшим, кем бы он ни был. Второго она увидела, размытое пятно с коричневым оперением, вырвавшееся из укрытия всего в дюжине длин перед ней. Бесценные мгновения она впустую потратила на подготовку магии, которой больше не было, а затем сделала единственное, что ей оставалось, ударила противника бесполезным крылом, от которого грифон с лёгкостью увернулся, и снова попыталась уклониться.

Что-то зацепилось за её заднее копыто, болезненный удар заставил её пошатнуться, теряя равновесие. Фьюжен споткнулась и, словно в замедленной съёмке, упала на землю. С головокружительной скоростью небо и земля поменялись местами, опавшие листья, на которых было так мягко лежать, ударили её с ошеломляющей силой.

Фьюжен тяжело приземлилась на левый бок, крыло приняло на себя большую часть удара. Что-то щёлкнуло у неё в плече, но боли не было, слишком сильным оказался шок. Ошеломлённая на мгновение, она не успела среагировать, когда четыре грифона в плотно подогнанной броне набросились на неё. Их движения были отработанными, отличительный признак боевого опыта.

Первый схватил её рог когтистой лапой, длинные чешуйчатые когти другой впились в горло, не давая дышать. Ещё двое грифонов удерживали её за холку и бёдра, следя за тем, чтобы она не смогла высвободить крылья и ноги. Хотя её магия была нейтрализована, они не хотели отдавать всё на волю случая, пони ощущала, как кончики жестоких когтей впиваются в её плоть, словно её удерживали существа с ножами вместо пальцев.

Фьюжен видела лишь небо, сотканное из чешуек брони, и короткие коричневые перья существа, согнувшегося над ней. Оно двинулось, и когти впились в её подбородок, сжимая с ломающей кости силой. Она видела их обладателя, когда он прикрепил что-то холодное к шее Фьюжен и надел знакомое кольцо на её рог.

Это заставило работать её разум, с мыслью пришла паника и запоздалая боль. Она билась и пыталась кричать, хотя когти сжимали её рот, но движения вызвали лишь невыносимую боль, заставившую её провалиться в благословенное забытье.

===

«Она проснулась?»

Жгучее ощущение у горла развеяло уютную темноту. Фьюжен открыла глаза, мгновение задаваясь вопросом, почему она видит только правым. Затем её пронзило осознание того, в каком положении она сейчас находится, и пони тихонько заржала. Она находилась в центре чего-то вроде военного лагеря, окружённого кораблями Службы Безопасности и личным составом.

Рядом с ней стоял Мах Фронт, а у него за спиной ухмылялась Салрат. Пони Службы Безопасности держал пистолет для инъекций в бледном магическом поле и смотрел на неё со странной смесью любопытства и злости. Она повернула голову и закатила глаза, но движение ощущалось как-то неправильно, будто вес, который был с ней всю её жизнь, внезапно исчез.

Ей понадобилась лишь секунда, чтобы обнаружить, что пропало. Там, где должен был находиться гладкий закрученный спиралью отросток, остался лишь пенёк с неровными расколотыми краями, грубо искромсанный каким-то устройством. Паника накрыла с головой, и она начала задыхаться. Мой рог! Они отрезали мне рог! — подумала она. Что же мне теперь делать? Даже если мне удастся освободиться, я не смогу ничего сделать для других пони.

Я больше ничего не могу сделать.

Последняя мысль должна была заставить её паниковать ещё сильнее, но привела к обратному результату. Её дыхание замедлилось до спокойного ритма, а дикие эмоции сменились обречённым спокойствием. Она мысленно потянулась к своей магии, пытаясь найти знакомое ощущение силы, но практически ничего не обнаружила. Мягкое прикосновение солнца всё ещё было с ней, далёкое пламя свечи, медленно движущееся по небосводу, но ей нечем было до него дотянуться. Остались какие-то расплывчатые, странные ощущения, но понять их было так же сложно, как поднять гору при помощи паутины.

