17: Выбора нет (1) 19: Когда под ногами бездна

18: Выбора нет (2)

===

Фьюжен нырнула с края платформы, наполовину сложив крылья и позволив себе набрать скорость, прежде чем резко развернуть их и вынырнуть с другой стороны открытого центра шахты. Она обратила внимание на множество других отверстий, подстраивая свою траекторию, чтобы избежать столкновения со случайными грифонами и одиночными грузовыми флаерами, выбравшими именно этот момент, чтобы спуститься в центральный тоннель. Она сохраняла высокую скорость и за несколько вздохов достигла противоположной стены, быстро маша крыльями и изо всех сил отклоняясь назад, чтобы погасить ускорение и не врезаться в похожее на клетку сооружение в центре ангара.

Она не видела её со своей стартовой позиции, предполагая, что ангар представляет собой практически пустое пространство, и придавая большее значение риску столкновения с перегруженным воздушным кораблём, чем с конструкцией своего пункта назначения. Клетка выглядела импровизированно: кубическая конструкция из металлических брусьев с натянутой на них сеткой, и походила скорее на временное ограждение, чем на что-либо другое. Она была большой, площадью более пятнадцати длин и почти три в высоту. В ней практически ничего не было, за исключением корыта с водой, автомата с едой и кровати-уборной, похожей на те, что она видела в медицинском изоляторе. На полу не было покрытия, только грубый бетон, исчерченный загадочными линиями и аббревиатурами.

В центре, стараясь держаться как можно дальше от стен клетки, сгрудилась толпа пони. Все они были очень молоды и казались ещё меньше за счёт тесного пространства и предназначенных для взрослых таумических подавителей, болтающихся у них на шее. Сконцентрировав взгляд на группе, Фьюжен неуклюже приземлилась между барьером и стеной ангара, задев кончиками крыльев металлическую сетку. Она внимательно осмотрелась, пытаясь отыскать в толпе жеребят знакомые очертания и цвета Рандом Вок.

Фьюжен стиснула зубы, стараясь сохранить нейтральное выражение лица, когда заметила отдельные детали представшей перед ней картины. С лиц жеребят исчезли радость и изумление, которые она видела сразу после Благословения, их сменили отчаяние и вялая безнадёжность загнанных зверей. Никто не сдвинулся с места при её прибытии, но все глаза внимательно следили за тем, как она приближается к сетке, словно загипнотизированные этим зрелищем.

В самом центре толпы была пони по размеру ближе к взрослым, с бронзовым мехом и коротко остриженной чёрной гривой. Она лежала, расправив крылья в полную длину и закрывая ими столько пони, сколько могла, стараясь спрятать их от мира, ставшего неожиданно враждебным.

«Фьюжен Пульс TC4668.» Это было не вопросом, а утверждением грифона крепкого сложения, вышедшего из-за дальнего угла клетки и приблизившегося к ней. Солдат в такой же броне, как у Олвира, но с другим знаком различия, что-то вроде черепа, рассечённого тремя красными линиями, рассматривал Фьюжен с неприкрытой враждебностью, его оранжевые глаза светились на покрытой серыми перьями голове. Серые оттенки доминировали в окрасе грифона, за исключением чёрных полос на яростно рассекающем воздух хвосте.

«Да,» — хрипло ответила кобыла. Спокойствие, я должна сохранять спокойствие, — подумала она. «Я здесь, чтобы встретиться с Рандом Вок DP2114.»

Солдат, женщина, насколько Фьюжен могла судить исходя из своего ограниченного общения с грифонами, недовольно зашипела. «Оставайся здесь,» — сказала она, возвращаясь к своим товарищам, в данный момент бездельничающим за клеткой. Несколько рычащих приказов и солдат, представитель обычной бело-коричневой разновидности полу-льва полу-орла, сидящий немного в отдалении от оставшихся трёх, неохотно направился к сетчатой панели и нажал что-то на устройстве, прикрепленном к её краю. Раздался лязг, и грифон открыл дверь.

«Пони Рандом Вок, к воротам,» — сказал он громким резким голосом.

Жеребята зашевелились, когда Рандом поднялась, высвобождаясь из тесной толпы других пони и аккуратно ступая между ними. Приблизившись к грифону, она склонила голову и проследовала за ним из клетки, бросив быстрый взгляд через плечо. У неё за спиной жеребята сгруппировались немного теснее, занимая опустевшее место их учительницы в центре.

Фьюжен изучала взглядом Рандом, пока её подруга приближалась. Не похоже, что она испытывала физическую боль, хотя сустав правого крыла явно выглядел распухшим в сравнение с левым. Она уставилась на Фьюжен понурым незаинтересованным взглядом, остановившись, когда второй солдат щёлкнул на неё клювом. Её сотрясла лёгкая дрожь, кожа на верхней части ног подёргивалась и дрожала, будто ей досаждали мухи, на каждом крыле недоставало примерно по трети перьев.

Это заставило мех на спине Фьюжен встать дыбом. Они не были равномерно подрезаны, как иногда делали с крыльями совсем маленьких жеребят, чтобы предотвратить возможность полёта, прежде чем они будут к нему готовы. Они были вырваны, и скорее всего самой Рандом. О таких вещах ходили мрачные слухи, пони под воздействием экстремального стресса могли отклонить Испытание Создателя, нанося вред самим себе, боль тела, отвлекающая разум.

Солдат грифон развернулся и отошёл, оставляя Фьюжен смотреть на пустую оболочку своей подруги, задаваясь вопросом, что ей теперь делать. Знакомый гнев начал подниматься из глубины грудной клетки, ей хотелось просто высвободить свою полную силу и сокрушить это мерзкое подобие сооружения до состояния щебня и быстро расширяющегося облака газа.

«…южен?»

Гнев Фьюжен утих от этого слабого шёпота, её уши повернулись вперёд, чтобы лучше слышать слова Рандом.

«Ты настоящая?»

