Глава 13

Глава 14

После экстренного совещания, проведённого в мэрии, человек с единорожкой наскоро собрали вещи и отправились на посадочное поле, торжественно названное Двором Прилётов. Сейчас оно представляла собой печальное зрелище – неистребимые сорняки пробивались тут и там, если раньше дарованный жителями помпезный титул воспринимался как юмор, то теперь он звучал саркастично. Раньше эту круглую гравийную площадку использовали для вингхуфа, но нужна эта машина была не часто, а потом единственный пилот вышел на пенсию.

Кай слышал историю про то, как местные детишки разрушили и без того держащийся лишь на честном слове паровой агрегат и теперь предполагал, что ему доведётся подняться в небо на каком-то волшебном аппарате. Возникшее от увиденного чувство разочарования сменилось беспокойством – перед ним была двухосная повозка с впряженной тройкой пегасов, то, что она имела отношение к магии, говорили лишь начертанные на бортах таинственные символы и четыре энергетических кристалла по углам.

— Мы действительно отправимся на этом? – ткнув пальцем в борт, произнёс землянин.

— А ты думал, нас ждёт золочёная карета? – единорожка улыбнулась и лихо запрыгнула на идущую вдоль борта скамейку, — садись рядом.

Парень обошел кругом представителя гужевого покорителя небес, заглянул снизу, пошатал стенки – волнение нарастало. Страх полёта? О да, это был определённо он. Казалось, низкие стенки никоим образом не уберегут от встречного ветра, а отсутствие страховочных ремней недвусмысленно намекало на вероятный финал данной задумки.

— Эй, Кай! – крикнул тягловый пегас, — ещё не сел, а уже бледный? Будет тебе, ниже земли не… Ай! Больно.

— А ну цыц, болтун! – Астрал Хейз отвесил звонкий подзатыльник шутнику, — он спас мою дочь, и я не желаю слышать подколки в его адрес.

— Не бойся, — обратился капитан погодной команды к фамильяру, — безопасность гарантирую, никуда ты не вывалишься.

— Тебе нехорошо? – спросила Глоу, тихо подошедшая пухленькая пони средних лет, — у меня с собой таблетки от морской болезни.

Постепенно все, кто должен был отправиться в пострадавшее поселение, собрались и расселись по местам. Зеленоглазая заклинательница сидела напротив и пыталась подбодрить своего помощника, мысленно коря за то, что раньше не подумала о такой проблеме. Лимонного цвета копыто погладило кисть землянина, а затем медсестра сунула ему бумажный пакетик.

Раздалась команда, пегасы взяли короткий разбег и оторвались от земли. Тейлсвилльские улицы постепенно уменьшались, и спасатели поднялась высоко над кронами деревьев. Постепенно страх отступил на задний план, но до конца не ушел, так и остался зубоскалить из-за угла. Вопреки ожиданиям фамильяра встречный ветер напоминал лишь лёгкий бриз, едва шевеля волосы.

— Защитный экран, — угадала его вопрос чародейка ткнув в кристалл в углу, — если хочешь, можно сделать так, чтобы совсем не дуло.

Доктор Холден сидел на своём месте и листал справочник, бормоча себе под нос. Сейчас он мысленно был уже с будущими пациентами, пытаясь предварительно понять, что ждёт его на месте. Возможно, это было массовое отравление, а может и что-то похуже. В практике этого полноватого жеребца уже были странные случаи, особо примечательно было событие произошедшее почти полтора десятка лет назад.

Жарким и влажным летом очень сильно разросся ядошут. Буквально за ночь его цветы оккупировали город. Ситуация неприятная, но не критическая, ибо с этим растением эквестрийцы давно знакомы и в больнице были запасы для лечения пострадавших. Однако в тот раз Вечнодикий лес преподнёс сюрприз – заражение происходило не только при контакте с цветком, но и при попадании на тело большого количества пыльцы. Поправив очки, врач выдохнул через нос и глянул на море листвы и иголок проплывающих внизу.

— Надеюсь это не повторение того инцидента, — подумал он, перевернув страницу, — да нет, то была случайность, и учёные заверили, что шанс повторения подобного крайне низок. Хотя… да кто тебя знает, дискордова зелёнка.

— Смотрю, тебе полегчало? – мягкий голос медсестры вернул Кая обратно в реальность.

— Спасибо, миссис Глоу, — землянин улыбнулся земнопони с тугой косичкой и белой шапочкой с красным крестом на голове, — ваши пастилки просто чудо.

— Да не стоит, — она махнула копытом и подняла взгляд к небу, — когда-то я тоже боялась летать, а теперь мне нравится.

— Причём, — розовоглазая кобылка постучала по скамейке, — именно на открытых повозках. Есть в них некая прелесть, а паровые штуки не люблю. Шумные и плохо пахнут.

— А у нас тоже есть воздушный транспорт – самолёты, перевозят сотни по три пассажиров через моря, — землянин отогнул в стороны пальцы руки и, покачивая ею, изобразил лайнер, — там все сидят в мягких креслах, а стюардессы разносят напитки.

 — Ой, невидаль. В прошлый мой отпуск, наш табун взял круиз – «Великие озёра» на небесном корабле. Огромный, аж три палубы, — соседка сбоку развела передними ногами в стороны, — бассейн и поле для мини-хуфбола.

Парень вспомнил виденные в журналах иллюстрации с этими небесными гигантами, которые величественно плыли через бескрайнюю синеву, неся на борту пони, грифонов, минотавров и многих других любителей хорошо отдохнуть. Как эта махина не падала вниз, не укладывалось в голове. Конечно, было классическое объяснение от Мист, мол, это всё волшебство, но этого было мало. Всё-таки добившись обзорной лекции об основах местного воздухоплавания, дополненной красочным изданием ««Покорители небес» для любопытных жеребят» землянин пришел в восторг от того, как эквестрийцы открыли могучий источник энергии, начав использовать его повсеместно. Затем пришла печаль от осознания того, что в родном мире это нереализуемо из-за отсутствия магии. ***

Джейд Шэдоу со скучающим видом тащился за прибывшим в город инспектором, молодому земнопони не повезло – шериф поручил сопровождать высокопоставленного гостя. Помощники Локка уже назвали между собой этого сноба «машиной по уничтожению пончиков и кофе», которые единорог непрерывно употреблял, когда не курил. Жеребец в котелке шел к проблемному дому, попутно сканируя местность при помощи своей магии. К сожалению инспектора, никакой важной информации он пока не получил, всё было лишь на словах. Всего пару часов назад Айронхэд хотел осмотреть найденный фиал, якобы обладающий таинственными свойствами, но он неожиданно пропал вместе с документами, посвящёнными инциденту. Единорог сделал глубокую затяжку, задумался и выпустил серию дымных колечек — митрильный сейф, облицованный аврихальком, был пуст. Пломбы целы, следов взлома нет. Была ли кража… нет, а были ли эти события на самом деле? Уж больно всё это звучало фантастично. Путешествия во времени. Ха! Деревенские байки. Допустим, кто-то решил за кем-то последить, вбухав при этом дискордову кучу битсов. Мотивы? Серия дымных колечек постепенно растаяла, удаляясь от курильщика. Да, они должны быть. Вытряхнув пепел на траву, жеребец заново набил трубку. Подглядывать тут столь затратным способом не за кем. Разве что — отсутствующая сейчас Морнинг Мист де Айс, которую можно отнести к категории богатая знать. Столичный житель слегка приуныл – меньше всего ему жителю хотелось оказаться втянутым в какие-то разборки родовитых табунов. Единорог прикрыл глаза, дав ветру поиграть с гривой, и представил себя за игорным столом. Шарик – мелкий прыгающий поганец нёсся навстречу неизвестности по вращающемуся чёрно-красному полю. Прыг-скок, прыг-скок… Всё медленнее, медленнее… крупье объявляет победивший номер…

— Сэр! – голос сопровождающего вырвал из грёз, — с вами всё в порядке?

