Список имён и терминов Часть 8 (Коди) — Глава 2

Часть 8 (Коди) – Глава 1

Алекс подошла к двери на дрожащих ногах. Меньше двадцати футов, но в её состоянии – громадная дистанция. Если у меня от этого печенье подгорит

Алекс никогда и представить не могла, что ей придётся познать сложности и стрессы беременности. Теперь она их знала, уже почти одиннадцать месяцев. Оливер, да чтоб я ещё когда согласилась. Тебе повезло, что я не засадила тебе нож прямо в… Она схватилась зубами за дверную ручку и распахнула дверь.

Снаружи её ждало три пони. Одной из них следовало бы знать, что её сейчас лучше не беспокоить, а других двух она не знала. На крыльце стояла Райли и жеребец-земнопони. За ними располагалась грубая деревянная телега, каких немало наделали возвращенцы, чтобы возить вещи на большие дистанции. Большая часть припасов для путешествия всё ещё лежала в ней, что объясняло, почему от земнопони так жутко воняло. Но кроме этого в ней ещё лежал ченжлинг, связанный настолько плотно, что верёвки глубоко врезались в его чёрный хитин.

— Райли, – сказала Алекс, вымученно улыбаясь. Королева уже переросла Алекс, её тело достигло ужасающей ченжлингской зрелости. Похоже было на идеальную здоровую кобылу, но ещё более вытянутую и значительно более тощую, чем считалось нормой для здоровых пони. – Я, эм… я сейчас не в лучшей форме для…

— Знаю! – ответила та со смесью раздражения и страха в голосе. – Прости, что мы пришли. Я знаю, что твой муж будет в ярости. Но я не знала, что делать, и он настоял, что нам требуешься именно ты.

— Я сейчас немного не в форме, – сказала Алекс, слегка поворачиваясь и демонстрируя свой раздутый живот. Впрочем, они его и так прекрасно видели. – Я в декретном отпуске. Офис Джозефа в...

Закончить ей не удалось, потому что пони её перебил. Такое случалось не в первый раз – чем более беременной Алекс становилась, тем меньше сил у неё оставалось на другие занятия. Даже магия земли помогала только до определённого предела. Если кто-то хотел помешать ей что-то сделать, у них наверняка бы получилось. Ещё немножко, малыш. А там моё тело снова станет только моим.

— Простите меня, – пони снял с головы широкополую шляпу и почтительно склонился. Причина, по которой от него так несло, была достаточно очевидна – на нём были надеты тёмные штаны и футболка не совсем подходящего размера. Ещё на нём были плотные ботинки, рабочие, со стальными носками. – Звать меня Хирам. Хирам Янг. – Он снова указал на тележку. – А друга моего, стало быть, Алвин. Он, эм… ладно, не буду тянуть кота за хвост. Он сломался.

Алекс немного сдвинулась, чтобы получше взглянуть на телегу. Было видно, что ченжлинг непрерывно пытается разорвать верёвки.

— Погодите, – она снова повернулась к Райли. – Ты не смогла ей помочь? Используя эту… штуку с разумом, которую ты обычно делаешь?

Райли покачала головой:

— Алекс, я пыталась. Но он не дрон. По крайней мере… мне так кажется. Он мне сопротивляется. Мне не хватает сил его заставить.

— Его, – повторила Алекс, глубоко вздохнув и втягивая силу земли чтобы не упасть. Ей, пожалуй, стоило вернуться в постель. – Это… тебе удалось найти самца? Получается, они существуют!

— Я его не нашёл, – сказал Хирам. – Работали мы вместе. Ехали кой-куда, когда… – Он помахал копытом, возвращая шляпу на голову. – Поначалу-то всё нормально было. Он собрал радио, сказал, что нам надо ехать и искать вас. Но потом ему стало хуже. Чем дольше мы путешествовали, тем он становился менее… вменяемым.

— Прости, – снова сказала Райли. – Я знаю, что это не твоё дело. Отдыхай. Я, наверное, смогу не дать ему умереть, даже если на большее меня не хватит. Мы вообще пришли только потому, что этот человек настоял, чтобы мы тебя побеспокоили.