Кобыла невольно отшатнулась от этого странного вопроса. Наклонив голову, чтобы заглянуть Рандом в глаза, она снова приблизилась и потёрлась носом о шею другой кобылы, надеясь вызвать какой-нибудь отклик. На мгновение Рандом застыла, затем её ноги подкосились, и она обмякла на полу. Слёзы струились по её лицу, её рот беззвучно открывался и закрывался.

«Я здесь, Рандом, я настоящая,» — тихо прошептала Фьюжен на ухо своей подруге, усаживаясь напротив неё и стараясь сохранять ровный и мягкий тон.

«Я…я… я думала, что это ещё один т-тест,» — сказала Рандом, прижимаясь головой к плечу Фьюжен, словно ища подтверждения словам белой кобылы.

«Что они с тобой делали? Мне сказали, что ты проходила дополнительные тренировки…» — спросила Фьюжен, желая, чтобы другая кобыла поговорила с ней.

Слова полились из Рандом быстрым торопливым потоком, пони не знала, сколько времени у неё остаётся. «Это было как в школе, когда нам позволяли испытать воспоминания героев прошлого, только эти воспоминания никогда не принадлежали пони…»

Фьюжен издала ободряющий горловой звук, начиная понимать, что сделали с её подругой.

«…они подсоединяют тебя к машине, и она проигрывает сценарий, тестирует, чтобы проверить, сделаешь ли ты правильный выбор. Начиналось с простого, но на второй день что-то внезапно изменилось. К нам приходили всё чаще, а тесты становились всё тяжелее и тяжелее. Через некоторое время приемлемого выбора совсем не осталась, Создатель в любом случае наказывал нас. Они заставляли меня делать ужасные вещи, думаю я уб-убила Пакета.» С этими словами кобыла отстранилась, взгляд отчаянно искал лицо подруги. «Всё казалось таким реальным, он…?»

«С Пакетом всё в порядке,» — твёрдо ответила Фьюжен, — «ты была здесь два дня, всё это часть испытаний, которым они тебя подвергли.» Теперь кобыла понимала первую фразу Рандом, обращённую к ней, очевидно, ей было сложно отличить реальность от симуляции, используемой для проверки её Благословения. Она перевела взгляд на жеребят в клетке. «С ними они делали то же самое?» — спросила она, судя по жалобному выражению их лиц, ответ был очевиден.

«Думаю, да, нам запретили обсуждать тестирование. Каждый раз, когда кого-то из них забирали, они возвращались другими, замкнутыми. Даже мне было достаточно тяжело, а у них совсем не было опыта.» Она просунула голову под крыло. Её слова стали неразличимыми, когда зубы вцепились в ещё одно маховое перо, и она принялась выдёргивать его.

«Рандом, не надо,» — резко произнесла Фьюжен, стараясь отвлечь вторую кобылу. «Мой Мастер хочет, чтобы ты научила меня заклинанию памяти, которое использовала на жеребятах, чтобы обучить их магии.»

Голова Рандом вынырнула из под бронзового крыла, изо рта свисало большое окровавленное перо. «Они хотят, чтобы я помогла?» — слышать надежду в её голосе было больно.

Фьюжен твёрдо кивнула, округляя глаза при виде ошейника, который всё ещё был на её подруге. «Подожди, я сниму с тебя эту штуку.» Кобыла поднялась и быстрой рысью направилась к небольшой группе солдат-грифонов, сидящих на мягких подстилках и о чем-то переговаривающихся между собой. Встав перед тем, что открыл клетку, она прочистила горло, но её проигнорировали. Фьюжен подождала ещё несколько секунд, затем с бесшумным шёпотом силы запустила свою телекинетическую магию, наклонившись так, чтобы её голова оказалась на уровне глаз солдата. «У меня приказ пройти магическую тренировку под руководством этой пони. Мне нужно, чтобы её ошейник сняли на время тренировки.»

Солдат медленно повернул голову, большие оранжевые глаза уставились на Фьюжен. Его клюв слегка приоткрылся, демонстрируя открытую угрозу, бритвенно острые края блестели в свете прожекторов. Он, очевидно, пытался запугать Фьюжен своим свирепым взглядом. Мегасекунду назад у него бы это даже получилось, она бы просто сбежала, а если бы её приказы были сформулированы достаточно точно, стала бы умолять. Но не теперь. Кобыла ответила неустрашимым взглядом, изо всех сил стараясь создать выражение скуки и безразличия. «Пожалуйста,» — решительно сказала она.

В сравнении с Салрат, этот обученный убийца нисколько её не пугал. У неё был приказ, и эта птичка не имела права препятствовать ей, не связавшись прежде с Мастером. Часть её даже хотела, чтобы солдат сделал что-нибудь глупое. «Хорошо,» — сказала она, — «благодарю за сотрудничество. Я сниму его сама.» С этими словами, она развернулась и направилась к Рандом, наполняя свой рог ещё большей силой и создавая вокруг него светящуюся ауру. За спиной у неё раздался сначала звук, словно кто-то скрёб когтями землю, а затем грохот несущегося на неё грифона. Он догнал её, как раз когда Фьюжен снова опустилась на землю рядом с подругой.

Даже она смогла распознать ярость на лице солдата, мгновение она думала, что он действительно набросится. Но мгновение прошло, и солдат сорвал с бронированной упряжи небольшое устройство и коснулся им ошейника на шее Рандом. Раздался слабый щелчок и ошейник расстегнулся, со стуком падая на бетон. Не ожидая разрешения, Фьюжен сдёрнула украшенное драгоценными камнями кольцо с рога подруги и передала устройство грифону.

«Две килосекунды, и ни секундой больше,» — прорычал грифон, вырывая его из магической хватки Фьюжен, цепляя к броне и возвращаясь к своим соратникам, которые не проявили ни капли сочувствия к его унижению.

Фьюжен наблюдала за тем, как он уходит, удовлетворённая тем, что её не потревожат, затем с улыбкой повернулась к Рандом. «Так то лучше. Ну что, начнём?»