Бросив недовольный взгляд на помощника шерифа, инспектор пошел дальше к цели.

— Гхм-м-м. Значит, всё произошло здесь? – Айронхэд с чавканьем съел очередной пончик и вытер губы платком, — на вид просто старая развалина, удивительно, что её до сих пор не снесли.

Голубоглазый земнопони кивнул и жестом предложил войти внутрь дома, который на Ночь Кошмаров использовался для всяческих увеселений. Молодого жеребца раздражало отношение свалившегося как снег на голову гостя, ко всему вокруг: то выпечка не такая, то кофе не той температуры, то ещё что-то… Почему этому пузану не быть как их Мист, которая оказалась хорошей кобылой, несмотря на свою рогатость.

Взору единорога предстали не снятые по распоряжению шерифа декорации. Инспектор, войдя внутрь, ступал осторожно, словно на полу были очерчены места с лежащими уликами: «Пока не вижу ничего особенного и да, надо поскорее будет осмотреть тела вампиров, чем меньше я тут задержусь – тем лучше». ***

— Внимание, — окликнул своих пассажиров Астрал Хейз, — снижаемся.

Небесная повозка выполнила медленный вираж и опустилась на ровную поляну. Комитет по встрече состоял из двух жеребцов: седеющего земнопони в кепке и поджарого пегаса в солнцезащитных очках.

— Добро пожаловать, — раздался суховатый старческий голос, — меня зовут Файэфлай, я тутошний староста.

— А это, — говоривший кивнул в сторону своего спутника, — Шайнинг Джастис, он защищает нас от всяких ужасов из чащобы и следит за порядком.

После протокольного обмена любезностями собравшиеся, направились в центр Ханнидью, где расположился приземистый дом, крытый жёлтой черепицей. Человеку бросилось в глаза то, что жизнь тут не сильно отличалась от той, что была в Тейлсвилле: тут больше предпочитали внешние элементы отделки, а не раскрашивать в яркие цвета стены, строения все одноэтажные, а некоторые крыши были крыты соломой. Поражала относительная тишина, не было слышно голосов жеребят, которые обычно начинали с самого утра и не прекращали до захода солнца. Согласно рассказанной пегасом истории, стригунки подверглись таинственной хвори и те, кого она не коснулась, были упрятаны обеспокоенными родителями под защиту стен.

Жилище старосты было украшено множеством чёрных и белых масок, которые улыбались, скалились, либо раскрывали свои рты в застывшем навечно удивлении. Впрочем, этот момент уже не удивлял землянина, ибо он был знаком с представителями полосатого племени – в крохотном посёлке жило много зебр, чьё культурное влияние причудливым образом переплеталось с укладом эквестрийцев. Местные пони подхватили любовь своих соседей к маскам и статуэткам.

— Проходите, — полный земнопони провел гостей через порог и повесил кепку на вешалку, — сейчас я введу вас в курс дела.

Когда гости расселись в просторной гостиной, появилась пожилая зебра, которая катила перед собой чайный столик. Пусть шерсть с гривой её поблёкли с годами, глаза сохранили живость молодой кобылы.

— Разрешите представить, — пурпурногривый глава деревни, подошел к фелледи и поцеловав её в щёку, — моя жена, Фунанья.

— Км-м, всё началось около полутора месяцев назад, наш мёд посинел и стал непригоден в пищу, а это тяжёлый удар по нашему бюджету, но как говорится, беда не приходит одна, — бородатый пасечник печально вздохнул и посмотрел на портреты детей, весящих на стене, — без видимых причин начали болеть малыши.

— Тогда мне нужно увидеть моих пациентов, — доктор Холден, устав ждать, встал, поправил свои очки и жестом велел следовать за собой медсестре, — распорядитесь проводить меня в госпиталь.

Глава деревни понимающе кивнул, отправил своего сына Блэйз Хайвера сопровождать врача и вернулся к рассказу.

— У меня есть подозрения, что данная цепь событий результат злого умысла, — если бы поднятое на уровень лица копыто являлось ладонью, то можно было увидеть, как оно сжалось в кулак, а мягкое лицо жеребца исказила гримаса гнева, — должно быть это всё тот пришелец. Мне он сразу не понравился.

— Умысел? – серошкурая колдунья встрепенулась, а Кай про себя выругался – снова дело не обошлось без магии, — вы подозреваете конкурента?

— Ох, нет, мисс де Айс, — собеседник вяло отмахнулся, — у нас так дела не делаются, чтобы стригункам вредить. Да за такое… Впрочем, я отвлёкся, заходил к нам на огонёк странный незнакомец. Молчаливый, необщительный. Почти сразу ко мне – мол, продай журнал путешествий. На отказ не реагировал, только увеличивал цену. Не понял, наверное, что не всё можно купить за деньги.

— А что он хотел? – поинтересовалась волшебника и, посмотрев на фамильяра, добавила, — постарайся всё записать, Кай.

— Мне в наследство достались записи прадеда, он был искателем приключений и много бродил по миру в компании таких же сорвиголов, — голос старика потеплел, открывая путь воспоминаниям о былом, — накопил много денег, женился. После чего ещё с тремя табунами основал Ханнидью.

— Так, а что за документы такие?

— К сожалению, я не знаю, — последняя фраза была произнесена почти шепотом.

— Это как… — воскликнул помощник заклинательницы, но тут же осёкся, поймав её гневный взгляд, — простите.

— Ох-хо… Молод я был, глуп. Не уделял нужного внимания изучению языков. Вот и всё.

— А можно её увидеть?

— Зачем она вам? – удивился старик и ткнул копытом в сторону своих гостей, — это просто личный дневник. Отдать не могу, ибо это семейная ценность.

— Хочу провести анализ, — произнесла кобылка с огненно-рыжей гривой, чувствуя нарастающий интерес, — вдруг пойму что-то.

— Да-а ну-у? – недоверчиво произнёс Файэфлай, почёсывая свою заплетенную в косичку бороду, — мой отец предупреждал меня, что единороги захотят обладать ею.

— Сэр, — фамильяр поднял руку, — скажу, что Морнинг Мист может по эманациям желаний определить источник угрозы. Ей нужно лишь провести обряд над предметом.

— Что-то я не слышал о таком, — подал голос молчавший до этого сухощавый пегас, — а вы Файэрфлай?

— Эм-м-м, — староста прикусил губу, его взгляд перескакивал то на необычно выглядевшее двуногое существо, то единорожку, — может…

— Хочу Вас заверить, что эта процедура не займёт много времени, — Мист положила копыто на сердце, — клянусь именем принцессы, что ваше сокровище не покинет этих стен.