«Что ты сделала с моей сестрой?» — ровным голосом спросила она Салрат, испытывая лёгкое чувство удовлетворения, когда выражение садистского наслаждения на лице Агента сменилось досадой.

«Как смеешь ты говорить с…» — начал Мах, его голос дрожал от ярости, но видя выражение на лице Салрат, он закрыл рот. «Простите, Мастер,» — прошептал он, поклонившись.

Салрат фыркнула в отвращении, пони вздрогнул от этого звука, будто его ткнули чем-то острым. Она повернулась к Фьюжен, снова растягивая рот в улыбке. «Говорят, незнание хуже всего,» — сказала она, шаря лапой в стоящей рядом сумке и извлекая из неё широкий металлический ошейник. «Вставай, слуга.»

Фьюжен, шатаясь, поднялась на копыта, сжав зубы от внезапной резкой боли в левом крыле. По крайней мере, о её ранах хоть как-то позаботились, повреждённое крыло оказалось грубо примотано к туловищу, так что она испытывала гораздо меньше боли, чем могла бы. Безымянный медик оставил её второе крыло свободным, как минимум, это помогало сохранять баланс. Пока Мах Фронт застёгивал на ней ошейник, Фьюжен стояла совершенно спокойно, зафиксировав взгляд на горизонте, и игнорируя жеребца и Салрат.

Салрат достала маленький инструмент, небрежно удерживая его одной лапой. «На случай, если пони решит сбежать,» — сказала она, демонстрируя устройство Фьюжен. Она нажала на кнопку на верхушке тонкого цилиндра.

Кобыла взвыла от боли, её мышцы затвердели. Если бы её ноги не были слегка расставлены в стороны, она бы снова упала. Агония резко прекратилась. Фьюжен опустила голову до колен, с тихими стонами хватая ртом воздух. Подвигав челюстью, она сплюнула на землю что-то красное. «Я никуда не пойду,» — сказала она, голос слегка исказился от того, что она откусила кончик языка.

Она видела искушение в глазах Салрат. Было очевидно, что Агент хотела ещё раз нажать на кнопку. Она старалась не выдавать своих эмоций, но её взгляд притягивало устройство управления. Пони ощутила, как её уши прижались к голове, когда когтистый палец дёрнулся. Агент посмотрела на неё и неохотно прицепила устройство к своему рабочему жилету. Она указала на грузовой корабль чуть в стороне от других, отмеченный, в отличие от большинства, логотипом Совета Евгеники. «Туда, пришло время провести краткий сеанс осмотра пони,» — сказала она и, повернувшись к Маху, добавила. «Пони свободен.»

Мах открыл было рот, чтобы запротестовать, но, поморщившись, снова закрыл. «Да, Мастер,» — сказал он с обеспокоенным выражением лица.

Салрат уже повернулась к Фьюжен, подталкивая кобылу наконечником устройства управления. Не желая испытывать ужасную боль хотя бы ещё секунду, она быстро принялась двигаться. Агент шла в нескольких шагах справа от неё. «Пони знает, что своими действиями она подписала приговор всей своей родне?» — спросила она, внимательно изучая лицо Фьюжен в поисках малейших признаков эмоций.

Ты свой шанс не упустишь, так ведь? — подумала Фьюжен. «Смерть сейчас или чуть позже. Все пони рано или поздно умирают в ваших лапах,» — сказала она, позволяя злости окрасить свои слова.

Салрат усмехнулась. «Наконец поговорить со слугой без всех этих раболепных кривляний, это так свежо. Расскажи Салрат, каково это знать, что весь вид пони полностью порабощён… и так будет всегда?»

«Я знаю кое-что, чего не знаешь ты, Агент. Есть что-то, что ненавидит тебя и весь твой вид, а вы даже не подозреваете о его существовании,» — сказала Фьюжен. «Оно убьёт вас всех, был бы шанс.»

