Странник

Меж мирами

Главы "мир ненависти" "возвращение" "старый друг" и "жертва" объеденены в одну. Исправлена пара ошибок, а так всё тоже. Кто читает в первый раз, краткое описание: Безымянный герой с неизвестными никому мотивами, помогает принцессе Селестии в одном деликатном деле.

Виктор как обычно сидел за своим письменным столом, и рисовал порнуху. Он занимался этим уже около двух лет. Через его руки прошли кучи персонажей и жанров, так что его опыт в этом деле был воистину огромен. В последнее время он сильно подсел на сериал MLP, что не могло, не отразится на его творчестве – было создано уже порядка сотни рисунков с героями этого мультика, но он и не думал останавливаться. Сейчас сидя над несколькими набросками, и тщетно пытаясь придумать что-то необычное, он как обычно, в период творческого кризиса, грыз карандаш.

— Ну что, не прёт сегодня? — спокойный голос за спиной заставил его подпрыгнуть чуть ли не до потолка. Обернувшись, он увидел перед собой человека в тёмном плаще, чьё лицо скрывал капюшон.

— К-кто ты? — Только и смог выговорить художник.

— Эх, знал бы, ты как мне надоел этот вопрос, — повернувшись, чужак около пяти секунд разглядывал плакаты, которые в изобилии были развешаны по всей комнате, после чего удовлетворёно кивнул, явно соглашаясь, что попал туда, куда хотел. — Можешь звать меня Странник, всё равно своего имени я не помню.

—Что тебе нужно? — немного осмелев, повысил голос хозяин квартиры.

—А ты не догадываешься? — Приподняв голову, гость еле заметно улыбнулся.

— Нет, не догадываюсь. – Соврал Виктор.

Незнакомец сразу раскусил его ложь, но не подал виду.

—Ну что ж — начал он, и взяв со стола несколько набросков начал их изучать — Попробую объяснить короче – принцесса Селестия мой друг, а я очень не люблю, когда моим друзьям делают больно.

«Больно? » И тут Виктор окончательно всё понял — большинство своих работ по вселенной MLP, он посвятил именно ей, и сейчас очень сильно жалел об этом.

—Они действительно существуют?

— Да. — Продолжая разглядывать “художества”, ответил Странник.

— Я не знал…

Повисла минутная тишина.

—Красиво рисуешь.

—Спасибо…

—Жаль, только, не то, что надо. — Незнакомец положил наброски туда, где их взял.

—Она… она послала тебя, убить меня? — чуть ли не срываясь на истерику, не выдержав, спросил брони.

—Принцесса Селестия? Послала убить? — Странник громко расхохотался — боюсь, ты немного путаешь настоящую принцессу с её альтер эго из ваших рассказиков. — Слово «рассказики» прозвучало с особой насмешкой.

— Тогда зачем ты здесь? — Виктор начал потихоньку приходить в себя.

—Затем, что бы забрать тебя в Эквестрию, и ты мог лично попросить прощение перед всеми кого успел очернить. — Ответил голос из-под капюшона.

— Правда?! — Виктор не мог поверить своему счастью – он будет жить, а ещё увидит Эквестрию, может мельком, но всё- же.

— Нет. — Скрытый до этого времени клинок, вылетел из рукава, и мгновенно обезглавил горе-художника. — Минус ещё один — в руках палача появился простой блокнот, из которого он вычеркнул очередные инициалы.

06.06.2012 года, около 16.30 в доме № 6, квартире 27 был обнаружен труп гражданина Иванова Виктора Сергеевича. Цель убийства не совсем понятна, т.к. ничего не было вынесено, но, зато был в дребезг разломан компьютер и опалена вся комната, подчёркиваю — именно опалена, а не подожжена, скорее всего, преступники, избавляясь от улик, не желали спалить весь дом. Предположительно, преступление было совершено по каким-то личным мотивам, а ещё убитый, скорее всего, знал своего убийцу, ведь дверь не была взломана, а забраться через окно на пятнадцатый этаж незамеченным, мягко говоря, невозможно. На данный момент расследование продолжается.

— Странник, ты вернулся! — Радости белого аликорна не было предела. — Куда ты исчез на целых две недели? И ради всего святого встань с колена, ты не мой подданный, ты не обязан мне кланяться.

—Конечно, принцесса Селестия. — Поднявшись, произнёс безымянный.

—Тия, просто Тия, мы же договорились. — Улыбнулась, она.

—Извини, никак не могу привыкнуть, — странник виновато развёл руками. — Фуф, жарковато тут у вас, не находишь? — После чего откинув с головы капюшон, он изрядно напугал правительницу Эквестрии.

С их последней встречи, он постарел на 2 года, по крайней мере, внешне: лицо было измученным, под глазами были огромные чёрные мешки, а густая щетина покрывала скулы и подбородок.

—Святые небеса, что произошло? Что с тобой случилось? — принцесса была шокирована.

—А что не так? — Странник искренне удивился и подошёл к ближайшему зеркалу, которыми был щедро уставлен её кабинет. — Ах, это! — Он, развернулся к Селестии, стараясь не встречаться с ней взглядом. — Просто устал от тяжёлой «работы». Да не волнуйтесь вы так, отосплюсь, денёк другой и снова стану красавцем.

—Да ты на ногах еле стоишь. Иди, приляг, поспи. — Она кивнула на свою кровать. — У меня ещё куча дел, так что как минимум целый день ты сможешь поспать тут.

—Благодарю, возможно, я так и сделаю, но перед этим нам придётся закончить наш неприятный разговор, от которого я так некрасиво ушёл в прошлый раз.

Селестия нервно сглотнула. Возвращаться к разговору о кошмарах она не хотела.

— Может позже? — Она попыталась сказать это будничным голосом, но он дрожал, и странник это заметил.

—Нет, сейчас. — После чего он сам изрядно занервничал. — Ваши кошмары… они прекратились?

—Да, со вчерашнего дня. — Еле слышно произнесла аликорн. — Погоди, так это твоих рук дело?

—Ага, правда, пришлось немного ‘’поколдовать’’.

—Но … но как тебе удалось, ведь даже сильнейшие маги Кентерлота не могли, избавится, от этой мерзости.

—Просто нужно было ликвидировать источники, — странник на секунду замялся — Вот я и применил очень старое и эффективное ‘’заклинание’’.

—Спасибо… спасибо тебе, ты даже не представляешь какого это – отлавливать чужие кошмары, и видеть свои собственные…

—Тия, не надо…

Но воспоминания уже хлынули с новой силой.

—Они… они ужасны, они отвратительны, они противоречат всем законам нашего мира. — У Селестии уже начинали, слезится глаза. — Я видела их все до одного: где-то я была участницей, но чаше просто немым зрителем. — Она сдерживалась из последних сил — Там…я…меня…или другие тоже… они… — Нервы аликорна не выдержали, и она разрыдалась.

— Ну-ну, успокойтесь. — Странник подошёл к ней, и, положив её голову себе на грудь, стал аккуратно гладить развивающуюся гриву. — Это всего лишь кошмары, не более, к тому же они прекратились — После этого она немного успокоилась и, подняв глаза, посмотрела прямо на него, он лишь улыбнулся и аккуратно вытер ей слёзы. — Ну вот, совсем другое дело.

—Они больше не вернутся? — Селестия заметно смутилась, и, шмыгая носом, отойдя к столику, стала делать вид, что увлечена изучением уже прочитанного письма.

—Боюсь, этого я обещать не могу,— теребя рукав, ответил безымянный. — Но, кажется я, знаю, что делать дальше.

—И что же?

—Я уверен, что один мой старый знакомый точно сможет помочь.

—Отдохни хотя бы чуть-чуть. — Оставив письмо, Селестия развернулась туда, где только что стоял её собеседник. Но кроме неё в кабинете уже никого не было.

Вот уже целую минуту, он лежит, распластавшись на полу посреди огромного кабинета, а громкий хохот всё не затихает. Его источником является немолодой, но очень бодрый человек, сидящий в старом кресле и обеими руками прикрывающий от смеха лицо.

—Джуффин, какого хрена!? — Странник поднялся, и, продолжая что-то бубнить, начал отряхиваться.

—Ну, извини, после твоего последнего визита, я решил немного изменить интерьер. — Продолжая смеяться, ответил хохотун.

—Да вы просто порог увеличили, и готов поспорить, это было совсем недавно.

—Ну, это сейчас модно, да к тому же я увеличил его совсем чуть-чуть.

—Чуть-чуть?! Да он мне до колен доходит! — не выдержав, Странник уже сам начал ржать.

Сэр Джуффин Халли был его спасителем, учителем и самым первым знакомым в одном лице. Полгода назад он выловил странника из коридора между мирами, где тот находился в состоянии свободного полёта и главное без сознания. Около месяца Господин Почтеннейший Начальник убил на восстановления самых важных отрезков памяти, отвечающие за самые простые вещи, а также помог вспомнить пару способностей, да и сам кое-чему новому обучил. Он рассказал, безымянному, что город, где они находятся, называется Эхо, а он сам, является кем-то вроде следователя. Всё шло хорошо, даже слишком: новоприбывший знакомился с новым миром, а Джуффин с интересом за ним наблюдал. Но было одно «но». Спасённый им человек никак не хотел брать себе новое имя. Как только кеттариец , хотя бы пытался заговорить о том, что «надо же тебя как то звать» то он тут же начинал протестовать, выражаясь примерно так: «мне чужого имени и даром не надо, а пока я не вспомню своё собственное, можете придумать мне какой нибудь псевдоним». После недели уговоров, Джуффин плюнул и начал придумывать, как ему обращаться к этому зануде… точно, «зануда». Однако этот и десяток других не менее едких псевдонимов безымянный отверг путём посылания кеттарийца «охранять кукурузу». Поняв, что он не уступит, колдун предложил ему самому выбрать себе, что-то этакое. Немного подумав, безымянный решил, чтобы к нему обращались «странник». Кеттариец не возражал, в глубине души он уже готов, был, согласится на любое глупое прозвище, но ему вполне понравилось – просто и со вкусом. Где то месяц назад, его ученик начал практиковаться в перемещении между мирами без его помощи, и лишь время от времени заходил поболтать. Гость помнил, зачем он здесь и перешёл к делу.

—Шеф, если честно, я здесь не для того что бы чаи гонять. Мне нужна ваша помощь.

—Правда? А я думал, ты просто соскучился по своему старому другу. — Весело съязвил тот.

— И это тоже, но ваша помощь нужна как никогда.

— Дай угадаю, моя помощь требуется некой Селестии?

—Как вы догадались? — Удивился безымянный.

—Элементарно. — Джуффин радовался произведённому эффекту. — Во время нашего разговора, ты произнёс её имя тридцать семь раз, причём даже тогда когда этого не требовалось.

—Ну и что? — он немного смутился — Я просто вёл к этой теме. Знаете, заинтриговать хотел.

—Ну, считай что заинтриговал. — Джуффин отхлебнул немного камры . — Это она тебя так загоняла?

—Чего-чего?

—Да ничего. Ты в зеркало давно смотрелся? Ещё пара дней и ты в обморок упадёшь.

— Не преувеличивайте. — Пригубив свою чашку, Странник еле удержался от хорошего зевка. — Лучше дайте мне ту волшебную вещь, ради которой можно и не спать целую неделю.

— Ну что ж, могу поделиться. — На стол бухнулась пузатая бутылка. — Но ты особо не налегай, ведь спать всё равно надо, а если ты пытаешься побить рекорд сэра Шурфа, то огорчу тебя заранее – не спать несколько лет подряд тебе не удастся, по крайней мере, пока.

Но его уже никто не слушал, и через пару мгновений бутылка была наполовину пустой.

—А сам ты пытался, что-то сделать? — Спросил Джуффин, видя, что бальзам кахара начинает действовать, и его собеседник заметно оживился.

—Обижаете, я почти всё сделал, осталось только подстраховаться.

—И, что ты такого намудрил, если от меня тебе нужна только подстраховка.

Последние полчаса безымянный рассказывал о том, как он боролся с кошмарами, путём уничтожения их создателей. Иногда его заносило, и он начинал более подробно описывать, как и каким образом нейтрализовал тот или иной объект, но потом останавливался, присасывался к бутылке, и после, продолжал говорить уже нормально. Джуффин за всё это время не моргнул и глазом, и лишь время от времени, что-то бурчал себе под нос.

—…и вот я здесь. — Закончил он.

—Мдааа… — Протянул слушатель.

—А? Я, что-то не правильно сделал? Я, выбрал плохой способ? — рассказчик с нетерпением посмотрел на Джуффина.

—Да нет, способ довольно хороший, я бы даже сказал лучший. Но было бы лучше, если бы ты убил не так много народу.

—Не так много? Да я их и так фильтровал, как мог! Знайте, те, кто умерли, были настоящей мразью, если бы я захватил с собой то, что они пишут, или рисуют и показал бы вам, ваше одобрение было бы у меня в кармане, поверьте мне на слово. К тому же многим я дал второй шанс, и очень рассчитываю, что они его не упустят.

—Это конечно похвально, что ты играешь в благородного рыцаря и всё такое, но если бы ты сразу обратился ко мне, возможно лишних жертв удалось бы избежать. — Мрачно заявил Джуффин.

—Лишних жертв?! — прошипел разгорячённый мощным энергетиком гость. — Да каждый из этих ублюдков должен был сдохнуть, хотя бы за то, как он относится к жизни любого непохожего на них существа! — Его лицо уже стало маской гнева. — Вы бы видели, что представляют, из себя эти твари, знали бы, сколько в них бездумной ненависти и злобы, по отношению к тому, что им не по нраву. Иногда мне кажется, что это не люди, а просто помесь из презрения, зависти и прочего дерьма.

—Убийство – последнее дело! — Грозно оборвал тираду кеттариец.

—Убийство – последнее дело! — передразнил его Странник, и затих, уткнувшись в початую бутылку.

Обстановку разрядил буривух – питомец Джуффина и склад информации в одном. Разбуженный спором, он приоткрыл глаза и посмотрел на этих двоих таким взглядом, что ругаться сразу расхотелось.

—Ой, прости Куруш, мы тебя разбудили? — Колдун полез в тумбочку стола, доставая орехи. — Ну, извини, вот, не дуйся.

Съев всё лакомство, буривух немного поёрзал на столе, и снова заснул.

— Так, ладно я помогу тебе но…

—Отлично! — Не дал закончить, вскочивший со стула Странник. — Можем идти хоть сейчас.

Учитель лишь снисходительно посмотрел на своего ученика, и жестом приказал сесть.

—У тебя ведь есть концентратор энергии? — спокойно спросил он.

—Эмм… нет, но зачем он нам? Для вас сотворить самое мощное заклинание, раз плюнуть.

—Спасибо, я польщён, однако ты видно забыл основы, которым я тебя учил.

—Основы чего? Первородной магии чёрт знает, какой ступени?

—Нет, не угадал. — Старик вздохнул. — В другом мире могут действовать другие законы, и есть шанс, что там я окажусь беспомощным как младенец, или наоборот случайным чихом разнесу пол планеты. Вот ты пробовал применять магию в этой, как её там… Эквестрии?

— Только «переход».

—«Переход», не совсем магия, но не суть. Концентратор поможет сохранить мне силы, такими которыми я обладаю сейчас, и я точно буду знать, чего от себя ожидать, когда начну помогать твоей подружке.

— Ладно, — пропустив мимо ушей, колкость хмыкнул Странник — Осталось всего-то найти этот концентратор. Ха, пара пустяков… где мне его искать?

—Погоди, «паладин», вот возьми. — Перед гостем лёг неброский амулет в треугольной оправе, в которой поблёскивал какой-то кристалл.

— Вау, амулет, ээээ… спасибо.

—Поблагодаришь, когда он спасёт тебе жизнь. — Пододвигая подарок, улыбнулся Джуффин.

Одев, странный амулет, и уже собираясь уходить, безымянный остановился и вопросительно посмотрел на своего учителя.

—Иди, иди. — Отмахнулся тот. — Попадёшь в нужное место, можешь мне поверить.

—Ну, я пошёл. — Безымянный ,направился к двери.

—Эй, Странник. — Окликнул его серьёзный голос.

—В чём дело? — Поворачивая на ходу голову, ответил он.

—Аккуратно, порог.

— Чтооааааааааблингарелый!

Проклиная чувство юмора своего учителя, Странник, выплёвывая траву и землю, приподнялся и начал оглядывался, дабы оценить обстановку. Был пасмурный день. Он лежал на вялой траве, а пейзаж вокруг говорил, что сейчас здесь осень. Из окружения были лишь чахлые кусты, деревья, да развалины, каких-то зданий. «И чего Джуффин сам не попёрся за концентратором» – всё, что успел подумать безымянный, прежде чем его прервал щелчок затвора.

–А ну-ка встать, и руки вверх. – Раздался за спиной грубый, приглушённый голос. Он говорил на другом языке, однако безымянный его понял.

Не желая испытывать судьбу, Странник повиновался.

–А теперь медленно повернулся, и смотри без фокусов.

Выполнив приказ и развернувшись, он обнаружил в десяти шагах от себя, трёх автоматчиков одетых в нечто среднее между бронежилетами и костюмами химзащиты. Один их них, видимо командир повернулся к своему товарищу:

– Слышь Диман, этот вроде на бандита смахивает, как думаешь, может его сразу хлопнуть?

– Да ты чё Серый! Мы ж не головорезы, давай хоть узнаем кто он.

– Эй. – Обратился к безымянному тот, кого звали Серый. – Ты что за хрен с горы?

– Просто мирный путник, не желающий никому вреда.

Эти слова произвели довольно странный эффект – все трое неожиданно захохотали, а из-за надетых масок, смех казался каким-то демоническим. Кажется, он сморозил ту ещё глупость.

– Дим. – Отдышавшись от смеха, проговорил их командир – Обыщи этого “мирного путника”, да аккуратнее, не нравится он мне.

Во время тщательного досмотра, безымянный еле сдерживался от желания пырнуть этого человека пару раз, но не рискнул, т.к. перед ним были ещё два стрелка, а с клинком на автоматы он идти не собирался. К ногам главаря легло всё его жалкое имущество: два метательных кинжала тонкой работы, потрёпанный блокнот, карандаш и несколько арбалетных болтов. Что странно, скрытый клинок они не заметили, и амулет, судя по всему тоже. Посмотрев на всё это барахло скептическим взглядом, лидер повернулся к Страннику:

– Кто ты вообще такой?

– Не помню… – ему даже не пришлось изображать амнезию.

– Сраные бандиты – хмыкнул Диман – опять людей мочат и обирают.

–Погоди, может он сам бандит. Видишь, и плащ чёрный с капюшоном и рожа угрюмая.

– А может его сюда аномалия принесла? – Третий вмешался только сейчас.

– Может и аномалия, хрен его знает. – Серый поправил автомат, и снова обратился к безымянному. – Ты хоть знаешь, где ты находишься?

Тот отрицательно покачал головой.

–Да точно какая-то аномалия, иначе как бы он сюда забрался без защиты, оружия и тем более в одиночку? – Поддержал теорию третьего автоматчика, Диман.

– А может его собственные дружки по башке тюкнули и обобрали? – Не унимался Серый.

– Тогда почему вот это не забрали? – Вертя в руках метательные ножи, парировал Дмитрий.

– Ну не знаю, может, забыли…

– Слушай, давай взглянем фактам в глаза: бандиты живых не оставляют – раз, Они б его до трусов раздели если за его плащик давали хоть полтинник – два, и наконец три – где это видано что бы бандюги в такие места лазили? – Завершил защиту второй стрелок.

– Долбанный юрист. – Пробормотал Серый и посмотрел на безымянного. – Ладно, попробую объяснить короче.

Из непродолжительного повествования, он узнал, что попал в некую ЗОНУ, которая образовалась после взрыва атомного реактора, а эти милые, недоверчивые люди – сталкеры. Они занимаются тем, что ищут артефакты, которые появились здесь в результате катастрофы. И судя по всему, дела у этих троих идут неважно.

– Ну? Вспомнил что-нибудь? – Полюбопытствовал их командир.

– Кое-что… я искал некий «концентратор энергии».

– Чего ты искал? – Хором спросили сталкеры.

Страннику пришлось поднапрячься, чтобы объяснить трём недоумевающим воякам, что он и сам без понятия, как выглядит этот «концентратор», но когда увидит его, то сразу узнает. Также он аккуратно спросил про магию в этом мире, за что был поднят на смех и назван неким «Гендальфом ». Спустя десять минут они уже более-менее сдружились, ему вернули пожитки, третий сталкер назвал своё имя (Алексей), и сейчас они шли на север, туда, куда эти трое и направлялись.

– Ты смотри, попытаешься напасть — тут и закопаем. – Буркнул самый недоверчивый из них.

–Он, что, идиот по-твоему? В одиночку он отсюда хрен выберется – Успокоил голос разума компании – Диман.

На этой фразе безымянный еле сдержал улыбку. Он мог свалить отсюда в любое время, была бы арка. Но у него была цель, и эти трое помогут её достигнуть.

–Куда мы идём? – Желая поддержать разговор, спросил он.

–Видишь руины? – Алексей ткнул пальцем в небольшую точку на горизонте. – Бывалые сталкеры говорят, что там после выброса целая куча артефактов появилась, бери — не хочу!

–Ага, и мутантов как грязи. – Мрачно добавил Серый.

–Кстати, ты что, и имени своего не помнишь? – Откуда-то со спины спросил Диман.

– Неа, только «кликуху».

– И?

– Странник.

– Хм, вроде кого-то так звали… его вроде слепые псы сожрали.

–Та нее, его снайпер вояк обработал.

По пути, сталкеры иногда выбирали разведчика (путём игры камень, ножницы, бумага), и отсылали его проверить путь. И ещё зачем-то бросали перед собой болты, а на своего нового знакомого, который спокойно шёл по дороге, смотрели, мягко говоря, с жалостью. Подходя к месту назначения, его настиг неожиданный вопрос:

– Ты себя хорошо чувствуешь?

– Да, благодарю.

–А ничего, что мы вот уже десять минут идём по радиационной зоне, а ты не то, что жив, так даже и не блеванул ни разу.

Беда. От щекотливой ситуации его спас истошный вопль, на который сразу все и переключились.

–Кровососы! – заорали в три глотки сталкеры.

Сначала безымянный ничего не увидел, но приглядевшись, стал замечать яркие точки, которые быстро приближались к ним.

– Вот! И не стой столбом – ему в руки лёг старенький ПМ.

Он более-менее знал, как пользоваться подобными штуками, поэтому направил ствол на ближайшие точки, он нажал на курок. Выстрел из пистолета поддержали автоматы, и уже через мгновение первый враг был убит. Он представлял собой уродливого гуманоида с щупальцами вместо рта, и светящимися глазами, которые их и выдали. Твари умели становиться невидимыми, но вышеупомянутые глаза их подвели.

– Огонь, огонь! – орал кто-то сзади. – Да сколько вас гнид уродилось то а!

У безымянного быстро закончились патроны, а новые ему никто подавать не собирался.

– Да уйди ты, сраный кальмар! – Одному из монстров брошенный, ставший бесполезным пистолет, угодил прямо в глаз, вызвав бурю негодования, и не успел он оклематься, как его отрубленная голова уже скатывалась в овраг. Грязно ругаясь, и подбирая для каждого удачного удара жёсткие эпитеты, безымянный под натиском толпы чудовищ стал отступать, но понял, что они в ловушке. Десятки кровососов тянулись к ним со всех сторон, а у его напарников кончались патроны. Рассудив, что в ближнем бою они долго не протянут, он крикнул ближайшему сталкеру:

– Прикрой меня, я сейчас!

– Трус, свалить захотел?

– Поверь, если ты мне не поможешь, то мы все тут поляжем. Быстрее!

Выругавшись, автоматчик открыл шквальный огонь, отвлекая внимание на себя. Воспользовавшись этим, Странник бросился к развалинам, но ему на перехват уже бежали несколько чудищ. Он прыгнул с разбегу на одно из этих созданий, и клинок пробил горло, как бумагу, второму просто вспорол живот, а третьему отсёк руку. Впрочем, он и сам пропустил пару ударов, и теперь прихрамывая, еле-еле забирался на остатки какого-то завода. Перевалившись через обломок стены, он, улыбаясь, отдышался. Он на месте. Концентратор тут. Амулет дрожал так, что уже порядком натёр шею, зато он помог ему сориентироваться и быстро найти, то, что искал. Снаружи раздавались звуки стрельбы, но он их не слышал, всё его внимание было приковано к парящей в воздухе сфере, на которой мелькали еле заметные руны. Откуда она тут? Почему именно здесь? В чём логика? Примерно такие вопросы посыпались на странника, но тряхнув головой, он выбросил их из головы. Подойдя к артефакту, он бережно взял его, и, закутав в полу своего плаща, направился к выходу.

– Предатель!!! – Послышался крик с улицы, который заставил его подойти к окну.

– Я сдержал своё слово, ведь благодаря тому, что вы мне помогли, я выживу и смогу исполнить свой долг. Если вам станет легче, знайте – ваша смерть не будет бессмысленной.

Так Странник и покинул этот мир, и лишь проклятия и вопли агонии оставленных умирать им людей, будут преследовать его до конца жизни.

Сноски:

Кеттариец – уроженец Кеттара

Камра – напиток по вкусу напоминающий помесь чая и кофе.

Бальзам кахара – мощный энергетик

Буривух – разумная птица

Конец? Ну-ну...

Вроде всё подходит к логическому хэппи энду, ну что может сорвать счастливый конец?