Алекс очень тянуло соблазниться на предложение Райли и действительно плюнуть на всё и вернуться в постель. Её тело чувствовало себя так, как будто может лопнуть в любой день. Пожалуй даже в любой момент. Оливер заставил её постоянно носить с собой рацию, и хотел, чтобы она спала в больнице до самых родов. Но она отказалась по этой самой причине.

— Почему? – спросила она. – С чего вы взяли, что я смогу чем-то помочь? Я не ченжлинг. Я не доктор. Вот мой муж… он знает, что делать. Я могу объяснить, как добраться до больницы.

— Нет! – воскликнул Хирам, так громко, что Райли повернулась и бросила на него сердитый взгляд. – Простите, но нет. Не думаю, что ему сейчас это нужно. Мне нужно поговорить с вами.

— Нужно? – Алекс подняла бровь. – Не знаю, кто вам это сказал, но… у меня печенье в духовке, и оно уже почти подгорело. Может, поговорим в доме?

Когда она отвернулась, сквозь дверь к незнакомцу бросился Хуан.

— Н-не бойтесь лая, он не… – пёс не лаял. – Эм. Хуан, вернись. Мы поговорим внутри.

Через несколько минут Алекс достала печенье из духовки, в самый последний момент перед тем, как они бы пригорели. Она подавила желание немедленно проглотить несколько штук прежде чем они остынут, вместо этого вернувшись в гостиную своего мобильного дома. В ней было тесновато, особенно после того, как новенький земнопони уложил ченжлинга перед ними на пол. Тот определённо сопротивлялся, несмотря на связанный рот и ноги. Постепенно ему удавалось перемещаться в сторону Райли.

— Итак… – начала Алекс, усаживаясь в кресло напротив. – Хирам, почему вы пришли сюда? Что, Джозеф отказался помогать? Потому что если отказался…

— Нет, – войдя в помещение Хирам снял шляпу и положил на диван рядом с собой. – Просто… просто мне показалось, что вы именно та пони, с которой мне надобно поговорить. Когда Райли мне про вас рассказала, я понял, что вы можете ему помочь.

Алекс закатила глаза:

— Вам, значит, показалось? Полагаю, Райли не забыла вам рассказать, что у меня срок подходит со дня на день, и что добавлять мне стрессов сейчас не лучшая идея?

Выражение лица Райли было для Алекс достаточным подтверждением. Но с другой стороны, она ничего иного и не ожидала.

— Вы ему поможете, – снова сказал Хирам. – Я знаю, что вы такое, мисс Питтман. Бог поставил вас здесь сохранять человечность – так вот вам человек, который теряет её прямо у ваших ног.

— Бог меня… – начала было возмущаться Алекс, но прервала себя и глубоко вздохнула. Она не собиралась себя накручивать указывая на ошибки в фактах. Оливер ясно дал ей понять, что надо избегать всех источников стресса. И этот определённо был в их числе. – Я посмотрю, – сказала она. – Но у меня нет никакой магии. Я земная пони, как и вы. Я не знаю, что вы от меня ждёте.

— Что вы постараетесь, – ответил он.

Алекс закатила глаза, снова встала и приблизилась к лежащему ченжлингу. Тот был в плохой форме – верёвки были затянуты достаточно сильно и давно, чтобы врезаться в его броню, и то, что у ченжлингов заменяло кровь, сочилось из-под них. Он выглядел так же, как Райли в первую ночь – высохшим от голода. Райли голод не свёл с ума, но про него такого сказать было нельзя. Выглядел он похожим на Райли, но были и отличия. На его голове не было наростов, и не было гривы и хвоста. Вместо этого вдоль его шеи росли гребни, а его броня выглядела более громоздкой.

— Алвин, – сказала она ясным голосом. – Тебя ведь так зовут?

Ченжлинг перестал дёргаться, извернувшись и уставившись на неё своими фасеточными глазами. Архив сглотнула отвращение, пытаясь взглянуть сквозь лежащее перед ней тело на человека, которым когда-то был этот пони.