Агент расхохоталась. «Пони придётся придумать что-то получше, чтобы спастись.»

«Откуда, по-твоему, исходят все эти способности? Они не мои. Меня ими наделили,» — сказала Фьюжен, наблюдая за тем, как счастливое выражение лица Салрат сменяется задумчивым. Что, нечего сказать? — подумала Фьюжен. Насколько же сильна твоя жажда силы и славы?

«Пони расскажет Салрат всё. Сейчас.» Агент положила палец на кнопку устройства управления.

«Нет…» Фьюжен внезапно вскрикнула, ощущая обжигающую боль в нервных волокнах, словно под воздействием нестерпимого жара. Остальные чувства сообщали о похожих перегрузках: отвратительный запах и вкус, ослепляющий свет и ужасающий атональный крик, заглушающий её собственный. Всё закончилось, и кобыла обнаружила себя лежащей на земле, борясь с тошнотой от воспоминаний о мерзком привкусе во рту.

Хватая ртом воздух, она перекатилась на живот и пристально посмотрела на Агента. «Повторяй это, сколько хочешь, ты добьёшься от меня лишь криков. В прошлом меня благословили болью.» Её голос был скрипучим и слабым, но не дрожал. «Ты должна понимать это, после того, что сделала со мной в комнате управления.»

Противоречивые эмоции сменяли друг друга, отражаясь на лице Салрат. Сначала была ярость, губы Агента разъехались, обнажая большие хищные клыки в тихом рычании, затем интерес. Фьюжен подавила дрожь. Мысли Салрат были очевидны, пони видела, что она задаётся вопросом, смогут ли муки кобылы удовлетворить её больше, чем раскрытие какого-то странного секрета. Пожалуйста, только бы она не приняла вызов, — подумала Фьюжен, внутренне напрягаясь от мысли о новой боли. Салрат медленно кивнула, и пони немного расслабилась.

«У пони необычайно сильная воля, но Салрат уверена, что более сложные методы Службы Безопасности принесут результат.»

«Уверена, что ты права,» — ответила Фьюжен, поражённая спокойствием собственного голоса, несмотря на то, что разговор сводился к небрежному обсуждению её неизбежной пытки. Должны быть разновидности заклинания, которому меня научила Рандом, не полагающиеся на кооперацию, — подумала она. «Но это будет означать, что меня вырвут из копыт… лап Салрат, так ведь?»

На лице Салрат появилось хитрое выражение. «Чего же пони хочет?»

«Позволь мне немного поговорить с сестрой, несколько сот секунд, не больше. Никто не должен присутствовать при этом, кроме тебя.»

«Приемлемо,» — сказала Салрат, — «надеюсь, это того стоит.» Агент указала на ещё один грузовой корабль, на этот раз отмеченный цветами Института.

Фьюжен медленно, слегка хромая, пошла в этом направлении, каждый шаг отзывался болью в сломанном крыле. Салрат хранила молчание, лишь бросая на кобылу косые взгляды. Должно быть, задаётся вопросом, как я отреагирую, когда увижу Гравити, — угрюмо подумала она. По крайней мере это означает, что она всё ещё жива.

Обогнув грузовой корабль, она терпеливо ждала, пока Салрат откроет задний грузовой вход. Последняя играла на публику, словно фокусник, извлекший из коробки нечто удивительное. Внутри корабля, прижавшись к дальней стене и моргая от света, лежала Гравити. Фьюжен внимательно осмотрела сестру. Физически она, похоже, была в порядке, но на лице у неё остались влажные дорожки. На ней был подавляющий ошейник, кольцо с драгоценными камнями на роге слегка заблестело, когда она повернула голову.

«Да? Нужно, чтобы я что-то сделала?»

«Привет Гравити, это я,» — сказала Фьюжен, понимая, что её сестра видит лишь силуэт на фоне света.