— Эй, рыцарь добра и света, ты меня слышишь?
Джуффин уже был готов к «переходу», и ждал только его. Странник сидел за столом, придерживая голову кулаком, и никак не реагировал. Он вспоминал ту, ради которой обрёк на гибель полторы дюжины человек, и сейчас пытался понять... Почему? Позволив воспоминаниям поглотить себя, он прикрыл глаза.
***
Принцесса Селестия сидела у себя в кабинете и читала очередное письмо от своей лучшей ученицы. То, что произошло потом, удивило даже её. Посреди комнаты появилась дверь, из которой вывалилось существо в чёрных одеяниях. Резко вскочив на задние ноги, оно начало осматриваться, и заметило принцессу. Та еле сдерживая порывы страха, продолжала смотреть на него. Существо, кажется, поняло, что напугало хозяйку и заговорило:
— Извините, что напугал вас, я уже ухожу. — Развернувшись к двери, оно обнаружило, что она уже исчезла.
—Ничего страшного. — Селестия уже успокоилась, видя, что пришелец не агрессивен — От имени своего народа, я рада приветствовать вас в Эквестрии.
Чужак среагировал немного странно — он медленно развернулся к ней и спросил:
— Вы рады меня приветствовать?
—Да, и буду ещё больше рада, если вы скажете, как вы сюда попали и как вас зовут. — Мягко сказала она.
Через час Селестия знала о нём, уже довольно много. Пришелец назвал себя Странником, и рассказал, что практикуется в переходе между мирами. Он искренне удивился тому, что его хорошо приняли, ведь обычно ему частенько приходилось поспешно ретироваться от недружелюбных обитателей различных вселенных. Своей родиной он назвал город Ехо, и пару раз упомянул некого Джуффина.
—Не хотите прогуляться по моему замку? — Чужак вызвал у аликорна неподдельный интерес.
— Почту за честь. — Улыбнулся он.
Прошла всего пара минут, а они уже идут по огромному залу, и Странник с интересом рассматривает фрески.
— Я, смотрю, вам нравится, как у меня тут всё устроено. — Заметила принцесса.
—А? Да-да нравится. Судя по этим изображениям, ваша история не сильно богата на печальные события.
— Тут вы не совсем правы...
И вот, дослушивая историю этого мира, Странник еле сдерживал улыбку. Его новая знакомая так серьёзно обо всём рассказывала, с таким пафосом, как будто страшнее вечной ночи, и нашествия чейнджлингов ничего не могло быть. Он знал, что это не так. За неделю путешествий он повидал такое, что ей, наверное, и не снилось... как он ошибался. Время от времени они встречали местных гвардейцев, которые с недоумением глазели на странного гостя, но видя, что оно мирно беседует с Селестией, облегчённо вздыхали. Подойдя к красивой двери, принцесса открыла её и поманила безымянного за собой. Войдя внутрь, он ожидал увидеть что угодно, но только не это. Он стоял на балконе, а перед ним предстал такой прекрасный пейзаж, что, кажется Странник, забыл, как дышать.
— Мило тут, не так ли? — Еле расслышал он, ведь всё его внимание было поглощено живой картиной.
—Что это? — Только и смог выговорить он.
—Эквестрия — ответил мягкий голос за спиной.
***
—Эгегей, тебя долго ещё ждать? — Терпение Джуффина кончилось, и он уже тряс своего ностальгирующего ученика.
—Кхм... А? Идём-идём. — Вздыхая, поднялся Странник.
— Что-то ты не особенно радуешься. — На лице Джуффина появилась улыбка. — Не волнуйся, я не буду отбивать твою подружку.
—Ну, тогда справедливости ради я не буду отбивать вам почки. — Съязвил безымянный.
Под громкий хохот кеттарийца, они покинули Ехо...
***
—Знаете Джуффин, это не совсем то, куда нам надо было попасть. — Странник, оглядываясь, смотрел на огромные деревья окружающие их, и тут его взгляд упал на кеттарийца.
—Подумаешь, промахнулись чуть-чуть, извини. — Оправдался колдун. — Что это ты на меня так смотришь? И чему такому забавному улыбаешься?
Ответом ему был взрыв смеха, который буквально сбил с ног его ученика. Валяясь на земле и держась за живот, он тыкал пальцем в сторону своего учителя и хохотал.
—Ты всегда такой после «перехода»? Если да, то я начинаю понимать, почему тебя гнали из многих миров.
Но безымянный и не думал прекращать, он уже начинал задыхаться, но продолжал ржать. Джуффин решил повертеть у виска пальцем, но опешил, поняв, что их у него нет. Оглядев себя, он искренне удивился. На данный момент он был похож на помесь единорога и пегаса, с седой шерстью и тёмной гривой.
—А-ха-ха, Джуффин, теперь у вас точно есть шанс покорить сердце местной правительницы. — Сквозь смех проговорил безымянный. — А что? Она ненамного, старше вас.
—Я рад, что тебя позабавило такое совпадение, но я, пожалуй, по старинке. — Топнув ногой аликорн, вновь стал человеком.
—Зря! — Вытирая слёзы, поднялся Странник. — Вам подходило это тело, — тут у него снова появилась улыбка — Да и рацион можно было разнообразить: травка, листики, цветочки м-м-м вкуснотень.
—Я тебе это припомню. — Улыбаясь, прищурился Джуффин. — Так, попытка номер два.
Не успев даже подумать, о том, что без арки путешествовать проблематично, странник обнаружил себя во дворце, рядом с ухмыляющимся колдуном. Его учитель только что, без арки, не моргнув глазом, перенёс их в место, которое ни разу не видел. А он минуту назад издевался над этим полубогом...
—Ну? И где же виновница торжества? — Кеттариец с трудом давил в себе любопытство.
—Прямо за вами — Раздался весёлый голос из-за их спин.
Обернувшись, они увидели, перед собой принцессу Селестию, в окружении почётного караула.
—Рада видеть у себя в замке новые лица — Она посмотрела на Джуффина. — Меня зовут Селестия, и я правительница этих земель.
—Рад познакомится, Я сэр Джуффин Хали, на данный момент возглавляю Малое Тайное Сыскное Войско у себя в городе. — Раскланялся колдун.
Ещё около пяти минут они с серьёзными лицами обменивались любезностями, а Странник не мог понять, кто из них прикалывается. Наконец устав от этикета, он громко закашлялся, и для пущего намёка схватил за плечо Джуффина.
— Кажется, мы заговорились. — Улыбнулся кеттариец, стряхивая с плеча усердно дохающего ученика. — Перейдём к делу?
—Да, уже пора. — Селестия повернулась к почётному караулу. — Вы можете идти, а заодно передайте гостям, что встреча переноситься на ... — Она вопросительно глянула на Джуффина.
— Часа вполне хватит. — Заверил тот.
Стража немного помедлила, но видно не привыкла ослушиваться, и бросая подозрительные взгляды на чужаков удалилась.
—Знаете, наш общий друг столько о вас рассказывал. — Начал колдун, как только услышал звук прикрывающейся двери.
— Правда? Надеюсь только хорошее. — Селестия украдкой глянула на опешившего безымянного.
—Да, он заставил меня отменить все мои дела, лишь бы быстрее помочь вам.
— Хи-хи, неужели? — Принцесса уже во всю сверлила глазами зардевшегося Странника, натянувшего на подбородок капюшон.
— Ага, он меня буквально пинками из-за стола выгнал!
— Джуффин, хорош. — Раздалось из-под капюшона.
— А как он рисковал, добывая всё необходимое...
— Джуффин, хары прикалываться.
— Но это ещё что, вот когда он...
— ДЖУФФИН, ЗАТКНИТЕСЬ, ПОЖАЛУЙСТА, И ПРИСТУПАЙТЕ К ДЕЛУ!!! — Взорвался его ученик.
— Кажется, мы опять отклонились от темы. — Как ни в чём не бывало, произнёс кеттариец.
— Согласна. — Продолжала улыбаться Селестия.
— Тогда начнём. — Хрустнул пальцами колдун
***
Твайлайт до сих пор не могла поверить. Её встречу с принцессой Селестией перенесли. Вот она сидит посреди зала и пытается найти этому разумно объяснение, но не находит.
— Ну, перенесли и перенесли, прям трагедия. — Пытаясь по своему успокоить подругу, хмыкнула пегаска с радужной гривой и хвостом.
— Ты не понимаешь Рэйнбоу Дэш, а если это из-за меня? — Глаза фиолетовой единорожки расширились от страха. — А если я больше не её лучшая ученица?
— Не говори ерунды, ты всегда будешь её лучшей ученицей, и ничего этого не изменит.
— Но почему принцесса так резко перенесла встречу, и почему отпустила стражу? — Волшебница нахмурилась — Да и вид у них был сильно взволнованный.
—А по-моему у них лица вообще никогда не меняются — Хихикнула Дэш.
—Что-то не так, я чувствую это.
—Дык может, проверим, что да как. — Подлетая к самому уху, заговорческим тоном произнесла пегаска.
—Ты что, нам нельзя! — Ужаснулась Твайлайт
— Ну, вообще-то встречу отменили с тобой, а про меня ничего не говорили.
— Тебя и не приглашали, помнишь?
— Тем более, если что скажу, что зашла в гости.
— Рэйнбоу стой!
Но её уже и след простыл, и лишь растрёпанные волосы Твайлайт говорили о том, что здесь секунду назад её подруга взяла резкий старт. Во избежание неприятностей она побежала следом, заранее готовясь заступаться за нерадивую пегаску. Долго её искать не пришлось. Рэйнбоу Дэш смотрела в приоткрытую дверь, и время от времени чесала за ухом.
— Раэйбоу Дэш! Не могу поверить, ты что подглядываешь?
— Тихо ты! — В мгновение ока, оказавшись у подруги и зажимая ей рот, прошептала она. — Думаю, тебе стоит это увидеть.
Глядя в небольшую щель, Твайлайт открылась следующая картина: принцесса Селестия беседовала со странным существом, одетым в нечто сильно напоминающее восточные одежды, а рядом стояло такое же существо, но полностью одетое во всё чёрное и с накинутым на голову капюшоном. Судя по всему, первый был главным, а второй кто-то вроде ассистента или телохранителя. Первый постоянно говорил, а Селестия лишь кивала и иногда что-то спрашивала. Второй просто стоял рядом и иногда начинал нетерпеливо топать ногой. Наконец принцесса пошла в другой конец кабинета, а тот, кто в восточных одеждах начал тыкать локтём второго и что-то ему говорить, второй лишь вяло отмахивался. Когда Селестия остановилась в другом конце кабинета, и первый, наконец, отстал от своего адъютанта, то в воздух поднялась небольшая сфера, от которой исходило слабое, зелёное свечение.
— Что это такое? — удивилась Твайлайт.
— Тссс!
— Привет девчёнки!
Это радостное приветствие чуть не вызвало инфаркт у двух пони.
— Пинки!? Ты, что тут делаешь? — Хором спросили они.
— Гуляю! Ух-ты, а что там такое?
Розовую пони успели оттащить за мгновение до того, как по ней скользнул взгляд чудища в чёрном. Кое как успокоив любопытство гипер активной подруги, Твайлайт снова посмотрела в щель. Сфера уже светилась довольно ярко, а телохранитель нетерпеливо ходил туда-сюда.
— Дай посмотреть.
— И мне! И мне!
Фиолетовой единорожке пришлось подвинуться, иначе они рисковали выпасть прямо туда.
— Что они делают? — Послышался голос Рэйнбоу Деш.
— Не знаю. Но я уверена, что всё в порядке. — Авторитетно заявила Твайлайт. — Принцесса не доверяет, кому попало.
Как будто услышав их, незнакомец в чёрном остановился и согнул руку. Из рукава резко выскочил устрашающего вида клинок. Осмотрев своё ужасное оружие, чужак удовлетворённо кивнул и распрямил руку. Клинок тут же исчез. После этой сценки все три пони проглотили ком, вставший у них в горле.
— Я уверена этому есть разумное объяснение. — Глупо хихикая, попыталась скрыть волнение Твайлайт.
Тут от сферы потянулся зелёный дым и начал окутывать голову правительницы Эквестрии. Она даже не моргнула.
— О боже... — Пропищала Твайлайт.
— Ну, всё, сейчас я им покажу, как принцесс гипнотизировать. — Рэйнбоу Дэш уже была готова влететь в комнату, но телекинез Твайлайт поймал её за хвост.
—Подожди, мы не знаем, на что они способны.
— И что ты предлагаешь? Может нам ещё... эй, а где Пинки?
Глянув за дверь, две пони с ужасом обнаружили, как Пинки Пай с интересом рассматривает незнакомца, а тот не замечая её, продолжает смотреть на Селестию.
—Привет, я Пинки Пай! Будем дружить? — Радостно крикнула она.
Незнакомец медленно перевёл взгляд на розовую пони и не говоря ни слова, взял её под мышку и понёс к выходу. Пинком открыв дверь, и заодно припечатав Твайлайт, он аккуратно поставил Пинки за порогом на пол.
— Иди, погуляй, и поменьше говори об этААААЙЙЙЙ!
Твайлайт быстро очухалась, и используя телекинез, прихлопнула дверью голову чужака. Правда упал он не сразу, и пришлось повторить процедуру ещё пару раз.
—Молодец Твай, так ему! А теперь мой выход. — Радостно прокричала Рэйнбоу Дэш.
Через мгновение, радужная стрела врезалась в сферу, и разнесла её на тысячи осколков. Селестия и первый пришелец сразу вышли из транса.
— Принцесса Селестия, бегите, я их задержу! — Встав, между правительницей Эквестрии и чужаком заявила Дэш.
Но незнакомец и не думал нападать, всё, что он делал это, с удивлением рассматривал пегаску. Не дожидаясь пока он насмотрится, она начала быстро летать вокруг него, пытаясь запутать, и на мгновение чуть-чуть раскосые глаза чужака сильно разъехались, но встряхнув головой, он пришёл в себя и резким движением руки поймал свой объект неудобства за хвост.
— А ну убери свои грязные лапы! — Кобылка попыталась лягнуть нахала в нос, но тот легко увернулся.
—Поразительно! — Начал он. — Никогда не видел ничего подобного, это самый красивый цвет волос который попадался мне на глаза.
— Эмм... спасибо — засмущалась Дэш, но тут же вспомнила, что это как-никак гипнотизёр принцесс и сейчас он бесцеремонно держит её за хвост. — А ну отпусти меня гад!
Но он и не думал отпускать, с настойчивостью маньяка он продолжал рассматривать обьект своего интереса, и к неудовольствию Дэш даже выдернул пару волос.
— Сейчас же отпусти её. — Крикнула фиолетовая единорожка забегая в кабинет.
Подождав, пока пегаска начнёт особо сильно вырываться, чужак отпустил её, отправив в полёт до потолка. Тем временем рог Твайлайт начал светится, готовясь наложить заклинание на пришельца.
—Как мило, меня не пытаются убить, меня пытаются погрузить в сон. — Отряхивая с рукава штукатурку, умилился чужак. — Я бы сейчас с радостью поспал, да вот боюсь время не то, так что извините.
После чего, он щёлкнул пальцами, и у Твайлайт начал искриться рог. Мгновение спустя неизвестное заклинание раскрутило её как волчок, и отправило к ближайшей стене.
— УХТЫУХТЫУХТЫ!!! А можно мне так? — Пинки радостно прыгала перед неизвестным колдуном.
—Думаю в другой раз. — Потормошив ей гриву, улыбнулся он. — Может, объяснишь, что сейчас произошло, но только по вашей точке зрения.
Пинки уложилась ровно в тридцать секунд. Игнорируя такие ненужные вещи, как знаки препинания и паузы между словами она выдала их версию происходящего. Самое удивительное, что незнакомец её понял.
— Забавно — хмыкнул он — Но на самом деле мы помогали справиться принцессе с ... — Он глянул на ту, о ком сейчас шла речь.
Всё время, пока происходил этот хаос, Селестия стояла с открытым ртом и пыталась собраться с мыслями, и получилось это только тогда, когда она заметила на себе внимательный взгляд пары глаз.
—... Бессонницей. — Наконец ответила она.
— С бессонницей? — Переспросила Пинки.
— С б-б-бесс-с-о-нн-ицей? — Раздался еле слышный голос Твайлайт.
— Ф гыффывыей? — Пытаясь вытащить голову из проделанной дыры в потолке, удивилась Рэйнбоу Дэш.
— Да, с бессонницей. — Пожал плечами колдун. — Кстати будем знакомы — Джуффин Хали, странствующий доктор. — Немного приврав с профессией, поклонился он.
Три пони по очереди представились, правда, пришлось с помощью магии помочь пегаске вытащить голову из дыры, но больше трудностей не произошло.
— А вот это... — Джуффин резко остановился
Обернувшись, пони обнаружили, что оглушённый парень пришёл в себя и сейчас с отрешённым видом смотрит на осколки артефакта.
— Думаю пока что его лучше не беспокоить. — Посоветовал Джуффин.
Но Пинки Пай не Пинки Пай, если не перезнакомится со всеми.
— Привет! Ты как, в порядке?
Очень медленно, словно в замедленной съёмке, он повернулся к виновницам события. Последующие две минуты он, не стесняясь в выражениях, высказал всё, что о них думает, как вместе, так и по отдельности. Однако никто кроме него самого этого не слышал, ведь добрая душа Джуффин незаметно наложил заклинание, что бы его ученик, не травмировал психику новых знакомых своей больной фантазией. Заметив, что его слова не имеют никакого эффект он неодобрительно посмотрел на колдуна.
— Ну что, успокоился? — Спросил кеттариец.
Ответом была новая часть немого кино, но на этот раз ещё и с жестами.
—Интересно, что он говорит? — Пытаясь читать по губам, полюбопытствовала Рэйнбоу Дэш.
— Не уверена, но кажется что-то про «британский флаг»! — Прищуриваясь, ответила Пинки.
— Выговорился? — повторно спросил кеттариец.
Видя, что ругаться бесполезно его ассистент лишь махнул рукой, и немного подумав, ещё и кивнул. Поняв, что заклинание снято, он подошёл к колдуну:
— Мы уходим. — Сухо сказал он, а потом повернулся к Селестии — Моё почтение.
Смерив пони уничтожающим взглядом, он направился к арке.
— Не мы, а я. — Поправил его Джуффин.
— Что-что? — Откинув капюшон, он обнажил обезображенное гневом лицо.
— Тебе сильно досталось, ты не спал чёрт знает сколько времени, и сейчас ты очень сильно раздражён и не можешь собраться с мыслями. Извини, но я не могу тебе позволить в таком состоянии перемещаться по тёмному пути.
— Я В НОРМЕ!!! — Рявкнул безымянный, но глубоко вздохнув быстро успокоился. — Что вы предлагаете?
— Отдохни тут пару дней, а я подумаю над альтернативным способом решения нашей проблемы.
— Отлично. — Хмыкнул он, и повернулся к перепуганным пони. — И где я буду жить? Может, вы мне скажете?
— Странник, не сердись на них, они ни со зла. — Сказала успокаивающим шёпотом возникшая за его спиной принцесса Селестия.
— Угу, понять и простить. — Он снова повернулся к пони. — Ну так я не закрыл вопрос о моём временном жилье.
— Думаю тебе нужно остановиться у Твайлайт. — Заметила Селестия. — К тому же она перед тобой виновата.
— А гостиницы? — С надеждой спросил безымянный.
— Думаю, могут возникнуть вопросы, насчёт... эмм...ну ты понимаешь.
—Ясно — рожей не вышел. — Вздохнув он повернулся к фиолетовой пони. — Где ты живёшь?
— Ну, если выйти из замка и повернуть на...
— Просто опиши, как выглядит твой дом.
— Огромное дерево посреди города, оно...
— Ясно, гигантский пень посреди деревни. — Подойдя к Твайлайт, он молча взял её под мышку и развернулся к остальным. — Ещё увидимся, а в особенности с вами Джуффин. — После чего он исчез в дверном пролёте.
— Поставь меня

на пол! Я и сама дойду! — вырывалась Твайлайт.
— Да пожалуйста, всё равно мы на месте.
Плюхнувшись на пол, и подняв глаза, волшебница не поверила своим глазам — они у неё дома... но как? Сейчас они стоят на первом этаже, а Странник смотрит на спящего Спайка с откровенной завистью.
— Где тут можно поспать? — зевнул он.
— Спать? Но сейчас утро!
— Ну этот крокодил же спит!
—Это дракон!
— А мне плевать, я не смыкал глаз две недели, я просто хочу отоспаться, помочь принцессе и убраться к себе на родину. Ещё раз спрашиваю, где тут кровать?
— Иди по лестнице на второй этаж, не пропустишь. — Вздохнула Твайлайт, но любопытство взяло вверх над страхом и она начала засыпать его вопросами:
— Как ты перенёс нас на такое расстояние?
— Молча.
— Ты умеешь дышать огнём?
— Нет.
— А ты давно знаешь принцессу Селестию?
— Не твоё дело.
— Ты колдун? А где твой рог?
— Рано тебе мой рог видеть, отстань!
— А ты знаешь ещё какие нибудь заклинания?
— А-а-а-а-а! Ты можешь помолчать? Меня твои вопросы просто достали уже, я уже не могу их слушать. Один вопрос охренительнее другого, просто. Про колдунство. Про какую-то хрень, рога. Чё ты несешь-то вообще? Вообще охренеть.
Вогнав хозяйку библиотеки в ступор, Странник зашёл в спальню, закрыл дверь, и упав на ближайшую кровать сразу же заснул.

Эквестрия вне стен

Всем нужен отдых, даже амнезийникам с замашками наёмного убийцы.

— А ведь выходит, всё это было зря.

— Захлопни пасть!

— Эти люди погибли просто так.

— Я сказал, заткнись!

— А тебе не интересно, почему тебя отправили к чёрту на куличики, вместо того, что бы позволить остаться в замке?

— Мне похер.

— А вот и нет, я же вижу. Ну, хочешь узнать, почему ты здесь?

— Удиви меня.

— Тебя бояться. Один твой вид заставляет всех вокруг испытывать страх, ты здесь чужой, и они, а в особенности ОНА это знает.

— Что за бред...

— Бред? А как ты объяснишь, что во время всех твоих визитов, тебе ни разу не предложили выйти за пределы дворца?

— Я и сам не хотел.

— И этому были рады, поверь.

— Ты всего лишь сон, плод моего воображения и больше ничего, так что можешь заливаться хоть до посинения, мне по барабану!

— Ха! Уж ты-то должен знать, что не все сны плоды воображения.

***

Открыв глаза, Странник обнаружил себя там же где и упал, кажется, он несколько часов провалялся мёртвым грузом, и даже не шевельнулся. Усевшись на кровати, он обхватил руками голову и попытался собраться с мыслями, а мысли в эту самую голову лезли очень не хорошие. После пяти минут разговора со своей совестью, он был прерван урчанием собственного живота. Поднявшись и подойдя к окну, он увидел, что находиться в небольшом миловидном городке, название которого он до сих пор не знал. Однако желудок снова начал бунтовать, требуя хоть что-то в него кинуть, но безымянный не очень хотел выходить, ведь там эта фиолетовая зануда, которая опять засыпет его дурацкими вопросами, а он не железный, и Джуффина с его магическим кляпом поблизости нет. Соображая, что же ему делать, он неожиданно хлопнул себя по лбу за невнимательность и через минуту уже с серьёзным лицом копался под подушкой, и что-то под ней искал. Со стороны это выглядело, мягко говоря, необычно, но на самом деле всё было логично. Однажды Джуффин обучил его необычной способности, которая позволяла проделывать карман между мирами и доставать различные предметы. Правда для этого требовалась неимоверная концентрация и терпение, но вот уже спустя 5 минут Странник достал первый улов:

— Книга? Нахрена мне книга?! — Возмутился он, однако не выкинул её в окно, а прочитал название. — " Л.В. Толстой Война и мир«.

Решив, что добывать еду через карман, не самая лучшая идея, Странник, собрав всю свою волю и терпение в кулак, а также прихватив улов, спустился вниз, но там он облегчённо вздохнул, видя, что никого нет дома. Пользуясь этим, он стал с интересом рассматривать всё, до чего дотягивались руки: перья, пергаменты, книги, он изучал всё. За чтением, какого-то мрачного романа под названием «Зелёный дракон» его и застал стук в дверь. Быстро положив книгу на место, безымянный сел на стул и начал делать вид, что поглощён изучением письменного стола. Стук в дверь не прекращался, но и заходить никто не хотел, значит это не хозяйка библиотеки. Прятаться было глупо, да и тот, кто стучал, скорее всего, знал, что в доме кто-то есть. Вздохнув, безымянный отправился к двери, но остановился на полпути с мыслью свалить через арку.

— Ну не, так я совсем социофобом стану. — Отговорил себя, Странник, открывая дверь.

Перед ним стояла пепельная пегаска , с гривой маслянистого цвета. Рядом с ней была сумка, и сомнений не было, что это почтальон. Пытаясь свести вместе свои косые глаза и глупо улыбаясь, она протянула безымянному конверт:

— Здрасьте, это вам.

Приняв конверт и захлопнув перед её носом дверь, он увидел на нём надпись " при прочтении НЕ ДОТРАГИВАЙСЯ ДО ПИСЬМА".

— И что вы на этот раз придумали, Джуффин?

Открыв письмо, и положив его на стол, безымянный сел напротив и упёршись подбородком о руки, начал читать:

" Дорогой мой ученик, спешу тебя обрадовать и сообщить, что решение проблемы скоро будет найдено, ты же заслужил отдых, а этот райский уголок хорошо для этого подходит. Я предусмотрел, что ты не особо любишь выделяться из толпы, но одновременно неровно дышишь к пафосу, в общем, принимай мой подарок и можешь не благодарить«.

— Какой ещё к чёрту подарок, тут ничего нет. — Взяв в руки письмо, Странник обомлел. Это были не его руки, это были птичьи когтистые лапы, но они точно принадлежали ему, и даже разжали когти, когда он выронил письмо. Оглядев себя, он еле сдержался от изумлённого вздоха: Его чёрный наряд скрывал большую часть нового тела, но его ноги были похожи на лапы диких зверей и оканчивались когтями, ощупав лицо, он с ужасом обнаружил на нём оперение, а привычный рот и нос заменил клюв. Вдобавок к этому из спины торчали какие-то два отростка, которые не было видно из-за надетого плаща.

— Ибьтую мэмэ! — только и смог выдать ругательство, услышанное в одном из миров, Странник.

— Ну и кто я теперь? — начал он, как...

— ГРИФОН!!! — Раздался за его спиной неожиданный ответ, источником которого был небольшой фиолетовый, перепуганный дракон.

Не желая, что бы на его ор сбежался весь город, Странник одним прыжком настиг крикуна и закрыл ему рот.

— Тише парень, не бойся — я не вор, не убийца, не насильник, не больной нюхатель чужих трусов и вообще не опасен. — После этих слов дракончик вроде успокоился.

— Так ты и есть, тот самый новый гость? Но Твайлайт не говорила, что ты грифон. — Дракончик продолжал подозрительно на него коситься.

— А что она про меня говорила? — Хмыкнул безымянный.

— Я особо не понял, но по описанию ты мало походил на грифона.

— Уверен, она меня так приукрасила, что ты здесь рассчитывал увидеть как минимум кракена.

— Кого?

— А, не бери в голову. Кстати, где эта, как её... Тварьлай.

— Твайлайт! Её зовут Твайлайт!

— Ладно, ладно, только не бей! — Расхохотался Странник.

— Спайк! Что здесь происходит, и кто этот тип? — причина смеха безымянного была тут, как тут.

— Как это кто? Это тот парень, о котором ты мне все уши прожужжала!

— Спайк, это не он!

Две пары глаз уставились, на хохочущего грифона, который уже сполз на пол и бил об него кулаком.

— Ну, сейчас я тебе устрою. — Рог Твайлайт загорелся фиолетовым свечением и... ничего! Изумлённая единорожка попробовала ещё раз — эффект ноль. Хохотун тем временем окончательно отсмеялся и протянул ей лапу:

— Я, кажется, забыл поздороваться ещё утром, уж извини, спать очень хотелось.

— Я тебя не... погоди так это ТЫ!? — описать выражение лица колдуньи я не берусь.

— Так это он, или не он? — Спайк окончательно запутался.

— Да вроде он, но ты же...

— Я просто выспался. — Продолжал глумиться Странник. — Вот видишь, поспал и на грифона стал похож.

— Но...

— Никаких «Но», — отрезал безымянный — Вот он я, каким мама родила. Кстати, я жрать хочу.

Спустя пять минут они уже сидели за столом, но Странника ждала новая порция разочарования — Еду, которую ему принесли, он не стал бы есть даже под пытками: бутерброды с цветами, чай, судя по всему с ними же, и другая гадость, которую он даже рассматривать, не стал.

— Это чёито? — Тыкая когтем в бутерброд, поинтересовался грифон

— Да ты попробуй, тебе понравиться. — Уплетая свою порцию, посоветовала Твайлайт.

— Цветы дарить надо, а не есть, — безымянный взял свой бутерброд и переложил его на тарелку к единорожке. — Это тебе! А мне бы что-нибудь посущественнее.

— Может тебе мышку поймать? — Съязвил, взявшийся из неоткуда Спайк.

— Хм, мышки будет мало. — Странник повернулся к дракончику. — Кстати, а ты сколько весишь?

Этот вопрос заставил Спайка исчезнуть из вида в течении пары секунд. После этого, колдуньи пришлось, десять минут уговаривать грифона выйти на улицу, и тот сдался только благодаря голоду.

— Эмм... ты в таком виде собираешься выходить? — Удивилась Твайлайт.

— Ну да, а что такого?

Вместо ответа кобылка поднесла к нему телекинезом небольшое зеркальце. Взяв его в лапы, безымянный лишь хмыкнул — огромный, закутанный в плащ монстр, у которого из-под капюшона выглядывает клюв, а из рукавов торчат кривые когти.

— И что ты предлагаешь?

— Ну, для начала можешь раздеться.

— Э не, я парень приличный.

— А тебе не жарко?

— Вообще-то жарко, я уже везде потный, а в особенности в ...

— Слушай, если ты не заметил, тут одежду носят только по праздникам, или как украшения. Я не знаю, может у тебя мания, какая то, но в такую жару ходить в чёрном плаще не совсем разумно.

— Ладно, ща приду.

Зайдя в спальню, и скинув всю одежду, безымянный осмотрел себя на предмет неприличия, однако, тело грифона оказалось вполне пригодным для прогулок без одежды. Через минуту он вернулся, а из одежды была только тряпка, намотанная на место скрытого клинка.

— Ну вот, совсем другое дело. — Обрадовалась единорожка, оглядывая изрядно засмущавшегося грифона. — Хм, а ты так и будешь ходить?

— Как, так?!

— На задних лапах.

— Ну, на передних я не умею.

— Можешь попробовать походить на четырёх...

— НЕ БУДУ Я НА ЧЕТВЕРЕНЬКАХ ХОДИТЬ!!!

Десять минут пролетели в уговорах. Твайлайт очень удивляло, что грифон так не хочет ходить на всех своих четырёх лапах. Он постоянно отнекивался, говорил про гордость, запустил в единорожку бутерброд, который она протянула ему в обмен на попытку встать «нормально». Но Твай не сдавалась, и вот её гость делает первые шаги, бурча себе под клюв непонятные слова. Фиолетовая пони никогда не была особо смешливой, но то, что она увидела, вызвало у неё настоящую истерику — грифон так смешно ходил, на четырёх лапах, что даже когда он обиженно уселся в кресло и сложил лапы на груди, Твайлайт продолжала хохотать.

И ещё полчаса погибли в уговорах сделать повторную попытку, а когда, наконец, грифон снова пошёл, то к счастью кобылки у него получилось нормально.

— Теперь и на улицу выйти не стыдно. — Подбодрила она его.

— Вот тут я с тобой не соглашусь.

— Да брось ты, всё нормально.

Выйдя на улицу безымянный тут же опробовал свою новую особенность — отличное зрение. Она его порадовала, теперь он видел намного дальше и чётче, а вот угол обзора заметно уменьшился, и ему время от времени приходилось вертеть головой. Отростки, которые оказались крыльями не мешали, и даже как будто делали его больше. Прохожие здоровались с Твайлайт, а на Странника смотрели с интересом.

— Чё они на меня пяляться? — Шепнул он своей спутнице.

—Не волнуйся, просто грифоны здесь редкие гости.

—Это знаешь ли, напрягает.

— Что именно?

— Дизайн домов, блин! Конечно то, что меня сверлят взглядами.

— Привет Твай! — Пинки опять появилась неоткуда. — Привет таинственный незнакомец! — Так же весело обратилась она к грифону.

— Ну, привет...как тебя звать то?

— Пинки Пай! Я же говорила.

— А мы встречались?

— Конечно, ты что забыл?

Страннику стало стрёмно. Как эта розовая непоседа, узнала его в другом обличии? От подбора различных гипотез, и разумных объяснений, его отвлёк внимательный взгляд четырёх глаз его спутниц.

— Ну что ещё?

— Я спрашиваю, какой тип торта ты хочешь видеть на своей вечеринке?

— Вечеринке?

— Ага, пока ты в облаках витал, Пинки уже почти придумала, как устроить тебе праздник. — Хихикнула Твайлайт.

— А меня спросить не забыли?

— Так я и спрашиваю, а то вдруг ты не любишь клубнику, а любишь, например смородину, будет неудобно. — Заверила Пинки.

— Да я не о том! Как можно устраивать чело... тьфу, грифону вечеринку без его согласия?

— У меня в этом деле есть некоторый опыт. — Немного зловеще улыбнулась Пинки.