Рандом глубоко вздохнула и кивнула, немного оживившись с момента их встречи в этом месте. Её рог начал излучать глубокое золотистое сияние, и Фьюжен ощутила что-то, какое-то неясное присутствие, будто кто-то стоял у неё за спиной за пределами видимости.

Рандом закрыла глаза и начала медленно двигать головой по точной дуге. «С жеребятами всегда проще, у них не так много магии. Разделение воспоминаний — довольно деликатный процесс, схемы, задействованные в определённых классах заклинаний очень разрушительны,» — сказала она.

Уши Фьюжен навострились, она вспомнила о кристаллических фрагментах памяти, которыми её наделила сила, подобная Создателю. Если это можно заблокировать… — подумала она. «Можешь привести пример? Чтобы я знала чего избегать.»

«Сложная структура заклинания — это самое важное. Если твоё сознание активно, разделить воспоминания будет сложно.»

«Интересно,» — сказала Фьюжен. Оба раза, когда это произошло со мной, я поддерживала заклинание. Уровень силы был высоким, а сложность — низкой, — подумала она. Любой пони мог бы использовать телекинез и силовые поля, которые, несмотря на сложность настройки, довольно просто поддерживать. «Хорошо, что мне делать?»

«Почти… получилось!»

Ощущение пони, стоящей у неё за спиной, внезапно стало очень сильным. А потом мир заполнила тьма.

Первым, на что Фьюжен обратила внимание, была тишина. Поражённая, она осмотрелась по сторонам и увидела, что хотя она всё ещё лежит в ангаре, клетка, жеребята и грифоны исчезли. Всё пространство за пределами ангара представляло собой неопределённое размытое пятно, непрерывно изменяющееся, словно залитое дождём стекло. Напротив неё, Рандом прыжком поднялась на копыта, в её движениях не осталась и следа оцепенения, которого можно было ожидать от пони в её состоянии.

Это симуляция, — подумала Фьюжен. «Не припоминаю, чтобы моё начальное обучение магии было таким!» — выпалила она.

«Это потому, что у нас был очень хороший учитель, к тому же, мы делали это на одной из берм тренировочного центра. Было проще создать убедительную иллюзию неба. Эта первая ступень, что-то вроде виртуального пространства, над которым учитель имеет практически полный контроль, здесь нет магического фона. В этом нет необходимости, но лично мне проще, когда ничто не отвлекает. О, думаю, ты и сама понимаешь это, но ты всё ещё сидишь в ангаре, фактически, это просто яркий сон. Что бы ты ни сделала здесь, это никак не отразится на твоём теле, так что можешь спокойно прогуляться. Твои мышцы сейчас не работают.» С этими словами кобыла отстранилась и помотала головой. «Теперь я смогу разделить с тобой свои воспоминания.» Рог Рандом снова засветился.

Фьюжен почувствовала давление, словно стояла за закрытой дверью, в которую ломился другой пони. Она мысленно открыла дверь, впуская присутствие внутрь.

«Вот так, ты меня слышишь?»

Фьюжен дёрнулась, голос Рандом раздавался в том же месте, что и команды с коммуникатора, в какой-то неопределённой области у неё в голове. Да, — подумала она.

«Говори, как обычно, это помогает сфокусировать мысли в более простой для чтения форме. В действительности, ты, конечно, не заговоришь, но это поможет тебе донести свои мысли.»

«Да,» — сказала Фьюжен.

«Хорошо. Теперь, я хочу, чтобы ты использовала телекинез, будто собираешься поднять вон тот ящик, но в действительности не поднимая его.» Пока Рандом говорила, между ними появился грузовой контейнер из серого пластика.

Фьюжен так и сделала, мысленно сформировав схему заклинания, но удерживая почти всю свою силу, за исключением небольшого фрагмента. Что-то сдвинулось у неё внутри и, по-видимому, изменило схему, придавая ей новую, более сложную форму.

«Это базовая конструкция. Нужно изменить её вот здесь,» — магическая схема слегка исказилась, — «если ты, так сказать, хочешь встретиться с кем-то. Кстати, именно это заклинание я использую прямо сейчас.» Схема снова изменилась. «…или ты можешь сделать это, чтобы пригласить кого-то в свою голову. Это работает так…»

На этот раз Фьюжен оказалась за дверью, она осторожно толкнула её и…

Мир перед глазами перевернулся на сто восемьдесят градусов, и Рандом исчезла, её сменила белая пони с розовой гривой и шокированным выражением лица. Рот медленно скривился в улыбке. Я в голове у Рандом, — подумала Фьюжен, — с ней это кажется таким простым…

Затем остальные ощущения Рандом начали быстро расширяться и перекрыли её собственные. Осязание стало последним и самым навязчивым из всех, обоняние и слух совсем не изменились, но Фьюжен лежала плашмя, в то время как Рандом стояла. Она чувствовала странное головокружение, зная, что лежит сейчас на животе, на бетонном полу, но чувствуя, что стоит. В отличие от других чувств, иллюзия осязания не была идеальной. Ощущения реального тела её подруги просачивались сквозь неё в виде ноющих крыльев и крошечных уколов боли в тех местах, где были выдернуты перья.

«Так, а если я захочу уйти, то я просто…» — Фьюжен слегка вывернула свою магию и вернулась, снова глядя на Рандом со стороны. Ещё один толчок, и присутствие в её голове исчезло.

Рандом улыбнулась ей настоящей, искренней улыбкой. «Видишь? Это просто! Хочешь попробовать на мне?»

Фьюжен немного попрактиковалась и после нескольких неудачных попыток смогла, наконец, продемонстрировать своей подруге удовлетворительный результат.

Внезапно поморщившись, Рандом зашипела от боли. «Думаю, это всё, что я смогу тебе показать,» — сказала она.

«Время вышло,» — раздался громкий скрипучий голос.

Реальность стремительно нахлынула, заполняя всё вокруг, клетка, жеребята и очень злой грифон внезапно словно возникли из пустоты. Солдат с бело-коричневым оперением как раз одевал кольцо с драгоценными камнями на рог Рандом, сжимая в когтях ошейник. Дезориентированная Фьюжен наблюдала, как грифон грубо поднимает бронзовую кобылу на ноги и толкает еле дышащую пони по направлению к клетке.