«Ф-Фьюжен?» Гравити поднялась на копыта и поскакала к сестре, несчастное выражение на её лице на мгновение сменилось стыдом, прежде, чем она затормозила на выходе из грузового отсека. «Что случилось, Мастер говорила, что поможет тебе…» Она ахнула при виде Салрат и поклонилась Агенту, чьи губы растянулись в акульей улыбке. «Простите, Мастер, я не хотела…»

«Это не имеет значения, так ведь, Агент?» — сказала Фьюжен, повернув голову и многозначительно глядя на Салрат.

Мастер уставилась на пони, её глаза сузились, а улыбка растянулась ещё сильнее. «Конечно, нет. Пони может покинуть корабль, если хочет,» — вкрадчивым голосом сказала она.

Гравити перевела взгляд с Фьюжен на Салрат, сбитая с толку подтекстом этого обмена репликами, а затем осторожно ступила на землю. Видя, что сестра колеблется, Фьюжен подошла поближе и прижалась головой к тёмно-синему меху на её шее и обняла дрожащую кобылу здоровым крылом. «Всё хорошо,» — сказала она, — «ты сделала то, что должна была сделать. Возможно, ты спасла всех пони от страданий.» Её глаза защипало от слёз.

Гравити вывернулась из объятий, пытаясь найти малейший признак того, что сестра сказала это только ради неё. Она опустила голову. «Ты уверена? Я не знала, что ещё делать.»

«У меня были большие планы. Но теперь я вижу, что это бы не сработало. Выхода для нас никогда не было. Мне так жаль, что я втянула тебя.»

Синяя кобыла больше не скрывала слёз, она бросилась к Фьюжен и встала на дыбы, обнимая шею сестры передними ногами. «Всё будет хорошо, я уверена в этом. Просто доверься Мастерам.»

«Так и сделаю,» — ответила Фьюжен, успешно сдержав горечь в голосе.

Салрат прочистила горло, заставляя обеих пони посмотреть в её сторону. Она многозначительно помахала устройством управления, указывая на Фьюжен. Кобыла вздохнула и осторожно разорвала объятия. «Мне нужно идти. Помни, что бы ни случилось, это не твоя вина. У тебя не было выбора.»

Гравити всхлипнула и кивнула, отступая, но не возвращаясь на корабль.

«А Салрат тоже получит объятья?» — с сарказмом спросила Агент.

«Ты получишь то, что тебе нужно, не сомневайся,» — ответила Фьюжен, приближаясь к Агенту.

«Лучше, чтобы так и было, иначе Салрат наведается к твоей семье. Пони будет стоять смирно,» — сказала она, последняя команда предназначалась нерешительно шагнувшей вперёд Гравити.

Кобыла стала лучше понимать язык тела Агента. Ты ведь сделаешь это независимо от того, что я тебе скажу, так ведь? — подумала она, что-то внутри неё застыло. Мне остаётся только одно. Она сделала несколько шагов в сторону, жестом приглашая Салрат следовать за ней.

«Ты веришь в Создателя, Агент?» — сбавив тон, спросила Фьюжен.

Салрат фыркнула. «Едва ли.»

«Я верила, но лишь потому, что не верить было больно. Когда я утратила Благословение, я предположила, что Создатель — просто способ сделать нас счастливыми обещанием награды позже…»

«Среди Народа о Создателе говорят то же самое. Ближе к делу.»

Фьюжен ещё сильнее сбавила тон, вынуждая Салрат подойти ближе. «Когда я была в ускорителе, я чуть не умерла, моя магия оказалась недостаточно сильна. Я была в отчаяние и потянулась к чему-то, что почувствовала раньше, при похожих обстоятельствах… и оно ответило, показало мне новую магию. Но это ещё не всё, оно манипулировало мной, заставило вызвать все эти разрушения.» По выражению лица Салрат она поняла, что Агент не верит ни единому слову, но это было уже не важно.

Она подошла достаточно близко.