Пять минут, Странник объяснял ей, что не все любят вечеринки, а некоторые, такие как он, на них даже не были. Пинки лишь удивлённо хлопала глазами:

— Как можно не любить, то чего не пробовал?

— Не обязательно что-то пробовать, что бы потом понять, что оно тебе не по нраву.

— Но это же ВЕ-ЧЕ-РИН-КА!

— А может, я стесняюсь, или у меня аллергия на толпу, или я не люблю быть в центре внимания. Видишь, причин куча! Всё, тема закрыта. — Странник повернулся к Твайлайт. — Твай... можно тебя так называть? — Получив согласие, он продолжил. — Я тебе книгу принёс.

За всё свою жизнь, безымянный не видел такой радости из-за книги. Фиолетовая единорожка опять засыпала его вопросами, но уже насчёт его подарка. Грифон искренне отвечал, что книгу он не читал, таскал её в кармане, а не сказал раньше из-за дырявой головы. Спустя пару мгновений фиолетовая пони убежала за книгой. " Вот это жажда знаний! Даже сэр Шурф, не так бурно реагирует на литературу из другого мира, хотя очень её любит, с другой стороны он вообще не на что бурно не реагирует... спокойный парень хе-хе".

— Так значит, вечеринки не будет. — Загрустила Пинки.

— Нет.

— Ну почемууууууууу?

— Я же сказал вроде.

— Да ладно, будет весело. — На грифона уставились два огромных глаза, которые были на мокром месте.

— Я не уверен... — Два глаза начали подрагивать. — А-А-А ладно, но вечеринка должна быть не особо большой, я не должен быть центром внимания, и там должна быть нормальная еда. Хорошо?

— Будет сделано! — Обрадовалась пони и радостно попрыгала в один из переулков.

Странник соображал быстро, но сейчас до него не сразу дошло.

— Развела, как ребёнка развела. — Грифон улыбнулся. — Эх, старею... теряю былую хватку.

Два мира

Убийцу уже во всю ищет полиция, но зацепок фактически нет, да и как поймать того, кто растворяется в воздухе? Странник это знает и беззаботно, потихоньку изучает новый мир. Однако ничего не остаётся безнаказанным и когда нибудь безымянный это поймёт.

За окном шёл дождь. Капельки неприятно барабанили по стеклу, извещая о том, что домой опять придётся идти по слякоти. Проклиная тот день, когда он решил сэкономить на машине, Алексей заполнял очередное дело об убийстве.

— Товарищ капитан, разрешите? — В дверях, по стойке смирно стоял рослый полицейский.

— Андрюха, ты что ли? Завязывай с официозом и проходи.

— Есть, тьфу, то есть ладно. — Гость сел рядом с капитаном — Что пишешь?

—Стихи… Андрюх, ну что я могу писать на рабочем месте? Опять составляю отчёт об этом долбанном маньяке. Кстати, — Алексей повернулся к другу — Накопал что нибудь?

— Кое-что, да накопал. — Лейтенант пододвинулся ближе — Даже немного странно, что этого раньше никто не заметил.

— Ну не тяни, выкладывай.

— В общем, всех жертв маньяка объединяло одно – они были фанатами мультика.

— Мультика? Какого нахрен мультика? Все убитые, это взрослые мужики, у многих даже семьи остались.

— Мультик называется «My little pony: friendship is magic» — на ломанном английском ответил лейтенант — Может, слышали?

Слышал. Алексей не только слышал, а даже смотрел. Отнести его к брони будет не совсем справедливо, ведь он не сидел на фанатских сайтах, не рисовал пониарты, а просто смотрел мультик. Началось это примерно год назад, когда по дороге домой он остановился у прилавка с дисками. Его дочь постоянно просила купить какой нибудь мультик, а он как последний гад уже два дня об этом забывал. Изначально он хотел взять диск на котором была изображена миловидная мультяшная девушка, но тут резко вспомнил передачу, в которой говорилось обо всех этих мультиках про “принцесс” и прочих девушек гг. Там, седой старичок, рассказывал, как мультики такого типа прививают юным барышням неправильное представление о ценностях. Говорил он это спокойно, и с расстановкой, что давало понять об его уверенности в своих словах. Приведённых доводов хватило, что бы Алексей положил диск обратно. Жадно ища хоть что нибудь, его взгляд упал на тот самый«MLP». Рассудив, что пони не должны подавать плохой пример, он купил диск и с чувством выполненного долга отправился домой. Но дома ждало разочарование — мультик оказался на английском, но полицейская смекалка помогла и тут: Меняя тон голоса, и иногда зажимая нос, он под заливистый смех своей дочери переводил персонажей. Особенно смешно у него получалась Найтмэр Мун. Просмотрев первые две серии, они уже изрядно устали: он от перевода, а дочь от смеха. Через три дня, все два сезона были просмотрены по несколько раз, причём не маленькой девочкой, а взрослым мужиком, работающим на “мужицкой” работе. С друзьями он даже не пытался заговорить о «MLP»… не засмеют конечно, звание не позволит, а вот косые взгляды можно себе обеспечить.

— Чай будешь? — вывел его из воспоминаний лейтенант.

— Покрепче бы чего нибудь… эх поработаешь с вами, начнёшь пить всякую гадость. Неси! — Откинулся на спинку кресла капитан.

Чуть позже попивая из своей любимой кружки, он стоял рядом с коллегой и смотрел, как он на его компьютере что-то ищет в интернете.

— Нашёл хоть что то?

— Ага, — Андрюха повернул монитор к капитану, — сайт этих, как они себя называют “брони”.

— Ну и чем он нам может помочь в расследовании?

— Большая часть погибших была зарегистрирована именно тут, так что думаю, кое-что найду.

Однако на сайте ничего кроме слезливых тем о погибших, которые судя по всему, заполонили сайт полностью, найти не удавалось. Алексей уже собирался уходить, как восторженный крик “Опаньки” заставил его задержаться.

— Что? Что ты нашёл?

— Интересную тему, она только что появилась, вот послушай. — Андрей начал читать:

“ Друзья, я знаю об ужасных трагедиях, и я скорблю вместе с вами, НО я не сдамся, в моём рассказе осталась последняя глава и я её допишу, чего бы мне это не стоило”.

— Причём здесь убийства и какой-то рассказ? — удивился капитан.

— Упс, забыл сказать, — в браузере открылось другое окно — Все жертвы специализировались на… эмм… в общем, посмотри сам.

— Нихера себе, да они чокнутые! Блин закрой эту дрянь.

— А по мне весьма недурно.

— Закрой бляха-муха!

— Окей, окей. — засмеялся Андрей, выходя с сайта.

— Так, — Алексей, хмурясь, поставил чашку на стол, — выходит, все они были убиты из-за этой фигни. Но это не главное, меня пугает, как убийца проникал в дома… Чёрт да он как будто из-под земли вылазил! Не следов взлома, не одного отпечатка пальцев, у него даже следы на пороге обрываются! — капитан остановился и о чём-то задумался.

— Лёх, ты чего?

—Слушай, пробей адрес этого бесстрашного идиота и скинь мне на телефон, я пока приготовлюсь.

— Приготовишься к чему?

— Жопу его спасать… как только кинешь адрес мне, вызывай группу захвата, если повезёт они доберутся раньше меня.

— А может сразу группу захвата? — Крикнул лейтенант, но Алексей уже умчался геройствовать.

***

“Да тут что, вообще нормальной еды нету” ? С такими мыслями грифон брезгливо ходил между немногочисленными тележками с фруктами. Хотя он уже был близок к тому, чтобы схватить в охапку всего побольше и свалить в ближайшую арку, но совесть брала своё и он продолжал бездумно бродить по городу.

— Эгей парень, давай сюда!

Обернувшись, Странник увидел, что ему машет рыжая кобылка в ковбойской шляпе, а рядом с ней стоит телега до отказа наполненная яблоками. Недолго думая он подошёл.

— Голоден? — сразу спросила она.

— Неужели так заметно? — хмыкнул безымянный.

— Ну, если не брать в расчёт как ты смотришь на еду, громкое урчание твоего живота, и что тебя немного шатает, то считай, я просто догадалась.

— Пожалуй, я действительно немного хочу есть. — Спокойно согласился грифон, не отводя взгляда от огромных, сочных яблок.

— Тогда держи. — Перед ним плюхнулась небольшая корзина с яблоками.

— Боюсь мне нечем заплатить…

— Да ладно, потом заплатишь, а не заплатишь — Дискорд с тобой, от одной корзины не разорюсь.

— Спасибо! — обрадовался безымянный — Потом отдам всё до копейки.

Пони лишь легкомысленно отмахнулась, и отошла к покупателю заинтересовавшегося её яблочным пирогом. Водрузив корзину на спину, как это делают местные, Странник пошёл искать спокойное место, что бы перекусить. Этим самым местом оказалось одинокое дерево за городом, стоящее рядом с речкой. Усевшись под его кроной, и закинув ногу на н… лапу на лапу, грифон начал безотходное поглощение яблок. Серьёзно, они были такими вкусными, а он был так голоден, что от них не оставалось даже косточек. Уничтожив весь запас пищи, безымянный облокотившись на дерево, решил вздремнуть, но не тут-то было. В небе, на небольшой высоте летала самая настоящая живая радуга, причём не просто летала, а выделывала такие фигуры высшего пилотажа, что сон сменился жаждой зрелища.

“Типа боулинг, тока круче! “вспомнил Странник одну из цитат, после десяти минут наблюдения за шоу, где живая радуга выбивала облака подобно кеглям.

«Радуга» словно услышала это и остановилась. Он, наконец, смог как следует её разглядеть и понять, что это не радуга, а пегаска, причём та самая, которая разбила концентратор. Гнев снова начал наполнять Странника, но он быстро его подавил, успокаивая себя тем, что Джуффин точно найдёт выход. Тем временем пегаска заметила, что за ней наблюдают и вися в воздухе сама с подозрением смотрела на безымянного. Он сначала подумал, что и она его узнала, но сразу отмёл эту мысль, уж слишком пони недоверчиво на него глазела, как будто приняла его за кого то. Грифон первый решил прервать “битву взглядов” и помахал ей лапой. Когда она уже почти подлетела к нему он, наконец, вспомнил, как её зовут.

— Оу, я кажется, тебя кое с кем спутала… пардон. — Пони уже развернулась, что бы улететь.

— Да ничего страшного… Рэйнбоу Дэш.

Услышав своё имя, она невольно развернулась.

— Мы знакомы?

— Можно сказать и так, — Странник растянулся в улыбке. — Как твой хвост?

От её удивлённого лица сразу поднялось настроение.

— Так это ты?! ТЫ МЕРЗКИЙ САДЮГА, ТЫ МНЕ ЧУТЬ ХВОСТ ПОД КОРЕНЬ НЕ ВЫРВАЛ! ИЛЛЮЗИОНИСТ ФИГОВ!

— Воу-воу тихо ты, это не я. — его забавляло это перерекание.

— А кто ты тогда такой?

— Я думаю, если ты используешь метод исключения, то ответ сам придёт, будь уверена.

— Хватит загадок мистер, — пегаска подлетела почти в упор — говори, кто ты такой и откуда знаешь меня… хотя меня многие знают, но грифонов среди них немного.

— О боже, — безымянный прикрыл лапой лицо — утром в замке, двое незнакомцев, я не тот, кто держал тебя за хвост. Дошло?

— Аааа. — догадавшись, протянула Рэйнбоу Дэш, но поняв, кто перед ней сидит, возглас сменился на “оууу”.

— Он самый. — Подтвердил Странник.

Дэш уселась рядом, но это было скорее из-за чувства вины, чем от желания пообщаться. Она так долго подбирала слова для продолжения разговора, что грифона начало клонить в сон.

— Слушай, — начала пегаска — та штука, которая разбилась…

— Ты хочешь сказать “та штука, которую я разбила”?

— Ага — Дэш набрала полную грудь воздуха и буквально выдохнула — извини, я не хотела.

— Да всё нормально, я не злюсь. — Странник заметил, что эта особа не очень привыкла извиняться, так что ему хватило и этого.

— Ну, слава Селестии! — Рэйнбоу Дэш резко вскочила и уже приготовилась взлетать, но остановилась и повернулась к грифону — Полетаем?

— Я не умею летать.

Выражение лица Дэш после того как она узнала, что грифон это тот самый тип в чёрном, не идёт ни в какое сравнение с лицом которое у неё стало после услышанного.

— Это ты так неудачно шутишь, да? — на грифона уставилась пара глаз полная искреннего недоумения.

— Нет, я вполне серьёзно.

— Травма?

— Неа, я просто ни разу не пробовал.

Вот теперь пони смотрела на него, как на умалишённого.

— Ты даже не пробовал летать?!

— Да времени пока не было… но сейчас вроде появилось — безымянный нехотя поднялся — Научишь?

Дэш так и не могла окончательно прийти в себя от удивления, но всё же согласилась показать азы. Первые пять минут Странник просто разрабатывал крылья и окончательно к ним привыкал. Потом махая ими, пытался безуспешно взлететь с места. Рэйнбоу Дэш посоветовала прыгать с возвышенности, объясняя, что так легче, но грифон вежливо отказывался. За полчаса он смог лишь подняться на высоту в пару метров и тут же спуститься, истекая потом.

— Хм. — Многозначительно заявила Дэш.

— Ага, ага крылья из одного места растут и т.д. и т.п. так что ли? — тяжело дыша, проговорил безымянный.

— Если это действительно твой первый раз, то неплохо, но для взрослого грифона просто ужасно.

— У меня есть свой способ перемещения и крылья не нужны и в разы эффективнее. — Утешил себя грифон.

— Ну-ну… ( когда в замке, Странник использовал арку для перехода, Дэш рассматривала колдуна в восточных одеждах и не заметила как исчез безымянный).

— Сомневаешься? — у Странника даже отдышка пропала — может наперегонки?

Глаза пегаски буквально загорелись

— А давай!

Местом старта было назначено огромное дерево с дуплом, а финиш располагался в библиотеке Твайлайт.

Как только случайный прохожий по их просьбе закончил отсчёт, Рэйнбоу Дэш сорвалась с места, оставив грифона далеко позади, обернувшись, и не обнаружив “хвоста”, она замедлила полёт и спокойно долетела до библиотеки. Пегаска даже не стала влетать в окно, как она это часто делает, а спокойно постучала в дверь.

— О Рэйнбоу Дэш, как хорошо, что ты зашла. — Обрадовалась фиолетовая единорожка.

— Ха, не волнуйся Твай, я просто подожду тут кое-кого.

— Конечно. — Твайлайт пропустила в дом подругу — Кстати, пока ты ждёшь, не хочешь кое с кем познакомиться?

— Почему нет? Думаю, я тут надолго. — Усмехнулась пегаска.

Пройдя вглубь библиотеки, Рэйнбоу Дэш уронила свою челюсть — грифон спокойно сидел за столом и читал книгу.

— О, ты, наконец-то здесь, — книга легла на стол — я уже скучать стал.

— Ты…Как?...Это… Того… Это самое…

— Реванш? — улыбнулся безымянный.

Пони быстро пришла в себя, кивнула и пулей вылетела на улицу, и на этот раз через окно. Не сбавляя скорости, она уже подлетала к дереву, как разочарование снова нахлынуло на неё — её противник стоял около финиша и приветливо махал лапой.

— Как ты это делаешь?! — после пяти “реваншей” Дэш уже просто грохнулась на траву и стала сверлить безымянного глазами.

— Можешь называть это магией. — Пожал он плечами.

— Грифоны не умеют колдовать, у вас же нет рога.

— Блин, да дался вам мой рог… Думаю с тебя уже на сегодня хватит.

Пегаска что-то неразборчиво пробурчала, а потом резко вскочила на ноги:

— Чуть не забыла, я, когда последний раз улетала из библиотеки, мне Твай сказала, что бы ты зашёл к ней, у неё для тебя какой-то сюрприз.

— Сюрприз? Интересно… — Странник подошёл к дереву. — Бывай, ещё увидимся.

Кажется после того как грифон просто исчез в дупле, Рэйнбоу Дэш уже ни чем не удивить.

Сюрприз!

Хотели как лучше, а получилось...

— Доктор, как он? — Твайлайт, стоя в больничном коридоре, и смотрела на белоснежную единорожку заполняющую медицинскую карту.

Та лишь чуть приподняла переднее копытце, давая понять, что сейчас она немного занята. После невыносимо долгих минут заполнения истории болезни, доктор повернулась к кобылке:

— Пациенту намного лучше, — она немого нахмурилась, — честно говоря, после такого, отделаться лишь сильным ушибом позвоночника, слабыми ожогами и парой сломанных рёбер… мда, крепкий парень, даже для грифона, — её взгляд стал ещё строже — Может, расскажете, что произошло?

— Я… эмм… да ничего такого. — Замямлила Твай.

— Твайлайт Спаркл, тебе лучше рассказать всё прямо сейчас, и поподробнее.

Подпрыгнув от неожиданности, волшебница развернулась и увидела перед собой саму принцессу Селестию, смотрящую на неё крайне неодобрительно. Кое-как проглотив вставший ком в горле, фиолетовая единорожка начало свой рассказ.

***

Подгоняемая мыслью о новой книге, Твай влетела в библиотеку и тут же увидела свой объект вожделения – толстый, красный томик лежал на её письменном столе. “И как я его сразу не заметила”? подумала пони, но отринув ненужный вопрос, она схватила книгу и принялась за чтение. К её разочарованию это был не какой-то научный трактат, или учебник заклинаний, а обычный роман. Однако он был написан весьма недурно, и единорожка продолжила своё чтение. На месте где ужратый Пьер со своими “друзьями” издевается над городовым её и остановил Спайк.

— Что читаешь? — скорее из вежливости, чем из любопытства, спросил дракончик.

— “Война и мир” — волшебница прикрыла книгу — Спайк, а ты не должен сейчас быть у ювелира?

— Звучит пугающе… А? У ювелира? Так он всё сделал уже. — На стол лёг аккуратный свёрток.

— Так быстро? Прошло всего пара часов.

— Да он мастер своего дела, раз-раз и готово.

— Ну что ж это даже к лучшему. — Телекинез подхватил свёрток.

— Кстати Твай. — Спайк слегка замялся. — Зачем тебе эта сфера?

Единорожка резко остановилась, явно не ожидая такого вопроса, но тут же взяла себя в копыта.

— Спайк эта сфера не для меня, это для… эмм…

— Да я уже догадываюсь для кого. Вот только чем он заслужил подарок в первый же день пребывания в твоём доме?

— Спайк, это не совсем подарок. — Твайлайт перевела дыхание. — Я перед ним очень виновата и я хочу это исправить.

— И что ты учудила в этот раз?

— А вот этого я сказать не могу, извини.

Оставив внизу обиженного дракончика, кобылка молнией взлетела к себе в спальню, прикрыла дверь и с замиранием сердца развернула “подарок”. Ювелир действительно был мастер своего дела — Разбитая утром сфера, была как новенькая, разве что не светилась зеленоватым. Твай немного помедлила, но всё же решилась на рискованный шаг. Направив на артефакт рог, она зажмурилась и попробовала “влить” в него немного магической энергии. К её неописуемуму восторгу сфера поглотила заклинание, после чего от неё стало исходить слабое зелёное свечение. Ободрённая этим, волшебница повторила процедуру, и артефакт загорелся ещё чуть ярче. Вне себя от радости Твайлайт спустилась на первый этаж, что бы поделиться своим открытием со Спайком, но тот видно надулся и ушёл, т.к. там никого не было. “ Ну, ничего переживёт, теперь осталось лишь дождаться… хм, а как его зовут’’? Воодушевлённая кобылка уселась за стол и продолжила чтение. Правда, её опять прервали, но на этот раз это был её гость, который появился из неоткуда.

— Ты уже вернулся? Отлично! Слушай, я… — начала Твай.

— Погодь, погодь. — Грифон растянулся в улыбке — Я сейчас уйду, давай позже.

Она не возражала, по правде говоря, она очень сильно волновалась, ведь кто знает, как он отреагирует на “подарок”. И опять её сбили, ну сколько можно? Но на этот раз это был стук в дверь.

— О Рэйнбоу Дэш, как хорошо, что ты зашла. — Обрадовалась фиолетовая единорожка.

— Ха, не волнуйся Твай, я просто подожду тут кое-кого.

— Конечно. — Твайлайт пропустила в дом подругу — Кстати, пока ты ждёшь, не хочешь кое с кем познакомиться?

— Почему нет? Думаю, я тут надолго. — Усмехнулась пегаска.

Когда её подруга прошла внутрь, Твай ещё немного подумывала как ей лучше представить этого… да как же его зовут? Между тем в библиотеке что-то упало, и взволнованная единорожка уже хотела узнать ,в чём дело, как оттуда вылетела Рэйнбоу Дэш и сбив её с ног исчезла в окне. Забежав внутрь, Твай увидела, что грифон тоже исчез.

Последние пятнадцать минут Пегаска носилась туда-сюда, причём библиотека была чем то вроде опорного пункта, и когда она запыхавшаяся залетала внутрь и видела ухмыляющегося грифона, она кричала что то похожее на “ДАКАКЖЕШТАКТО”!!! и снова исчезала. На пятый раз Твайлайт всё же успела её поймать.

— Рэйнбоу стой!

Пегаска тяжело дыша, но всё ещё оставаясь в воздухе развернулась к подруге:

— Фуф… ну чего ещё?

— Пока ты не улетела, я хочу попросить тебя передать… да как же его зовут? Вобщем передай безымянному, что у меня для него сюрприз.

— Не рановато ли для “сюрпризов”? — Съязвила Дэш, но увидев, что смутила подругу, поспешно добавила. — Ладно, ладно.

Наконец то! Твай радостно вернулась в спальню и накинула на сферу тёмный платок, чтобы не портить сюрприз. Она знала, что грифон появиться с минуты на минуту, ведь она знала, как он умеет перемещаться. И это пугало. Но единорожка тут же вытряхнула все глупые мысли из гроловы.” Чего его бояться”? Немного разнервничавшись, она не услышала его шаги внизу, и когда он резко открыл дверь, она непроизвольно вздрогнула. Грифон немного недоверчиво оглядел спальню, потом её хозяйку, встряхнул головой и выжидающе уставился на пони.

—Хорошо, что ты пришёл, я тут это… вобщем ТАДА!!!! — Твай резко сняла платок с артефакта.

Испуганный грифон, это что то. Поймав его безумный взгляд, единорожка повернулась и взвизгнула от неожиданности — сфера пульсировала ,словно гигантское сердце и от неё исходил кроваво-красный туман

— УХОДИ ОТСЮДА, ЖИВО!!! — заорал не своим голосом грифон.

За мгновение до телепортации пони заметила, как безымянный скинул с руки тряпку и обнажив своё ужасное оружие замахнулся на сферу.

Взрыв произошёл через долю секунды после телепортации. Не почуствовав под собой земли, Твайлайт открыла глаза и закричала от неожиданности — она падала с высоты пары десятков метров, а внизу, чуть левее, была объятая пламенем библиотека. Зажмурившись от страха, она пыталась повторить заклинания, но ужас сковал не только тело, но и разум. Понимая, что падение с такой высоты сулит как минимум инвалидность, единорожка пытаясь перебирать в воздухе онемевшими конечностями, пыталась снова и снова произнести заклинание. Когда до земли осталось пара метров, она зажмурилась ещё сильнее и приготовилась к резкому удару. Удар был, но его что-то сильно смягчило. Осторожно открыв сначала один, а потом и второй глаз пони с радостью обнаружила, что это что-то — грифон. Не обращая внимания на его скривившееся от боли лицо, Твай радостно начала обнимать своего спасителя.

— Ты спас меня! О Селестия, как это благородно. — Ей захотелось его расцеловать, но она сдержалась.

Грифон тем временем пытался что-то сказать, но видно удушающие объятия кобылки ему сильно мешали. Заметив это Твайлайт отпустила его и поднеся к клюву ухо стала внимательно его слушать.

— …У…уди…

— Что? Удить? Зачем? — ученица Селестии опешила.

— …У…уди…

— Ты на рыбалку хочешь?

— …У…уди…с меня…

***

После этого непродолжительного рассказа, каждый реагировал по-своему — Твайлай понурив голову, пинала воздух, принцесса Селестия сдержанно улыбалась, доктор тихо хихикала в папку, а неизвестный пони с переломом, который пока ждал своей очереди решил погреть уши, просто откровенно хохотал, не в силах остановится даже в присутствии принцессы.

— Твайлайт, тебе нужно как минимум извиниться. — Повышая голос, что бы быть услышанной через громкий смех, сказала Селестия.

— Мне так стыдно… да замолчи ты! — рог единорожки засветился и поперхнувшийся хохотун наконец заткнулся. — Может позже?

— Нет Твай, сейчас, ему нужна поддержка, особенно после случившегося. — Аликорн успокаивающе улыбнулась.

Пока Твайлайт шла к заветной двери, ноги всё меньше и меньше хотели её слушаться, а когда она тянула переднее копытце к ручке, так вообще подкосились. Сделав глубокий вдох-выдох, она аккуратно приоткрыла дверь и просунув мордочку еле успела увернуться от здоровой книги метко запущенной ей прямо в нос. Захлопнув дверь и прижавшись к ней спиной, словно грифон сейчас попытается вырваться, Твай медленно сползла вниз. Тут её взгляд упал на импровизированный снаряд, и подняв его она прочитала “ Телепорт для новичков или ноги это не главное”.

Предстояние: часть 1.

Не все сны безобидны.

Недавно произошедшее событие, Странник вспоминал с содроганием. Вот он заходит в просторную спальню к этой… этой… нет, сейчас он не будет вешать поспешных ярлыков. Вот отгоняет идиотские мысли, лезущие в голову, стоит, ждёт, а через пару секунд их пытается убить криво восстановленный «концентратор»! И он, не найдя лучшего варианта, просто разрубил его клинком. Может потому он взорвался? Да не, наврятли. Итак, взрыв оказался не особо сильным, по крайней мере, в куски безымянного не разнёс, а вот волна, созданная этим самым взрывом, выкинула его в окно на расстояние в добрый десяток метров. И вроде всё, лежит он себе на травке, материться от боли, и тут ему с неба прилетает «подарочек», который ломает ему пару рёбер, а потом ещё и начинает душить. Последнее, что он помнит, это удивлённую мордочку фиолетовой единорожки, и дикое желание открутить ей голову. Всё.

Очнулся он уже в местной больнице, весь в бинтах и на данный момент очень сильно напоминал ниндзя… с клювом. Оглядевшись, грифон довольно заметил, что палату ему выделили просторную, с удобной кроватью, личной тумбочкой и даже шкафом! Правда всё равно по состоянию здоровья он не мог до него дойти, однако перспектива личной мебели, пускай и временной, очень радовала. Читая вторую по счёту книгу, которую он умудрился выудить из щели между мира, Странник услышал скрип двери, и недолго думая запустил в неизвестного гостя свою добычу. Ему уже было откровенно по хрену, кто там пришёл: доктор, медсестра, Джуффин, Селестия… ПЛЕВАТЬ! Посетитель оказался довольно догадливый, и быстро захлопнул дверь. Грифон пожалел о выброшенной книге, встать он не мог, а заносить её, судя по всему никто, не торопились. Без особой надежды на успех, безымянный полез под подушку, но то, что он вытащил, удивило даже его. В лапе отдавая приятной тяжестью, лежал небольшой, чёрный пистолет. Правда был он немного странного типа – обоймы не было, зато вместо неё торчало что-то напоминающее аккумулятор, ствол был не нарезной, что очень необычно для мелкокалиберного короткоствола, и наконец символ в виде двуглавого орла, изображённый на рукоятке. Он казался смутно знакомым , словно безымянный его, где то видел. Повертев в руках своё новое оружие Странник внезапно призадумался.

Когда его учитель пробовал привить ему это” ремесло”, то самое большее, что безымянный мог извлечь, являлись всякие мелкие и бесполезные штуки: гвозди, ручки, рыболовные крючки и прочий мусор. Он быстро забросил это неблагородное занятие, и вспомнил о нём лишь в Эквестрии, да и то из-за голода. Хм, неужели этот мир так пропитан магией, что даже такой неумелый маг как он может кое-что наколдовать? Возможно. Тут, перед безымянным встал новый вопрос – Что ему делать с этой штукой?

«Использовать по назначению? – Против кого?»

«Выбросить? – Жалко».

«Продать? – Кому он тут нужен».

Можно было его просто оставить, только вот прятать его было негде. И если клинок в состоянии покоя просто напоминает красивый наруч, то эта штука точно могла привлечь внимание. Грифона так поглотили собственные мысли, что он и не заметил, как нажал на курок, и пистолет с неприятным шипением выплюнул красный луч. Ошарашенный Странник посмотрел на небольшую выбоину в стене и аккуратно положил ствол на тумбочку, от греха подальше.

Стук в дверь вывел его из ступора.

— Пойдите вон, у меня тихий час. — Пряча новую игрушку в тумбочку, возмутился безымянный.

Однако посетитель и не думал уходить, а лишь настучал по косяку какой-то мотив и зашёл внутрь.

— Сэр Джуффин Хали, и почему я не удивлён?

Кеттариец молча стоял посреди палаты, и грелся в лучах солнца падающих из открытого окна, довольно улыбаясь, он подмигнул грифону:

— Я смотрю, ты не умер?

— Не дождётесь. — Огрызнулся тот.

Колдун лишь усмехнулся и пододвинув к себе небольшой табурет, уселся напротив своего ученика:

— Ты чего такой серьёзный? — беззаботно начал он.

— Серьёзны? Серьёзный?! Да вы блин можете хоть иногда не прикалываться? Я чуть не подох самой идиотской смертью, мне смеяться да? Извините, не могу, сломанным рёбрам нужен покой.