Сжав зубы, Фьюжен хранила молчание, зная, что если она что-нибудь предпримет, другие пони примут на себя всю силу ответного удара. Она жаждала сломать Благословение Рандом, чтобы кобыла, наконец, смогла отдохнуть от всего этого, но не посмела. Грифон прошёл мимо Рандом к одному из своих сослуживцев, затем вернулся, бросая свирепый взгляд на Фьюжен.

«Ты выполнила свой приказ, пони,» — выплюнул он. «У тебя десять секунд, чтобы уйти прежде, чем я доложу о тебе.»

Долгую секунду пони смотрела на него, затем развернулась и галопом побежала к выходу из ангара. Не обращая внимания на возможные препятствия у неё на пути, Фьюжен расправила крылья и, ускоряясь, взлетела ввысь, отчаянно желая оказаться как можно дальше от этого места прежде, чем она утратит контроль над собой и сделает что-то такое, о чём все пони пожалеют.

===

Слёзы просачивались между крепко сжатых век и струились по лицу Фьюжен, уносимые порывами встречного ветра. Полагаясь на теневое зрение, она плавно двигалась вдоль ясно различимых дорожек магически-активных камней и кристаллов, заполняющих систему туннелей Мастеров.

Полёт пони по большей части был магическим — даже их большие лебединые крылья не смогли бы поднять их в воздух — и осуществлялся за счёт снижения их эффективной массы до тех пор, пока одной лишь аэродинамической силы не становилось достаточно, чтобы контролировать их движения. Особенно способные пони могли достичь крайней искусности. Большинство таких одарённых пони работали в командах погоды, управляя штормовыми системами для гарантии того, что обширные фермы будут должным образом политы.

Иногда сила могла заменить навык. Фьюжен ускорялась, уходя вверх по спирали, за секунды покидая карьер и переполненное воздушное пространство. Не важно, что увидели Мастера, она раскрылась, впуская в себя энергию локального пространства, перенаправив её так, чтобы она дала ей силу для дальнейшего продвижения. Температура воздуха вокруг неё стремительно снизилась, водяной пар конденсировал в мимолётную дымку из ледяных кристаллов, формируя позади неё разреженный инверсионный след. Ветер яростно трепал её гриву, она сформировала ещё одно заклинание, коническое силовое пони, закрывающее её от непогоды, оставляя снаружи лишь крылья.

Но даже этого оказалось недостаточно, чтобы убежать от воспоминании о жеребятах, сжавшихся вокруг измождённой Рандом, вырывающей перья из оборванных крыльев. А когда перья закончатся… — Фьюжен отгородилась от этой мысли, стараясь не думать о Рэдшифте в лазарете. Все муки и сомнения подводили её к одному вопросу: готова ли она позволить подруге умереть в муках, чтобы она сама смогла избрать медленный и относительно безопасный способ освобождения пони?

Это ограничивало все её неясные планы очень точным отрезком времени. Что конкретно она собирается сделать, чтобы освободить свой вид от деспотичного и жестокого обращения? Кобыла вспомнила о грифоне-тюремщике, она была так близка к тому, чтобы атаковать его. Одно дело, если бы речь шла лишь о её собственной боли, она бы смогла это выдержать, вынесла бы любые страдания, чтобы защитить тех, кто ей дорог. Но если кого-то накажут из-за неё… внезапно она чётко осознала, что двигало Рандом, когда она сражалась с грифонами в тренировочном центре.

Она ощутила уверенность. Она всегда знала, что готова умереть ради чего-нибудь, это вбивали в каждого жеребёнка каждый раз, когда во время тренировок они испытывали сохранённые воспоминания всех тех пони, что отдали свои жизни во имя Мастеров. То, что она видела сегодня, стало последней каплей, тем незначительным увеличением давления, что разрушило в её сознании барьер нежелания и неуверенности. Теперь она была уверена, это единственный путь.

Воздух вокруг неё ревел и кричал, когда Фьюжен разрывала его на своём пути домой.

===

Неудивительно, что обратный путь оказался значительно быстрее. Спустя несколько килосекунд, она уже скакала галопом, приземляясь рядом с навесом её семьи. Как и следовало ожидать в это время суток, загон был практически пуст. Сверху она видела Слипстрима с корзиной овощей в зубах, направляющегося к одному из самых отдалённых навесов, но кроме него в их части загона не было ни одного пони.

Звук удара копыт о траву заставил Гравити выскочить из-под навеса в красно-белую полоску, мелкая миска с едой Мастеров левитировала рядом с ней. «Ты быстро,» — с улыбкой сказала она. «Пытаешься побить рекорд? Или хочешь присоединиться к команде погоды?»

Фьюжен посмотрела на миску с гранулами, задаваясь вопросом, сможет ли она остановить кобылу от поедания этой дряни. Сейчас или никогда, — подумала она. «Центр службы безопасности не самое весёлое место», — серьёзно ответила она, — «но я получила то, ради чего посетила его.»

Улыбка синей кобылы стала нерешительной. «Как там Рандом? Ты видела жеребят?»

Бронзовая голова, склонившаяся над потрёпанными крыльями. Фьюжен с силой потрясла головой, чтобы развеять тревожные воспоминания, и прочистила горло. «Расскажу позже», — ответила она, неуверенная в том, что смогла бы убедительно солгать. «Как насчёт тренировки?»

Гравити навострила уши, её глаза расширились. Она поспешно поставила миску на землю и направилась к Фьюжен, снизу вверх глядя на чуть более высокую кобылу. «Да!» — с азартом воскликнула она, но тут же в её взгляде появилось сомнение. «А как же твой глаз? Мы же собирались приступить к тренировкам, когда его вылечат.»