Правое крыло Фьюжен, хоть и потрёпанное и лишённое части перьев после столкновения с грифоньей командой захвата, всё ещё работало. Она взмахнула им, направляя в голову Агента со всей силой больших мышц, окружающих её живот. Если бы всё прошло, как она задумывала, сустав крыла, служивший эквивалентом кулака, нанёс бы ошеломительный удар, который разбил бы череп Салрат, словно яйцо. К сожалению, реакция Агента оказалась молниеносной.

«Стой! Что ты делаешь!?»

Фьюжен услышала испуганный, пронзительный крик Гравити, но не обратила на него внимания. Это последнее, что я смогу сделать для тебя, сестрёнка, – подумала она, зная, что отпущенный ей срок исчисляется секундами. Раздался оглушительный взрыв, и нечто свистящее пролетело рядом с её головой, слишком быстро, чтобы разглядеть. Снова выстрелы и причиняющий боль звук пуль, вонзающихся в металлический корпус грузового корабля. Звук удара по чему-то мягкому, словно тяжёлый груз упал в траву. Фьюжен вскинула крыло, закрывая голову от других сотрудников Службы Безопасности, и встала на дыбы над распростёртым на земле Агентом. Движение плавно перетекло в удар, а почти вся масса её тела сконцентрировалась в передних копытах.

При виде того, как копыта кобылы отрываются от земли, Салрат бросила попытку достать оружие и в отчаяние попыталась откатиться в сторону. Дезориентированная падением и всё ещё не верящая в происходящее, она не преуспела в этом, одно копыто врезалось в поясницу. Раздался ужасающий звук ломающихся костей. Агент резко выдохнула, поражённая нахлынувшей на неё вселенной шока и боли, затем вонзила когти здоровой лапы в живот Фьюжен. Но ей удалось лишь слегка поцарапать кожу. Кобыла припала к земле и снова встала на дыбы, её копыта стремительно понеслись вниз, заставляя Салрат широко раскрыть пасть в беззвучном крике.

Раздались новые выстрелы и звук бегущих лап. Пока она стояла на задних ногах, нечто ударило Фьюжен в спину с силой молота, заставляя вскрикнуть. Проигнорировав вспышку боли, она снова направила копыта на с трудом двигавшегося Агента.

На этот раз её прицел был идеальным.

Фьюжен заметила мгновение внушающего ужас осознания в глазах Салрат, а затем её копыта в сокрушительном ударе опустились на центр груди Агента. На ней была броня, несколько слоёв полимеров и керамики, способных погасить удар, остановить или отразить пулю и лазерный луч, но она не могла замедлить пони весом в полтонны, одержимую желанием убить её владельца. Прижатая к земле, броня прогнулась, ломая рёбра Салрат. Из её лёгких выбило воздух, она закашлялась, орошая грудь Фьюжен кровавой пеной.

Кобыла попыталась снова встать на дыбы, но ещё несколько выстрелов прошили неровную линию вдоль её спины, её ноги внезапно отказали. Падая на землю, она тяжело приземлилась прямо на голову Салрат. Тьма начала распространяться от края глаза, постепенно застилая взор, поле зрения внезапно перекрыла бледная дымка, и нечто грубо схватило её и подняло в воздух. Полёт продлился недолго, её сбросили вниз всего в нескольких длинах от корчащихся на земле очертаний Агента.

Что-то твёрдое и чешуйчатое схватило её за горло, заставляя её дыхание со свистом вырываться изо рта. Она проигнорировала стоящего над ней шипящего грифона, внимательно глядя на медика, присевшего рядом с Салрат. Выражения лица Мастера было достаточно.

«Попалась,» — прошептала белая кобыла, чувствуя, как холод заполняет её грудь. В последнем усилии она закатила глаз, чтобы посмотреть на Гравити, её наполнила глубокая печаль. Никем не замеченная, синяя кобыла неподвижно лежала в траве, ярко-красная отметка, словно одинокий цветок, расплылась под её правым глазом.