После этого заклинательница посмотрела на своего помощника и ободряюще улыбнулась, в её глазах читалось одобрение.

Когда спустя минут десять глава деревни вынес кобылке плоский сундучок со старой копытописной книжкой, единорожка едва сдержала восторженный возглас, то что она прочла на страницах – было неожиданным. Текст был одним из малораспространенных вариантов староэквуса, который был в хождение ещё до великого объединения племён. Слова было сложно разобрать, и чтобы вникнуть в содержимое понадобилось бы много недель. Пролистав своеобразное вступление, она увидела упоминание Башни, попадание в которую было главной целью на обозримые годы.

— Кай?! – взволнованная кобылка послала мысленный сигнал фамильяру, — доставай свою чудо-коробочку, что делает картинки.

— Сейчас, – парень извлёк из сумки смартфон, уже догадываясь, что ему придётся фотографировать. ***

В просторной комнате госпиталя стояли кровати с маленькими пациентами. Обычно шумные и игривые жеребята лежали под одеялами, уставившись в потолок, либо погрузившись в беспокойный сон. Около них суетился Холден в сопровождении медсестры, в своей практике он встречал много, но нынешний случай был особенным. Опасение насчёт неестественного происхождения хвори подтвердились после магического анализа Мист, но способ передачи был пока не ясен. Привезённые лекарства стабилизировали стригунков, и их жизни были вне опасности. Если конечно не произойдёт каких-то сюрпризов.

Черногривый врач протёр свои очки, одел их обратно и прошелся по комнате. Согласно дневнику болезни, к вечеру начиналось ухудшение, достигавшее пика после полуночи, а с рассветом наступало облегчение. Собранный консилиум предполагал проклятие. Отмахнувшись хвостом от пчелы, жеребец попробовал себе представить, кому могло понадобиться вредить детям. Что за чудовище могло такое сотворить? Мимо прошла миссис Глоу, верная ассистентка, чтобы, говоря ласковые, успокаивающие слова сделать юным жителям уколы.

Снова раздалось жужжание – совсем рядом летала пчела. Фыркнув, полноватый земнопони, поискал нарушительницу взглядом, подхватил полотенце, размахнулся для удара – не хватало того ещё и ужаленных пациентов.

— Ах-х, ты-ы, поган-н-ка… — доктор, кривясь, сжал зубы – укус был болезнен.

Спустя несколько минут он сидел в процедурном кабинете, и смотрел, как миссис Глоу, вооружившись лупой, вытаскивала жало. Было больно, даже слишком.

— Ну же, сэр… — повязка на лице слегка глушила слова, — не бледнейте так. Это же обычная пчёлка, сейчас помажу бальзамом, и к утру вы про это забудете.

— Минуточку… — Холден сощурился и, изогнув шею, стал осматривать своё бедро. ***

Айронхэд вздрогнул, когда увидел тела поверженных кровососов. Они лежали на трёх столах, освещённые ярким светом светлячковых ламп, модернизированных городской волшебницей. Инспектор был рад, что ему не довелось повстречаться ни с одним таким в жизни, иначе конец был бы печален. Откуда они взялись? Ведь их же уничтожили давным–давно. Незваные гости из соседних государств – может быть. Однако, проще всё списать на Вечнодикий лес, мол, аномалии, монстры и всё такое. В этом случае дело будет закрыть намного проще.

— Я, конечно, видел последствия боя чудовища с мечником, — единорог поморщился и снова накрыл останки простынёй, — но чем пользовались тут?

В отчете, который ему довелось прочитать, было сказано, что Мист была в сопровождении фамильяра – Кая, вооруженного посохом последователей Муу’Ша, а там либо переломы или достаточно аккуратные разрезы. Жеребец нахмурился, представив, чем же могло быть на самом деле снаряжено это необычное существо. Судя по всему, этот, так называемый человек, силён, он использовал что-то вроде тупого топора – удары рвали противников на части. Ещё присутствовали следы шипованых подков, а волшебники такими штуками в поединке обычно не пользуются. Если так, то почему произошедшее было не отраженно в протоколе? Увидеть бы их и поговорить. Единорог сконцентрировался и стал при помощи заклинания сканировать поверженных чудовищ – ничего принципиально нового узнать не удалось, по отношению к тому, что было написано в отчёте.

— Почему, почему именно со мной и перед отпуском? – копыто сладкоежки сильно ткнуло деревянный стол, — что если это только начало?

Ужаснувшись от своих мыслей, он помотал головой, но нахлынувшие видения заставили жеребца поёжиться, словно от холода. Пусть приезжий служитель закона не обладал развитым воображением, но его хватило. Тёмные силуэты, словно в романах ужасов заполонили город, едва лишь на тот пала ночь. Армия вампиров множилась. Жуткие. Ненасытные. Безжалостные.

— Нет! – по лицу Айронхэда сбежала капля пота и упала на пол, — бред какой-то… принцессы подобного не допустят. Мне надо выйти и освежиться.

Солнце протянуло к напуганному пони свои объятия и развеяло страхи. Несколько минут толстенький эквестриец стоял с закрытыми глазами, подняв лицо к небу, нежась от дневного тепла. Оставалось лишь осмотреть место, где были спрятаны похищенные жеребята, а затем составить отчёт, и всё – свобода. Никто не подкопается.

Вернувшись в свою комнату, жеребец наскоро собрал сумку, отправив туда помимо фляги с водой ещё и коробку пончиков. По мнению высокомерного жителя, выделенная комната совсем не соответствовала его высокому статусу, впрочем, как любая другая, которую можно было найти в этом захолустье. Ну почему нет указа от аликорнов об обязательном наличии добротных гостиниц даже в малых населённых пунктах, а то некоторые поселения довольствуются постоялым двором. Маленькие комнаты, не блещущие разнообразием меню, общий душ, вместо ванны… Презрительно фыркнув, постоялец хлопнул дверью шкафа, накинул плащ и вышел на улицу.

— Сэр? – слегка дремавший на скамейке земнопони с голубыми глазами поднял голову, — хотите ещё что-то осмотреть?

— Не стоит, я сам, — буркнул жеребец и направился в сторону леса, ему не терпелось избавиться от своего сопровождающего, — можешь быть свободен. Я собираюсь провести осмотр дома, где обитали вампиры.

— Н-но-о, там опасно! — Джейд Шэдоу стукнул ногой по земле, оставив выбоину, — сейчас захвачу Флэша, и мы сопроводим вас.

— Иди к себе, — единорог окинул взглядом молодого пони, пусть тот и был крепок, но брать его в спутники не хотелось, — моя кьютимарка уже давно на боку, постоять за себя сумею. Кроме того, после вашего рейда с ополчением, всё крупное зверьё разбежалось.

— И всё же, сэр…

— Думаешь, не справлюсь, а? Рохля толстячок, да?

— Я ничего такого не имел виду, сэр, — помощник Локка помотал головой, ему было неприятно подобное отношение – мало ли что, там этот чиновник в отчёте напишет, — у меня чёткие указания.

— Под мою ответственность, ступай.

— Да, сэр! – бодро ответил спутник, в голосе которого слышалось облегчение, и удалился прочь.