«Спайрал нужно только открыть веко, она сможет сделать это позже, вечером. Не говоря уже о том…» — она сделала паузу, криво улыбнувшись своей сестре. «…для этого мне нужен рог, а не глаза. Глаз.»

Гравити удивлённо моргнула, её сбивало с толку печальное выражение лица сестры. «Ты уверена? Мы могли бы и позже…» — нерешительно произнесла она.

«Нет, давай начнём.» Фьюжен обхватила крылом холку сестры и повела её в рощу фруктовых деревьев, окружающую загон.

Сухую землю покрывал слой листьев толщиной в копыто, формирующий комфортную подстилку для пары пони, которые улеглись на живот под большим деревом.

Фьюжен встретила выжидающий взгляд сестры и вздохнула. «Помнишь первые уроки магии? Бэк Драфт использовала несколько заклинаний, одно, чтобы показать нам, что делать, и другое, чтобы позволить нам попрактиковаться без риска. Не думаю, что нам понадобиться второе, но если не возражаешь, мы опробуем его немного позже, ради практики.» Она усмехнулась в ответ на нетерпеливый кивок Гравити. «Превосходно. Я начну и покажу тебе, как это делается.»

Фьюжен открыла теневое зрение и осмотрела голову сестры. Она делала это уже не раз, так что сразу заметила нити Благословения, подобные проросшей в мозге Гравити грибнице из тонких бледно-зелёных волокон. Она собралась с духом и аккуратно ощупала нити, фокусируясь на участке, где они сливались с роговым веществом. К её облегчению, поражённый участок оказался небольшим. Фьюжен тщательно сформировала заклинание у себя в голове, нацелив его точно на область, к которой крепилось Благословение.

Вот оно, пути назад не будет. Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, пусть это сработает, — взмолилась она и выпустила короткий, резкий магический импульс в точку меньше яблочного зёрнышка у основания рога Гравити. Крошечная область стала тёмной, изрезанной запутанной паутиной тонких трещин. Благословение медленно исчезало.

Гравити моргнула, поморщившись так, словно пыталась прогнать муху, не двигаясь при этом с места. «Я чувствую себя как-то странно, это ведь…. ОЙ!» — она отскочила от Фьюжен, обхватив голову передними копытами, словно в попытке защититься. «Проклятье Создателя, Фьюжен, что ты сделала?»

«Прости!» — в голосе Фьюжен звучала паника. «Ты в порядке? Я пробовала это заклинание лишь раз, с Рандом.»

Гравити потёрла висок и опустила копыта. «Жить буду, но, скажем так, тебе лучше заниматься таумофизикой. Как учитель ты вряд ли будешь пользоваться успехом.»

Её ускоренное сердцебиение постепенно вернулось в норму, и Фьюжен слабо улыбнулась. «Ты права. Позволь мне попробовать ещё раз, я знаю, где допустила ошибку.» Кобыла мысленно сформировала правильную схему и внезапно ощутила ещё одну пони у себя в голове. Пока всё неплохо, — подумала она.

Выражение лица Гравити было каким-то странным. На глазах у Фьюжен она открывала и закрывала рот, словно выброшенная на сушу рыба. По-настоящему довольная белая кобыла улыбнулась. Кажется, я не одна такая, — подумала она. «Если тебе надоело корчить гримасы…» — начала она, еле сдерживая смех.

«Прости,» — сказала Гравити. «Просто это так странно. Представь, каково быть учителем и делать это постоянно!»

===

Справившись с непреодолимым желанием показать ей язык, просто чтобы посмотреть, что из этого выйдет, Гравити снова обратила внимание на демонстрацию магии своей сестры. Фьюжен только что расчистила участок земли, собирая листья в небольшую кучу. Она ощущала телекинетическую силу, словно делала это сама.

«Ты чувствуешь структуру магии?» — спросила Фьюжен.

«Да,» — ответила она, в голосе слышались лёгкие нотки нетерпения.

«Хорошо, вот первый трюк.»

Гравити снова ощутила, как Фьюжен использует магию, на этот раз, окутывая телекинетическим полем большой участок земли. У магии был странный оттенок, словно её искажало вторичное заклинание. Ковёр из листьев вокруг них приобрёл серебристый блеск, когда на каждой грани и каждом изгибе сформировалась изморозь. Дыхание Гравити вырывалось паром. Вот что она сделала на тренировочной площадке, — подумала синяя кобыла. Перед ними участок земли содрогнулся, издавая громкий скрежет, и поднялся на одно копыто в воздух, окружённый ореолом белой магии.

Она впитала увиденное, запоминая дополнительное маленькое заклинание, когда её сестра позволила многотонному блоку земли опуститься на место. Это же так очевидно! Используя эту технику, она бы смогла превзойти всех пони на своём полигоне, даже старого Геодетика, который делал свою работу уже гигасекунды и был поистине легендарен.

«Это первая часть,» — сказала Фьюжен.

Больше? Будет ещё больше? — с лёгкой завистью подумала Гравити, задаваясь вопросом, как её сестре удалось не одно, а два новаторских открытия в магической области менее чем за мегасекунду. Она сосредоточенно нахмурилась, когда Фьюжен обратила своё внимание вовне, словно концентрируя теневое зрение на каком-то отдалённом объекте. Там было что-то, далёкая точка тепла…

Гравити ахнула, когда покалывание пробежало по их общему телу, импульс ощущения от головы до основания хвоста, словно они прошли сквозь мощное силовое поле или стояли слишком близко к линии высокого напряжения. Точка тепла, казалось, расцветала, заполняя их обеих безграничной энергией. Синяя кобыла чувствовала, что её ощущения — всего лишь тонкая струйка, тщательно контролируемое игольное ушко в чём-то огромном и мощном. Она отшатнулась, разрывая контакт, внезапно испугавшись представленных возможностей.

Так же быстро, как появилась, сила иссякла, возвращаясь к своему источнику или растворяясь в окружающем пространстве путём реверсирования первой техники Фьюжен. Изморозь вокруг сидящих на земле кобыл незаметно исчезла, превращаясь в маленькие завитки тумана в холодном воздухе. Гравити сделала глубокий вдох, внезапно ощущая сильное тепло.