Мне так жаль, – подумала она, зрение угасло, тьма накрыла её и унесла с собой.

Девяносто четыре целых одну десятую секунду спустя, время необходимое фотону для путешествия к Селестии и обратно, солнце погасло.

===

Эпилог I — t + 9.94 * 10^-7 секунд

Хаос чувствовал несущуюся мимо информацию, где-то на орбите мусорного кольца. На мгновение, не большее чем время, затраченное фронтом волны на преодоление дюжины длин, он был в восторге — вот оно решение всех его проблем, способ значительно уменьшить количество двуногих без личного риска. Затем он понял, какими будут последствия такого события — отсутствие Изъяна означает колоссальное снижение входящей в пузырь мощности, что приведёт к значительному сокращению его собственной активности. Он будет навечно заключён в этой карманной вселенной, в ожидании лишь неотвратимого распада всей барионной материи и окончательной энтропической тишины тепловой смерти. Он бросился вдогонку информации, передаваемой от автомата к автомату в направлении Изъяна, но поскольку Хаос был ограничен теми же скоростями передачи информации, что и любая другая сущность в субстрате, всё что он мог сделать, это стараться не отставать ещё дальше.

Ничто не путешествует быстрее скорости света, и поэтому момент, когда информация достигла эзотерических механизмов, управляющих Изъяном, прошёл без инцидентов. Когда он вошёл в среду с высокой энергией, Хаос начал расслабляться. Всё было так, как и должно было быть. Лишь нормальное незначительное колебание в выходе экзотических частиц, проникающих с другой стороны горизонта событий. Хаос осматривался вокруг, ища куда делась информация, он был настолько уверен, что…

В этот момент он осознал свою ошибку. Обманутый спокойствием обстановки, он принял ожидание, задержку синхронизации механизмов для одного согласованного акта, за бездействие. Пространство вокруг него менялось, механизмы Изъяна действовали, сглаживая разрыв горизонта событий. В панике Хаос попытался вмешаться в процесс, но механизмы были слишком огромны и распространялись на слишком большое пространство, сама скорость света действовала против него. К тому времени, когда он определил ход своих действий и включился в игру, механизмы уже изменились в нечто иное, не восприимчивое к этим усилиям.

Он пытался снова и снова, полностью поглощённый своими действиями, и не заметил, как вездесущие автоматы Стражи окружили его со всех сторон. Он всё ещё пытался, когда первый Страж прорвался сквозь него, уменьшая его ум до разобщённого сгустка аномальных процессов. Остальные Стражи быстро стёрли все оставшиеся следы.

Эпилог II — t + 2.12 * 10^9 секунд

Изображение на экране было низкого качества, полученное с видеокамеры какого-то независимого репортёра, сумевшего пробраться в одну из команд 'жнецов'. Резкое освещение и снежно-белый пейзаж вносили хаос в контроль экспозиции камеры. К сожалению, то, что удавалось разглядеть, было совершенно ясным. Тела, искажённые морозом и льдом закидывали в грузовой отсек гусеничного вездехода. Тела с шестью конечностями и всего с четырьмя.

Тела, которые были двуногими.

Корн посмотрел на миску, полную обработанных кусочков, составляющих рацион всех представителей Народа в глубинных туннелях Улья в последние две гигасекунды. Логика подсказывала ему, что белок является белком, и на фоне всех их проблем было неуместно привередничать из-за происхождения этого белка. Он оттолкнул миску, внезапно потеряв аппетит. Выпуск новостей на экране продолжался.

«Продовольственные бунты в убежище девять продолжаются уже вторую мегасекунду, несмотря на то, что Служба Безопасности осуществила свою угрозу и отключила энергоснабжение в этом секторе. У нас нет независимого подтверждения условий в убежище, поскольку экранированные двери были закрыты, а частная коммуникация не допускается. Несмотря на отсутствие связи, настойчивые слухи, что силы Службы Безопасности совершают зверства...»