Был разгар дня, и лес встретил эквестрийца голосами птиц, ароматами трав и шумом ветра в листве. Идти было относительно недалеко, да и по более-менее сохранившейся дороге, так что предполагалась нечто вроде прогулки. Вспомнив о предупреждениях, инспектор улыбнулся уголками рта – многие покупались на его неказистую внешность. Пусть с шерифом ему не сравниться во владении копытопашным боем, но пользоваться арбалетом пони умел, плюс на боку была шпага, покрытая парализующими рунами. От тимбервульфов или мантикор были флаконы с алхимической смесью, которая помимо взрыва распространяла резкий и неприятный запах.

Окрестности старой усадьбы встретили Айронхэда следами от множества копыт ополчения, которое прочёсывало всё подряд в поисках уцелевших вампиров, которые могли скрываться в дебрях. Почесав затылок, он поправил котелок на голове и принялся за осмотр. Увы, всё было как в отчётах: импровизированная кухня под обвалившейся крышей, спуск в подвал, а неподалёку следы от костра. Однако внутренние чувство тихонько шептало – мол, всё прошло слишком гладко, слишком хорошо. Рог волшебника выпустил лиловый луч, который стал ощупывать местность.

— Хм-м, погоди-ка, — заклинатель засопел, сосредоточившись, магия кое-что обнаружила, — странно…

Осадки в Вечнодиком всегда славились своей переменчивостью, не подвластные пегасам-погодникам, вот и сейчас небо заволокли свинцово-синее тучи, между которых сверкали молнии. Раскат грома ухнул над самой головой, заставив пони прижать уши к голове и оглядеться в поисках укрытия. Едва первые струи воды коснулись земли, как инспектор метнулся к входу в подвал. Под землёй к затхлому воздуху примешивались запахи гнили и какого-то старья. Последовала яркая вспышка, и сияющий шарик, воспарив над головой пони, разогнал темноту.

— Могло быть и хуже, — буркнул он и, достав из своих сумок небольшой коврик, сел на него, — надеюсь, дождь скоро кончится.

Съев половину своих пончиков, жеребец раскурил трубку и стал размышлять над обнаруженным следом. Едва уловимые следы ауры чужого колдовства почти растворились в магическом фоне леса, можно было назвать их аномалиями… но… нет. Выпустив струйку дыма в пол, он посмотрел, как светло-серый поток растёкся между передних ног подобно туману и растаял.

— Итак, — прикусив мундштук, размышлял заклинатель, — то, что я обнаружил в основном следы боевых заклинаний и ещё кое-чего. Могла ли Мист использовать нечто вроде отвода глаз? Судя по отзывам, сил у неё хватит. А зачем?

Вопрос был хорошим, ведь поняв мотив можно было получить ключ. Конечно, у всех есть свои тайны, а то и скелеты в шкафу, но младшая дочь семьи де Айсов не похожа на та ту, которой была нужда скрытничать. Или всё-таки есть? Струйки дыма вырвались через ноздри и устремились к потолку. Пару сотен лет назад ещё можно было предположить наличие любовника из простонародья, но сейчас она вольна просто поставить родственников перед фактом, закон будет на её стороне. Может предположить некое лицо, скрывающееся от властей? Тогда почему тел только три? Если бы один из вампиров сбежал, то это было бы написано, юлить тут городской волшебнице нечего. Решив проверить свои предположения, Айронхэд опустился на подстилку и стал ждать, когда перестанет капать с неба. Однако, он не собирался завершаться, вместо этого перейдя в затяжное состояние, когда вода могла изливаться с небес часами. Такая погода нагоняла меланхолию. Спасение было – щёлкнули застёжки на сумке, и оттуда показалась плоская фляжка. Покачав сосуд, владелец с удовольствием напомнил себе, что тот полон.

— Старый добрый шетландский виски, — эквестриец свинтил пробку и сделал хороший глоток, — напиток богов.

Предаваясь приятным воспоминаниям, жеребец кофейного цвета не заметил, как вместе с дождём закончился день. Смеркалось. Мелкие зверьки шныряли по траве, прячась от копыт усатого пони. Рог светился от магии, волшебник поддерживал заклинание, благодаря которому снова уловил едва заметные следы применённого отвода глаз. Пройдя по отходящему во власть ночи Вечнодикому ещё примерно с полчаса, инспектор вышел на частично исчезнувшую в траве каменную дорогу, которая привела к старому кладбищу. Среди покосившихся от времени надгробий и памятников не было ни души. Фиолетовый туман наползал на разросшиеся кустарники, укрывал ещё сохранившиеся дорожки плотным одеялом. Где-то вдалеке заухала сова.

Цок.

Звук шагов разнёсся в ночной тишине.

Цок.

— Эй, кто там? – крикнул горожанин и приготовился выхватить шпагу — стрелять из арбалета было в некого, и подумал, — Дискорд же дёрнул меня переться сюда. Теперь как в книгу Хуфани Мэйнер попал.

Словно каравелла из облаков медленно вышла тёмная красотка. Он увидел стройную бэтпони в отливающих золотом накопытниках. В её струящейся чёрной гриве проскальзывали синие пряди, хорошо заметные, несмотря на отсутствие солнечного света. Незнакомка поправила свои сумки, улыбнулась, не разжимная губ и нежным голосом произнесла: «Я смотрю, ночь принесла мне гостя».

— Вы кто? – единорог напрягся, ибо в этом лесу не то что днём, а в этом время суток особенно, можно было встретить опасных существ, — назовите себя. Я Айронхэд, исследую ночных бабочек.

— Какое приятное имя, — крылатая леди сделала шаг вперёд, немного склонив голову, — можно ли поинтересоваться причиной вашего визита? И не надо меня бояться – не кусаюсь.

Дракулина медленно сужала круги вокруг незнакомца, давая ему насладиться своим превосходным телом. Стараясь не морщиться от запаха табака, она весело щебетала, изображая из себя туристку, которой ударило в голову попробовать экстремальный отдых. Шаг. Ещё шаг, и жеребец уже на расстоянии прикосновения крыла, ничего не мешало его атаковать, ибо этот пони подобрался слишком быстро к её жилищу. Хуже того, это был единорог и определённо не энтомолог, за которого хотел себя выдать – модные вещи в сочетании со шпагой. Вместо этого она игриво шлёпнула единорога хвостом и присмотрелась к реакции – жеребец ничего не понял, лишь пялился на её круп. Издав кокетливый смешок, кобылица принялась смелее использовать вампирское очарование.

— Вы прекрасны, — поправив телекинезом усы, ответил пони, — я прибыл в город, решил прогуляться… но наша встреча…

— Попался, — размышляла живущая в ночи, прикидывая, как быстро можно вырубить мага и не убить, если тот вдруг решит начать колдовать, — но сначала ты мне всё расскажешь. ***

Землянин со вздохом закрыл выцветший от времени журнал и выключил смартфон, к счастью заряда хватило на всю фотосессию для оного. Бросив взгляд на сидящего рядом старосту, человеку показалось, что тот о чём-то догадывается, но Мист вроде как его убедила. Интересно, что там было? Наверняка нечто ценное, раз старый документ столь тщательно оберегался. В тоже время он был не востребован, как минимум по причине незнания текущим владельцем староэквуса. Помощник волшебницы обернул свой гаджет мягкой тканью и убрал в шкатулку.