— Ой, какие мы нежные. Тебе, между прочим, добра желали, а ты вот книгами кидаешься.

— Манал я такое “добро” Джуффин, не ну как можно додуматься восстановить неизвестный артефакт, а потом удивляться “Ой, а что это он взорвался”, тьфу.

— Дурак ты. — Кеттариец махнул на него рукой, как на неизлечимо больного. — Ладно, мне пора, если есть вопросы, задавай сейчас.

Вопросов у Странника было море, но задал он только самые важные.

— Как мне снова стать человеком?

— Письмо у тебя? — вопросом на вопрос ответил колдун.

— Нет…

— Пфф, напишу новое, а когда получишь, прочти наоборот и вернёшь себе свой прежний вид и кстати менять облик как перчатки не получится — от силы раз в неделю, а лучше реже.

Явно не обрадованный этой новостью, грифон нахмурился.

— Вы знаете, что бы сделал с нами «концентратор», если бы я его не разбил?

— Без понятия. Он мог сделать вас бессмертными, а мог поглотить душу, или превратить в маленьких, пушистых котяток, а мог…

— Понял, понял, вы не знаете.

— Что-то ещё хочешь узнать?

— Да как то на ум ничего не приходит. Хотя… а не забудьте. — Странник отвернулся к стене.

— Ты, наверное, хотел спросить о здоровье юной мадам? — Усмехнулся колдун.

— Ага, щас. — Безымянный немного задумался. — Как там мои вещи? — *театральная пауза*— Ну, и с этой горе колдуньей всё нормально?

— Нормально. И пожитки твои целы. Кстати, веришь или нет, но библиотеку так быстро потушили, что даже ремонт не понадобиться. Мдаа пегасы тут оперативно работают.

Судя по всему, Джуффин немного приврал насчёт времени, т.к. он уже довольно долго грузил своего ученика различными теориями о местной магии, и гипотезами об эволюции. Он больше говорил это сам себе, не замечая “тонких” намёков в виде продолжительных зевков, и тыканьем когтя в невидимые часы. От полной и безоговорочной капитуляции грифоний мозг спас очередной стук в дверь. Как же он был рад этому стуку.

— Думаю это к тебе. — Логично заключил колдун и повернулся к двери. — Чисто, ваше величество, огневая точка подавлена, и вы можете заходить.

Не успел Странник даже глазом моргнуть, как Джуффин исчез, а в палату вошла принцесса Селестия. Она что-то хотела сказать, но тут её внимание привлекла дырка в стене. Пока она удивлённо разглядывала «абстракцию», безымянный успел хорошо разглядеть аликорна. Вы будете удивлены, но за всё время знакомства, он ни разу не рассматривал её как следует. Вероятно ,это связано с его прошлым, где он возможно был женоненавистником или просто стеснялся общаться с девушками, кто его знает. Тем временем она заметила пристальное внимание и наконец, оставила объект своего интереса.

— Странник, ты странно на меня смотришь, всё нормально? Э-э-э-й привет, моё лицо тут.

— Мм? Кхе-кхе, просто задумался о солнце… Ну то есть о природе, знаете, я тут валяюсь, а за окном проходит такой чудный день.

Богиня, явно польщённая внимание даже смягчила голос:

— Как ты себя чувствуешь?

— Всё чешется, болит, от местной баланды живот крутит, а ещё я вроде линяю или это просто…

Не давая грифону договорить, Селестия не спеша подошла и коснулась рогом его груди. По телу тут же распространилось приятное тепло, и через мгновение Странник понял, что полностью здоров.

— Ого, спасибо. — Он явно не ожидал такого поворота.

— Не за что. Вот только жаль, что ты пропустил вечеринку, которую тебе устроила Пинки. Жалеешь, наверное?

— Переживу.

На самом деле он радовался, что никуда не надо идти. Странник терпеть не мог, когда его запирали в четырёх стенах и начинали против воли знакомить его с интересными личностями … Кем же он был до потери памяти?

— Если я здоров, то значит, могу идти? — Срывая с себя бинты, поинтересовался грифон.

— Конечно, тебя никто не держит.

— А знаете что? — Безымянный нагло закинул лапу на лапу и сложил руки на груди. — Я тут ещё поваляюсь. Ну а что? Кормят плохо, но кормят же! Да и отосплюсь, наконец нормально, а то загоняли меня понимаешь ли.

— Загоняли беднягу. — Залилась звонким хохотом Тия. — Ох, лентяй! Ну, хорошо, приятных снов.

Под смех богини, безымянный мирно заснул.

***

Он находиться в огромном помещении, которое без сомнения является штабом. Из-за герметично закрытых, броне листами окон и разбитых ламп его скрывает мрак и лишь десяток небольших фонарей закреплённых на различном оружии освещает огромное тёмное пространство. Все лучи света направлены на перепуганную девушку, жмущуюся к стене. На ней надета красивая офицерская форма, правда, из-за слоя грязи она больше похожа на одежду простого шахтёра. Она тихо всхлипывает, смотря на безымянного и его головорезов. Чувствуя её страх, и буквально упиваясь им, он медленно, вертя в руках небольшой дробовик, который раньше принадлежал арбитру, подходит к ней.

— Страшно тебе, имперская подстилка? — Тихо спрашивает он. И когда ей к голове прислоняется ещё не остывший ствол дробовика, её начинает трясти, словно в лихорадке, а всхлипы сменяются неким подобием мычания.

—Не бойся, ты просто уснёшь. — Громкий хлопок эхом разноситься по комплексу.

Брезгливо стряхивая с себя мозги и кусочки черепа, Странник не спеша кладёт орудие убийства на стул, а потом тянет рычаг. Медленно, но верно бывшее поле боя заполняет свет, исходящий из открывающихся обзорных окон.

Штаб фактически полностью уничтожен. Вокруг валяются тела друзей и врагов, импровизированные баррикады, собранные из всякого хлама, как будто смеются над теми, кто тщетно пытался найти за ними укрытие, из последних сил сыплет искрами разрушенное оборудование, а на уцелевших экранах горит красный череп – сигнал тревоги. С ленцой подойдя к окну, безымянный любуется огромным, объятым войной городом. На его улицах то и дело появляются маленькие фигурки людей, а в окнах мелькают вспышки — последние жалкие попытки защитить город. Не отрывая взгляд от великолепной панорамы, он берёт микрофон, и щёлкая на зелёную кнопку начинает свою речь, которая подобно грому разноситься на многие сотни километров:

«Братья по оружию! Бойцы за свободу! Друзья! Я рад сообщить, что последний серьёзный оплот захватчиков на планете уничтожен! Мы вместе освободили нашу родину от имперского ига, и теперь мы свободны! Отныне и навеки мы снова жители “Земли”, а не какого-то там “Фобос 5”. Да здравствует свобода, да здравствует истинная “Земля”!»

Сотни тысяч радостных голосов доносятся снизу, и их слышно даже в захваченном бастионе, который стоит на горе подобно часовому. Все кто были с ним при штурме и остались живы счастливы не меньше — стреляют в воздух, обнимаются, кто-то даже целуется ( вы не подумайте, тут и женщины есть).

—А вы чего радуетесь? У вас ещё уборка и ремонт по плану! — довольно улыбаясь, Странник обводит руками беспорядок вокруг.

***

Резко открыв глаза и вскочив с постели, грифон подвернул лапу и матерясь упал на пол. К счастью принцесса уже ушла, и опасность узнать много новых и интересных слов ей не грозила. Через минуту он уже сидел на кровати и пытался собраться с мыслями. Согласитесь, не каждый день вам сниться, как вы выносите мозги бедной девушке, а потом толкаете пафосную речь перед целым народом. Вот только во сне была пара странностей: большую часть вещей, в том числе и оружие которое у него было, он видел в первый раз, но прекрасно понимал, что да как ( дробовик, консоль, “Химера”, аквилла и кучи других непонятных слов стали после этого сна знакомы), а ещё сон был реальный, даже слишком. Странник готов был поспорить, что где то на нём до сих пор остатки этой тётки. Осмотрев себя и не найдя на себе ничего “чужого”, безымянный облегчённо выдохнул.

«Странно, мне ведь никогда не снились кошмары… кошмары, кошмары… КОШМАРЫ!? ТВОЮ Ж МАТЬ!» ужасная гипотеза подобно раскалённому пруту вошла ему в мозг. И вот, выбежав из палаты, спустя пару мгновений он уже трясёт перепуганную медсестру:

— Амулет! Куда вы дели мой амулет?!

— К-к-к-а-а-а-к-к-к-о-о-о-й-й-й а-а-а-м-м-м-у-у-у-л-л-л-е-е-е-т-т-т? — пытаясь вырваться, удивилась кобылка.

Понимая, что трясти пони бесполезно и глупо, грифон поставил её на место, подождал пока у неё пройдёт головокружение и продолжил уже более спокойно:

— При мне был амулет, где он?

— Он в камере хранения на первом этаже, но вам нужно сначала выписаться, прежде чем забрать свои вещи.

Не слушая перепуганную кобылку, грифон спустился к хранилищу, отвесил знатный щелбан наглому охраннику, и забрал то, что искал.

«Надеюсь, что я ошибаюсь». После этих слов, Странник исчез в дверном проёме.

Предстояние: часть 2.

Что-то у меня котелок не варит, поэтому в этой главе могут проскользнуть парочка взаимоисключающих параграфов и повторчиков... Кхм-кхм. Как самый простой кошмар может навредить здоровью? Легко, особенно если вы пони,и у вас не стальные нервы.

Сценарий того, что может произойти, в голове Странника появилась благодаря нескольким факторам.

Фактор 1:Однажды, ещё тогда, когда он знал Селестию всего одну неделю, он забыл поблагодарить её за прекрасный ужин устроенный ему в честь местного праздника, и зайдя к ней в кабинет застал её рыдающей в подушку. Когда он поражённый тем, что кто-то мог довести её до слёз, начал расспрашивать о причинах, то она лишь отмахивалась и придумывала дурацкие отговорки. Странник пообещал, что если она не расскажет в чём дело, он выйдет из замка и начнёт своё расследование “с матом и пинками”. Аликорн поняла, что он не успокоиться, и поведала ему о кошмарах, которые с недавних пор начали её мучить. Описывать их не нужно, но если они выбили из колеи тысячелетнюю богиню, то на простых смертных они могут подействовать, куда серьёзней.

Фактор 2: Когда Странник начал искать в библиотеке Ехо книгу, которая помогла бы ему избавиться от дряни мучающей Тию, он наткнулся на интересные работы одного учёного, где говорилось о том, что кошмары это порождения сильных эмоций, и что бы их прекратить достаточно уничтожить источник. Источником чаще всего является живое существо. Эта старая книжечка и повлияла на судьбу пятнадцати человек. Найти их было легко, даже слишком. Эти “существа” источали такое количество негативных эмоций, что для Странника эта самая энергия была чем-то вроде указателя, благодаря которым он их и нашёл. Как оказалось источниками кошмаров, были самые обыкновенные люди, без каких либо особых талантов или способностей, однако их объединяло одно — необъяснимая злоба ко всему чужому. Конкретно для них чужое, были пони, и Тия в частности. Безымянный тщетно пытался понять их точку зрения и даже оставив в живых одного из них, начал расспрашивать о причинах столь искренней ненависти. Правда, человек так и не смог толком объяснить, почему он рушит жизнь живому существу, за что был насажен головой на острый угол стола. Беда в том, что источником могли стать кто угодно.

Фактор 3: Основной фактор, который и напугал Странника. Когда сфера была уничтожена, то мерзость ,которую успели извлечь из разума аликорна, могла попросту осесть в тех, кто был рядом. Причём, если Джуффин, Селестия и безымянный могли это кое как пережить, то вот эффект который может быть произведён на трёх маленьких пони его ужасал. Как же он надеялся, что ошибается…

Мгновение и Странник уже фокусирует зрение на помещении, в котором очутился. Библиотека Твайлайт… сначала он хотел отправиться прямиком к принцессе Селестии, но увидев, что уже вечер решил не рисковать временем. Единорожка сидит за своим столом и уткнувшись в открытую на середине книгу тихо посапывает, а её ехидный ассистент делает уборку.

— Кто к нам заглянул. — Заметил дракончик.

— Сколько уже она спит? — Кивая в сторону спящей колдуньи, спросил безымянный.

— Не считал.

Не обращая внимание на Спайка, он взял стул, и сев напротив Твайлайт, стал внимательно наблюдать за её поведением. Пока что будить её было не лучшей идеей, ведь кроме обвинительного взгляда он ничего не получит, а вот если он заметит неладное, и его опасения подтвердятся, то он просто разбудит свою подопытную пони… какой не хороший грифон.

— Ну и долго ты на неё пялиться будешь? — Дракончик никак не унимался.

— Сколько надо, столько и буду. — Спайк уже начинал потихоньку раздражаться.

Дракончик что-то проворчал и ушёл убираться на второй этаж, ну и заодно что бы безымянного не видеть.

Когда Странник уже собирался уходить, единорожка еле слышно застонала. Он сначала не понял, думал даже, что ему послышалось, но второй стон, который уже больше походил на хныканье заставил его действовать.

— Твай просыпайся. — Ничего. — Твай вставай! — грифон уже начал её трясти, но она не просыпалась. — Твайлайт очнись, Твайлайт!!!

Сверху прибежал Спайк, и уже хотел сказать ему пару ласковых слов, но тут его взгляд упал на безвольно висящую в грифоньих лапах пони.

— Ты что…ты её…

— … бужу! — закончил за него Странник.

Кажется, дракончик до сих пор не мог выйти из ступора, но безымянному это было на рук, мешать не будет. Набрав полную грудь воздуха, он проорал ей на ухо следующее:

ВСТАВАЙ, ПРОСЫПАЙСЯ РАБОЧИЙ НАРОД!!!

НЕ ВСПАХАНО ПОЛЕ, РАБОТА НАС ЖДЁТ!!!

Глупый стишок возымел свой эффект — после падения со стула, единорожка смотрела на него своими огромными, перепуганными глазами, а её правый глаз немного дёргался от нервного тика. Грифон аккуратно поставил её на ноги, и немного подумав, одобрительно похлопал по голове.

— Ты вообще нормальный? — От волшебницы последовал логичный вопрос .

— Нормальный, нормальный я. — он пригласил её присесть. — Тебе что-то снилось?

Когда грифон задал свой вопрос, он уже заранее о нём пожалел. Но единорожка просто залилась румянцем и что-то неразборчиво пробурчала.

— Вижу, что это конфиденциальная информация. — Он облегчённо вздохнул — Ладно, извини что разбудил, я пошёл.

Вот тут она и сорвалась с места, и преградила ему дорогу.

— Слушай, то что мне приснилось, действительно не стоит упоминать, а вот то, что это был не мой сон, тебя наверное заинтересует.

— Как это не твой сон?

— А вот так! Малую часть увиденного я наблюдала от лица… человека, а остальное я к счастью не успела досмотреть.

— И что этот человек делал или собирался делать?

Единорожка опять смутилась.

— Я плохо помню, но, кажется, он работал у Лотос и Алоэ.

— Поверь, мне это ничего не говорит.

— Это местный салон красоты, он находится тут недалеко.

— Салон красоты? Хмм… ну а дальше что?

— А потом, — единорожка замялась — потом туда зашла принцесса Селестия.

— Тия? Кхм то есть принцесса Селестия? — грифон почесал затылок — Не, ну с другой стороны массаж всем нужен.

— Не спорю, да вот только у нашей принцессы есть свой личный массажист, а он лучший во всей Эквестрии и приходить на массаж в Понивиль ей попросту НЕ НУЖ-НО.

— Значит, цель была другая.

— Что?

— Да так, мысли вслух, продолжай.

— Дальше принцесса Селестия поздоровалась, и прошла в процедурную, человек зашёл следом и… — пони покраснела — … и стал оглядывать её далеко не как массажист.

— А дальше? — Хотя Странник знал, что по сюжету должно быть “дальше”.

— Не знаю, ты меня разбудил.

У него как гора с плеч упала. Правда, нужно было оповестить ещё двух пони, причём как можно быстрее.

— Твай послушай, мне нужно найти Пинки и Рэйнбоу Дэш. Ты не знаешь, где они сейчас находятся?

На лице единорожки появился страх. Кажется, она здорово испугалась за своих подруг. И грифону пришлось сильно смягчить свою версию грядущих событий, чтобы не напугать волшебницу окончательно. Твайлайт кое-как успокоилась и обрисовала дом Пинки, а вот Рэйнбоу Дэш по её словам в последнее время спала на облаках над Понивилем, что сильно затрудняло задачу нелетающему грифону.

— Ты не летаешь?! — удивился Спайк, к которому ,наконец то вернулся дар речи.

— Ты тоже. — Передразнил его Странник.

— Тихо вы оба!

Спорщики удивлённо обернулись к Твайлайт. Она же убедившись, что её слушают начала свою речь:

— Нужно действовать и быстро! Так, мы со Спайком начнём искать книгу с заклинанием полёта, а ты пока что отправляйся к Пинки.

Грифон аж присвистнул — прошла пара минут а она уже взяла себя в ру… копыта. Кивнув единорожке он растворился на входе в библиотеку, в очередной раз заставив дракончика замереть с открытым ртом.

Мимолётная слепота. Тряхнув головой и осмотревшись, он обнаружил, что находиться в комнате, розовой комнате… ПОЛНОСТЬЮ РОЗОВОЙ КОМНАТЕ! Зато не осталось сомнений в том, что это комната Пинки Пай.

— Привет! Как хорошо, что ты заглянул!

Странник ещё не совсем привык к сократившемуся углу обзора, поэтому, когда сбоку резко выскочила голова розовой пони, на которой была улыбка до ушей, он невольно отпрянул назад.

— Как самочувствие? — пони не унималась — Ты был на вечеринке? Ой нет не был, жаль… Но ничего у меня ещё есть торт! Ну, то есть половина торта… эмм или четверть… ну кусочек я точно оставила!

— Спасибо конечно, но я по делу. — Грифон мягко закрыл ей рот, отчего её щёки тут же надулись, сдерживая огромный поток слов.

— У гмфулу? — поинтересовалась пони.

— Именно. — Странник убрал лапу, и у Пинки тут же началась отдышка. Видно сдерживаться в разговоре это самое трудное испытание для неё. — Я хочу, что бы ты, не спала этой ночью. — Сразу перешёл к делу он.

— Чего? — хихикнула Пинки.

Повторив про себя последнюю сказанную фразу, грифон закашлялся. Ну, надо же было так слова подобрать.

— Я имею в виду, что ты не должна спать сегодня. — Оглядывая причудливый шкаф, он добавил — А может и завтра, возможно и послезавтра.

— Оки-доки. — она пожала плечами.

«И всё? Никаких расспросов о смысле такой странной просьбы?»

— Только зачем?

«Б…ь»

— Да это просто, э-э-э, как бы тебе объяснить то помягче…

— … игра?

— Точно, игра! — Грифон незаметно стряхнул с клюва капельки пота — Простая игра.

— А кто ещё участвует? — Радуясь новому, пускай и странному развлечению, Пинки запрыгала вокруг безымянного.

— Твайлайт, Рэйнбоу Дэш и ты. — От мельтешения розовой гривы перед носом и запаха сладкой ваты, захотелось… есть. — Кстати мне Твай сказала, что Дэш на облаках дрыхнет. Ты не знаешь более подробное место её дислокации?

— Неа. — тут кобылка остановилась прямо перед ним — А ты играть не будешь?

— Нет спасибо. — Грифон слегка улыбнулся. — Я в эту игру две недели играл, так что отдохну пока.

Попрощавшись с местным массовиком затейником, он снова оказался в библиотеке. Спайка не было, видно они нашли всё необходимое, и Твайлайт отпустила его спать.

— Ну как? — единорожка была тут как тут.

— Нормально. — Грифон вылил в себя содержимое кружки стоящей на столе — А ты нашла книгу полёта?

— Ага, хотя её Спайк нашёл, но если бы не твоё внезапное исчезновение, он бы не стукнулся от неожиданности, об книжный шкаф и нужная книга не упала бы ему в лапы.

— Ничего вы без меня не можете — Довольно оскалился безымянный. — Давай, бафай меня.

— Извини, что мне делать?

— Колдуй говорю.

Прикрыв глаза, грифон ожидал как минимум боли или хотя бы неприятные ощущения, но его лишь обволокла пелена тёплой энергии и та через пару секунд исчезла. Было необычно, ведь заклинания, с которыми Странник сталкивался до этого, были совсем другого типа, и даже положительные имели свои минусы, а тут просто теплота.

— Всё? — открыв глаза он заметил улыбку на лице фиолетовой пони, которую она тщетно пыталась скрыть. — Что? Что-то не так? Что у меня с… КАКОГО ХЕРА!!!

Вместо его орлиных крыльев, за спиной были полупрозрачные крылья бабочки, которые в добавок ещё и светились.

— Етыдрёный хряп, я фея! — развернувшись к сдерживающейся из последних сил от хохота единорожке он прошипел — У тебя есть пять секунд, что бы убрать эту хрень, две уже прошло.

— Но как ты доберёшься до Дэш? — полухихикая осведомилась Твайлайт.

— Легко! Используй другое заклинание. Я не знаю, левитация там или укрепление крыльев – плевать, но не это, уж увольте.

— Извини, но другого заклинание дающего владельцу способность летать я не знаю. — Видя, что грифон несколько раз поменялся в лице, поспешно добавила. — Это временно, к тому же сейчас вечер и почти все спят, тебя никто не увидит.

— Молись, что бы это было так. — Помахав на месте крыльями, и сделав кислую миму, он пошёл к двери. — Ну, я полетел. — Ещё раз, оглядев крылья, добавил. — Хотя не, попархал.

Захлопнув дверь, он услышал приглушённые звуки и грохот – Твайлайт не выдержала и хохоча повалилась на пол. Проклиная дурацкие совпадения, и скудный запас заклинаний фиолетовой единорожки, Странник под вечерним покровом выбрался из города на небольшую полянку. Расправив свои магические крылья и оторвавшись от земли, он старался не думать, как это выглядит со стороны.

Раинбоу Дэш не пришлось долго искать — та нагло развалилась на облаке, которое больше походило на огромный диван, и тихо храпела. Да пони храпят, и Странник в этом убедился. Подлетев поближе и сев рядом, он спохватился, что сейчас навернётся, но облако, словно мягкая перина дала отдых его лапам. Ему стало интересно, как оно его держит, но цель полёта была другой, и он не собирался от неё отвлекаться. Плюхнувшись на бок рядом с пегаской он стал наблюдать. Сначала не было ничего особенного – Дэш чему-то улыбалась во сне и время от времени смешно перебирала в воздухе копытцами. Позже на её лице появилось непонимание и дыхание участилось. А потом её мордочку обезобразила гримаса животного ужаса и пегаску начало трясти. Странник осознал, что слишком долго ждал и схватив пегаску за плечи начал трясти её с такой силой, что не будь она поглощена кошмаром её бы вывернула наизнанку. Правда сейчас от этого проку не было – Дэш лишь ещё больше вжималась в облако и тихонько пищать. Ей снилось кое-что посерьёзнее соблазнений и прочих Слаанешитских штучек. Тряся и крича ей на ухо, грифон заметил… кровь? Да, тонкая струйка крови текла из правого ушка. Безымянный сначала подумал, что это из-за его криков и тряски, которые могли повысить давление, вот только Рэйнбоу Дэш была не из тех пони, на которых могли повлиять перегрузки. Понимая, что счёт идёт уже на секунды, он немного помешкав ударил тыльной стороной ладони ей по щеке. Два раза.

И вот на него смотрят два огромных, фиолетовых глаза, в которых намешано столько эмоций, что они кажутся стеклянными. Грифон заранее приготовился к потоку брани или удару в челюсть, но то, что ему просто уткнутся в бок и тихо хлюпая, скроют лицо в густой шерсти, он не ожидал, по крайней мере, от Рэйнбоу Дэш.

«Да что же им такое снится».

— Дэш? — грифон аккуратно положил ей на загривок лапу — Извини, я не хотел тебя бить.

Пегаска чуть вздрогнула, но не отрываясь от него помотала головой показывая, что он тут не при чём.

— Успокойся, это просто сон, ничего более. — Стараясь говорить как можно спокойней, безымянный аккуратно провёл лапой по радужной гриве. — Не придавай этому значения… просто сон.

— Ты ведь знал, да? — Дэш быстро успокоилась и подняв голову посмотрела грифону прямо в глаза.

— Знал. — Под таким пристальным взглядом врать было невозможно.

Шмыгнув носом, пегаска поудобнее расположилась на импровизированной подушке и некоторое время, думая над чем то, наконец, спросила:

— Ты знаешь, откуда это взялось?

Странник сглотнул. Он знал, что правдивый ответ её не устроит. Пришлось, как и для Твайлайт, пересказать смягчённую версию.

—… а так, в общем, ничего опасного. — Закончил грифон. — Дэш?

Пони опять начинала засыпать. Кажется “сказка на ночь” и равномерное поглаживание гривы принесли, свой результат. От очередной тряски пегаску спас амулет, который грифон всё это время носил в лапе и только сейчас о нём вспомнил. Недолго думая, он аккуратно надел его на Дэш.

До полуночи он так и просидел, боясь отвлечься или заснуть. К счастью артефакт действовал, и это было заметно по счастливой мордочке пегаски. Убедившись, что она в безопасности, безымянный вернулся в библиотеку и наконец, избавился от проклятых крыльев.

— Можно вопрос? — волшебница скромно подошла к обнимающему свои родные крылья грифону.

— Валяй.

— Что бы было, если бы ты не разбудил нас во время?

— Не знаю. — Сердце резко забилось с удвоенной силой. — Думаю, просто увидели бы, что-то гадкое или страшное.

«Ложь»

— Тогда почему ты так разволновался?

— Я не волнуюсь! — Грифон отошёл к двери. — Мне нужно к принцессе Селестии. А ты пока не засыпай, так на всякий случай.

— Но сейчас ночь! Принцесса, наверное, уже спит.

— Тем более. — Безымянный прислонился головой к стене. — Заодно кое-что проверю.

Твайлайт хотела возразить, но он уже растворился за дверью.

По кровавым следам

Возмездие грядёт.

Полицейская машина с включенной сиреной быстро неслась по улицам. В воскресенье утром город был фактически пуст, поэтому не пробок, не глупых пешеходов норовящих будто бы специально прыгнуть в час пик под колёса не наблюдалось. К “удивлению” Алексея в это воскресенье все оказались сильно заняты, и ехать ему пришлось одному. Сначала он хотел взять с собой Андрюху, но тогда некому было бы прикрыть его от начальства, которое должно было со своего позволения дать добро на отлучку от “важного задания” по заполнению дел. У такого самовольства была лишь одна причина – человеческая жизнь, и ему было плевать на толстозадов сверху, которые соображали со скоростью умственно отсталой улитки, и берут дело под личный контроль, когда преступники уже входят во вкус. От весёлых мыслей его отвлёк треск рации.

— Аллё? — прошипела рация.

Так буднично с ним начинать разговор мог только один человек.

— Андрюх тебе чего? Опять майор хернёй страдает и просит вех собраться у него?

— А? Хреново слышно… Я тут накопал кое-что на этом сайте.

— С порнухой что ли?

— А? Какой ещё косухой? Я говорю, на сайте нашёл кое-что.

— Ну?

— … Все убитые хоть раз, да использовали в своих рисунках или рассказах образ некой принцессы Селестии… Старый кусок говна, да хоть сейчас не барахли… Я снова тут, короче походу этот псих является ревнителем придуманного персонажа мультфильма … Да хорош трещать, а то в стенку кину!... Алё? Будь осторожней и если не дай бог встретишься с ним, старайся по реже упоминать это имя, а то хрен знает, как его переклинит… Отбой!

«Час от часу не легче. Неуловимый ассасин убивает людей из-за придуманного персонажа детских мультиков… Ебанутый выродок ». Когда капитан подъезжал к дому, он заметил огромную толпу народа, столпившуюся перед подъездом. Кажется, тут были все жильцы дома. Их удерживали четыре автоматчика в чёрной броне, причём по виду они напоминали не ОМОН, а скорее спецназ, да вот только спецназ не носил чёрную броню без отличительных знаков. «Террористы? Бред, причём полнейший. Действовать в центре города, да ещё и на виду у людей… нет это кто-то другие.»

— Что происходит? — Выйдя из машины и пройдя в сторону дома, Алексей обратился к старику, одиноко сидящему на лавочке

— Дык енто, милок. — Дед потёр нос. — Убийство у нас тут.

— Как убийство? — Капитан растерялся. Неужели так быстро? — Кого убили и как давно?

— Витьку. — Протянул старик таким тоном, словно Витьку знали все на свете. — Эт, слышь. — Он поманил рукой полицейского, а когда тот подошёл то шепнул. — Слыхал, его маньяк убил, а он типа борец за чистоту.

— Откуда такие мысли?

— Да ты что парень, газеты не читаешь. — Дед лишь покачал головой, мол, вот какая неначитанная у нас молодёжь.

— Я, дед книги читаю, а не всякую хрень.

— Зря ты так, вот я вычитал, что всех кого убили, они значит это… еротику рисовали… и писали.

—Ха, верь больше дед, это ещё не подтверждено.

«Как эти долбанные журналюги обо всём узнают? Неужели кто-то из наших информацию сливает? Ох если я доберусь до этой падлы…»

— А Витька этот что, тоже этим баловался?

— Ну, если убили, значит да.