— Приятно познакомиться, Алвин. Меня зовут Алекс. У нас имена начинаются на одну и ту же букву, забавно, правда?

Было нелегко читать эмоции через настолько отличающиеся от её собственных глаза. Но она продолжала смотреть, пока не почувствовала страх пони. Страх перед Райли, если судить по тому, как он продолжал извиваться. Он выглядел загнанным животным, отчаянно пытающимся прорваться мимо источника опасности.

— Райли, можешь на минутку отойти в кухню? – попросила Алекс. – Там у меня печеньки. Думаю, тебе стоит попробовать. Это рецепт Скай.

Если королева ченжлингов заметила, что Алекс пытается на самом деле провернуть, она не стала возражать.

— Конечно, Алекс, – она удалилась своей обычной изящной походкой.

— Как вы можете…

Алекс оборвала Хирама одним сердитым взглядом, поднимая копыто и призывая к тишине. Она шагнула ближе к связанному ченжлингу:

— Теперь ты в Александрии, Алвин. Мы пытаемся отстроиться заново. Думаю, нам бы не помешала твоя помощь.

Оливера совершенно не обрадовало бы происходившее, узнай он о нём. Алекс приходилось надеяться, что он не узнает. Она наклонилась поближе, схватилась за верёвки, которыми был завязан рот пони, и разорвала их, как будто они были сделаны из бумаги.

Хирам ахнул и потянулся к ней копытом, но ничего не произошло. Ченжлинг не попытался её укусить своими острыми зубами, только закашлялся и уронил верёвку перед собой.

— Вот, так ведь лучше? – Алекс отступила за пределы досягаемости, но не слишком быстро, чтобы не показаться убегающей. – Извини, но остальные верёвки пока останутся, я не знаю, не попытаешься ли ты сбежать. Ты меня понимаешь?

Алвин никак не среагировал, просто продолжал смотреть на неё. По крайней мере, больше не казалось, что он испуган.

— Хорошо. А у меня для тебя кое-что есть, – сказала Алекс. – Только что испекла. Потянуло на них, знаешь ведь, как оно бывает. – Она посмотрела на свой живот и покраснела. – А может и не знаешь. Я бы тоже предпочла не знать… но, может, и тебе захочется попробовать печеньку. Я знаю, ченжлинги не особенно уважают еду пони, но… ты выглядишь довольно голодным. Сейчас вернусь. – Она встала и, развернувшись в сторону кухни, и с трудом двинулась вперёд. По крайней мере, у меня всё ещё есть магия земли. Стенки трейлера были достаточно тонкими, чтобы не мешать, пусть даже у Алекс и не было в нём той силы, какая была бы, стой она прямо в грязи.

Но в Эквестрийских медицинских справочниках было совершенно чётко указано, что ей не следует всё время находиться на земле. Кобыла-земнопони, совершившая такую ошибку, рисковала пропустить правильную дату родов и усложнить сам процесс. Алекс не могла просто жить в поле и позволять магии облегчать ей жизнь, пусть даже и очень хотелось. Осталась максимум пара недель, а потом свобода.

Алекс шагнула на кухню и обнаружила, что Райли прячется прямо за дверью и выглядит очень нервно. К печенью она, разумеется, и не притронулась, и просто рыла копытом пол, немного дрожа и смахивая с лица слёзы. Ченжлинг в комнате наконец заговорил. Ну, точнее, не то чтобы заговорил, звук был больше похож на кошачье мяуканье, испуганное и жалкое.

— Мне не должна требоваться твоя помощь, – сказала Райли. – Он ченжлинг, я королева. Я должна… Я чувствую, что могу справиться.

— Ты молода, – шепнула в ответ Алекс, с симпатией прикасаясь к ней. – И ты ченжлинг. Я могу его накормить, а ты нет.

— Мог бы и его друг, – указала Райли. – Как он настолько оголодал, когда с ним был друг?

Алекс пожала плечами:

— У пони есть инстинкты. Недостаточно делать дружелюбный вид, если глубоко внутри тебе страшно. Мы же на это уже натыкались, забыла?