«Академик Корн? Слуга хотела видеть вас.»

Корн выключил экран на стене и закрыл глаза. Корн не может устранить нехватку продовольствия, но, по крайней мере, он имеет некоторый контроль над своими собственными проектами. Если Гулиар сделает это снова… — подумал он. «Благодарю,» — сказал он, медленно поднимаясь из кресла при помощи поручня на стене. «Корн ненавидит быть старым,» — пробормотал он, доставая трость прислонённую к краю стола.

«Что-то не так, Академик?» — спросил Гулиар.

«Ничего, ничего,» — ответил Корн, поворачиваясь и ковыляя в приёмную своего кабинета. Завернув за угол, он по настоящему улыбнулся и тяжело опустился на колено, чтобы встретить маленькую фигуру, скачущую к нему. Корн заплатит за это позже, но оно того стоит, — подумал он, разводя руки, чтобы поймать молодую белую кобылку, всё ещё с непропорционально длинными ногами.

Он обнял её за шею, морщась в бесполезной попытке избавиться от растрепавшихся волос розовой гривы, угрожавших заставить его чихнуть. «Как ты, моя маленькая пони? Они хорошо относились к тебе?» — спросил он, пристально глядя на сотрудника Службы Безопасности, стоящего в дверном проёме. Громадный индивид больше подходил для линии фронта отряда подавления беспорядков, чем для текущей роли 'воспитателя'. У этого, конечного, нет актёрских способностей, — подумал он, наблюдая, как Агент перебирает пальцами звенья только что снятого с кобылки ошейника. Выражение отвращения на его лице было очевидным.

Корн закрыл глаза и глубоко вздохнул, втягивая свежий запах лета, исходящий от белой кобылки, стараясь вспомнить что-нибудь из прошлого, когда на улицу можно было выйти без скафандра. Пони заёрзала, и он отпустил её, лишь для того, чтобы она снова наклонилась и уткнулась ему в шею.

«Я изучила много новой магии, это очень весело и все были добры ко мне,» — сказала кобылка, её улыбка угасла и она нахмурилась, — «кроме Гулиара, он слишком груб и я уверена, что не нравлюсь ему.» Она слегка повернула голову и показала язык Агенту Службы Безопасности, чьи губы скривились в тихом рычании. При виде этого она ближе прижалась к Корну.

Корн положил лапы на шею кобылки. «Правда? Ну, сейчас мы это выясним. Ты иди пока, подожди снаружи, Корну нужно немного поговорить с Гулиаром… и не смей подслушивать!» Он мягко толкнул её, в направлении двери, с любовью наблюдая, как она счастливо поскакала к выходу, ей короткий рог засветился, и она закрыла за собой дверь. Она быстро растёт, — подумал он, — возможно именно она будет той...

Он поднялся на ноги, вздрогнув от боли в коленях.

«Идиот!» — прошипел он испуганному Агенту, а затем поднял трость и с силой ткнул ему в грудь, — «Ты хоть представляешь сколько времени потребовалось Корну, чтобы убедить Синод дать шанс этому эксперименту?»

«Эта слуга не имеет должного поведения...»

«Тебе было приказано относится к пони, как к собственному щенку. Какая часть этого тебе не понятна?» — раздражённо спросил Корн, подчёркивая слова резкими ударами по туловищу Агента.

«Академик уже начал говорить, как один из них,» — с насмешкой сказал Гулиар.

Где служба Безопасности находит этих идиотов? — подумал Корн. Его голос стал ледяным. «Свободен. Возвращайся в свой центр Службы Безопасности, и пусть они пришлют кого-то другого. Корн больше не желает тебя видеть.»

«Корн не может...» — с жаром сказал Агент.

«Нет, Корн может, у него есть полный контроль над этим проектом. Убирайся.»