Некоторые ценные книги были защищены от копирования особой магией. Узнав о том, как работают эти заклинания, ассистент городской волшебницы призадумался, а не существуют ли между мирами какой-то странной связи, когда сходные идеи приходят даже близко не общавшимся друг с другом существам. Согласно полученной небольшой лекции от обладательницы ухоженной серой шёрстки, суть сводилась к следующему – можно было читать, а переписать нет. Можно было по полдня пытаться перенести хотя бы одну строку, но вместо неё получался тест с просто зашкаливающим уровнем ошибок. Особой сильные варианты охраны от несанкционированного копирования противостояли даже акваграфам, сложным устройствам, содержащим в себе маленьких водных стихиалей, которые красками рисовали картинки. А вот артефакт технологического мира, казалось, не замечал этих препон и спокойно сохранял в своей внутренней памяти изображения со страницами.

— Итак, Кай, вы уже всё?

— Да. Благодарю за сотрудничество, мы скоро разрешим рухнувшие на вас проблемы, — фамильяр взмахнул рукой и слегка отклонился – некая надоедливая пчела наворачивала круги около головы, — может понибудь сопроводить меня к Морнинг Мист?

— Я и схожу с тобой, она скорее всего в лазарете, — староста с кряхтением поднялся, — мне всё равно по пути. ***

Землянин лежал на кушетке, положив ноги на возвышение из подушек. Рядом стояли доктор и медсестра, тихонько обсуждая, что делать дальше. Мист осматривала место на лодыжке, куда пчела ужалили фамильяра.

— Вот уж не думала встретить такое, — пони взяла лупу и осмотрела воспалившуюся кожу – там было посинение в месте укуса.

Передав фамильяра врачам на обработку, колдунья поняла, что яд проклят чем-то очень специфическим, но слабым. Иммунитет местных пасечников спокойно подавлял отраву, Кай в силу своих особенностей получил от укуса только дискомфорт, а вот с самыми юными дела обстояли хуже. Бросив взгляд на часы, кобылка увидела, как стрелки неумолимо приближаются к отметке, когда наступает период ухудшения. Значит, откуда-то поступает подпитка, которую можно обнаружить.

— Итак, когда пробьёт полночь – попробую взять след, — решительно сказала единорожка и перевела взгляд на Джастиса, после чего фыркнула – тот даже ночью намеривался носить солнцезащитные очки, — ваша задача будет обеспечить безопасность гражданских, мне нужно обойтись без любопытных носов.

— Не беспокойтесь, мэм, — крепкий пегас приложил крыло к виску, — никто из наших и не подумает мешать.

В положенное время из-за стены, за которой лежали стригунки, раздался стон – Холден с Глоу были готовы и метнулись вместе с персоналом больницы, принять меры, если вопреки ожиданиями будут серьёзные ухудшения. Сосредоточившись на ноге своего помощника, городская колдунья уловила тонкую ниточку магической энергии. По иронии судьбы человеку досталось именно то количество яда в организме, благодаря которому можно было провести слежение, но недостаточно для хоть сколько-нибудь сильного вреда здоровью. Путь привел троицу на пасеку, на которой земля светилась синим. Разумеется, всё это было видно лишь чародейскому взору, иначе бы местные намного раньше приняли меры.

— Кай! – серое копыто указало на ближайший улей, — подойди туда. Я тебя контролирую и, если что, тут же выдерну.

— А что там? – спросил фамильяр, не решаясь переступить некую границу заражённой земли, которую определил сам для себя.

— Не бойся, — на сером лице, под зелёными глазами была ободряющая улыбка, которую дополнял повторяющийся жест, указывающий направление.

Сглотнув, человек ступил на пасеку, с таким чувством, будто под ним пропасть, наполненная раскалённой лавой. Конечно, он понимал, что плохого с ним не случится. Ощущения были сродни тем, что возникают у детей, когда они представляют пол гостиной дома родителей кишащей ядовитыми гадами топью, над которой проложены шаткие мостики – паркетные доски. Шаг. Остановка. Другой – остановка. Единорожка видела, как человек ступал по земле, а из-под его обуви взмывали синеватые облачка, словно он давил грибы дождевики.

Кай подозревал – тут что-то не чисто, но вопреки его ожиданиям, ничего плохого не произошло. Почти. Несмотря на обувь, казалось – идти приходится по крапиве, не ядрёно-жгучей, но весьма стрекачей. Бросив взгляд вниз, парень видел лишь освещённую фонарём коротко стриженную траву. Обернувшись, землянин встретился взглядом с единорожкой и сопровождавшими её шерифом, со стоящим чуть поодаль старостой, если первая довольно кивала, то оба других были поражены.

— Мист, — телепатически обратился фамильяр, — предполагаю, мне бы хорошо знать, а?

— Ой, ну беспокойся… — ответил довольный голос, — право же.

— Мэм, наверное, мне не стоит вмешиваться, — забеспокоился Файэфлай, переступая с ноги на ногу, а затем ткнув в сторону помощника колдуньи, — вы упомянули, о своих подозрениях насчёт земли. Может уже пора вернуть его?

— Всё хорошо, — кобылка скрыла ухмылку, представив, как можно будет удивить свою старшую сестру фамильяром, который сопротивляется искажённому яду, — Кай! Возвращайся.

Когда её помощник вернулся, она, покашляв в поднятое к лицу копыто, в нескольких словах объяснила свой замысел – внедрив на зараженную землю сопротивляющееся заклинанию живое существо, можно было уловить ниточки, ведущие к колдуну вредителю. Более глубокий анализ мог бы дать точные результаты, но времени не хватало, поэтому пришлось использовать данные полученные на месте. Единорожка сосредоточилась и увидела нестабильное магическое поле. Помотав головой, она сфокусировалась ещё раз – результат тот же. Что бы это могло быть? Изощрённая обманка для того, кто будет снимать всё это дело, либо какая-то ловушка. Пони дошла до границы порченой земли и топнула по синеватой траве ногой. Спустя пару мгновений кожу защипало, словно от крапивы.

— Итак, что я имею? – едва слышно бормотала Мист, ходя вперёд-назад, — нечто слабо негативное и воздействующее лишь на неокрепшие организмы. Предположим, некто хотел отомстить жителям за отказ продать журнал. Пойти на риск и потравить гражданских? Значит, игра стоила свеч, ибо теперь на хвост преступнику сядут не только сыщики, но и охотники за головами – награда будет весьма значимой.

— Вы что-то сказали, мэм? – прервал невнятную речь староста, — уже есть какие-то идеи.

— Ага. Скажите, мёд — это, основной продукт, который тут производят?

— Именно так, всё произошедшее это тяжкий удар. Значит конкурент… Да что же это за время такое…

— Погодите, у меня иная теория – тот, кто вас проклял, мёртв.

— Разве тогда чародейство не должно исчезнуть? – с оттенком недоверия произнёс пегас и приподнял свои тёмные очки, словно желая что-то высмотреть, — так ведь всё устроено.