Райли только пожала плечами, отворачиваясь. Алекс подошла к подносу. Она осторожно подняла печенье с шоколадной крошкой, используя прихватку для рта, чтобы не обжечься. Даже так она чувствовала источаемый ими жар. Но теперь у неё были годы практики в обращении с собственным ртом. Даже раздутая и неловкая, она всё равно не упала.

Когда она подошла, Алвин перестал ныть, с интересом наблюдая за ней и не обращая внимания на еду. Она поставила поднос вплотную к нему, достаточно близко, что вздумай он дёрнуться и цапнуть её, у него бы получилось. Но Алекс не боялась – иначе ничего бы не вышло.

— Держи, – сказала она, поднимая зубами печеньку и протягивая ему. – Фокофафная кфофка. Мои люфимые.

Ченжлинг открыл рот и принял угощение. Только когда он это проделал, Алекс позволила себе отодвинуться. Алвин прожевал и проглотил. Выражение его лица быстро изменилось, проскочив через такое множество различных эмоций, что Алекс сомневалась, удастся ли ей их все назвать. Он перекатился на бок и заплевал остатками печенья весь её ковёр.

— Э-это… было худшее… печенье… Ты ведь вместо яиц добавила яблочное пюре?

— Верно, – Архив улыбнулась ему, протянув копыта туда, где его передние ноги были стянуты верёвкой, и скрывая её. – Больше никаких цепей, Алвин. Никогда. – Остальные верёвки разлетелись с той же лёгкостью благодаря приложению земной магии.

— Я знал, что это задача именно для вас, – сказал Хирам, поднимаясь и глядя на своего друга. – Алвин, ты в порядке?

Ченжлинг с большим трудом поднялся, покачиваясь. Хирам поспешил поддержать его, хотя Алекс удалось заметить следы отвращения, которое, как она знала, многие пони испытывали по отношению к ченжлингам. Достаточно, чтобы в качестве пищи он был бесполезен.

— Д-да, – пискнул ченжлинг, с трудом отвечая на объятия друга. – Я не… не знаю, оставлю ли я себе это имя. Время подумать у меня было. – Он посмотрел на поднос и ударил по нему копытом. Неостывшее печенье разлетелось по комнате. – Поверь, я делаю тебе одолжение, – сказал он. – Такое не стоит есть никому.

Райли вернулась из-за угла, не скрываясь уставившись на них обоих. Она подошла к ним на расстояние нескольких футов и слегка приподняла одно крыло.

— Я, эм… прости… прости, что напугала, – сказала она.

Ченжлинг повернулся к ней и их взгляды встретились. В трейлере на несколько секунд повисла тишина. Хирам её прервал, громко откашлявшись:

— Ну чего, надо нам идти, Алвин. У миссес Архив… – он замолк, повернувшись к ней, уставившись на пол за её спиной. – А я и не знал, что у лошадей так бывает.

Алекс поморщилась и повернула голову чтобы посмотреть. Пока стресс ситуации её не отпустил, она не замечала, что её задние ноги и хвост покрывает влага, собирающаяся на полу под ногами. Небольшой паузы в сосредоточенности хватило, чтобы она перестала тянуть в себя магию и подавлять боль. Она почувствовала, как схватки сминают её как гружёные кирпичом сани, заставляя ноги подогнуться, а глаза закатиться.

Райли поймала её своей магией и придержала в воздухе, пока этот момент не прошёл.

Алекс с трудом подняла копыто, указывая на диван, где лежала рация:

— П-позови… Оливера, – пискнула она. – Он пошлёт машину.

После этого всё слилось в круговерти. Идеальная память Алекс полагалась на её органы чувств, а они были в полном раздрае. Она познала боль, самую разнообразную, боль, которую её маленькое тело не было способно выдержать. Магия земли не дала ей облегчения.

Рождение всегда связано с кровью, но в её случае процесс получился особенно кровавым. Её тело было слишком молодым, слишком маленьким, она не была готова. В конце концов она умерла.

Но потом ей стало лучше.

Читать дальше