«Железная логика, если убили, то только из-за порнухи… Эх дед, дед». Алексей попрощался со стариком и направился в сторону толпы. Со словами «Дорогу правосудию!» он пробился к автоматчикам. Показав ксиву и уже захотев пройти, но его внезапно остановили.

— Нельзя. — Буркнул ближайший из них.

— Боец, я не понял, ты как со старшим по званию говоришь? — Давно капитан не прибегал к наезду, но этот солдат совсем приху… оборзел короче.

— Полковник приказал никого не пускать, он старше вас по званию и я имею право вас задерживать.

Капитан воспринял это как вызов. Согласитесь, не каждый день вам указывает рядовой состав, да ещё ссылаясь на своих командиров.

— Слушай сюда боец. — Нахмурился полицейский. — Минут через пять или десять, здесь будет три машины со спецназом, и когда я дам им команду “ФАС”, то ты пожалеешь, что у тебя есть кости. Ещё раз говорю – уйди с дороги.

Солдат даже не моргнул, но всё же взял свою рацию.

— Приём, полковник, к нам чёрт какой-то ломиться, мент вроде. Что с ним делать?

Пока полицейский ахреневал как о нём говорят в его же присутствии, из рации раздалось:

— Пропустите его.

Смерив взглядом расступающихся солдат, он зашёл в подъезд.

— Сынок, и меня пропусти, а то у меня молоко убежит. — Раздался за спиной женский голос.

— Не бойся мать, мимо нас не пробежит. — Ответил один из стрелков.

Зайдя внутрь, Полицейский нахмурился – обычный подъезд и запах типичный для этого места. Рядом с будкой консьержки стоял ещё один человек в чёрном, а сама консьержка чуть ли не подпрыгивая, наматывала вокруг него круги и что-то пыталась доказать. С улыбкой Алексей вспомнил басню Крылова “слон и Моська” – ситуация один в один, разве что “слон” стоит на месте, а за спиной висит автомат. Заметив капитана, боец лишь кивнул в сторону лифтов и продолжил свою героическую вахту под несмолкающий бред старухи, которую уже понесло на темы про третью мировую и прочие предсказания Ванги. Искренне пожалев постового, Алексей вызвал лифт и к его радости приехал “маленький”.

«Так, 27 квартира это у нас третий этаж. Ну и зачем я лифт ждал? А ладно, поехали».

Добрался капитан без приключений. Хотя нет, когда лифт открыл двери на него наставили автоматы, и заставив убрать руки за голову, вывели из лифта.

— Ребят, удостоверение в правом переднем кармане штанов. — При таких товарищах, руками в лишний раз лучше не махать.

Проверив документы, автоматчики пропустили Алексея в квартиру. Как и у всех жертв на двери не было следов взлома, что в очередной раз его напугало. Дверь была открыта нараспашку, видно кто-то постоянно ходит туда-сюда, а в дальней комнате постоянно переговаривались. В прихожей было пусто.

— Anybody home? — В квартире было жутковато, и Алексей попытался немного разрядить атмосферу.

Переговоры прекратились, и из дальней двери вынырнул… “Динамит”?! Нет, серьёзно этот мужик был очень похож на этого актёры, вот только выбрит был подчистую, да на лице ещё сияла молодость. Одет он был, как и остальные, но без маски, а под погоном висел, чёрный берет. Когда он целеустремлённым шагом направился к полицейскому, тот судорожно начал вспоминать приёмы самообороны. Правда, как оказалось зря – Подойдя, здоровяк лишь добродушно улыбнулся и протянул руку.

— Полковник Громов, рад знакомству.

Алексей ответил на рукопожатие:

— Капитан Орлов, взаимно.

Ему сразу понравился этот громила – никакой напускной важности, ненужного официоза и прочего бреда которым страдают люди с завышенной самооценкой.

— Ну что капитан, нам уже занимать круговую оборону от трёх машин спецназа? — Довольно спросил он.

Капитан лишь хмыкнул и отмахнулся. Он нагло блефовал, а его спецназом была группа захвата из четырёх омоновцев.

— Отлично. — Продолжая улыбаться, Громов потёр свои руки. — Что ж пойдём к месту преступления.

Полковник не тянул кота за хвост, чем заслужил ещё большее уважение в глазах капитана. Местом преступления оказалась небольшая опалённая комната. Алексей аж выкатил нижнюю губу – Было ощущение, что тут взорвалась зажигательная граната, и ещё как минимум пара осколочных. Большая часть интерьера превратилась в дымящиеся руины, а в разломанной обгорелой штуковине угадывался системный блок. Убитый был тут же. Его тело уже накрыли тёмным мешком, но ещё не завернули, а рядом был совсем маленький пакет закрывающий собой что-то круглое. Капитана чуть не вывернуло – это была голова.

— Вот такие дела. — Выдохнул полковник.

Алексей всё никак не мог поверить в случившееся. Как убийца добрался до него так быстро? Как проскочил незамеченным? От вопросов его отвлёк тихий голос за спиной:

— Громов, он с вами?

Обернувшись, капитан увидел перед собой человека в гражданской одежде. Кажется, это был судмедэксперт или ещё кто-то.

— А, профессор, вы уже закончили подготовку? Отлично! — Полковник повернулся к Алексею. — Познакомьтесь – профессор Лубин, наш личный гений, и лучший специалист О.Б.С.А.

Капитан аккуратно пожал руку сухощавому старичку, он даже искренне поверил, что если нажмёт чуть посильнее, то переломает ему все кистевые суставы.

— Рад встрече, не сочтите за грубость, но чей вы лучший специалист?

— О.Б.С.А. — Отдел Борьбы С Аномалиями. Я не обижаюсь, наш отдел существует совсем недавно, не поверите, но нам даже эмблему до сих пор не подобрали. — Рука у профессора оказалась вполне крепкая.

Лубин тоже оказался не плохим парнем.

— Да они достали! — Встрял Громов. — То им, видите ли слишком пафосно, то слишком несерьёзно, то слишком смешно, тьфу да мы название, и то еле выбрали… Надеюсь его скоро сменят.

— Хорошо, что вы не назвали себя – Отдел Быстрой Ликвидации Интенсивных Аномалий.

Шутка была воспринята не сразу, но положительно.

— Классный парень, он мне нравится. — Полковник вытирал слёзы от смеха. — Как думаете профессор, может возьмём его с собой?

— Не возражаю, к тому же рекрутирование новых сотрудников тоже входит в ваши обязанности.

Алексей опешил:

— Куда возьмёте? И главное зачем? Я вообще-то в полиции работаю. И интересно, что вы там закончили?

Здоровяк поднял руку, призывая к тишине:

— Спокойно капитан Орлов, мы собираемся поймать убийцу, и я решил пригласить вас пойти с нами, а насчёт работы не волнуйтесь – договоримся. Вот на последний вопрос ответить будет трудновато, так что просто идите за мной.

Пока Алексей наблюдал перед собой широкую спину Громова, его мысли пытались заранее слепить образ, того, чего ему хотят показать, но то, что он увидел, и отдалённо не напоминало его соображения.

Он стоял перед открытой дверью в большую комнату, а вся арка была обмотана различными проводами, и датчиками. Когда в проёме резко блеснула молния, он попятился назад, пока не упёрся задом в стену.

— Нравиться? — Увидев поражённое лицо полицейского, Громов радостно продолжил. — Эта штука поможет нам добраться до этого ублюдка… кстати назвали мы её просто “Телепортером”.

— Оригинально. — Выдохнул Алексей. — А как она работает?

— Очень просто. — Говорил уже Лубин. — По идее она может переносить различные объекты к другим таким же “Телепортерам”, но я заметил интересную деталь – убийца оставляет некий след, невидимый не простым глазом, не большей частью приборов, но этот след позволяет переместиться туда, где он был в последний раз, а потом если найти другой след, то и туда, и так до бесконечности!

— Так, так погодите. — Полицейский потёр переносицу. — Вы хотите сказать, что убийца умеет телепортироватся? — Увидев утвердительные кивки, он продолжил. — И вы хотите пойти за ним, через эту искрящуюся штуку?

— Мне не в первой. — Пожал плечами Громов. — Если хочешь с нами возьми что-то посерьёзней пистолета и противогаз не забудь… на всякий случай.

Не раздумывая, Алексей побежал к служебной машине – а вам часто предлагают поучаствовать в подобном приключении? Нет? Ему тоже.

Из полезного снаряжения оказалось следующее: Лёгкий бронижелет новой модели, фонарик, старый противогаз (такой тип противогазов был в школе и на уроках ОБЖ их с радостью мерили местные мальчишки), помповый дробовик ( единственная полезная вещь которую принесла переиминовка милиции в полицию), соответственно патроны к нему, а так же блок сигарет и пол пачки жвачки. Потом он взял рацию и предупредил лейтенанта о том, что отчёт об убийстве придётся составлять ему, а заодно и съездить на место преступления. Андрюха что-то пробубнил, но в подробности вдаваться не стал — Такой хороший он был друг.

Вернувшись в квартиру, он обнаружил, что пока он копался в машине, народу сильно прибавилось.

«Точно! На входе из четырёх стрелков осталось два, и постовой исчез».

Нового брата по оружию оглядели с недоверием, но пропустили. Толкаясь в прихожей и стараясь не дать кому нибудь в нос прикладом, капитан поражался их вооружению. Почти у каждого бойца было своё уникальное оружие, будь то автомат, дробовик или снайперская винтовка. Кажеться в толпе промелькнул ракетомёт… наверное показалось. Солдат было довольно много, минимум дюжина, но скорее всего больше.

«Куда они собрались? На войну что ли…»

— О, гер капитан! — Обрадовался Громов, поправляя ремень на котором через плечо висела причудливая помесь автомата и снайперской винтовки. — Я рад, что вы с нами, но противогаз пока можете снять.

Пока Алексей стягивал с себя неудобную маску, полковник повернулся к солдатам:

— Так ребята, действуем как всегда. Преступник мог телепортироваться на расстояние нескольких десятков, а может и сотен километров, будьте готовы к резкой смене обстановки. — Повернувшись к Лубину, он спросил. — Профессор, помните, что надо делать?

— Нет, полковник у меня резкая амнезия и я забыл, как пользоваться собственным изобретением.

Все вокруг загоготали, включая самого полковника.

— Ладно, остряк, скоро увидимся.

— Удачи! — Профессор помахал рукой, словно он стоял на пристани, а солдаты отплывали на корабле.

— Эй, капитан. — Громов обернулся к полицейскому — Одевай, противогаз снова. И все остальные тоже!

Все кроме профессора одели, защитные маски. Алексей вопросительно глянул на Лубина, но тот лишь отмахнулся.

— Нет спасибо, а домашний человек. К тому же, кто-то должен забрать “Телепортер”.

Через пару минут арка в стене пару раз ударила током. Всё было готово.

— За мной и не толкаться. — Командир группы шагнул в образовавшийся портал и исчез в ослепительной вспышке.

Бойцы выстроились в очередь и через полминуты в квартире остались только профессор и Алексей. Он мог просто уйти, и вернутся к своим делам… Ага, разбежались! Прикрыв глаза, капитан шагнул навстречу неизвестности.

Видения, воспоминания и разговор по душам

Охо-хо, впервые пишу такую большую главу, стараясь уделить внимание мелочам и описанию. Надеюсь ошибок проскочило не очень много.Приятного просмотра)

Прекрасный пейзаж. Величественные здания соседствуют рядом с прекрасными джунглями, с гор льют воду огромные водопады, прямо как в Кентерлотском дворце, а над всей этой красотой пролетают стайки разноцветных птиц. Мгновение и вот уже в бескрайнем космосе видны вылетающие из фиолетовых врат огромные корабли, каждый из них размером с огромный дворец, и внешне они очень сильно напоминают готические замки. Если приглядеться, то на их корпусах можно заметить эмблему в виде черепа с крыльями, а на днище этих гигантов расположены смертоносные устройства, немного напоминающие гигантские орудия. Снова джунгли, на этот раз на них отбрасывают тень неживые гиганты, и их туши даже с такого расстояния кажутся огромными. Опять космос, но теперь корабли ещё ближе и их ужасные орудия открывают огонь… Каждый выстрел стирает с лица планеты огромный участок земли обращая в небытие всё, что там оказалось. Ужасную картину закрывает пролетающий фактически в упор самый огромный из всех корабль. Мгновение и перед взором открывается толи ангар, толи пристань, в который заходит стальная громадина. Снова смена обстановки, но на этот раз взгляду предстаёт огромноё светлое помещение, которое освещается, синим небом, бьющим из окон, а вокруг расположена куча неизвестного оборудования. По бока от гигантского экрана стоят две статуи колоссов в золотых доспехах, каждый держит в одной руке пергамент, а в другой меч. Над самим экраном красуется двуглавый орёл – судя по всему местный герб. Экран становиться тёмно зелёным, и на нём, по тонкому кругу, как на циферблате начинает ползти зелёная полоска, медленно приближаясь к небольшому черепку, расположенному в левой нижней части оси. Как только полоска настигает мигающий череп, перед взором предстаёт картина на огромном расстоянии от планеты. Невообразимый по мощности взрыв накрывает всю поверхность огненной волной, оставляя на её теле лишь пламя и уродливые трещины. Огромный мир был уничтожен в считанные минуты, и лишь его немые палачи подобно стервятникам не разлетаются, словно выжидая чего-то ещё…

***

Принцесса Селестия резко поднялась с кровати, пот застилал глаза, а разум отказывался верить в очевидное – кошмары вернулись. Правда на этот раз она видела ужасы не в своём королевстве, но легче от этого не становилось. Кто знает, приходилось ли белому аликорну убивать, или же за всю своё долгое существование она не отняла жизнь ни у одного живого существа, свидетели этого уже спят вечным сном, а её сестра Луна потеряла часть воспоминаний после обращения в Найтмер Мун. Возможно это и к лучшему. Но сейчас правительница Эквестрии своими глазами видела, как целую планету приговорили к смерти. Целую планету… Что же такого сделали её жители если все они заслужили столь незавидную участь? Собраться с мыслями Селестии помешал нарастающий шум за дверьми. Нехотя поднявшись с кровати и подойдя к двери, алликорн аккуратно приложила ушко к скважине – хоть она и абсолютный монарх, но менее любопытной от этого не стала. Тем временем шум за дверью превратился в разговор.

— Пропустите меня к принцессе Селестии, это дело государственной важности! — Гаркнул хриплый голос с небольшим намёком на клёкот.

— Слушай ты бродяга, я не знаю, как ты миновал внешнее кольцо охраны, но если ты сейчас же не уберёшься, то можешь пенять на себя, пернатый. — Голос принадлежал одному из гвардейцев.

— Бродяга? Пернатый? Следи за языком табуретка бронированная, или лишишься его, не успев и моргнуть.

— Пожалуйста, покиньте башню принцессы, или нам придётся применить силу. — Тия поняла, что это сказал второй, более уравновешенный страж

— Силу?! Ну, давай попробуй! Дай мне повод для самообороны.

Послышались звуки ,напоминающие тяжёлое дыхание, видно стражи просто пытались оттеснить незнакомца, правда, потом они сменились резким грохотом. Посмотрев в скважину, Селестия увидела лишь мельтешащие пятна.

ПОБЕРЕГИСЬ!

Аликорн в последнее мгновение успела отпрыгнуть от двери, прежде чем самодельный таран из двух стражников влетел в спальню. В образовавшийся проём гордо, словно герой из древних легенд вошёл слегка потрёпанный грифон. Увидев Тию, он растаял в улыбке и направился к ней.

— Что вам нужно у меня в спальне? — Холодно спросила она.

Грифон резко остановился, явно не ожидая такого тона:

— Ну, видеть вас хочу.

— А ты меня, не видишь что ли? — Принцессу начинал раздражать этот наглый чужак.

— Ну, так меня не пускали не хрена.

— Зачем тебе меня видеть? — Перешла к делу Тия.

— Это срочно… — Начал грифон.

— И зачем вы мне дверь вынесли? — В лоб поинтересовалась аликорн.

— Как, ну… Мне тебя нужно видеть.

— А зачем тебе меня видеть в моей спальне!?

Терпение грифона лопнуло:

— Блин, Тия, что за жеманный детский сад? Ты меня стесняешься? Я тебя умоляю у тебя из одежды только тиара, накопытники, ожерелье и бижутерии по мелочи. Или, по-вашему, если мужик врывается в спальню, то только с одной целью? НЕТ! Мне нужно срочно с тобой поговорить и это не терпит отлагательств.

— Лишь единицы могут называть меня так! — Рог Селестии угрожающе вспыхнул.

Тут безымянный понял, что он идиот. Мало того, что он не сменил облик на человеческий, так ещё и не сказал ей кто он такой.

— Тия, это я – Странник!

Безымянный вовремя спохватился, потому что его уже окутывал белый туман. Через пару мгновений он рассеялся.

— Странник? Так ты грифон? Что же ты сразу не сказал, я же тебя чуть не…

— Спешил. — Перебил её он. — Боюсь у меня плохие новости.

Сначала грифон пересказал ей “детскую версию” произошедшего.

— Не ври мне. — Голос Селестии был спокоен, но твёрд.

— Я не вру.

— Согласна. Ты не договариваешь. — Видя, что Странник разнервничался, она мягко положила ему копытце на плечо. — Послушай, я очень ценю тебя за твою помощь и доброту, но пойми я не маленькая пони, от которой надо скрывать правду ради спокойствия, скорее всего я старше тебя, причём намного, я переживу. Поэтому просто расскажи всё как есть и я приму истину такой, какой она является.

Безымянный задышал ещё чаще – рассказывать ей о людях он не хотел, но увидев её искрению, успокаивающую улыбку, сдался.

— Что ж ваше величество, слушайте внимательно.

Странник рассказал всю правду, но каким-то чудом умудрился утаить истинную внешность “существ”, а так же способ ликвидации кошмаров.

— … конец. — Невесело закончил он.

Тишину нарушили очухавшиеся стражники, увидев, что грифон просто сидит на кровати рядом с их правительницей, они покинули спальню, аккуратно прикрыв шатающуюся дверь.

— Выходит, кошмары плетут некие существа, которые искренне нас ненавидят? — Начала Селестия.

— Да.

— Они нас ненавидят, хотя даже не верят в наше существование…

— Да.

— Но в чём смысл? Что мы им сделали? Неужели я или кто-то из моих подданных в чём-то перед ними виноват?

— Нет, не виноваты.

— Тогда зачем они это делают?! — Из последних сил сдерживаясь от крика, спросила принцесса.

— Знаешь Тия. — Грифон поскрёб когтем подлокотник кровати. — Я сначала сам не понимал, но потом кажется, догадался. — Он повернулся к аликорну. — Помните во время одной из наших прогулок, вы рассказывали мне про королеву перевёртышей Кризаликс?

На лице Селестии появилось отвращение, видно сейчас ей особенно противно было вспоминать об этом. Встряхнув головой, прогоняя неприятные мысли, она кивнула.

— Хорошо. — Удовлетворённо кивнул Странник. — Вы рассказывали, что Кризаликс и её слуги питались эмоциями, а конкретно любовью. Думаю, твари, о которых я вам рассказал, делают примерно тоже самое, но вместо любви они упиваются ненавистью, презрением, завистью и прочей гадостью.

— Они тоже перевёртыши? — Удивилась Селестия.

— На голову они перевёртыши. — Отмахнулся Грифон.

Снова тишина и если Селестия сидит на краю своей постели, явно собираясь с силами что бы что-то сказать, то грифон уже нагло растянулся на её кровати и любуется фресками на потолке.

— Странник…

— М?

— Мне опять приснился кошмар…

Реакция не заставила себя долго ждать – вскочив на задние лапы, грифон с налитыми кровью глазами стал наматывать круги вокруг “королевского аэродрома”.

— Сволочи! Они же обещали! Кто-то даже на коленях молил дать им шанс исправиться… ААРГХХ! Лживые отродья! Когда я найду виновников, я задушу их голыми руками!

— Странник успокойся. — Селестию до глубины души поразила его перемена в настроении, ведь обычно он был довольно меланхоличен, иногда любил подшутить, но таким он при ней не был никогда. — Кошмар был совсем другого характера.

Успокоив рассвирепевшего грифона, Тия пересказала свой сон.

— Вы уверены, что это была не Эквестрия? — В его голосе ещё проскальзывали злобные нотки.

— Абсолютно, у нас никогда не строили такие сооружения. — Аликорн повела плечиками. — Я заметила странное совпадение – на зданиях, которые располагались на погибшей планете, была та же символика, что и на огромных летающих сооружениях, которые их и уничтожили. — Она повернулась к грифону. — Странник, они уничтожили собственную планету.

Безымянный в очередной раз был удивлён мировоззрением этого мира – Тысячелетней властительнице всей Эквестрии, было искренне жаль землю, которую она не то, что не видела, а даже не была уверенна в её существовании.

— Тия, я думаю, на этот раз тебе приснился самый обычный сон, не забивайте себе голову, а вот то, что трём вашим подданным требуется ваша помощь, это куда важнее.

— О нет, а я и забыла! — Селестия спрыгнула на пол. — А мне ещё солнце поднимать, ой-ой-ой! — Она уже готова была исчезнуть, как тут резко что-то вспомнила. — Странник у меня к тебе последний вопрос.*Выдох* — Кто такой Император?

Слово “Император” было произнесено не как титул, а как имя и у Странника резко испортилось настроение.

— Не знаю, а где вы это услышали?

— В моём сне постоянно кто-то комментировал события, правда на другом языке и пока я расшифровывала его алгоритм, я успела понять только последнюю фразу “Храни нас Император”. Потом я услышала другой голос, который рассказывал о тяжёлой участи человечества и о том, что каждый строит свою судьбу сам.

— Нет, наверное, это просто сон. Посудите сами – кто будет размышлять о судьбе, когда миллиарды душ обрекают на гибель? Тия, это обычная иллюзия, я в этом уверен, не думайте о всяких глупостях.

Принцесса успокоилась, и даже перед уходом не забыла починить магией дверь. Оставшись один в “скромных” покоях грифон снова плюхнулся на кровать, и наконец до него дошло – как же он устал. Выйдя за порог спальни, и оглядев коридор, он никого не обнаружил, после чего закрыл дверь на щеколду и снова сел на кровать.

«Помниться Тия разрешила мне поспать у неё, а я сказал, что возможно, но позже… хех вот оно позже».

Как следует, расположившись, грифон прикрылся одеялом и стал досматривать фрески. Правда на такой воздушной перине ко сну клонило быстро и непоколебимо.

«Не, так некультурно, я просто поваляюсь чуть-чуть и пойду к себе на квартирку в Ехо».

Через пять минут за дверьми королевской спальни раздался храп.

***

Неделя. Жалкая неделя, за которую не успели сделать НИЧЕГО. Город до сих пор лежал в руинах, мёртвые тела ещё не успели убрать, оборона была выстроена наспех, а многие предались ранней праздности, за что и поплатились первыми. Спустя неделю после уничтожения последней крепости СПО (Силы Планетарной Обороны), империум нанёс ответный удар.

Всю планету накрыл колоссальный артиллерийский обстрел, который в первые, секунды уничтожил половину повстанцев, а те, кто умудрились спрятаться, были сметены бесчисленными имперскими гвардейцами. Последний оплот, который пытался держать оборону, был дворец регента – единственное хорошо укреплённое место.

Страх и боль. Эти два чувства гнали безымянного по огромному залу. Раздался оглушительный грохот и перед ним рухнула огромная колона, поваленная сокрушительный взрывом. Несмотря на боль в боку он перелез через преграду и пустился дальше. Пробегая мимо одних из ворот, ведущих в общий зал, он почуял неладное, но было поздно. Огромный, чёрный сапог выбил стальные створки, словно гнилую калитку и навстречу безымянному вышел Астартес. Раньше он видел их только издали и всего один раз, а сейчас один из представителей лучших воинов человечества стоял перед ним и даже через его чёрный шлем, сделанный на рыцарский манер, безымянный чувствовал его гневный взгляд. В нём было два с половиной метра роста, а в плечах он уступал лишь атлантам из древних легенд, сверху на чёрную броню была накинута белая ряса, которая уже успела обагриться кровью врагов. Символом отличия был мальтийский крест – эмблема ордена чёрных храмовников. Молча, словно на расстреле он поднял свой болтер, что бы убить изменника, но тут десантнику в наплечник ударил шар синей энергии. Тот среагировал мгновенно – резко развернувшись, он дал очередь из трёх выстрелов туда, откуда прилетела плазма. Этого мгновения безымянному хватило для побега за ближайший угол. Пока его подгоняли проклятия и анафемы, посылаемые вместе с болтами ему в след, у него крутилась лишь одна мысль «Выжить». Пробежав бесчисленное число коридоров, он столкнулся с одним из охранников.

— Доложить обстановку! — Рявкнул он, хватая солдата за рукав.

— Господин, дела плохи. — Охранник поправил каску. — Когда большая часть генераторов была выведена из строя и множество турелей отключились, Космодесантники пошли в атаку и уничтожили всех, кто охранял основные ворота. Командир Таргон приказал всем отступать в главный зал и нам лучше поспешить.

Не желая спорить, безымянный побежал вслед за охранником. Пока они пробегали огромный холл ведущий к точке их назначения их оглушил голос который издавало само небо… Кажется он раздавался по всей планете.

«Враги империума, слушайте меня! Вы сами подписали себе смертный приговор, и я лично прослежу о его надлежащем исполнении. Сапоги наших солдат втопчут вас в землю. Наша техника сокрушит ваши жалкие укрепления. А орудия наших кораблей уже обрушивают вам на головы сами небеса. Вам не победить. Примите свою смерть с честью».

Речь была хорошая, да вот безымянного она не особо радовала.

— Ферразиус! Ферразиус Кэйрон, это я – Таргон.

Странник чуть не сбил с ног своего ровесника облачённого в синий костюм командира дворцовой гвардии.

— Слава богу, ты жив. — Пожав Страннику руку, он продолжил. — За мной у меня есть план.

Не вдаваясь в расспросы, он последовал за Таргоном. Пока они бежали по главному залу, безымянный видел поспешно строящуюся оборону, которую по правде говоря, Астартес сомнут в считанные минуты, если не секунды.

— Мы на месте. — Таргон обвёл рукой небольшой ангарчик в котором находилась одна консоль и поблёскивающие врата.

— Телепортариум? Ты что собрался…

— Да. — Таргон грустно кивнул. — Мы проиграли и обречены, но по крайней мере у нас есть шанс пожить немного дольше.

— У нас? А как же остальные? Прикажи своим людям отступить, если битва всё равно проиграна.

— Не выйдет. — Помотал головой командир стражи. — Энергии хватит только на один длинный или два коротких прыжка… Мне жаль.

— И ты оказал эту честь мне, да?

— Конечно! Ты же мой друг детства, мы же не разлей вода, а помнишь? — Таргон улыбаясь воспоминаниям, подошёл к консоли и начал что-то на ней вбивать.

— А чем отличается длинный прыжок от короткого?

— Забыл? Длинный может перенести не только на другую планету, но и в другую вселенную, поэтому пользоваться им слишком опасно, а вот два коротких кинут нас в соседнюю галактику и поминай, как звали. — Не отрываясь от клавиатуры, объяснил Командир стражи.

— Имперцы найдут нас где угодно, а вот другая вселенная… Хм, звучит интересно.

— Погоди, ты это к че…

Помещение оглашает единственный выстрел, и солдат с дыркой в затылке падает на пол.

— Мне жаль Таргон, но так бы нас нашли, а теперь у меня появился шанс.

Изменив способ телепортации, безымянный подойдя к вратам, кинул прощальный взгляд на тело друга:

— Лучше бы ты не ждал меня… — Шаг в портал.

Темно и пусто. Неужели это небытие? Странник жарит руками в кромешной тьме, и нащупав что-то мягкое и тёплое притягивает это к себе. То, что он прижимает к своей груди, на ощупь очень напоминает большую, тёплую подушку. Если ему суждено провести тут вечность, он проведёт её с ней.

***

Принцесса Луна радостно шла по коридору. А чего грустить? Утром выдался свободный часок, и она решила погулять по башне. Тут её внимание привлекли странные звуки, исходящие с верхнего этажа. Поднявшись наверх и пройдя коридор, аликорн увидела закрытую дверь в спальню сестры.

«Она ещё спит? Ей скоро солнце поднимать!»

Подойдя к двери звуки стихли, словно её услышали. Дёрнув ручку, Луна нахмурилась – заперто. Но магия у аликорнов не просто так и вот замок открыт и сумеречная принцесса входит внутрь. Как она и думала, сестра ещё спит, причём она полностью спряталась под одеялом. В последнее время Селестия не очень хорошо спала, а от допросов младшей сестры просто отшучивалась, потом правда всё прошло… неужели опять?

— Тия вставай, солнце само себя не поднимет.

От самодельного бункера из-под одеяла, вылетела подушка, которая явно предназначалась наглой мордочке младшей принцессы. Однако Луна спокойно поймала подушку телекинезом и к неудовольствию “бункера” швырнула её обратно с удвоенной силой.

— Вставай соня. — Аликорн ткнула копытцем в одеяло.

— Грлабвпф! — Ответило оно.

— Я тоже тебя люблю сестрёнка! Но надо вставать и ты это знаешь.

“Селестия” заёрзала но вставать не захотела. Луна вздохнула и легла рядом:

— Ну, давай, отпусти ты эту одеялку. Я знаю, что у тебя в запасе ещё полчаса, но на такое событие нельзя являться впритык.

“Тия”, что-то пробубнила и подобрала под себя края “укрытия”. Снова вздохнув, Луна подумала, что сестрёнке можно дать ещё минут десять-пятнадцать.