«С этим нужно быть осторожной,» — рассеянно произнесла Фьюжен. «Похоже, потребуется немного практики, чтобы понять, что к чему.»

«Сколько раз ты это делала?» — спросила Гравити, отчётливо ощущая благоговение. Она почувствовала, как лицо её сестры искривляется в горькой улыбке.

«Это второй. Может, тоже попробуешь?»

Нет! — подумала Гравити, внезапно испугавшись, и вздрогнула от резкой боли, пронзившей её голову. «Хорошо,» — тихонько ответила она, удивлённая тем, как быстро боль отступила, определённо до того, как она успела передумать. Она ощутила мягкий толчок, и снова оказалась в своей голове, глядя на сестру со стороны. Белая кобыла выглядела необъяснимо печальной, несмотря на всё то, чего ей удалось добиться.

«Если ты впустишь меня, я буду тебя вести, удостоверюсь, чтобы всё прошло хорошо,» — сказала Фьюжен.

Гравити порывисто кивнула, и, ощутив мягкое давление в голове, позволила присутствию войти. Она начала формировать первое заклинание, привязывая его к телекинезу, так же, как делала сестра. Вместо того, чтобы в качестве тренировки поднять большую массу земли, она левитировала маленький камешек и прицелилась в небольшую возвышенность в нескольких длинах от неё. Собравшись с силами, она толкнула камешек телекинезом.

Он исчез с оглушительным треском, отразившемся звоном в ушах обеих пони, и оставляя в траве кратер в три копыта шириной. Гравити шокировано моргала, тряся головой в попытке избавиться от кусочков грязи и листьев, застрявших в гриве. Несмотря на то, что она своими глазами видела, что Фьюжен сделала на тренировочной площадке, до сегодняшнего дня это казалось нереальным. Фьюжен разрушила диск силового поля перед лицом. Белая кобыла развернулась, глядя на Гравити, и вопросительно выгнула бровь. Её дыхание вырывалось паром во внезапно охладившемся воздухе.

«Я предполагала, что такое может случиться,» — сказала она, еле сдерживая улыбку. «Хочешь попробовать второе?»

Снова кивнув, Гравити закрыла глаза, направляя теневое зрение вовне в поисках той точки тепла. Она искала в том же направлении, где её нашла сестра. Там было что-то, но за него было сложно ухватиться и даже чётко увидеть. Краем сознания она ощутила, как внимание Фьюжен обострилось, приобрело нотки разочарования и… страха? Она пообещала своему Мастеру, что сможет обучить меня, — подумала Гравити, — я не могу её подвести. Может это происходит по-разному у разных пони. Кобыла расширила круг поиска, пытаясь обнаружить что-то похожее в других местах.

Оно не было тёплым, наоборот, от него исходил холод. Каким-то образом успокаивающее ощущение массы, огромной тяжести, движущейся с ужасной скоростью. Она сфокусировала взгляд, подобных объектов оказалось как минимум два, один большой, другой поменьше и какой-то размытый, как будто это вовсе и не цельный объект, а плотное скопление множества маленьких. Чем больше она смотрела, тем больше обнаруживала, маленькие штучки на широких плоских дисках, каждый из которых двигался с разной скоростью. Она содрогнулась, когда странное покалывание прокатилось по её телу от головы до основания хвоста.

Расположение по какой-то причине казалось знакомым, и Гравити продолжала вглядываться в него, пока её сознание работало над проблемой. Она ощущала, что Фьюжен тоже думает об этом, её сестру это, похоже, смущало даже больше, чем её саму. «Это же две луны,» — выпалила она, — «и мусорное кольцо!» В это мгновение всё встало на свои места. Её сестра каким-то образом была связана с солнцем, а она — с луной и со всем, что было на орбите. Она открыла глаза и перевела взгляд с солнечного диска на белом бедре сестры к бледному месяцу на фоне чёрной кляксы на её собственном.

«Как? Как это возможно?» — сказала она. Всё ощущалось таким правильным, словно она всю жизнь была слепа и внезапно прозрела. Её взгляд сместился к крупу. «Что случилось с моим хвостом!?» — взвизгнула она.

Создатель да он же полон звёзд, — подумала она. Её обычно бледно-голубой хвост окрасился в куда более тёмный оттенок и, казалось, его заполнили маленькие мерцающие искры.

«Я не знаю,» — слабо ответила Фьюжен. «Такого я не ожидала, хотя в этом и есть некоторый смысл, в конце-концов наша магия отличается. Я всегда была хороша в контроле энергией, а ты в удалённой манипуляции. Возможно, твоя грива это странное проявления таланта, нечто схожее с трудовыми метками. С моей было что-то похожее, хотя она окрасилась в более пастельные оттенки, чем...» — она сделала паузу, разглядывая хвост Гравити, — «… чем твой кусочек ночного неба.»

«Значит… значит ли это, что используя эту силу, я меняю орбиту лун?» — Гравити почувствовала, как уши горят от смущения, вызванного нелепостью этих слов. К её удивлению, Фьюжен, похоже, серьёзно отнеслась к этому вопросу.

«Сила должна иметь источник,» — медленно сказала она, — «посмотри, что происходит, когда ты используешь только локальную среду.» Фьюжен остановилась, лукавая улыбка пересекла её лицо. «Теперь я буду звать тебя 'Луна'»

Гравити поморщилась, но обнаружила, что кивает. Весь этот холод... как оно вообще могло работать было не понятно ей, она была таким же инженером, как Фьюжен была учёным, и поэтому сама мысль о способности локально сократить энтропию для подпитки другого физического эффекта где-то ещё была невообразима. «Думаю, поэтому это и называют магией,» — сказала она, глядя на свой хвост и на кажущиеся отдаленными мерцающие точки света, видимые даже в солнечных пятнах под деревом. Было странное чувство глубины в этом зрелище, как будто огни были каким-то образом намного дальше, чем должны были быть. Она выпустила подсознательный захват, удерживающий луны, наблюдая как её хвост вновь превратился в обычные волосы.