Зеленоглазая пони на секунду скривилась, мол, ещё один доморощенный знаток, и быстро объяснила – так происходит не всегда. В их случае есть какой-то предмет, который подпитывает проклятие. Походив вокруг пасеки, она, наконец, заметила маленькие деревянные колышки, вогнанные в землю. Укрыты эти артефакты были хорошо, аура почти не выбивалась на общем негативном фоне. Если бы не его нестабильность, обнаружить эту дрянь было практически невозможно. Вскоре, перед фелледи лежали вылепленные из глины остроносые пирамидки, покрытые письменами, напоминавшие язык зебр. ***

Продираться по ночному лесу было то ещё приятное развлечение, особенно когда можно лишь гадать о том, что или кто ждёт в конце пути. Пыхтящий сзади пегас с парой лёгких клинков на крыльях и накопытниками с шипами уверенности не добавлял, хотя, учитывая его армейское прошлое, сомневаться в умении драться не приходилось. Свет фонаря выхватывал то один куст, то другой – пока пусто. Даже намёка на постороннего не было, хотя голос колдуньи в голове утверждал обратное: «Кай, ты на верном пути, будь осторожнее».

После часа магических ухищрений, Мист уловила след преступника и отправила своего фамильяра в сопровождении шерифа на поиски тела. Добровольцы из местных, вооруженных кто чем, цепью прочёсывали лес, слышался лай собак и выкрики с обещаниями расправы. Землянин с волшебницей были против столь скорого начала операции, но жители Ханнидью узнав подробности от своего старосты, загорелись жаждой мести и ломанулись без какой-либо организованности.

Раздался шорох, затем тёмный силуэт бросился от пасечников прямо на человека. Лезвие с щелчком выскочило из боевого посоха и встретило ночного гостя. Сильный толчок, и полный боли визг резанул по ушам парня. Шайнинг Джастис одним прыжком покрыл расстояние между ним и двуногим спутником, чтобы увидеть дикую собаку.

— Лихо… — пегас присвистнул и закурил, — думал ты просто большой и неуклюжий. Однако, где-то я видел уже этот приём, случаем не Локк ли твой наставник?

— Он самый, — помощник городской волшебницы, морщась, вытер оружие о траву, ему было неприятно от осознания убийства, пусть и целях самозащиты, животного, ведь отступи, в сторону и всё сложилось бы иначе, — а что?

— Слушай его, он, конечно, фрукт ещё тот, но плохому не научит.

Голос единорожки в голове выругался и велел смотреть по сторонам, а не болтать. Впереди показалось большое дерево, у корней которого была неподвижна фигура, окруженная какими-то небольшими холмиками. При ближайшем рассмотрении пара из них оказались обычными волками, а третий, судя по очертаниям, молодой мантикорой. Лесные хищники были мертвы, но тела не тронуты. Тело негодяя несло на себе следы клыков и когтей зверей, которые намеривались пообедать им, когда этот преступник был жив. ***

Ренниль с толикой презрения смотрела на похрапывающее у её ног тело. Подтащив его ещё пару метров, она расположила Айронхэда под естественным шатром, образованным ветками дуба с живописным видом на озеро.

Нахлынувшие воспоминания вернули её в давно минувшее время. Местность была очень похожая, основное отличие было в виде реки, с неспешно текущими водами и увитыми плющом беседками. Равенхарт спустился с небес и сложил свои сотканные из теней крылья. Каждый его шаг был наполнен превосходством, он был подобен божеству, сошедшему в мир смертных. Чёрный, как ночь, жеребец проверил путы пленника и тут же разорвал их.

— Наставник, почему? – с широко открытыми от удивления глазами спросила дракулина, — на нас охотятся и лишние свидетели ни к чему.

— Ты посмотри на него, — копыто вампира подняло за подородок голову дрожащего, подобно комнатной собачонки, пленника, — он в ужасе. Того и гляди потеряет сознание.

— Но, мастер…

— Не дано всяких «но», — прошептав заклинание сна, носферату уложил несостоявшуюся жертву на подстилку для пикников, — жизнь не звук, чтоб обрывать. Слушай и запоминай, есть один любопытный трюк…

Реальность вернулась, проступив через рябь действительности, подобно тому, как становится видно дно озера в успокоившейся воде. Оставалось несколько завершающих штрихов, чтобы, когда столичного гостя найдут, ни у кого не возникло лишних вопросов о произошедшим. Покопавшись в своих сумках, дракулина извлекла бережно упакованный флакон духов. Капнув несколько капель на крыло, она растёрла их по шее жеребца. Ярко-алая помада помогла оставить несколько характерных следов на лице и плече, которые не сразу сойдут. Ночная кобылица отошла назад, взяла бутылку и завершила картину, теперь для стороннего наблюдателя этот столичный хлыщ нашел себе приятную компанию и, не рассчитав сил, перебрал в пригородном лесу. Хоть местечко было тихое, но сюда часто приходили миловаться парочки, а также, патруль кобыльего ополчения регулярно гонял зверьё.

— Как же хорошо, что я не плачу налоги, — проговорила себе под нос вампирша, зная, что её никто не услышит, — не будет ни одной моей монетки, вложенной в твоё необъятное брюшко.

— Я было забеспокоилась, ты следователь, да и из столицы… Тьфу! – чёрная пони сплюнула и подавила желание избавиться от лишнего свидетеля её существования, — если тебя не станет, мир этого не заметит. Однако нет – живи. ***

Кай в очередной раз, в сердцах, проклял магический мир и его некоторые особенности, когда мёртвые не хотят спокойно лежать. Вот и сейчас, начавший разлагаться труп, проявлял не свойственную классическим почившим прыть. Бравада пасечников быстро улетучилась, едва они увидели своего противника – солдат на пенсии и человек остались перед лицом с опасностью один на один. Землянин едва отскочил, и около ступни клацнули зубы. То, что это были скорее клыки, было сейчас не так важно, впрочем, как и откуда они взялись. Беспокоило больше наличие трупного яда в пасти существа, которое относительно недавно было не самым примечательным копытным, которые топчут необъятные земли Эквестрии.

— Борись или беги, — в голосе Мист поддерживающей телепатическую связь слышалась плохо скрываемая паника, — ох, сёстры Богини… не дайте ему погибнуть.

В грязный бок неупокоенного пони вонзилось копье – пегас с разгона насадил на него противника и, протащив по траве несколько метров, пригвоздил к дереву. Чудовище изгибало шею под совершенно немыслимым углом, разевало пасть, пытаясь укусить своих противников. Шайнинг Джастис размахнулся, чтобы снести врагу голову, но в этот момент импровизированный штырь, удерживающий его словно жука в коллекции натуралиста, сломался и умерший снова бросился на Кая. Уклонившись от лобовой атаки, человек косым ударом боевого посоха отрубил переднюю ногу пони. Без стона и всхлипа мертвец упал вперёд, попытался подняться, но шериф серией ударов оснащёнными лезвиями крыльев снёс полголовы врагу. Тело продолжало дёргаться – непонятная человеку магия продолжала поддерживать видимость жизни в кошмарном существе. Действуя на пару, подгоняемые адреналином с примесью страха, человек и эквестриец, разнесли труп на куски.

— Что это, Дискорд побери, было? – страж закона Ханнидью безуспешно пытался закурить – дрожь в крыльях никак не унималась.

— Меня-то, зачем спрашивать? – землянин откинул останки в сторону, словно бы опасался их возрождения, — видел ровным счётом тоже самое.