— Поделись хоть одеялом, а то, глядя на тебя, самой спать захотелось.

Одеялом удалось завладеть, только юркнув под него самой. Вообще в таком возрасте залезать в постель к сестре было немного странно, но только с точки зрения людей – мысли пони не были забиты предрассудками и мерзкими мыслями.

— Тия, у тебя перья на подушке. Опять с Филоменой спала?

— … не ждал меня… — Раздался тяжёлый хрип.

Не успела синий аликорн среагировать, как её резко сгребли в охапку и зарывшись в гриву, что-то прошептали на ухо. Аккуратно скинув с головы одеялку, Луна еле сдержалась от крика. Не каждый день она находит в постели своей сестры грифона, который во сне лезет обниматься.

«Так Луняша, спокойно. Он просто спит и ничего не понимает. Только что он делает в спальне моей сестры? И кто его сюда впустил? Неужели он… да нет, глупость какая. Кто же он такой?»

С одной стороны было приятно лежать в мягких объятиях, но с другой она его совсем не знала. И вдруг кто-то застал бы их так? Такая мысль не обрадовала Луну, рог её засветился, дверь закрылась на щеколду.

«И что теперь? Заколдовать его? Но он такой мягкий… Так Луна соберись и разбуди этого наглеца».

Правда, будить никого не пришлось. Открыв глаза, грифом спокойно посмотрел на Луну секунд этак пять, а потом опять опустил веки. Правда через такое же время он распахнул глаза и смотрел уже со смешанным чувством удивления и смущения. Он глупо хихикнул, Луна из вежливости хихикнула в ответ.

— Хм, странный сон. Или я в Раю? Хех, скорее второе, вот и местного ангела обнимаю.

Кажется, он отказывался верить, что проснулся. Луна не знала кто такие ангелы, но смысл поняла и даже немного смутилась.

— Спасибо за комплимент, однако, вы не спите, и это не Рай, а Эквестрия.

— Упс, извиняюсь. — Грифон явно был в небольшом шоке.

— Всё нормально, и можете уже перестать прижимать меня к себе… если вам не сложно.

Когда грифом что-то смущённо чирикнул и отпустил её, Луна заметила на его правом запястье красивый наруч.

—Неужели это ты? — От скромности младшей принцессы не осталось и следа, что позволило ей загнать гостя на край кровати. — Ты тот самый Странник, да? — Она взяла его лапу и стала вертеть, разглядывая интересное приспособление, закреплённое на ней. — Тия рассказывала о тебе, но она говорила, что ты не особо любишь общаться. Как я вижу, она приврала.

Пока его скрытый клинок нещадно тыкали, тёрли… нюхали? Нет, показалось. Странник задумался над словами сумеречного аликорна, и на ум пришла цитата голоса из головы “ Тебя бояться. Один твой вид заставляет всех вокруг испытывать страх, ты здесь чужой, и они, а в особенности ОНА это знает”.

«Херня, ну кто меня боится? Да никто, а эта шышыга вообще сейчас руку оторвёт. А насчёт чужого я вообще не переживая – всем плевать откуда я, к тому же у меня хорошая маскировка».

— А у тебя есть настоящее имя? — Аликорн оторвала его от размышлений.

— По правде говоря… — Тут Странник вспомнил сон — … да — Ферразиус.

— Красивое имя, а меня Луна зовут.

Перья на загривке стали дыбом от одной мысли, что с ним сделала бы Селестия, застань она их в такой интересной ситуации. Он дурак и не понял, что это Луна, ха, аликорнов тут не особо что бы уж очень много. Беда. Старшая принцесса его чуть не заколдовала за то, что он ворвался к ней в спальню, правда он ей ещё немного нахамил, и стражников отпинал, но не суть, ведь недавно он нагло тискал её сестру. А вдруг она расскажет? Не со зла, а просто так. Хм, наверное, его сошлют на ближайший спутник… всё возможно.

Да не, Тия добрая, не боись Ферразиус.

— Принцесса, вы сейчас что-то сказали?

— Нет. Кстати, можешь звать меня просто – Луна.

— Хм, значит послышалось.

— Так что ты делаешь в спальне моей сестры? — Наконец спросила аликорн.

— Как что? Спал, пока меня не разбудили очень приятным способом.

— Я воздержусь от вопроса как ты сюда попал мимо охраны, но спрошу другое – тебе больше негде спать?

— В Эквестрии дома у меня нету, денег по нулям. Хотя знаете, есть одно местечко, я туда, пожалуй, и пойду.

— Можешь остаться. — По тону Луны было заметно, как она думает, что обидела его.

Странник в очередной раз поразился доброте местных обитателей, но это не помешало ему нагло ей воспользоваться.

— Отлично, я баиньки и дверь лучше закройте, а то мало ли.

Неужели он, наконец, выспится на хорошей кровати и без приключений?

— Она уже закрыта. — Заметила аликорн.

— Да, но не с той стороны.

— Неужели ты думаешь, что я не могу попросту телепортироваться.

— Было бы интересно посмотреть. — Закинув лапы за голову, грифон выжидающе уставился на Луну.

— Чуть позже.

«Что ей от меня надо? Будь я герой одного из рассказиков где от сюжета есть только “О фрао мадам я пришёл починить вам раковину, нагинайтесь” тогда ясно. А так что-то не могу понять».

— Я никогда раньше не видела грифона так близко…

«Э-э-э, это не смешно»

— Можно я тебя…

«Не то русло!»

—… рассмотрю?

— Не возражаю, только спать не мешайте. — Расслабился он.

Развалившись в кровати, грифон прикрыл глаза, но тут почуял небольшой толчок – Луна решила рассматривать его, просто развалившись рядом.

— Луна, ты действительно за всё это время не видела грифонов? — Удивился Странник.

— Конечно, видела, но не так близко, вы народ воинственный, к себе особо не подпускаете. — Хихикнула она.

Заснуть оказалось нелегко.

— Луна.

— Ты не спишь? — Раздалось за спиной.

— Довольно трудно заснуть, когда тебе дышат на затылок и тыкают в спину.

— Хи-хи, извиняюсь.

«И зачем я её остановил? Чтоб тебя недосып проклятый».

Поспал Странник недолго – чуть меньше часа. Из сна его вывели аккуратные тычки в спину.

— Дай поспать. — Бесцеремонно бросил он, но толчки лишь усилились. — Луна, хорош меня тыкать, это конечно не больно, но я спать хочу.

— Кхе-кхе. — Раздался знакомый голос над самым ухом.

Обернувшись, безымянный чуть не стал заикой:

— Тия, а ты разве не должна помогать Твай, Пинки и Рэйнбоу?

На лице белого аликорна была печальная улыбка.

— Я бессильна. — Пытаясь разрядить атмосферу, Селестия кивнула — Я смотрю, с моей сестрой ты уже познакомился.

Глянув через плечо, грифон с облегчением обнаружил, что Луна развалилась на другом конце огромной кровати и раскинув копытца в сторону тихо сопит.

«Хорошо, что кошмары не извратили взглядов Тии на простые вещи».

— Ага, мне даже разрешили тут поспать… Погодите как это вы бессильны?! Вы же могущественный маг, неужели вы ничего не можете сделать?

— Нет, не могу. Ты думаешь будь моя воля я бы стала терпеть этот ужас? Странник, в этом деле я знаю не больше остальных пони, а точнее – ничего.

— Чёрт…

— Но ты мне как-то раз говорил о книге из твоего мира, которая связана с изгнанием демонов.

— Демоны… — Грифон засиял. — Ну, конечно же, кошмары это и есть демоны, а я дурак голову ломаю. Тия, ты гений.

Белый аликорн даже не поняла, что произошло, когда её заключили в стальные объятия.

— Я знаю что делать. Это же элементарно.

Отпустив Селестию, у которой от обнимашек глаза уже вылезли из орбит, Странник направился к выходу.

— Куда ты? — Старшая принцесса тряхнула головой, прогоняя слабость от дружеской асфиксии.

Грифон обернулся и растянулся в улыбке:

— Пойду, перечитаю “Молот ведьм”.

Ссылки:

Астартес — http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%BE%D1%81%D0%BC%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9_%D0%B4%D0%B5%D1%81%D0%B0%D0%BD%D1%82_%28Warhammer_40,000%29

Болтер — http://images.yandex.ru/yandsearch?text=%D0%B1%D0%BE%D0%BB%D1%82%D0%B5%D1%80&img_url=gamer-info.com%2Fupload-files%2Fnews%2F2011%2F08_august%2Fbolter.jpg&pos=4&rpt=simage&lr=216&noreask=1

Три стороны медали

Тут я взял смелость сделать аллюзию к одному замечательному фанфику, надеюсь никто не обидеться).
Карательный отряд наконец на месте, каковы будут его первые шаги? Что предпримет Странник в борьбе против демонов? И только ли спецназа и потусторонних тварей ему следует опасаться?

— Подъём боец, битву пропустишь!

Алексей только сейчас пришёл в сознание, и, оглядевшись, увидел, что лежит на траве, а вокруг него неприветливый лес и такие же неприветливые лица. Даже лицо полковника было хмурым.

— Что случилось? — Капитан попытался подняться сам, но руки предательски дрогнули и он повалился на землю.

— Да лежи уж хиляк. — Громов глянул на бойцов — Разведать обстановку, больше чем на сто метров не расходится.

Спецназовцы, молча, кивнули и исчезли из поля зрения полицейского.

— Так что произошло? — Глядя на уродливое дерево, повторил свой вопрос Алексей.

— После телепортации ты потерял сознание и наблевал себе в противогаз, мда, когда мы его стащили, пришлось две бутылки воды тебе на рожу вылить, чтоб ты на человека стал похож. — Спокойно ответил командир отряда.

— Позор, то какой…

— Позор? Да не смеши меня парень, я в горячих точках такое повидал, что твой слабый вестибулярный аппарат и рядом не валялся.

— Спасибо подбодрили. — Алексей, более-менее пришёл в себя и сев на траву, подогнув под себя одну ногу, поинтересовался — А где мы?

— А хрен его знает! — Искренне ответил Громов. — Сейчас ребята разведают и сообщат.

Словно услышав его, в нагрудном кармане спецназовца затрещала рация:

— Командир, у нас тут шевеление в кустах.

— Испугался боец? Не боись, может там новая жизнь зарождается. — Ответил полковник.

— Ага, и зарождается она, судя по всему между двумя медведями это как минимум.

Громов уже хотел, что-то ответить, как в рации раздался крик: «А-а-а-а! Что это за херня? Убейте её! Огонь!» Дальше последовали выстрелы, а потом всё прервалось. Стрельба была слышна даже без рации, так что Громов сориентировался быстро.

— Капитан, хватай свою берданку и за мной!

Бежать пришлось недолго. На месте битвы представляющее собой небольшую полянку, был уже весь отряд, и из-за их спин ничего не было видно. Аккуратно протиснувшись между солдатами, Алексей остановился с отвисшей челюстью – на земле распласталось мёртвое тело огромного монстра, который очень сильно кого-то напоминал.

— Неужели это скорпикора? — Раздалось за спиной капитана.

— Да ёб твою мать, как же ты задрал со своими “Герои 3”, нет такого монстра “скорпикора” есть “мантикора” и это она. — Обладатель второго голоса был явно раздражён.

— Молчать! Почему стреляли? Вы что… ух мля! — Командир подошёл к убитому чудищу и бесцеремонно поднял львиную голову сапогом. — Готов. — Он повернулся к толпящимся солдатам. — Так ребята, если тут ещё есть подобные твари, то нам лучше не расходится далеко, мы не герои фильма и разбредаться по лесу в одиночку не будем.

Когда отряд стал двигаться дальше, Алексей удивился, что никто не пострадал.

«Мдааа, это не кино, где военных выставляют настолько тупыми и беспомощными, что они проигрывают самому нелепому врагу, это реальность и эти ребята не из робкого десятка. Хм, они даже не особо удивились этой зверюге… Неужели они уже тут были? Или у них просто нервы стальные? Непонятно».

Тем временем они уже шли гуськом по тёмному лесу. Складывалось ощущение, что он живой и наблюдает за ними своими невидимыми глазами. Под ногами хлюпала грязь, корни деревьев ,словно специально лезли под ноги пытаясь опрокинуть на землю, а зловещее окружение лишь нагнетало обстановку. Обогнув живую цепь, Алексей подбежал к командиру:

— Куда мы направляемся?

— На данный момент мы идём по человеческим следам. — Не сбавляя ходу, ответил полковник.

— По следам? Вы уже успели обнаружить следы?

— Эх, капитан. — С иронией начал Громов. — Ты думал, мы просто будем бесцельно тут бродить и постреливать в местных обитателей? Мда… Знай, что мы не такие уж и дураки и умеем не только палить на право и налево.

— Да не я…

— Стоп! — Окликнул всех, идущий впереди колонны снайпер.

Выйдя вперёд, капитан увидел следы цивилизации, а точнее, что от неё осталось – два огромных пожарища явно, когда то бывшие домами, встречали отряд людей.

— Рассредоточится и разведать местность, но далеко не расходится. — Скомандовал полковник.

Все кроме Громова, Алексея и снайпера разошлись по периметру. Стрелок присел на корточки и стал аккуратно измерять пальцами землю.

— Что скажешь? — Подошёл к следопыту Громов.

— Интересно, очень интересно. — Снайпер ткнул пальцем в небольшое углубление. — Следы, по которым мы шли, несомненно, принадлежат человеку, у которого, кстати, очень крутая обувь. — Он снова ткнул пальцем в землю, и приглядевшись можно было увидеть отметину от огромного сапога, а тем временем следопыт продолжил. — Но меня волнует совсем другое, когда мы шли по тропе я заметил другие, нечеловеческие следы, и сначала подумал о том, что эта тварь просто преследует его по пятам. — Снайпер откашлялся, и продолжил. — Но когда я увидел, что их следы пересекаются, а иногда даже находятся слишком близко, я понял, что человек и это существо заодно. Думаю, это они уничтожили хутор.

— Ну, охренеть теперь. — Сплюнул Громов. — Выходит у этого гавнюка поддержка местных чудищ? Зашибись.

— Не факт, что это тот, кого мы ищем. — Заметил Алексей.

— Что-то мне подсказывает, что кроме нас, людей тут не особо много. — Хмыкнул командир спецназа.

— Капитан, скорее всего, прав. — Снайпер нехотя поднялся. — От таких сапожищ, в квартирах убитых весь пол был бы в царапинах, а наш клиент ходит в лёгких кожаных сапогах.

— Ботинки можно и сменить, к тому же такая обувь тут пригодится. — Полковник вытер свой сапог о траву. — Сто пудов, здесь поблизости есть болото.

— Не буду спорить. — Пожал плечами снайпер.

Проводив глазами отошедшего исследовать другой клочок земли, следопыта, полковник повернулся к Алексею:

— А ты гер капитан, не пинай балду и иди, обследуй воон то пожарище. — Он указал на ближайший обгорелый скелет дома.

Спорить капитан не стал, да он и сам понимал, что не на прогулку сюда пришёл. Взобравшись на остатки дома, он увидел, что для его сожжения не пожалели сил или по крайней мере просто очень качественно спалили. Не найдя ничего интересного, Алексей уже собирался уходить, как его внимание привлёк некий утробный звук, исходящий из-под огромного обломка. Приглядевшись, он увидел, что оттуда сочится дым.

«Неужели угли тлею? А звук откуда?»

Сняв с плеча помповое ружьё, Орлов, аккуратно приблизился к источнику бурчания. Дым дёрнулся, будто был живой и медленно потянулся к человеку.

— Что за п……ь?! — Пятясь назад, выругался он.

Дым начал тихонько насвистывать:

— ммм…рррр…гг… — Тут свист резко сменился яростным воплем. — ММММРГГГЛАААААГГХХХХ!!!!!!

Алексей повалился на обугленные доски и выстрелил в монстра. Дым поглотил дробь, и кажется даже не предал этому значения.

— Да от…ь ты! — Криком заглушая страх, полицейский перезарядил ружьё и выстрелил снова – эффект тот же. — Не убиваемый сукин сын.

На фразу “сукин сын” дым среагировал неожиданно:

— НЕ СМЕЙ ТАК ГОВОРИТЬ ПРО МОЮ МАМУ!!!

Мощный удар заставил человека подлететь на пять метров и приземлится уже за пределами мёртвого дома. Еле поднявшись, прихрамывая, Алексей побежал, по направлению к бегущим ему навстречу солдатам. Не добегая, каких-то пары метров, он понял, что его поглощает тьма.

***

—Бодрствуешь Твай? — Зайдя в библиотеку, поинтересовался Странник.

Ответом ему был взгляд двух слегка опухших глаз.

«Прошло всего ничего, а на ней уже лица нет. Видно не привыкла, не спать по расписанию».

— А, это ты. — Зевнула единорожка. — Ты хотел чего то?

— Да нет, я просто зашёл убедиться в том, что ты не спишь. — Тут он заметил полупустую чашку кофе и улыбаясь продолжил. — К Пинки я уже заходил, и за неё можно не волноваться – она может не спать хоть месяц… Ты как, нормально?

— Просто замечательно. — Твайлайт с третьего раза поймала кружку и сделала огромный глоток. — Может, тебе помощь нужна?

— Ну, если у тебя есть книга “Молот Ведьм”,то считай ты мне уже помогла.

Кобылка посмотрела на него непонимающими глазами, а потом покачала головой:

— Нет, книги с таким названием у меня нет, и подозреваю, что её вообще не существует, по крайней мере, в Эквестрии. — Пони перелистнула страницу большого томика, и в нём узнавался его подарок.

— Интересная? — Подсаживаясь к ней, спросил грифон.

— Написано хорошо, а вот сюжет прихрамывает. — Единорожка улыбнулась. — Читать про жизнь снобов, я могу и в “Вестнике Кентерлота”, хотя тут она описана с необычной стороны.

— Дай угадаю, тут написано не про пони?

— Так ты её читал? — Приподняла одну бровь Твайлайт.

— Просто догадался. И я думаю, в такой огромной книге пишется не только про снобов.

— Вообще-то да, вот мне понравился…

Откинувшись на спинку стула, Ферразиус с радостью слушал подробный анализ персонажей.

—… а вот Пьер мне напоминает Флаттершай – большую, богатую Флаттершай. — Хихикнула пони. — Правда, все его друзья с ним из-за денег, поэтому мне его очень жаль.

— Твай, Твай, Твай. — Быстро проговорил грифон. — Мне ещё Рэйнбоу Дэш искать, так что давай потом доскажешь, кто есть кто.

— Так ты у неё ещё не был? — От сонной пони не осталось и следа. — Иди быстрее, а не приведи Селестия если что-то случиться.

— Но…

Вспышка. Он стоит недалеко от библиотеки и немного недоумевает. Его просто телепортировали на улицу.

«Хах, без амулета сопротивляться магии не так уж и легко».

Потянувшись, словно после хорошего сна, Странник уже приготовился искать Дэш, но она сама его нашла.

— У тебя хобби такое, во всех врезаться? — Спихивая с себя пегаску и ворча, поднимаясь с земли, возмутился грифон.

— Сам виноват – нечего столбом посреди улицы стоять. — Не меньше возмутилась пони.

— Ох, я щас кому то ужи то надеру.

— Давай-давай. — Дэш усмехнулась и быстро взлетев, зависла, на недосягаемой для грифона высоте.

Он даже не попытался взлетать.

— Хорошо, вижу, ты не спишь, и это радует. — Ферразиус уже развернулся, ища ближайшую арку, как его окликнула Дэш:

— Стой.

— Чего ещё?

— Вот, лови.

Увидев в её копытце амулет, который она явно хотела кинуть ему, Странник замахал лапами:

— Рэйнбоу Дэш остановись… Так, не швыряй его, он очень хрупкий, просто положи мне его в ладонь.

Пегаска немного поколебалась, но заметив взволнованное лицо грифона, всё же решила отдать амулет. Он её как-никак из кошмара вытащил. После того как он забрал амулет произошло то чего Дэш и боялась – грифон резко подскочил к ней и поймав её за заднее копытце притянул к себе:

— Попалась, пони, которая бодалась! — Победно констатировал он.

— Э! Отпусти меня, мешок с перьями! — Дэш попыталась его лягнуть, но он схватил её таким образом, что она никак не могла до него дотянуться не задними не передними конечностями.

— Готовь свои уши. — Зловеще прошипел Странник.

— Только тронь мои уши и я тебе так… я… оу…

Пони непроизвольно прикрыла глаза, когда ей стали чесать за ухом. От райского наслаждения её отвлекла мысль о том, что они стоят посреди Понивиля. Открыв глаза, она заметила нескольких недоумённо косящихся на них местных жителей. Переведя взгляд на грифона, и увидев его ехидную улыбку, Дэш не выдержала:

— УБЕРИ ОТ МЕНЯ СВОИ ГРЯЗНЫЕ КОГТИ, ТЫ ЛАПОБЛУД НЕСЧАСТНЫЙ!!!

Грифон расхохотался, но её отпустил.

— Я тебя убью! — Крикнула Дэш, и сделала мёртвую петлю, набирая скорость.

Продолжая хохотать, Странник, сиганул в библиотечную арку, и умудрился закрыть дверь прямо перед носом желающей его смерти пегаски.

***

Продолжая смеяться, грифон медленно, стараясь, не споткнутся о разбросанные вещи, побрёл к кровати. Жильё у него был хорошее – двухэтажный домик с кучей комнат и главное с огромной спальней и такой же огромной кроватью. На данный момент его квартирка напоминала типичную берлогу холостяка – жуткий бардак, повсюду валяются различные фиговины (некоторые даже когда-то можно было есть), а пыли столько, что если бы не воротник натянутый на клюв, то Ферразиус наверное задохнулся бы. Нет, он не был неряхой, просто с последнего раза забыл прибраться, а по вине внеплановой “командировки”, бардак мистическим образом стал ещё больше. Отсмеявшись и наконец, пройдя на второй этаж к спальне (слава богу, не засрана), он развалился на своей огромной постели. Да уж, рядом с ней постель Тии казалась раскладушкой, правда только размером. Жители Ехо вообще любили огромные кровати. Почему? Ну, может, часто во сне катались, кто знает.

«Хорошо быть грифоном, даже раздеваться не надо».

Сжимая в лапе амулет, Ферразиус наконец то спокойно заснул.

***

—Дроган, это безумие! — Маленький человечек в красной рясе вжимался в перила навесного моста из чистой стали, тщетно пытаясь, отодвинутся от человека в чёрном камзоле.

— Безумие?! — Дроган еле удержался от хорошего удара с ноги, который отправил бы этого наглого выскочку в долгий полёт до ближайшего генератора. — Безумие, это то, что вы за полгода ничего не сделали! Тоже мне, слуги бога машины.

— Инквизитор, мы проделали громадную работу, мы…

— Чёрта с два вы там проделали! За всё время моего пребывания в этой дыре, вы только и смогли, что наскрести координаты и узнать немного о климате мира, где скрывается предатель. — Немилосердно оборвал инквизитор.

— Но господин, он время от времени перемещается, мы не можем просто так взять и определить, где он находится в данный момент. — Дрожащим голосом промямлил жрец Омниссии.

— У него должна быть база. Вы определили миры, где он задерживался на больший промежуток времени? — Инквизитор уже навис над механиком и тот истекал потом, ибо большую часть имплантатов ещё не получил и из механических деталей у него была лишь правая кисть.

— Мммм… Может, пройдёмте к телепортариуму. — Зажмурился маленький человек.

— Вввв….веди. — Зло передразнил инквизитор, и схватив за шиворот еле оторвал его от перил.

Ведя Дрогана по огромным коридором, которые некогда служили повстанцам базой, жрец постоянно ощущал на своей спине злой взгляд который жёг его как паяльная лампа.

— Мы на месте. — Он остановился перед небольшими воротами.

— Да я знаю! Не первый день тут хожу.

Пройдя через дверь в небольшой ангарчик, Дроган застал механикумов за своим обычным делом – изучением очередной неизвестной, металлической хренатени, которая им приглянулась. Наоравшись на “Вёдра с гайками”, он, наконец, успокоился и обратился к главному:

— Есть хоть какие-то продвижения?

— Конечно инквизитор. — Произнёс механический голос. — Мы готовы переместить вас в пункт назначения хоть сейчас.

— Да ну? А в чём подвох?

— Нет никакого подвоха, но есть один нюанс – энергии хватит на перемещение только пары больших, биологических объектов.

— Что? Ты издеваешься надо мною жрец? Тут расположены несколько сотен генераторов, которые питают энергией весь город, а тебе энергии не хватает?!

Инквизитор оборвал свою, гневную речь, видя, что главный механикум смотрит на него словно на несмышленое дитя.

— Ну, давай, объясни мне такому тугодуму, что вам мешает переместить меня туда вместе с целой армией. — Продолжил он.

— Как пожелаете. — Главный жрец слегка поклонился. — Данная модель телепортариума очень интересна – ренегаты переделали её на свой лад и как то умудрились увеличить расстояние телепортации.

— На сколько?

— На много. На очень много. Не удивляйтесь, что я не выдаю вам точные цифры, но некоторое расстояние даже невозможно измерить… это даже не расстояние это… нет я не нахожу в своей базе данных альтернативного названия ЭТОМУ.

Вот это да. У механикума нет слов, а это очень и очень серьёзно.

— Так почему вам не хватает энергии? Он что, настолько прожорлив? — Дроган кивнул в сторону небольших врат, которые сейчас были в состоянии покоя.

— Много, но не настолько. — Жрец жестом отпустил всех свих подопечных и принялся ходить между столами, на которых лежали различные детали и инструменты. — Телепортариум просто-напросто перегрузится, если в него загрузить слишком много единиц. — Механикум остановился, словно встретил невидимую стену — А ещё он очень долго перезаряжается, так что вариант с частичной переброской войск отпадает.

— Сколько времени нужно ждать, чтобы перебросить меня и ещё двух Астартес?

Упоминание о космодесантниках заставило жреца занервничать:

— Ангелы смерти? Зачем они вам? Вы просто можете набрать себе стандартную свиту, которая будет действовать с вами как одно целое.

— В том то и дело, что из местного генофонда, даже сервиторы дерьмовые получаются, а все мои слуги погибли из-за этого чёртового взрыва. Из экспедиции есть лишь, солдаты, техники, навигаторы, но никак не те кто мне нужны. — Кулак в чёрной перчатке оставил на столе огромную вмятину.

— Если считать вместе с той энергией, которая уже успела накопиться, то ждать осталось. — Жрец на секунда замолк и издал звук напоминающий щелчок – посчитал. — Два дня, семнадцать часов, сорок две минуты и пять секунд.

— Хоть что-то. Значит на подготовку к шагу в неизвестность у меня меньше трёх дней… Да я уже готов! — Дроган вздохнул, явно скучая. — Когда придёт время, я приду за ним в мир, где он остановиться на данный момент и верну его… по частям. А пока, пойду на арко-флагелляцию посмотрю.

Ссылки:

Арко-флаггеляция — http://www.waha40k.ru/inkvizitsiya/arko-flagellyanti

Механикум — http://cyclowiki.org/wiki/%C0%E4%E5%EF%F2%F3%F1_%CC%E5%F5%E0%ED%E8%EA%F3%F1

Омниссия – Бог механизмов и прочих технических изделий.

Сервитор – см. механикум

Не минуты покоя

Ещё одна глава с аллюзией, на этот раз более скрытой.
Времени мало и надо искать книгу... интересно а она поможет?

Сон у Ферразиуса был довольно необычный. Он открыл глаза и обнаружил себя там, где и рухнул – на своей гигантской кровати. Только вот у него было неприятное ощущение, что на него кто-то смотрит, причём пристально и крайне недружелюбно. Нехотя повернувшись к окну, грифон так и замер в той нелепой позе, в которой его застал взгляд синих глаз с зеленоватым свечением. Эти самые глаза находились в проёме окна и смотрели на него с ночной улицы и вроде ничего необычного НО, Эти глаза были вроде как сами по себе – кроме них ничего не было видно или просто не было… То, что спальня на втором этаже, это и так все знают, а значит это не просто глаза, а ДОЛБАННЫЕ, ЖИВЫЕ, ЛЕТАЮЩИЕ ГЛАЗА.

Парализованный страхом неизвестности, Странник просто уставился в них не в силах отвести взгляд. Пугало, то, что они ничего не делали, а просто не моргая, смотрели в самую душу. Прошло около пяти минут и ничего не изменилось и это пугало ещё больше. У Ферразиуса было ощущение, что если он что-то попытается сделать, то кончится всё очень трагично. Тут глаза начали расти, и Странник с ужасом осознал, что они не растут, они приближаются. Невыносимо медленно, не изменяя своей траектории, они тянулись к грифону.

«Твою ж мать». — Последнее, что он успел подумать, прежде чем, они резко рванулись к нему.

***

Проснувшись, оглашая весь дом диким криком, грифон судорожно начал ощупывать себя и свою кровать на предмет избыточной влажности – к счастью из лишней жидкости был только пот. Выйдя из спальни, с лапой на пытающемся вырваться из груди сердцем, он прошёл вниз. Бардак никуда не делся и Странник просто пинками расшвыривал всё, что попадалось на его пути. Пройдя на кухню, он сделал себе выговор за то, что до сих пор не научился готовить, в том числе и камру. Матерясь и кряхтя, грифон облазил весь дом в поисках денег на еду, а когда набрал нужную сумму, вспомнил, что в любой забеголовке можно поесть за счёт короны.

«Может мне женится? А то убираться и готовить некому». — Накидывая на себя белое лоохи, подумал Грифон.

Насчёт внешнего вида он не особо беспокоился – жители Ехо и не такие диковинки повидали.