«Покажи мне, как ты выглядишь,» — потребовала она.

===

Спустя почти килосекунду тренировки новых магических техник, Гравити заметила, что её сестра наблюдает за ней с необычайной интенсивностью. «Что ты задумала?» — спросила она, чувствуя небольшой дискомфорт. Было что-то в выражение другой кобылы, будто она пыталась решить, как сообщить дурные вести.

Фьюжен моргнула и сфокусировала взгляд на лице Гравити. «Извини, я просто использовала теневое зрение, чтобы посмотреть как всё это выглядит со стороны.»

«Вот как,» — недоверчиво сказала Гравити.

«Я должна кое-что рассказать тебе, но...» — Фьюжен затихла, неуверенно переступая с ноги на ногу — «… это будет трудно услышать. Если ты не против, я хотела бы поделиться некоторыми из моих воспоминаний, полученных за последние несколько дней.»

Гравити уставилась на сестру, взволнованная напряжением её голоса. «Если это может помочь, то конечно я готова увидеть их. Это ещё один из трюков, что ты научилась у Рандом?»

«Да.» Фьюжен глубоко вдохнула и медленно выдохнула. «Мне жаль, что всё пришло к этому, но у меня не осталось выбора.»

Белый нимб окружил рог сестры, и Гравити почувствовала теперь знакомое ощущение давления в своём сознании. Всё ещё озадаченная выбором слов Фьюжен, она открыла дверь и впустила другую кобылу.

Мир вокруг потемнел, а когда свет вернулся, он сменился тёмной травяной равниной, заполненной неподвижными образами пони, Мастеров и техники. Прямо перед ней находилась копия Фьюжен,плотно обернувшая крылья вокруг зеленого жеребца, в то время как Мастер держал чёрный металлический круг над его головой. Казалось, что жеребёнок борется, стараясь вырваться из хватки Фьюжен.

«Я не думаю, что ты была рядом, когда они Благословили Тангента,» — сказала Фьюжен, внезапно появляясь рядом с Гравити. «Он действительно очень боялся того, что видел, но я не могла понять чего, пока не переключилась на теневое зрение.»

Сцена изменилась, образы превратились в силуэты и тени на фоне которых ярко выделялось разноцветное сияние магически активных кристаллов и рогов пони. Внезапно мир пришёл в движение, когда Фьюжен воспроизвела память. Корона коснулась головы жеребца и Гравити слегка отпрянула, при виде толстых зелёных щупалец, возникших из металла. Она наблюдала как они сошлись в голове жеребёнка и начали делать что-то с его мозгом. Сцена замерла. Щупальца исчезли, оставив после себя тонкие следы, пронизывающие череп от рога до ствола мозга и спускающиеся вниз по позвоночнику.

«Это и есть Благословение. Просто магия и ничего больше. Нет никакого божественного прикосновения, лишь автоматизированная система наложения заклинания, встроенная в корону.»

Гравити отвернулась, предпочитая смотреть на сестру, а не на тревожную сцену перед ней. «О чём ты говоришь? Это маленькое заклинание как-то узнает, что ты думаешь о неповиновении?» Праведный гнев просочился в её голос. «Как ты могла поверить в это? Ни одно заклинание не способно на такое.»

«Сколько ты помнишь из наших занятий по физиологии? Узнаёшь области, с которыми связано заклинание?»

«Немного,» — тяжело вздохнув, сказала Гравити и внимательно посмотрела на голову жеребёнка. Она проследила линии таумической энергии, пытаясь вспомнить, за что отвечают различные области мозга. Нити были сосредоточены глубоко в ядре лимбической системы и соединялись с неокортексом.

«Оно привязано к областям, обрабатывающим эмоции и память. Всякий раз, когда пони чувствует вину, связанную с Мастерами, оно причиняет ему боль. Чем больше вины, тем больше боли. Заклинание ничего не знает, оно просто использует нашу вину. Мы сами себя наказываем.»

«Я не верю ничему из этого, зачем ты выдумала такие ужасные вещи?» Гравити энергично покачала головой, стараясь заставить замолчать маленький голосок сомнения. Она сразу же съёжилась в ожидании наказания, но ничего не произошло. Несколько секунд она сохраняла позицию, затем слегка расслабилась, не совсем веря, что оно не застало её врасплох.

Фьюжен внимательно наблюдала за ней и заметила пробежавшую дрожь. «Нет боли, не так ли? Ты, должно быть, почувствовала небольшое сомнение, но это не вызвало боль.»

Глаза Гравити расширились. «Что ты сделала?» — потребовала она ответа.

«Я освободила тебя.»

«Ты несёшь бред, прекрати это безумие, я уверена Мастера простят тебя,» — взмолилась синяя кобыла.

Фьюжен сохраняла спокойствие. «Есть слово, что означает то, чем мы являемся для Мастеров. И это слово — 'рабы'. Мы — просто инструменты, полезные благодаря нашей способности мыслить. Не говори мне, что ты не видела ничего, что заставляло тебя беспокоиться?»

Гравити упрямо покачала головой, но в памяти возник образ хирургического робота из института и его высоко адаптируемая система удержания, достаточно большая, чтобы вместить пони. Вина за плохие мысли затопила её, но боли снова не было. Она тихо заржала от горя, чувствуя себя полностью сбитой с толку.

«Мне очень жаль, Грав, у меня была почти мегасекунда, чтобы принять это, но на тебя всё вывалилось разом.» Белая кобыла ходила по кругу со странным сочетанием печали и решительности на лице. «Я могу показать тебе ещё много чего, но вот тебе вопрос: что случилось с Рандом и её группой жеребят?»

«Ты сказала, что они в порядке,» — пробормотала Гравити.

«Только пока.» Фьюжен моргнула, и мир снова потемнел.