— Как я счастлива – ты в порядке! – радостный голос рыжей колдуньи прозвенел в голове подобно колокольчикам, — ты молодец!

— Предупредить можно было? – мысленно ответил фамильяр, опираясь на своё оружие, — эта хрень чуть мне кусок мяса из бедра не выхватила.

— Ну… не сердись, я не всеведуща, — оправдывалась собеседница, — ах да, вот о чём ещё хотела сказать, где-то тут должна быть его сумка. Найди её. Скорее, хочу убедиться в отсутствии артефактов, из-за которых подобная тварь может восстановиться.

— Эй… двуногий, — крыло аквамаринового цвета похлопало парня по спине, — с тобой всё в порядке? Ты залип.

Буркнув объяснения, Кай поднял упавший на землю фонарь, который по счастью не разбился, и принялся осматривать место схватки. Поиски не заняли много времени, и он наткнулся на пару седельных сумок из плотной ткани. ***

Белогривый пегас с раннего утра пробежался по рынку, купил фруктов, сыра и многих других вкусностей для предстоящего пикника. Погода была замечательной, до самой ночи небо будет ясным, с незначительной облачностью – погодная команда обещала. Сердце певало, а он сам был готов взлететь, если бы не усилившиеся боли в крыльях. Впрочем, всё это была не беда, сегодня во второй половине дня его ждала встреча с одной прекрасной пони. Образ местной единорожки проплыл перед глазами, медленно, подобно каравелле по волнам, красуясь своими изящными формами. Клерк из Особого Управления, так погрузился в мечты, что чуть не налетел на другого пони идущего по дела. Виновато улыбнувшись, Лайт свернул на боковую улицу, намереваясь прикупить вина в таверне. Проходя вдоль невысоких заборов, украшенных цветами, жеребец увидел, как в окне второго этажа показалась жеребячья мордашка и исчезала. Спустя пару секунд, на землю плюхнулась небольшая сумочка, а затем её хозяйка стала вылезать наружу. Делала она это медленно, тщательно рассчитывая каждое движение, но всё равно недостаточно аккуратно: то ли ей не хватало опыта, то ли был не тот день… Маленькое копыто соскользнуло с водосточного желоба, и стригунок тихонько пискнув сорвалась вниз. Янтарного цвета пони рванулся вперёд, проломив декоративную ограду. Всё происходило будто бы во сне, совсем ещё юная кобылка, даже без кьютимарки летела к земле.

— Поймал! – воскликнул пегас и зашипел – удар ноги пришелся по затылку, — ау-ч.

На гостя Тейлсвилля смотрела бледно-голубая стригунок в очках, словно не до конца осознавая произошедшее. В её больших глазах не было и тени страха – спаситель облегчённо вздохнул, кажется обошлось.

— С-с-пасибо, сэр, — произнесла кобылка и оглядевшись добавила, — пожалуйста опустите меня, я в порядке.

— Иви! Почему на улице, а?! – раздался крик, и из окна показалась голова пышногривой фелледи, которая резко обратилась к пегасу, когда увидела его у стены дома, — а ты что там делаешь?!

— Сестра! Он. Спас. Меня! – отделяя каждое слово откликнулась кроха.

— Ой… прости я не знала, — незнакомка скрылась за занавесками, потом появилась снова, — заходи к нам, хочу тебя поблагодарить. ***

— Кукареку! – раздался пронзительный крик под окном.

Петух, который решил возвестить о начале утра, смело мог считать себя везунчиком, ибо не видел, сколько ненависти было в открывшихся изумрудно-зелёных глазах. Пони, занимавшаяся ритуалом по очистке пасеки от проклятия, не удержалась и заглянула в найденные вещи около трупа некроманта. Зачем, вымотавшись, она не сдержала своё любопытство? Кобылка не могла ответить и лишь простонала — длинной выдалась эта ночка.

— Кукареку! – заголосил петух, словно специально подобравшись поближе.

В ответ послышалась возня вперемешку с ругательствами – фамильяр, спавший на походном матрасе, ибо не нашлось кровати подходящего размера, поднялся и подошел к окну. По улице бродил настоящий красавец, огромный и яркий, словно радуга после дождя — истинный король птичьего двора. Закричать третий раз у него не вышло, Кай взял с прикроватной тумбочки волшебницы графин с водой и выплеснул на того, кто прервал их безмятежный сон. Издав недовольный клёкот, разрушитель утренних грёз посмотрел на противника, почистил шпоры, пригнулся и бросился в атаку. Пыль облачком взметнулась в стороны. Однако землянин, показав пернатому кукиш, захлопнул окно, оставив петуха наедине с бессильным гневом.

— Как ты? – спросил зеленоглазую соседку по комнате человек, поняв, что заснуть уже не выйдет.

Прикрыв глаза копытами, волшебница пробурчала нечто о несправедливости жизни и о том, зачем вселенские демиурги придумали столь вредных птиц. Не дожидаясь завтрака, она вернулась к найденным вчера Каем документам, которые она получила под предлогом проведения необходимых анализов. Хорошо, что записи некроманта не попали сначала к местным – журнала содержал в себе примитивную, но действенную ловушку. Вместо чернил автор использовал кровь, и наложил на неё отравляющее проклятие, которое действовало на всех открывающих книжку, кроме владельца, разумеется. Для опытного взгляда единорожки эти документы просто сияли тёмной магией, на развеивание которой пришлось потратить пару часов.

— Не уходи, — указав на пуфик рядом со столом, пони принялась за изучение текста, от одного вида которого начинало подташнивать, — мне понадобится твой фартон. Надеюсь, силы в нём ещё осталось.

— Смартфон, но не суть, — парень полез в свои сумки и извлёк коробочку с устройством из родного мира, — тут тоже стоит защита от копирования?

— Не-е-ет, всё гораздо проще. В копыта мне её не отдадут – улика же, а переписывать её… — сделав на лице нечто среднее между унынием и усталостью, кобылка добавила, — … много дольше, чем я бы хотела провести в этом захолустье. Будь готов, особое внимание уделяй рисункам.

— Нечто интересное?

Пони закивала, и от недовольной гримасы не осталось следов. По блеску в глазах человек понял – завтрак будет пропущен, возможно, даже обед. Желудок протестующее заурчал, его поддержал понячий животик, но получив предупреждение в виде недвусмысленного покашливания они оба замолкли. Тихо шелестели страницы, эквестрийка морщила носик и шевелила ушами, то распрямляя их, то слегка сгибая кончики. Автор этих строк проделал большой путь, прежде чем прибыл в деревню пасечников. Самое волнующее начиналось с момента прибытия некроманта в раскалённые, словно пламя дракона, пески пустыни Хот.

День 3, месяц Ашмир

Проклятые суеверные носильщики, им чудится, будто кто-то с ними разговаривает. Если бы эти тупицы тратили столько же сил на преодоление пути, сколько они тратят на молитвы, то мы бы уже были на месте.

День 5, месяц Ашмир

Карты не лгут, я всё ближе к гробнице Короля. В обед напали змеи. Каменные, мать их, змеи. Думал, что эти твари уже давно вымерли. Потерял грифона.