«С богом».

Выйдя за порог своего дома и пройдя парочку уютных кварталов, он встретил первого местного жителя, закутанного в зелёное лоохи.

— Привет, я тут не местный, не подскажешь, где тут можно перекусить? — Вопрос был просто для проверки реакции людей на пришельца.

Новый знакомый сначала замер, но к счастью быстро успокоился.

— И вам доброе утро. Перекусить говорите? О, это я подскажу с радостью, а заодно дам наводку на очень приличную забегаловку. Если у вас нету денег, можете сделать заказ за счёт короны.

Собеседник оказался довольно словоохотлив, и указав маршрут к местной таверне, начал рассказывать о городе, о котором ему уже пол года назад успел рассказать Джуффин. Обосновав тем, что у него времени в обрез, Странник уже собирался уходить, как человек окликнул его в последний раз:

— Парень, ты хоть откуда?

— Эрафия! — Вынув из закоулков памяти название страны или государства, грифон ускорил шаг.

Пройдя ещё парочку улиц, по другому, кстати, маршруту, Ферразиус зашёл в забегаловку, название которой постоянно забывал, а вот вкус мяса, которое там подавали, помнил прекрасно.

К счастью посетителей фактически не было и можно было нормально поесть, не опасаясь массового глазения на загадочного иномирца. Официантка сначала боялась подходить к неведомой зверушке, но его ослепительная улыбка и звон монет, доносящийся из тугого мешочка, победил в девушке страх.

— Что будем заказывать? — Проворковала она, продолжая рассматривать сидящего за столом грифона и невинно хлопая своими сапфировыми глазами.

— Всё, что есть в меню, всё тащи сюда! — Забарабанил по деревянному столику острыми когтями посетитель. — А если не хватит, то король доплатит.

Правда, пришлось немного подождать, прежде чем ему принесут все блюда, но оно того стоило. Вдохнув аромат пряностей, которыми щедро было приправлено мясо, грифон принялся трапезничать.

Хотя нет… ОН ПРОСТО НАЧАЛ ЖРАТЬ! В прямом смысле, этого обидного слова. Если нормально не кормить здорового мужика две недели, а потом выставить перед ним кучу еды, то вы увидите примерно, то же самое, что увидели официантка и хозяин забегаловки. Уничтожить всю еду за пару минут, мешал клюв, с которым он ещё не окончательно свыкся, однако скорость поглощения съестного была огромной, даже с такими неудобствами.

— Кажется, я обожрался! — В подтверждение своей точки зрения, грифон громко рыгнул и закинул лапу на стол, при этом чуть не свалив стакан.

Что? Все мы не идеал. Вот Странник не может долго играть в “благородного рыцаря”, ему тоже надо иногда дать волю чувствам. Денег кстати хватило, но сдача была так мала, что осталась в руках трактирщика в качестве чаевых.

«Теперь в библиотеку». — Выходя в развалочку из таверны, решил грифон.

В Ехо пользоваться арками было не то что бы нельзя, но не желательно и застань его кто-то за этим делом, он мог вполне потерять время, затыкая рот очевидцу, усердно зовущему полицейских.

Но это был даже плюс. Давненько он просто не гулял по улицам, ни о чём не думая и дыша свежим воздухом города, который имел счастье не познать удушающей хватки фабрик, заводов и прочей немагической альтернативе индустрии производства.

В утренней дымке, город был особенно хорош. Он немного напоминал Понивиль – те же аккуратные и по-своему уникальные дома, широкие улицы по которым иногда проносились местные машины, представляющие собой самоходные кареты, и немногочисленные зеваки, как и уроженцы Эквестрии не особо бурно реагировали на чужака.

Библиотека представляла собой огромный трёхэтажный дворец, который в размерах и красоте мог вполне поспорить с самим Кентерлотом. Зайдя внутрь, грифон присвистнул – без посторонней помощи книгу будет найдена лет этак через тысячу. Найти библиотекаря было легко, благо их тут была целая куча.

— Приветствую, я ищу книгу под названием “Молот Ведьм”, не подскажете где её взять? — С наигранным почтением произнёс Ферразиус.

Тот лишь дал знать, что сейчас вернётся и неспешно удалился.

— Второй этаж, сто семнадцатый коридор, отдел “Литература из иных миров”. — Подходя к грифону, отрапортовал библиотекарь.

Поблагодарив скромного слугу знаний, Ферразиус направился к указанной точке. К его удивлению отдел “Литература из других миров”, был сравнительно скромен – в нём было всего-то около нескольких тысяч книг. Подойдя к шкафу с табличкой, на которой красовалась “М”, он начал поиск.

— Эхх… “Мёртвые души”, “Магия для слабаков, советы для настоящих воинов!”, “ Монстры старой Тиммерии”, “Мистицизм”… Да где ж ты! — Быстро перебирая книги, возмущался Странник.

Как оказалось книги ещё не успели нормально разложить, и к примеру название начинающееся с “Ми…”, вполне могла лежать впереди “Ма…”, что немного усложняло поиск. Наконец книга нашлась и Ферразиус ,уладив все формальности, забрал её с собой.

— Думаю, попади сюда Твай, она бы решила, что это царство небесное. — Выходя на улицу и оглядывая огромное хранилище знаний, сам себе усмехнулся грифон.

Немого полюбовавшись замечательной архитектурой, он направился домой, учится изгонять демонов.

***

Официо ассасинорум: запрос №119516083

Просящий: Дроган. Инквизитор ордо еретикус.

Место назначения: Мир-улей “Фобос 5”. Упоминается о возможности перелёта на другую планету.

Цель: Архипредатель Ферразиус Кэйрон. Бывший наёмный убийца со своего родного мира.

Ассасин: Лия. Храм Калледус.

Особые задачи: Ликвидация Цели. Ликвидировать его окружение, только при попытке защитить изменника.

Грехи: Помог поднять восстание против Империума, многочисленные убийства гражданских и военных лиц, осквернение литаний и икон при помощи огнемёта, поклонение богам хаоса (не подтверждено).

Статус: Запрос одобрен.

***

Сидя у себя дома и читая книгу, грифон несколько офонарел. Там подробно описывалось изгнание демонов из одержимых, однако способы осуществления священной цели, его совсем не радовали. Самый безобидный из них предлагал самое обычное промывание желудка… кипятком. Вдоволь налиставшись всех этих ужасов, Ферразиус уже хотел забросить это дело, но тут его взгляд упал на страницу, которую он случайно подцепил когтем. Начав читать , он узнал о местном бестиарии, где говорилось, что демоны делятся на четыре типа (подробности позже) со своими сильными и слабыми сторонами. Потратив час на изучение тварей, грифон стал искать нормальный способ экзорцизма. Наконец единственный нормальный, а главное простой в исполнении способ был найден – нужно было просто проникнуть в кошмарное сознание одержимого и победить демона.

— Нет времени, дочитаю, как только вернусь в Эквестрии. — Взяв под мышку книгу, грифон неожиданно хлопнул себя по лбу и полез в тумбочку. Порывшись там, он выудил наспинную кобуру с ручной регулировкой – одно движение руки и кобура превращается хоть в ножны для кинжала, хоть в перевязь для двуручного меча. — Думаю пригодиться, а пистолет из больницы надо забрать, мало ли что…

Жаль он не успел прочитать про опасности, которые поджидают неопытных экзорцистов в тёмных закоулках сознания.

***

Проснувшись и открыв глаза, Луна застала свою сестру, сидящей на краю кровати с понуренной головой.

— Тия, в чём дело? — Синий аликорн одним прыжком очутился перед правительницей Эквестрии.

— Луна, ты меня напугала! — Селестия сделала вид что испугалась и отпрянула от сестры.

— Давай, колись, что тебя тревожит. — Сказав это, Луна снова запрыгнула на кровать, но на этот раз, что бы использовать её в качестве батута.

— Колись? Луна, где ты этого нахваталась? — Старшая принцесса нахмурилась, но потом смягчилась. — Хотя, я уже догадываюсь.

— Хи-хи, а то. — Луна сделала сальто назад, но не рассчитала и упав вниз спиной, утонула в воздушной перине. — Это из-за Ферразиуса, да?

— Кто такой Ферразиус? — Удивилась белый алликорн.

— Здрасьте приехали. — Из продавленного углубления, словно из окопа высунулась мордочка сумеречной принцессы. — Загадочный незнакомец, о котором ты мне все уши прожужжала.

— Погоди но… — Селестия недоверчиво посмотрела на сестру. — … у него нету имени, он его забыл.

— При мне он его быстро вспомнил. — Авторитетно заявила младшая принцесса.

Увидев, что её старшая сестра опять над чем-то задумалась, Луна повторила вопрос:

— Так это из-за Ферразиуса?

— Что “это”?

— Нуу… ты такая задумчивая. — Луна, цокнув копытами, спрыгнула на пол. — Может, расскажешь, в чём дело?

Вот тут-то Селестия и ощутила себя в шкуре Странника. Он постоянно скрывал правду, наивно веря, что принцесса не перенесёт её. Но тут она поняла, почему он молчал – смотря в глаза своей младшей сестре, она разрывалась между совестью и страхом. Первая говорила: “Ну же, расскажи ей, она же твоя сестра”, а вторая твердила: “ Молчи, она ещё ребёнок и не перенесёт этого”. Второй довод был более убедителен. И Селестия отшутилась:

— Просто обидно, что Странник не назвал мне своего имени. — Голос еле заметно дрогнул, но вся превратившаяся во внимание Луна, это заметила.

— И всё? А может… — Мордочку синей кобылки озарила улыбка. — Неужели ты… нет, не может быть.

— Луняша, почему ты на меня так смотришь? — Селестия начала подозревать, что сейчас что-то будет.

— УРА, НЕ ПРОШЛО И МИЛИОНА ЛЕТ, А МОЯ СЕСТРЁНКА ВЛЮ…ГЛМГФ!!! — Белый аликорн еле успела прикрыть копытцем рот, своей радостно верещащей сестре.

— Тише, не кричи. — Тия убрала копытце. — Луна, ты о чём вообще?

— Ты знаешь. — Луна улыбаясь, закатила глаза.

— Да знаю, но откуда такие мысли?

— Ну как же — Хихикнула синий аликорн. — Ты много о нём говоришь, плохо спала в последнее время, а когда он ушёл так вообще сдулась.

— И это всё? Сестра, нельзя на таких слабых аргументах строить умозаключения, ты должна понимать это как принцесса. — Защитилась Селестия.

— А ещё ты сильно волнуешься и теребишь свою гриву. — Радостно добавила младшая принцесса.

И снова перед Селестией стал выбор – согласиться с утверждением сестры или рассказать правду.

«Придётся пожертвовать статусом неприступной тысячелетней богини» — Вздохнула Тия, и наконец, перестала теребить волосы, но на этот раз на хвосте. — Возможно, он мне немного нравится и…

С радостным “ВИИИ!”, Луна повалила свою сестру на кровать и стала засыпать её вопросами не уступая самой Пинки.

— А давно он тебе нравится? А сколько ему лет? Тебя не смущает, что он грифон? У него есть свои земли? Это у вас взаимно? Он знает? Где он будет спать? — Кентерлотский голос не хуже самой Луны вдавливал Селестию в кровать.

С горем пополам отбившись от “сумеречного чудовища”, принцесса величественно поднялась и произнесла:

— Это личное.

— Ой, да ладно тебе. — Луна снова была рядом. — Я же твоя сестра, давай не таи.

— Ещё одно слово и я заставлю тебя учить его танцевать. — Шуточно пригрозила старшая принцесса.

— Ах да, у нас же скоро бал. — Младшая радостно запищала. — Ой, а как вы будете выглядеть танцующими в центре зала.

— Записываю тебе его на 18:30.

— Не-не-не, мне уже хватит. — Сумеречная принцесса ретировалась путём телепортации.

— Жеребячий сад. — Улыбнулась Тия, и тут её воображение нарисовало танцующею пару – человека и аликорна, отчего улыбка стала ещё шире, и почему то стало очень душно.

Ссылки:

Официо ассасинорум — http://dawnofwar.org.ru/forum/62-1247-1

Демон Желания

WARNING в этой главе присутствует некое подобие эротики, а так же немного жестокости и матюков( пусть и запиканные). Если вы святой или у вас есть принципы, то сон, который выделен звёздочками можно пропустить( он занимает больше половины главы, но всё же). Приятного чтения...

Держа под мышкой книгу, Ферразиус мялся перед дверью дерева-библиотеки – не каждый день ему нужно залезать в чужое сознание и бороться неизвестно с чем. Свой пистолет он забрал без проблем – благо в его бывшую палату никого не успели подселить, а по тумбочкам врачи, судя по всему, не лазят… Удивительный мирок. Он не знал, что его ждёт, но из книги он вычитал о возможности “сбежать” из кошмара, а с путём к отступлению уверенность Странника немного возросла.

День был очень жаркий, даже для Эквестрии и грифон уже начал выплёвывать пот, который в огромных количествах стекал с него и частенько попадал в клюв. Сделав глубокий вдох-выдох, он постучал в дверь. Пока он ждал, внутри дерева что-то еле-еле перебирало ногами, подбираясь к выходу, и Странник невольно вспомнил про нежить. Понятное дело опасения были ошибочны. Дверь ему открыла сонная фиолетовая единорожка.

— О, какие грифоны! — Пробурчала она, из-под растрёпанной гривы. — Ты уже нашёл книгу, которую искал?

— Нашёл, нашёл. — Ферразиус вытер вспотевший лоб. — Может, я пройду? Тут немного жарковато.

Волшебница кивнула и медленно, стараясь не упасть, уступила ему дорогу.

— Зачем ты закутался в эту белую простыню? Я же говорила, что одежда у нас необязательный атрибут. — Твайлайт уселась на своё любимое место для чтения и перед тем как открыть книгу, тихо сказала. — Можешь снять одежду, если стесняешься, я прикрою глаза.

— Эмм… Твай, ты только не пугайся. — Скинув с себя белое лоохи, грифон подсел к единорожке с намерением рассказать ей о цели своего визита.

И рассказал.

— Что у меня в мозгу?! — Не своим голосом спросила пони, когда Странник закончил свой рассказ.

— Не в мозгу, а в сознании. — Пытался изобразить нравоучение, грифон. — Ты не волнуйся, он не особо опасен.

— Пока не заснёшь, да?! — Не успокаивалась волшебница.

— Гипотетически да, но…

Оправдаться Ферразиусу не дал метеор, который с огромной скоростью влетел в окно и накинувшись на грифона, обхватив его со спины за плечи, попытался силой трения вызвать на оперённой голове пожар.

— А-а-а-й, моё темечко! Ты мне сейчас башку проломишь! — Заорал Странник.

— Ага, будешь знать, как лапы распускать! — Раздался победный клич Рэйнбоу Дэш.

Изредка зевая, хозяйка библиотеки наблюдала, как её подруга пытается открутить голову её потенциального спасителя, а сам “спаситель” всё это время скакал по комнате, стараясь аккуратно сбросить пегаску. Наконец извернувшись под невероятным углом, он стащил с себя хохочущую Рэйнбоу Дэш и повернулся к Твайлайт:

— Фуф…Твай, пошли на второй этаж. — Тряхнув висящую в лапах, продолжающую заливатся звонким смехом пони, Ферразиус добавил. — А ты “радуга на заднице”, мне ещё пригодишься.

— Хэй, это у кого… — Возмущённо начала Дэш.

*Спустя пару минут*

—… это нечестно.

— И неприлично. — Добавила Твайлайт.

Она до сих пор не могла поверить, что её подругу-сорвиголову успокоили, просто взяв на руки и почесав за ухом. Видеть, как в Дэш борются гордость и желание побалдеть, было довольно необычно. Победила дружба – пегаска отбивалась, но с блаженной улыбкой. Наконец, единорожке надоело глядеть на две улыбающиеся рожи и она скромно спросила:

— Я вам не мешаю?

— Нет! — Хором ответили они.

Первой спохватилась пегаска.

— Твай, он меня не отпускает. — Нажаловалась она.

— Ну-ну, я тебя уже давно не держу. — Невинно ответил грифон.

И правда, Странник лишь слегка поддерживал Дэш, а вот она не на шутку в него вцепилась.

— Я просто боялась упасть. — Показав язык, она нехотя слезла с пригретого места.

«Интересно, я ей нравлюсь или она просто любит всех подкалывать? Арггх выкинь всю эту хрень из головы и сосредоточься на деле». — Такие мысли возникли у грифона невольно задержавшему взгляд на пегаске.

— Ну что? — Удивилась та.

Ферразиус, лишь молча кивнул на лестницу ведущую на второй этаж. Пройдя в комнату Твай и убедившись, что всё это время пони следовали за ним, он ухмыльнулся.

— Начнём?

— Чего начнём? — Дэш недоверчиво поглядела на развалившегося, на кровати своей подруги, грифона.

— Ой, хе-хе мы же тебе не рассказали. — Удобней поправляя подушку, вспомнил Странник.

— Ну, так выкладывай.

*Спустя пять минут рассказа, в который Твайлайт частенько вставляла свои комментарии*

— Какого сена!? — Дэш сжала свою голову, явно собираясь выдавить оттуда демона.

— Тише-тише, успокойся, как только я помогу Твайлайт, я сразу же переключусь на тебя. — Тут грифон нахмурился. — Ты должна остаться тут и подстраховать меня.

— Легко, можешь на меня положиться. — Обрадованная тем, что без неё никуда, пегаска тут же забыла о страхе. — Что мне делать?

— Ты помнишь, как я тебя разбудил?

— Помню… — Пони рефлекторно потёрла щёку.

— Так вот, если меня начнёт трясти в конвульсиях, из всевозможных отверстий пойдёт кровь или я просто с горящими глазами начну вещать о конце света, можешь смело лупить меня, что есть силы.

— Ясно! — Дэш отдала честь.

— Звучит жутковато, особенно про “кровь из всех отверстий”— Твай подошла к изголовью кровати — Ты точно готов?

«О боже, на данный момент я их единственный путь к спасению, а она вместо паники спрашивает “ты точно готов”? Я их обожаю ».

— Твай, к такому нельзя приготовиться, поэтому просто устраивайся рядом. — Грифон похлопал по свободному на койке месту.

— А обязательно это делать на кровати? — Дэш явно хотела подколоть начинающего экзорциста.

— Да вообще можно это делать где угодно: Прихожая, кухня, кладовка и т. д. Но по мне на удобной, мягкой кровати спать удобней. — Пожал плечами Странник.

Пока Ферразиус объяснял пегаске тонкости изгнания демонов, единорожка несмело устроилась рядом, подобрав под себя все четыре копытца.

— Твайлайт, ты уже? Отлично, чем быстрее с этим покончим, тем лучше. Можешь закрыть глаза, и просто расслабится.

Под подозрительным взглядом Дэш, грифон аккуратно положил лапу на голову фиолетовой пони и закрыв глаза попытался сосредоточиться.

«Сосредоточься, просто сосредоточься, успокойся, ничего страшного не случится всё бу…».

Упорядоченные мысли грифона оборвал резкий провал во тьму.

***

Открыв глаза, Ферразиус обнаружил себя в просторной комнате, которую он никогда раньше не видел. Рядом с ним стоял аккуратный столик, на котором были разложены всевозможные расчёски, пузырьки с маслами и прочие инструменты массажиста. Само помещение было довольно милым – цветы, картины, миниатюрные шкафчики, тут всё было на своём месте и создавало атмосферу уюта.

«Должно быть, это салон красоты Лотос и Алоэ? Интересно и что тут забыл демон?»

Тут раздался стук в дверь, и прежде чем Странник успел отреагировать, внутрь вошла принцесса Селестия.

Всё встало на свои места, и Ферразиус понял, что имеет дело с суккубом и теперь, если верить книге, нужно незаметно нарушить “сюжет” , сделав или сказав что-то нелогичное, тогда власть демоницы немного ослабнет.

―Здравствуй, сегодня было столько дел, и я очень устала, я слышала от Твайлайт что ты можешь сделать релаксирующий массаж? ― Мягко начала “Селестия”.

― Мартышлюшка! ― Радостно ответил массажист.

Ха-ха, всё, что Странник пережил до этого, вполне стоило того, что бы увидеть лицо “Селестии”.

― Что? ― Тупо переспросила она.

― Не обращайте внимания ваше величество, это древнее приветствие одного из бессмертных народов из моего мира. ― Странник уже заметил, что он в образе скромно одетого, безоружного человека и продолжил лебезить перед белым аликорном. ― Принцесса, вас не обманывали, я действительно могу сделать релаксирующий массаж, для вас сегодня совершенно бесплатно.

―Вот и прекрасно! ― сказала она радостным тоном.

Не дожидаясь приглашения, “Тия” прошла в процедурную, мимолётом “случайно” задев лицо человека хвостом. Прихватив с собой всё, что было на столе, он зашёл следом. А демоница уже удобно расположилась на массажном столике и заманивающее помахивала хвостом. Сглотнув, Странник неспешно подошёл к “Селестии” и начал с массажа плеч.

«Так, успокойся, представь её толстой уродиной… Это тяжелее чем кажется. И что мне с ней делать? Свернуть шею? Нет, я… я не могу, убить её, пусть это лишь иллюзия, я не могу… Нужно заставить её принять свой истинный облик. Вот только как?»

― Ты сегодня очень вялый. ― Заметила “Тия”. ― Давай же, у тебя сильные руки, смелее.

Пришлось ускорить темп и перейти к спине. “Селестия” прикрыла глаза и еле слышно выдохнула.

― Теперь ушки. ― Потребовала она.

С ушами опыт у Странника кое-какой был, поэтому, когда он приступил, аликорн тихонько застонала.

«Вот блин, я же не железный… Терпи Ферразиус, ты же знаешь к чему могут привести кувыркания с суккубом».

Сношение с суккубом могло окончиться чем угодно: импотенция, уменьшение срока жизни, банальная потеря контроля над собой и другие не очень хорошие бонусы.

Тем временем демоница подняла свои белоснежные крылья.

― Теперь тут. ― Промурчала она.

Делать нечего, пришлось массировать и крылья. Тут Странник вспомнил, отчего у пегасов и аликорнов поднимаются крылья, а “Тия” уже начала стонать во весь голос.

― Думаю, процедуру можно считать оконченной. ― С трудом отрываясь от прекрасного тела, пробормотал Странник.

― О нет, процедуры только начинаются. ― Слезая со столика, заявила “Селестия”.

Только он хотел что-то возразить, как его ослепила белая вспышка, и пол ушёл из-под ног. Несколько мгновений он будто был в невесомости, а потом приземлился на что-то мягкое. Проморгавшись он обнаружил себя в королевской спальне, прикованным кандалами к кровати. Хозяйка положения была тут, правда вместо красивой тиары была кожаная фуражка, а небольшой нагрудник был заменен чёрной перевязью, а ещё грива и хвост… они были бледно-розового цвета и развивались совсем по-другому. В зубах была плётка, а взгляд говорил, что она сейчас оторвётся по полной.

― Ух, ё! ―Только и смог выдать Странник.

― Молчать раб! Кто разрешал тебе говорить?

Поднятая телекинезом плётка со свистом рассекла воздух и оставила на боку человека небольшую кровоточащую ранку. То, что в свой адрес услышала демоница ,смутило даже её.

― ТЫ *нецензурная брань*, ЭТО ЖЕ * нецензурная брань*, ТЫ ТУПАЯ *нецензурная брань*, Я НЕ МАЗОХИСТ *нецензурная брань*.

― Тебе не нравится? ― Всё ещё отходя от словесной атаки, изумилась суккуб.

― А ты себя п…..и, как следует, я посмотрю, как тебе понравится. ― Прорычал Странник.

Лучше бы он не просил, ведь “Селестия” действительно ударила себя по крупу, перед этим для лучшего обзора развернувшись к Ферразиусу нужным местом.

― Послушай, я…

Серьёзное обращение Странника, прервал такой же серьёзный поцелуй – с языком, слюнями и прочими прелестями. Когда демоница работала языком, почему то возникала мысль о змее, вцепившейся в оголённый провод. Наконец после пятиминутного засоса “Селестия” с довольной улыбкой отлепилась от человеческих губ.

― Ну как? ― Облизалась она.

― Отсоси, сука! ― Сплюнул Странник, и тут понял, что сказал лишнее. ― Э-э-э, я в переносном смысле.

Однако у него уже выпускали ремень.

«А-а-а, что же делать?! Она же меня сейчас просто поимеет и за счёт моих сил станет ещё сильнее. Я не хочу быть батарейкой, из которой сосут жизненную энергию».

Тем временем последняя преграда на пути к желаемому была снята, и энергию действительно стали сосать, в самом прямом смысле этого слова.

― Куда ж ты полезла… кааааайф!

Звериная похоть затмила разум, и он уже не сопротивлялся, а заметившая это суккуб, лишь ускорила темп.

«Ты сюда трахаться пришёл или демона изгонять?!» ―Кажется, это крикнул здравый смысл.

Стараясь собрать все разумные отрезки памяти и объединить их в план, Ферразиус стукнулся головой о подлокотник. Немного помогло и он начал дёргать кандалы.

«О-о-о да… они вроде не особо крепкие, скорее для утех, чем серьёзного удержания… ё-маё как же хорошо… А-А-А надо выбираться… так, она сейчас поглощена мной и не особо внимательна, а значит нужно попробовать… А-А-Ахринеть».

Стараясь особо не дрыгаться, Странник начал медленно освобождать правую руку из оков – выскальзывала она быстро, благо пот действовал как смазка. Освободив одну руку и спрятав её вместе с цепью под подушку, Ферразиус понял, что на финише.

― Дааа! ― Прокричал то ли он, то ли она, но скорее всего все вместе.

Пока “Селестия” наслаждалась “семенами победы”, Странник с шумом в висках и непередаваемым ощущением во всём теле, начал освобождать вторую руку. Демоница заметила, что он ёрзает на кровати и оставив свой “пост”, легла на человека всем телом, так что их лица оказались на одном уровне.

― Расслабься, давай просто доставим друг другу взаимное удовольствие. Что скажешь?

― Понимаю…

Опять поцелуй прервал речь, но на этот раз Странник вырвался.

― Фу б….ь ты же только что держала во рту мой ч…н, а я ещё… Фу б…ь, фу н….й.

― Ханжа. ― Фыркнула она, но тут на её лице снова появилась улыбка. ― Сейчас то, что я устрою, понравится даже такому придире как ты!

Ферразиус прикусил до крови язык, когда почувствовал, что по месту недавнего “переливания”, начали водить крупом.

«Всё это последняя грань, если я не освобожусь сейчас, то дальше уже не смогу себя контролировать».

С криком “Я останусь праведным”, Странник вырвал с корнем левый подлокотник и воспользовавшись удивлением суккуба, подмял её под себя.

― Ого, так ты любишь сверху? ― Хихикнула она, чувствуя жар его тела. ― Или ты просто боишься секса? Не волнуйся он не такой страшный, как о нём рассказывают священники.

― Секса я не боюсь. ― Всё ещё пытаясь успокоить свою похоть, ответил он. ― Я боюсь его последствий, причём не только для себя.

― А, так ты тут из-за девчёнки, да? Не волнуйся, я знаю, что она стремится ко всему новому, и неизведанному и я с радостью покажу ей всё, что знаю. ― Произнесла демоница своим протяжным, немного ехидным голосом.

Тут Ферразиуса словно холодной водой окатили, и он понял, что если ничего сейчас не сделает, то моральное и физическое здоровье Твайлайт будет загублено.

― Прими свой настоящий облик. ― Продолжая крепко держать “Селестию”, прохрипел он.

― Отпусти рог, я не могу колдовать. ― Она оскалила ровные белые зубки.

― Не лги мне, свой настоящий образ ты можешь принять и без магии.

― Даже не знаю…

― ЖИВО!!!

― Ладно, ладно… что кричать то.

Теперь Ферразиус прижимал к кровати девушку ослепительной красоты: с утончёнными чертами лица, изящными крылышками, милыми маленькими рожками и хвостом с огненно-рыжей кистью, который легонько хлестал его по бокам.

― Ты идеальна. ― Выдохнул Странник.

― Уж лучше той лошадки, а? ― Суккуб игриво подмигнула.

― Да вы и рядом не стояли! Даже не смей сравнивать себя и её.

Радостная демоница даже прикрыла глаза:

― Ой, ну хватит.

― Готова к настоящей встряске. ― Услышала она над собой.

― Готова. ― Не открывая глаз, суккуб легонько улыбнулась.

Она ожидала чего угодно, но никак не сокрушительного удара кулака обмотанного цепью. Не успела она понять, что случилось, как новый удар выбил из неё часть зубов.

― ОСТАВЬ!!! ЕЁ!!! РАЗУМ!!! В ПОКОЕ!!! ТЫ!!! Ё….Й!!! ИЗВРАЩЁННЫЙ!!! КУСОК!!! ДЕРЬМА!!!

Каждое отдельное слово сопровождалось ударом, и даже когда раздался хруст проламывающегося черепа, Ферразиус продолжал бить со всей своей силой и жестокостью. Наконец увидев, что от лица демоницы осталось лишь кровавое месиво, Странник сполз с кровати и без сил закрыл глаза, чувствую, как холод пола успокаивает его ярость.

***

―Просыпайся, прошу тебя, проснись! ― Твайлайт очнулась ещё пять минут назад и теперь, что есть силы, трясла грифона.

Тот сначала даже не дышал, а потом к радости единорожки резко вскочил, судорожно хватая воздух. Тяжело хрипя, он повалился на кровать:

― Всё нормально… я справился.

― Ты как? ― Обеспокоилась колдунья.