Следующая сцена была незнакома Гравити: большая комната, одна из стен которой примыкала к какой-то вертикальной шахте, и импровизированная клетка в центре. В ней была жалкая толпа жмущихся друг к другу пони, в основном жеребята, поняла Гравити, и один взрослый в центре. «Что это?» — потребовала она ответа.

«Вот где я была утром. Это в комплексе Центра Службы Безопасности. Мой Мастер сказал, что они на переподготовке. Я знала, что он лжёт...»

«У тебя нет права судить действия Мастера,» — угрюмо сказала Гравити, не отрывая глаз от подвижных образов. Вероятно, это из-за той первой аварии, — подумала она, — у неё, должно быть, какое-то повреждения мозга. Чем больше она думала об этом, тем больше это походило на правду. Её сестра была сама не своя после того инцидента, она вела себя замкнуто и, казалось, всё время чего-то боялась. Синяя кобыла наклонилась вперёд, ища на лице Фьюжен малейший признак пони, которую она так хорошо знала. «Послушай, мы сможем помочь тебе,» — настойчиво сказала она, — «Я знаю, ты хороша в своём деле, Мастера...»

Фьюжен медленно покачала головой. «Лучшая 'помощь', на которую я могу рассчитывать в лапах Мастеров — это быстрая смерть. И если бы это могло решить проблему, то я бы сама отправилась в лазарет, ...»

«Не говори так!» — воскликнула Гравити.

Фьюжен безжалостно продолжала. «…но это касается не только меня. Мой Мастер, Академик Ванка, будет тестировать меня до конца, а потом станет экспериментировать с тобой.» Видя шок на лице Гравити, белая кобыла мрачно кивнула. «Если хочешь, я могу показать это воспоминание. Последний пони, который попал в лапы Ванки, теперь лишь углеродная тень, впечатанная в заднюю стену ускорителя.»

Гравити с глухим стуком села на землю, чувствуя головокружение. Я не верю этому, — подумала она, — мне сказали, что я вернусь на пусковую после… После чего? Её сестра поправилась уже несколько дней назад, но приказ вернуться на старую работу так и не пришёл. Вокруг неё образы ожили и начали двигаться. Её первоначальное беспокойство стало перерастать в невыразимый ужас, когда она наблюдала как Рандом, с пустыми глазами и, казалось, находясь в трансе, сломалась перед проекцией её сестры. Худшее было впереди. Она слушала описание того, что делали с этой бедной кобылой, и, наконец не выдержав, закрыла глаза при виде окровавленного пера, свисающего изо рта Рандом.

«Ты была там, разве они заслуживают этого?» — мягко сказала Фьюжен, не в силах отвести взгляд от воспоминаний. «Я не думаю, что они продержатся намного дольше.» Голос кобылы дрожал, слова получились глухими и искажёнными, её глаза щипало от слёз.

«Они сражались с войсками Мастеров,» — ответила Гравити, но оправдание показалось слабым даже для неё. Это не правильно, — подумала она, затем резко вдохнула в ожидании боли… которая так и не пришла. Это ещё больше смутило её, сомнения в действиях Мастеров всегда приводили к мгновенному наказанию, она вспомнила загадочную фразу Фьюжен 'Я освободила тебя'.

Ответ пришёл со вспышкой ужаса, и Гравити заплетающимися ногами начала отступать от своей сестры так быстро, как только могла. Потрясение было столь сильным, что она едва могла связать слова. «Ты сняла с меня прикосновение Создателя. Почему? Создатель отправил нас сюда, чтобы служить Мастерам. Как ты могла так поступить со мной!?»

Фьюжен шагнула вперёд следуя за неустойчиво отступающей сестрой. «Это возможно единственный шанс, который есть у нашего народа,» — поспешно сказала она, наклоняясь вперёд и пристально глядя на Гравити, — «мы можем освободить их всех, если всё сделаем правильно.»

Слова врезались в синию кобыло словно из рельсотрона, и она пошатнулась, как будто действительно получила удар. Открывая и закрывая рот словно рыба и неспособная даже думать о реакции не говоря уже о формировании ответа, Гравити разорвала связь.

Реальный мир вновь занял своё место, рассеивая тревожные образы, которые, по утверждению Фьюжен, были её воспоминаниями. Гравити вскочила на копыта, а Фьюжен осталась сидеть на траве, моргая в замешательстве. «Держись от меня подальше!» — выкрикнула синяя кобыла, прыгая в воздух и рассеивая ковер листьев первым взмахом крыльев.

Полуслепая от слез, Гравити нетвёрдо летела прочь от загона прямо над кронами деревьев. За спиной раздавались устойчивые удары крыльев Фьюжен, становящиеся всё громче по мере приближения кобылы.

«Гравити, пожалуйста, не делай поспешных решений,» — молила Фьюжен, её голос был тонким и высоким от страха. «По крайней мере, поговори со мной!»

Синяя кобыла чувствовала нерешительное прикосновение магии своей сестры, но проигнорировала его. Почему ей просто не оставить меня в покое, разве она не понимает, что причинила уже достаточно вреда? — подумала Гравити, сильнее махая крыльями в попытке вырваться. Прикосновение укрепилось, оказывая непреодолимое влияние на её тело, и кобылу начало тянуть назад.

Путаница и ужас уступили место висцеральной ярости, и Гравити развернувшись на одном крыле, встретилась лицом к лицу со своим мучителем. «Не трогай меня,» — прорычала она, её рог загорелся фиолетовым пламенем, когда она ударила своей силой.

Магия вылетела, и Фьюжен не успела среагировать, прежде чем импульс чистой силы ударил её. Она ахнула, когда воздействие выбило из её лёгких весь воздух, и полетела вниз. Ноги и крылья лишь бесполезно трепетали, спустя мгновение белая кобыла жёстко врезалась в деревья над которыми только недавно пролетала, воздух заполнил похожий на выстрелы треск ломающихся ветвей. Под покровом листьев раздался внезапный, ужасный звук с силой врезавшегося во что-то тела, затем ничего... лишь тишина.

Над пологом Гравити с безразличием ускорялась, взлетая в небо.

Читать дальше