День 8, месяц Ашмир

Наконец-то вижу Гробницу. Предательский песок, кажется таким плотным, но в глубине есть жизнь. Эти твари слепы, но ориентируются на вибрацию. Глупые животные не с тем связались. Убил их всех поблизости, выжившие члены стаи поумнели и отправились искать добычу попроще. Потерял повозку. Носильщики все больше ропщут. Пришлось избить одного.

День 13, месяц Ашмир

Кажется, теперь они меня боятся больше, чем местных зверей. Обследовав вход, понял, что тут до меня уже побывали. Проклятие на их головы, неужели всё зря?

День 15, месяц Ашмир

Ловушки работают. Может не всё так плохо? Послал вперёд пару глупых кошко-куриц. Правда, пришлось подбросить монет. Вернулись к вечеру, бормочут какой-то бред. Мол там слуги короля всё так же несут свою службу. Чтож, я на это рассчитывал.

День 16, месяц Ашмир

Я встречал проклятия, которые не могу снять, но, чтобы не обнаружить – никогда. Мне повезло, словно в рубашке родился. Двое моих по утру состарились лет на двести, а к обеду двинули копыта. Моральный дух слуг пал ниже некуда.

День 17, месяц Ашмир

Они бросили меня! Предатели! Вернусь в город и покараю их, а пока гробница ждёт меня. Нужно проверить снаряжение.

День 18, месяц Ашмир

Провалялся без сознания до полудня, но всё хуже, чем казалось. Нельзя было смотреть на портрет Королевы. Каким-то чудом не стал едой местным чудищам. Всё ценное для меня уже украдено. Повод для радости — на одном из тел моих предшественников я нашел кое-какие личные вещи.

День 2, месяц Брамхат

Этих уродов и след простыл. Найду позже. Однако, благодаря найденному золоту смог провести ритуал. Дух, в чьих словах сомневаться не приходится, нашептал мне где искать ключи. Путь мой лежит в Эквестрию.

Дальнейшее чтение стало невозможным, ибо почерк автора стал совсем не разборчивым, и по большей части им использовалась зебриканская письменность. Кобылка нахмурилась, осознание того, что к башне проявляют интерес весьма неприятные личности, способные на крайности, вызывало беспокойство, граничащее с паникой. Местами слишком радужная мечта, темнела и начинала неприятно пахнуть. Сжав зубы, заклинательница взяла себя в копыта, напоминая себе, что теперь на этом пути она не одна.

 — С тобой всё в порядке? – рука помощника легла на спину, — ты выглядишь так, как будто увидела приведение.

 — Спасибо, — пони прилегла на стол, позволяя сделать себе лёгкий массаж, — чтобы я без тебя делала. По шее пройдись.

 — Так всё же в чём дело? – человек отложил смартфон на кровать и почесал Мист за левым ухом, зная, как хорошо это помогает колдунье вернуть бодрое состояние духа.

 — Итак, что будет, то будет, — пробормотала она, отодвигаясь от стола, — пускай судьба рассудит.

 — Как ты это разбираешь – почерк, как если б мантикора хвостом решила каллиграфически писать, — землянин помог своей спутнице перебраться на кровать и стал разминать покрытую серой шерстью шею и плечи, — рискну предположить, судя по твоим эмоциям, этот некромант, вполне заслужил свою судьбу.

Пони улыбнулась и перевернулась на спину, подставляя под касание мягких пальцев фамильяра свой живот. Блаженное расслабление уносило негативные мысли, оставляя место ясному небу и Солнцу. Прикрыв глаза, Мист представила себе путь к давно обозначенной цели. Пусть дорога длинна, а ещё надо выбраться из этой глухомани, она понимала — время не ждёт. Отправляться надо весной, необходимые деньги придётся зарабатывать по пути. Придётся поговорить с мэром о предстоящем отсутствии на неопределённый срок.

 — Ой, — пискнула пони, слегка покраснев, когда услышала ещё более настойчивое урчание двух животов. ***

В просторной гостиной дома, куда зашел пегас, его встретила статная кобыла примерно его возраста, на голове которой была повязка с бантиком. Она сурово посмотрела на малышку и та, пождав переднюю ногу, пробормотала извинения, после чего убежала вверх по лестнице.

— Спасибо вам за мою сестру, Лайт, — пони протянула вперёд ногу, — будем знакомы, я Пепер Минт.

— Да не за что, — пегас наклонился вперёд и поцеловал копыто, — приятно с вами познакомиться.

— А откуда вы меня знаете?

— Наш город не такой большой, а гости из столицы бывают не часто, особенно которые попадают в различные переделки, — давайте угощу вас кофе.

Видя с каким выражением на лице произнесла это местная жительница, он понял, что эти утренние посиделки за чашечкой ароматного напитка будут иметь продолжение. Сказать, мол это никак не повлияло на чувство собственной важности крылатого жеребца – не сказать ничего. Пользующийся популярностью у противоположного пола клерк, обычно никогда не упускал возможности тесно пообщаться с привлекательной леди. У этой провинциалки были совершенные внешние данные, которые она сейчас не стесняясь демонстрировала, не забывая при этом пользоваться маской скромницы, то отводя взгляд, то прикрываясь хвостом в притворном смущении.

— Или в столице сейчас в моде чай? – подойдя ближе, Минт произнесла это почти в ухо пегасу, — у меня есть очень интересный сбор из Кристальной Империи, а ещё замечательный сервиз на две персоны.

— Простите, но я вынужден отклонить ваше предложение, — Лайт сглотнул, старательно прижимая к телу крылья, дабы те не выдали его возбуждения, — у меня очень много дел. Спешу откланяться.

Ответом ему была лучезарная улыбка, но джентелькольту на крохотный миг показалось, что за ней сейчас бушует тартарианское пламя, жаркое, испепеляющее.

Пепер ответила согласно этикету и взялась проводить гостя до улицы, внутренне строя коварный план. Разумеется, она знала об этом кольте, гораздо больше, чем тот мог предположить. А именно, он был другом её главной соперницы ещё со школы. Ох уж эта Сапфир, прихватила себе красавца из столицы, на государственной должности, да ещё из какого-то там Управления. Сохраняя маску дружелюбия, кобылка внутренне заскрежетала зубами. Вспоминая, как эта музыкально одарённая единорожка хвасталась своим другом. Для остальных участниц девичьих посиделок может подобное и было обычной болтовнёй, она же не собиралась упускать свой шанс вырваться из захолустья. Нужно было поднажать, а там уже и старшей кобылицей в табуне можно стать. В крайнем случае, если этот крылатый не достанется ей, то и никому в Тейлсвилле тоже.

— Вот и всё, спасибо ещё раз за мою сестричку, она под домашним арестом из-за своих похождений, — хихикнув сказала Минт и открыла калитку, — заходи как-нибудь, посидим, поболтаем.

В следующий миг жеребец почувствовал, как пара сильных конечностей обвились вокруг его шеи, а эквестрийка подарила ему страстный и продолжительный поцелуй. У клерка перехватило дыхание – пони делала это в совершенстве, да так, что ноги начинали подкашиваться.

— Ты был замечателен, — громко и отчётливо произнесла красотка, оказавшаяся роковой, — буду ждать тебе снова.

Почуяв неладное, Сноу резко отступил назад и оглянулся – на него смотрела Сапфир.

Продолжение следует...