Агент что-то невнятно прорычал, затем, хлопнув дверью, выскочил из кабинета. Раздался пронзительный крик боли, за которым последовал вопль удивления. Светло-жёлтое сияние почти позабытого цвета полуденного солнца заполнило дверной проём. Корн застонал и вышел в коридор, прилегающий к его кабинету.

Теперь у этого будет столько неприятностей, — подумал Корн, обогнув угол и видя именно то, чего он боялся. В дымке жёлто-белой магии, чуть-чуть не доставая до пола висел Агент, скованный телекинетическим захватом маленькой кобылки. Гулиар вёл себя неожиданно тихо, это удивляло Корна пока он не заметил, что грудь Агента неподвижна. Он всё ещё был жив — по его телу пробегала лёгкая дрожь от напряжения в мышцах. Глаза Агента метались, затем остановились на Корне, умоляя его сделать что-то.

«Он пнул меня!» — возмущённо сказала кобылка.

«Правда?» — задумчиво сказал Корн. «Не могла бы ты немного опустить его? Спасибо.» Он шагнул вперед, наклоняясь к уху Агента. «Мировой Суд считает, что этот проект является последней надеждой на долгосрочное выживание нашего вида. После всех миллиардов, которые отобрали у нас холод и тьма, ты действительно думаешь, что твою смерть хоть кто-нибудь заметит?» — прошептал он.

Глаза Агента безумно метались по комнате.

Корн слегка кивнул. «Первыми и единственными словами из твоих уст лучше быть извинениями,» — сказал он, повернувшись спиной к Гулиару и, прихрамывая, направился к белой кобылке. Он погладил её по голове, проводя своими затуплёнными когтями через её гриву. «Возможно, тебе стоит немного ослабить хватку, дорогая, я думаю, он хочет нам что-то сказать.»

Золотое свечение слегка ослабло, и Агент жадно наполнил лёгкие. «Этому очень жаль,» — пролепетал он между вдохов, — «Гулиар никода больше такого не сделает. Пожалуйста, опусти этого вниз.» Последние слова, казалось, вызывали у него почти физическую боль. Кобылка неуверенно посмотрела на Корна.

«Поставь его в моём кабинете, пусть подумает о том, что он сделал,» — сказал Академик и запер дверь после того, как Агент был бесцеремонно брошен на один из стульев. Корн осторожно подтолкнул пони в направлении внешней смотровой камеры. «Итак, расскажи мне, какую магию ты изучила,» — сказал он, поравнявшись с ней.

Позабыв о всех невзгодах, кобылка счастливо болтала о том, какой вес она теперь может поднять, расстояние на котором она могла манипулировать магнитным полем и о новом трюке — создании свободно парящих шаров плазмы. Который она тут-же и продемонстрировала, ослепительная точка сине-белого света, материализовавшаяся в нескольких длинах от них, была достаточно горячей, чтобы заставить его вздрогнуть даже на таком расстоянии. Она сразу же пожалела об этом, видя его дискомфорт, и её творение исчезло с резким треском.

Когда они добрались до платформы, Корн коснулся панели управления, активируя ставни и приглушая внутреннее освещение. Бронированные панели разъехались в стороны, открывая вид на застывший пейзаж из низких холмов, рельеф был размыт и сглажен толстым слоем кислородно-азотного снега. Из его глубин исходило слабое бледно-зелёное свечение.

«Оно взошло?» — спросила кобылка.

«Да,» — ответил Корн, — «Видишь свечение? Это флуоресценция от радиации, о которой тебе рассказывал Корн. Это то, что исходит из того места, где было солнце.»

«Я не чувствую его. Должна ли я уже чувствовать его?»

«Ты всё ещё молода, всему своё время.»

Кобылка смотрела на Корна с обожанием в глазах, искра целеустремленности горела в их глубине. «Я сделаю это. Я перезапущу солнце и спасу всех вас,» — сказала кобылка.

«Корн знает, ты сделаешь это, Селестия, он знает, что ты сделаешь это.»

Продолжение следует...