― Нормально… только мне бы чего нибудь холодненького… выпить и кое-куда приложить. ― Тут его зрачки расширились. ― А где Рэйнбоу Дэш?!

Пегаска славилась тем, что никогда не бросала друзей, а значит, беспокойство за её отсутствие было вполне понятным. Твайлайт поняла всё без слов и быстро сбежала на первый этаж.

― Быстрее, она спит на полу, и кажется уже давно! ― Крик снизу резанул уши грифона.

Грязно выругавшись, Странник, ещё не отойдя от “схватки” с суккубом, поковылял к лестнице.

Воплощение Гнева

Глава вышла очень быстро, потому что в ней есть немного копипасты(для атмосферы).
Ещё один кошмар, но на этот раз в голове Рэйнбоу Дэш...

Рэйнбоу Дэш уже довольно долга наблюдала за спящим рядом с Твайлайт грифоном, и не происходило ничего интересного. Пытаясь хоть как то развлечься, пегаска стала напевать песенку “Winter Wrap Up”, но и это быстро наскучило. Тут она заметила, что лицо грифона резко дёрнулось, и Дэш уже собиралась, как следует его отколошматить, но заметив расползающееся в блаженной улыбке экзорциста, передумала. Ещё пять минут прошло в бездействии и она поняла, что глядя на спящих, сама скоро заснёт.

«Во имя Селестии, мне нужно кофе… много кофе».

Спустившись вниз, Дэш почуяла неладное но не придав этому значению пошла на кухню. Когда до заветной двери осталось пара метров, пони услышала, чей-то неразборчивый шёпот.

― Кто здесь? Покажись! ― Смело выкрикнула кобылка, оглядываясь вокруг себя.

Ответом ей была песенка, спетая замогильным голосом:

All you have to do is take a cup of eyes,

Add it to the mix.

Now just take a little blood, not meat,

And guts, just a pinch.

Baking these treats is such a cinch,

Add a teaspoon of fear,

Add a little more, and you count to four

And you never get your fill of...

Cupcakes -- so sweet and tasty.

Cupcakes -- don't be too hasty.

Cupcakes -- cupcakes, cupcakes, CUPCAKES!

― Какого… ― Последнее, что успела сказать пегаска, прежде чем кровь прилила к голове, и она потеряла сознание.

***

Воздух был теплый, сияло солнце, и все в Понивилле наслаждались замечательным деньком. На главной площади царила суматоха и давка. Деловые пони деловито спешили по своим делам по улицам. Казалось, у каждого пони есть какое-то неотложное занятие. У всех, кроме Рейнбоу Дэш – ее место было в небе! Она легко и свободно прорывалась сквозь облака, торопясь от одного к другому. Макушки деревьев трепетали и колыхались, когда она проносилась мимо, играя в догонялки с ветром. Пегаска, под восхищенные взгляды детей, сделала крутой заход над школьным двором, поднявшись на несколько сотен метров, и резко рванула к земле – так быстро, насколько смогла. Буквально за несколько секунд до столкновения с поверхностью ее крылья расправились, и она взмыла обратно в чистое, синее небо. Рейнбоу Дэш наслаждалась жизнью.

Но тут и она вспомнила, что и у нее тоже есть дело – она должна была встретиться с Пинки Пай через пять минут! Она настолько увлеклась своими воздушными упражнениями, что почти забыла об этом.

«Стоп, встретиться с Пинки Пай? Неужели… НЕТ-НЕТ-НЕТ, ТОЛЬКО НЕ ЭТО НЕЕЕЕТ!!!». ― Эти мысли заставили перепуганную пегаску устремится в небо, подальше от Понивиля, подальше от Сахарного уголка, подальше от своей смерти…

Однако невидимый режиссёр заметил, что побег Дэш не входит в “сценарий”, и мощный поток воздуха, сбив пони с курса, понёс её в городок.

― НЕТ-НЕТ-НЕТ!!! ― Кричала во всё горло пони, когда увидела на горизонте знакомый розовый домик.

Поток воздуха поставил Дэш недалеко от Сахарного Уголка, давая ей самой зайти в приветливо открывшуюся дверь. Недолго думая пегаска развернулась на 180 градусов и помчалась прочь, однако “сценарист” снова внёс свою лепту — что-то схватило Дэш за задние копытца и поволокло в местный ад. Обернувшись, пони никого не обнаружила, однако кто-то большой и сильный волок её и это было заметно по топоту, который издавал невидимый ловчий. Пегаска пыталась затормозить, воткнув копытца в землю, но это лишь привело к порезам, которые появлялись от острых камней и оставляя две еле заметные красные борозды, Дэш “вошла” в сахарный уголок. Всё происходящее было на глазах нескольких десятков пони, но они ничего не замечали и даже не повели ухом, когда она начала звать на помощь. Дверь захлопнулась, и пегаску буквально швырнули к ногам “Пинки”.

― Вау, ты тут, ты тут! Я ждала тебя ве-е-е-есь день! – восхитилась прыгающая от радости розовая пони.

― Пожалуйста, отпусти меня. ― Стараясь не сорваться на вопль, попросила Дэш.

― А-а-а, ты же уже в курсе, точно-точно, мы ведь с тобой уже виделись. Нас тогда ещё грубо прервали… Ну ничего, можно сразу приступать к делу.

Пегаска даже не успела ничего толком сообразить, как “Пинки” повалила её, используя лишь одно переднее копытце, а во втором уже был злополучный кекс.

― Открывай рот, или я вставлю эту херню в дырку, которую проделаю на месте твоих зубов. ― Зашипела “Пинки”, тыкая в мордочку Дэш свой кулинарный шедевр.

Видя, что пони стала лишь сильнее сопротивляться, демон попросту вырубил её ударом в челюсть.

*Темнота*.

Очнувшись, Дэш обнаружила, что находиться в какой-то темной комнате. Она попробовала потрясти головой, но не смогла – тугой кожаный ремень прочно держал ее на месте. Она попытался вырваться, но скобы вокруг ее груди и конечностей намертво приковали ее к вертикальной доске, а ноги ее были разведены широко в стороны. Единственной частью ее тела, не привязанной накрепко, оставались крылья – рама была без спинки. Пока она корчилась в попытках вырваться, в поле ее зрения вскочила “Пинки”.

― Здорово, ты очнулась! Теперь мы наконец можем начать! – Радостно заявила розовая пони, однако на сей раз тележки она не везла, а стол со всем необходимым возник рядом с ней.

Дэш попыталась ответить, но челюсть до сих пор сильно ныла и она лишь что-то неразборчиво промычала.

― Ха-ха, я и забыла! Знаешь, ты сама виновата, тебе надо было просто съесть кекс. ― “Пинки”сказала это таким тоном, словно это ей минуту назад со всей силы врезали по лицу.

― Н… не надо. ― Превозмогая боль, еле слышно попросила Дэш.

― Надо Дэши. ― “Пинки”тяжело вздохнула. ― Надо!

― М…м…мы же… подруги. ― Фраза была ни о чём, ведь пегаска знала, кто перед ней на самом деле.

― Конечно подруги. ― Демон радостно подпрыгнул. ― А подруги должны всем делиться.

Взяв со стола ржавый серповидный клинок, “Пинки” аккуратно отвела в сторону одно из крыльев своей подруги.

― Сначала, я одолжу у тебя левое крыло. ― Сказав это, демон начал медленно заносить своё оружие.

Увидев безумную улыбку своего палача, пегаска просто закрыла глаза и стиснув зубы приготовилась к невыносимой боли. Но вместо этого она просто услышала слабый хлопок и последующее за ним сопение. Дэш не хотела смотреть, но яркий свет забирался даже под закрытые веки и не выдержав, она открыла глаза.

Её закрывало спиной существо, которое напоминало тех двух пришельцев из замка, но оно было закутано в белую рясу, а сверху был надет простой стальной нагрудник. Также на нём были поножи, наплечники, перчатки и прочие атрибуты рыцаря, а вот шлем отсутствовал – на его месте был простой капюшон. Существо было совершенно безоружно, и оно просто одной рукой держала обе лапы “Пинки”, которая в свою очередь изо всех сил пыталась проткнуть своего нового врага. Свет, который исходил от незнакомца, немного освещал мрачный подвал, оголяя его ужасные секреты.

― Ты ещё кто такой? ― Прорычала “Пинки”, стараясь вогнать клинок в грудь незнакомца.

― Я твоя смерть, дрянь. ― Спокойным, старческим голосом ответил пришелец.

Воспользовавшись свободной рукой, незнакомец нанёс демону сокрушительный удар под дых, отчего “Пинки”, улетела во мрак своего подвала, и судя по звуку повалила стойку с очередными пыточными принадлежностями. Не теряя времени, он начал освобождать Дэш. Пегаска увидела, что из-под его капюшона исходит синеватое сияние, а на нагруднике был выгравирован крест.

― Я выпью твои глаза. ― Раздался голос из темноты.

Оставив попытки освободить пони, пришелец повернулся на источник звука.

― Покажись своё истинное лицо демон, хватит осквернять облики невинных.

Из темноты раздался смешок, который потом перешёл на хихиканье, затем сменился безумным хохотом, а в конце раздался крик полный первобытной ярости. То, что Дэш увидела, потом засядет у неё в голове надолго – на свет выпрыгнуло огромное чудовище, которое напоминало отвратительную помесь кабана и гориллы: непропорционально огромные ладони, сжимающие топор для рубки дров, уродливая, покрытая наростами и шипами рожа, на которой еле угадывался нос. Размером демон был с небольшого дракона, и подвал был ему очень тесен. Лапы оканчивались кривыми, острыми когтями, а за спиной безвольно висели обрубки, которые когда то были кожистыми крыльями. Покрытое мускулами ярко красное тело отдавало огнём самой преисподнии. Смерив пришельца ненавидящим взглядом, демон двинулся к источнику света.

― Когда я сожру твоё сердце, а из черепа сделаю чашу, я займусь тобой. ― Переводя взгляд с незнакомца на пегаску, обнажив гнилые клыки, пообещал монстр.

― Сначала тебе придётся победить меня. ― Вызывающе бросил пришелец.

― Я об этом уже упомянул. ― Закончив фразу, демон резко сорвался с места, явно рассчитывая задавить своих жертв. ― ВСЁ ОТПРАВИТСЯ В ПАСТЬ ХАОСА!!!

Рэйнбоу Дэш уже приготовилась быть размазанной огромной тушей по полу, но тут оба противника исчезли в яркой вспышке. Всё ещё приходя в себя пегаска, начала дёргать кандалы, намертво держащие её в “распятой” позе. Бесполезно, они крепко держали свою узницу. Оставшись одна в кромешной тьме пегаска не оставляя попыток вырваться прикрыла глаза и заплакала. Потом она снова потеряла сознание.

*снова темнота, но на этот раз в ней пробивается небольшой луч света и пони радостно бежит на него*

Очухалась Дэш от звука льющийся воды и подняв голову обнаружила себя на скамейке возле Понивильского фонтана. Незнакомец сидел рядом и усердно полоскал в нём руки. Посмотрев за бортик фонтана, пегаска увидела огромную рану посреди ладони незнакомца, из которой хлестала кровь и перемешивалась с водой. Сам пришелец был изрядно потрёпан: местами ряса была порвана и на ней виднелись бурые пятна, недоставало одного наплечника, а на нагруднике было несколько больших вмятин.

― Кто это тут очнулся? ― Заметив, что Дэш проснулась, незнакомец оторвал от плаща небольшой кусок и наспех перебинтовал рану. ― Спать во сне, наверное, необычно, не так ли?

― Эмм… это ты? ― Неуверенно начала Дэш.

― Смотря, кого ты подразумеваешь под “ты”. ― Спокойно ответил он.

― Тот парень, который вчера вытащил меня из кошмара. ― Она смущённо улыбнулась. ― А я даже имени его не знаю…

― Парень, вытащивший тебя вчера из кошмара? Хм, нет, это не я. По правде говоря, я тебя впервые вижу.

― Но… тогда кто ты? Как оказался в моём сне? И зачем ты спас меня? ― Логичные вопросы заставили пришельца лишь пожать плечами.

― Моё имя Талионис. В кошмаре я оказался благодаря добрым людям. А спасти тебя была моя цель. ― Заново перебинтовывая рану, ответил он.

― Добрые люди? Спасти меня? Видишь меня в первый раз? ― Ответы лишь породили новые вопросы и Талионис остановил их мягко положив неповреждённую руку на мордочку кобылки.

― Сейчас я тебе всё расскажу, ты уже повидала не мало, так что скрывать правду не имеет смысла.

Из слов своего спасителя, Рэйнбоу Дэш узнала, что некий псих написал рассказ о том, как её лучшая подруга Пинки Пай разделывает её в подвале. К сожалению, рассказ стал очень популярен, и доставлял удовольствие многим любителям жестокости. Так появилось “Воплощение Гнева” – ранее заключённое в тюрьме чудовище, чей смысл существования заключался в уничтожении всего живого. Будь то кровавая битва, или убийство невинных, эта тварь везде искала способ утолить жажду крови. Правда были и те, кому становилось искренне, жаль пегаску, что дало жизнь ещё одному существу – Талионису. В представлении людей защитник слабых и обездоленных, является рыцарь в белых доспехах, поэтому он и выглядит именно так. Как оказалось, демоны появляются благодаря людям, а таких существ как он очень и очень мало. В конце, новый друг добавил, что монстр её больше не побеспокоит.

― Надеюсь тот, кто извратил мой сон, умрёт. ― Угрюма пробормотала Дэш.

― Конечно, умрёт, люди не живут вечно и этот урод не исключение. ― Рыцарь аккуратно положил руку на плечо пегаски. ― Ты упомянула о парне, который вытащил тебя из кошмара… он человек? ― Увидев во взгляде пони непонимание, он скинул капюшон. ― Он похож на меня?

Перед Дэш открылось лицо человека, но довольно старого – седые волосы, морщины и небольшая белая бородка. Хотя он был похож больше на старого вояку, и назвать его стариком было бы немного неправильно.

― Он выглядел примерно так же, но лишь один раз, потом я видела его только в образе грифона.

― Ясно. Думаю, тебе лучше проснутся. ― Мягко заметил Талионис.

― О СЕЛЕСТИЯ! Я же должна следить за грифоном! А вдруг с ним что-то случится? Ты должен помочь мне проснутся! ― Дэш умоляюще посмотрела на рыцаря.

― Я помогу, но ты только не обижайся. ― Кажется, на его лице промелькнула хитрая улыбка.

― А на что мне обижаться? ― Не поняла пегаска.

Вместо ответа он резко схватил пони и окунул её в фонтан, вода в котором была просто ледяная.

***

― Ура, она проснулась!

Голос Твайлайт не хуже ледяной воды выводил из спячки. Непонимающе оглядевшись, Дэш заметила, что лежит там, где и упала, вот только она вся мокрая, а над ней стоит единорожка, держа телекинезом пустой ушат. Сверху раздался грохот и подняв голову, пегаска увидела прихрамывающего грифона, направляющегося к ней. Не сбавляя ходу, он начал свою трогательную речь:

― Ты блин совсем ахринела? Я что тебе сказал делать? НЕ СПАТЬ! Ты понимаешь, что ты могла пострадать? Почему ты такая ду…

Его прервали, повалив на пол.

― Вау, к чему это всё? ― Прижимая к себе дрожащую от холода и радости пегаску, удивился грифон.

Она молчала и лишь ещё сильнее жалась к нему. Ферразиус лишь вздохнул и накрыл её своими крыльями.

― Может, отнесём её наверх? ―Спросила подошедшая Твай.

Грифон кивнул и аккуратно, с помощью магии единорожки поднялся на задние лапы. Дэш продолжала молчать и лишь иногда шмыгала носом. На втором этаже её уложили в кровать, перед этим завернув в одеяло. Аккуратно пригладив мокрую гриву, Странник уже хотел уйти, как пони еле слышно окликнула его:

― Постой…

Он, молча сел на край кровати.

― Сейчас это прозвучит глупо но… Как тебя зовут?

― Ферразиус.

― Ферразиус… мне нужно тебе кое о чём рассказать.

Ссылки:

Талионис – (Talionis) В переводе с латыни означает возмездие.

Новый союзник

Смертные очень недоверчивы, а в особенности к тем, кто живёт дольше них.

С убранными за спину лапами, Ферразиус огромными шагами мерил первый этаж библиотеки и что-то бурчал себе под клюв. Твайлайт просто сидела за столом и рассматривала древний желтоватый пергамент, который лежал в конце принесённой Странником книге “Молот Ведьм”.

— Чего ты так разволновался, ведь с Дэш всё в порядке. — Единорожка мельком глянула на мельтешащего по комнате грифона.

— А тебя не кажется, что очень уж гладко всё прошло? — Он резко остановился. — Вот так, ни с того ни с сего из неоткуда, появляется ,рыцарь добра и света, жаль без коня, и спасает нашу нерадивую подругу и главное красиво спасает.

— Но ведь это же хорошо. — Радостно поянила фиолетовая пони.

— Чего хорошего то?! Мы о нём ничего не знаем, а он скорее всего ещё в голове Дэши. Кто знает, что он удумал. — Странник снова начал ходить туда-сюда.

— Но зачем ему причинять ей вред, если он её спас? И мне послышалось или ты сказал ДэшИ.

— Тебе послышалось. — Молчание. — И кстати ,он просто мог оставить её для себя. А что? Я без понятия, чем он питается, может сновидениями, а может кровью.

Колдунья непроизвольно вздрогнула, представив этот “перекус”, но от плохих мыслей её отвлёк нужный абзац в пергаменте.

— Ферразиус (после произошедшего с Дэш, он, наконец, представился), я кое что нашла.

Наконец, когда грифон наворчался и подошёл к столу, фиолетовая единорожка начала читать:

«Духи мщения или возмездия появляются в результате сильных душевных переживаний или же из-за гнева (не простой ярости, а именно гнева, рождённого состраданием) есть мнение, что местом их обитания является огромная крепость на небесах, одновременно служащая пристанищем для светлых душ. У самих духов много разновидностей: ангелы, архангелы, серафимы и другие. Есть мнение( подтверждённое первым магистром ордена тамплиеров Гуго Де Пейеном), что они ведут нескончаемую войну с легионами демонов, рождённых существами со злым умыслом. У этой войны будет лишь один победитель и от него зависит, поглотит ли миры хаос, или же восторжествует порядок».

— О как! — Прищёлкнул клювом Странник. — Значит один из светлых рыцарей, всё же решил поднять свою белоснежную задницу и помочь простой смертной. Это достойно упоминаний в Эквестрийских архивах.

— Зачем ты так? Он же просто помог. — Твайлайт не могла понять неприязни Ферразиуса к ангелу.

— Да они на нас как на мусор смотрят! — Передние лапы грифона, сжавшись в кулаки, громко хрустнули. — Я повидал немного больше, чем одного демона… я кое-что вспомнил, но сейчас о другом. И я ни разу не видел этих защитников справедливости на нашей стороне. А знаешь почему? Да потому что мы, смертные, их авангард и принимаем на себя основной удар. — Из сжатой лапы капнула бардовая капелька. — Мне пришлось побывать не только в Эквестрии. — Его немного передёрнуло. — Везде, понимаешь ВЕЗДЕ, эти твари пытаются разрушить равновесие… Ваша страна и ещё Соединённое королевство – единственные места, где я не обнаружил существенного присутствия демонов.

— Что ты хочешь этим сказать? — Нахмурилась пони.

— То, что ангелы не намного лучше демонов. — Странник взял салфетку и прижал её к ранке. — Они будут помогать нам, пока от нас есть польза, а если мы станем бесполезны, то…

— То…

— То всё вернётся на круги своя и нам снова придётся бороться в одиночку.

— А что этим духам от нас нужно? — Пони решила немного свернуть с темы разговора.

— Смею предположить, что их привлёк ваш сравнительно невинный мир… Хотя не знаю. — Грифон ещё пару раз провёл салфеткой по руке и скомкав забросил её в урну. Лизнув ладонь, он поморщился, а затем пошёл на второй этаж.

— Ты куда? — Хотя Твайлайт уже знала ответ.

— Пойду, побеседую с этим “паладином”, если он ещё там. — Не поворачивая головы, ответил Ферразиус.

— Погоди, ты же не собираешься…

— Нет, просто поговорю. — Голос звучал уже сверху.

Подойдя к двери спальни, грифон тихонько постучал.

— Занято. — Раздалось изнутри.

«Пока есть чувство юмора, беспокоится не о чем».

Зайдя внутрь и развалившись рядом с полу заснувшей пегаской, грифон потрепал её за ухо. Она обернулась и удивлённо посмотрела на Странника.

— Дэш, сейчас я проникну в твоё сознание, расслабься.

— Но зачем? Демон уже побеждён. — Удивилась пони.

— Я хочу поговорить с этим… как его…

— Талионис. — Учтиво подсказала пони.

— Да, да Тампонис. Так, что лежи смирно и не вертись.

Рэйнбоу Дэш уже хотела что-то возразить, но тёплая лапа легла на голову, и кобылке очень резко захотелось спать.

***

Открыв глаза, пегаска поняла, что лежит на той самой скамейки около фонтана. Оттолкнувшись от деревянной спинки, она взмыла в небо, высматривая грифона. Сделав несколько кругов над Понивилем, пони приметила небольшой дымок, идущий со стороны кузницы. Начав пикировать вниз, Дэш еле успела свернуть за угол, прежде чем её успел заметить вышедший из-за угла Ферразиус. Ей не хотелось, что бы он её заметил… пока не хотелось. Прикинув, если её не будут видеть, то разговор между человеком и ангелом будет более откровенным. Звенящие звуки ударов, которые до этого всё время раздавались из кузни, стихли, и Дэш услышала скрип открывающейся двери. Вжимаясь в стенку, пегаска подошла к самому углу и вся превратилась в слух.

— Так-так, значит, вы и есть тот самый безымянный человек? — Голос Талиониса звучал, немного прерывисто, словно он весь день работал.

— Да. — Коротко ответил хриплый голос Странника.

— Что ж, рад встрече, позволь пожать вашу лапу.

Раздался еле слышный хлопок.

— Тебя не удивляет, что я человек, а стою перед тобой в образе грифона?

— Не особо, вы, наверное, просто не хотите привлекать к себе лишнее внимание. Я так думаю, может я не прав.

— Можно сказать вы угадали. — Дэш услышала негромкий кашель. — Может, перейдём на “ты”?

— Я не против.

— Отлично! — Повисла небольшая пауза. — Что тебе тут надо?

Пегаска невольно сглотнула – ей было неудобно, что её защитника вот так, прямо в лоб закидывают грубыми вопросами. Тем временем диалог продолжался.

— Хм, я думаю, она вам обо всём рассказала. — Талионис был так же спокоен и кажется, он никак не отреагировал на грубый тон.

— Ты не понял, ангел. Мне нужны мотивы, а не пересказ обрывков истории со слов перепуганной девчёнки.

«Перепуганной девчёнки? Вот нахал».

— Хорошо, я расскажу всё со своей точки видения, но думаю, она будут не сильно, расходится с “обрывками истории”.

Оказалось, ангелы имели право помогать смертным лишь посредственно – оставлять различные подсказки, укреплять силу духа, помогать справится с отчаянием и прочие мелочи. Талионис оказался из тех, кто не хотел видеть страдания смертных и “кексики” стали последней каплей. Кажется, он очень сильно разгневал своих повелителей и ближайшие пару веков, он может не возвращаться к себе домой.

«А я думала, он появился только благодаря рассказу. Хех как наивно».

— Ты пожертвовал своей репутацией, что бы помочь незнакомой тебе пони? — Видно Ферразиус не доверял ангелу.

— Знаешь. — Ангел немного повысил тон, и Дэш показалось, что он сейчас просто пошлёт грифона куда подальше. — Я ведь многое повидал – война греха, вторжение владыки ужаса на небеса и даже оказался счастливчиком, который пережил его нападение. Я был непоколебим и с “закрытыми глазами”, переносил все лишения, но знаешь, когда я увидел ЭТО… Нет, я не мог просто пройти мимо. Просто поверь мне, я не мог позволить этому случится, этого и не должно было случиться. Ты же меня понимаешь, ты ведь тоже убивал и должен знать каково это.

— Тише ты, мы не просто в Понивиле, мы во сне и причём не в своём, так что говори потише, так, на всякий случай.

«Неужели он что-то заметил». — Кинув взгляд себе под ноги, пегаска облегчённо стёрла со лба пот – бочка с водой не давала её тени показаться из-за угла. Тем временем грифон продолжил:

— Допустим, я тебе верю, но ответь мне на ещё один вопрос… Человек, победивший владыку ужаса, как он это сделал?

— Как банально это не прозвучит, но при помощи силы и магии. — Голос Талиониса вновь стал спокойным, как при разговоре у фонтана. — Но он есть Нефалем, а ты не он, так что с демонами тебе сражаться будет куда труднее.

— Понимаю…

— А теперь, если ты не возражаешь, я тоже задам тебе пару вопросов.

— Ладно.

— Ты, ты сам, зачем ты им помогаешь?

— Потому же почему и ты.

— А-а-а, я же говорил, что ты меня поймёшь. А что именно заставило тебя геройствовать?

— Отсутствие большей части воспоминаний о жизни, наличие одной очень полезной способности и шило в заднице.

— Хмм, это ведь из-за неё да? — Немного помедлив, спросил Талионис.

— Уйди из моей головы ангел, иначе лишишься своей. — Угрожающе прорычал грифон.

— Что ты, что ты я и не думал, я просто предположил. Кто она?

— Не твоё дело, к тому же вы ангелы не особо отношениями интересуетесь.

— Стереотипы мой друг и на тебя повлияли. — Талионис негромко хмыкнул. — Мне просто интересно, кто она такая, если ты ради неё ступил на такую скользкую дорожку? На рыцаря ты не похож, а кроме них из-за женщины мало кто идёт на подвиги.

— Стереотипы мой друг и на тебя повлияли. — Передразнил ангела, грифон.

— Ха! Ладно, можешь не говорить, у всех должны быть маленькие секреты.

Наступила тишина, и через некоторое время раздался лязг металла.

— Красивая броня. — Заметил грифон с ноткой зависти.

— Да уж, видел бы ты её час назад. Ух, и потрепала меня эта тварь, надо мне чаще тренироваться. — Тут ангел резко зашагал в сторону Дэш, и это было слышно по шагам.

«Меня заметили? Но как?» — Времени было в обрез и не хватало ни на побег, ни на взлёт, поэтому пегаска просто спряталась за бочкой. Краем глаза она заметила, как Талионис чуть показавшись из-за угла, снял с бельевой верёвки свою рясу и побрёл обратно.

— Ты ещё и чинить броню с одеждой умеешь. — Подивился грифон, явно разглядывая то, о чём упомянул.

— Поживёшь с моё, от скуки не одну сотню ремёсел изучишь. — Вздохнул ангел.

— Поживу с твоё? Это шутка была или просто неудачная фраза?

— Извини, я и забыл…

Рэйнбоу Дэш решила подобраться поближе, и аккуратно залетев на крышу, по-пластунски подползла к краю.

—… просто? — Услышала она конец вопроса, который задал Ферразиус.

— Ты удивлён? Наверное, думал, что я начну что-то требовать взамен или просто набивать себе цену? Нет, мне сейчас не до этого – на небеса меня не пустят, да и какой нормальный ангел откажет в помощи просящему. Так что я помогу тебе и можешь не сомневаться.

— А как ты перейдёшь в другой сон? Ты же ведь можешь?

— Могу, хоть это и тяжело. Но есть более простой способ.

— Говори.

— Ты вынесешь меня в своей голове.

— Ты обнаглел?

— Клянусь, я не буду копаться в твоих желаниях и воспоминаниях, даю слово.

— Ладно, что нужно делать. — Нехотя согласился грифон.

— Тебя – ничего.

Снова повисло молчание, и Дэш чуть ближе подползла к краю.

— И куда ты делся? — Удивился Ферразиус и тут он резко развернулся на месте. — Прекрасно, теперь я тебя всегда буду слышать? — Пауза. — Тогда ладно.

Аккуратно выглянув, пегаска заметила, как грифон подошёл к той самой бочке, за которой она пряталась, и окунул туда лицо. Через пару мгновений он просто пропал.

«Фуф пронесло». — С этими мыслями она спикировала к бочке. Встав на задние копытца, а передними упёршись о стенки, Дэш глянула в воду, и немного полюбовавшись своим отражением, последовала примеру Странника.

***

—Кхе-кхе-кхе! — Начала откашливаться пони после пробуждения.

— Опять с открытым ртом над ульем летала? — Довольно спросил Ферразиус, хлопая пегаску по спине.

Вместо ответа последовал новый взрыв кашля.

— У тебя голова сырая, словно только что окунала в воду, всё нормально?

— Кхе-кхе… фонтан… кхе-кхе.

— Фонтан, так фонтан. — Хлопнув себя по коленкам, грифон встал с кровати и направился к двери.

— Как всё прошло? — Дэш уже откашлялась и теперь с интересом смотрела на Странника.

— Всё оки-доки.

— Ты сейчас к Пинки?

— Посмотрим. — Ферразиус замялся на пороге. — Дэш, ты не сочти это проявлением грубости, лени или слабоволия, но мне надо отдохнуть. — Он обернулся. — Ты, пока, можешь зайти к Пинки, ну… знаешь, что бы посмотреть ей в глаза и забыть недоразумение, которое тебе приснилось.

— Думаешь это хорошая идея? — Голос пегаски немного дрогнул.

— Думаю да. Просто выброси всё что видела из головы и забудь как страшный сон… Ха-ха, да это же и был просто сон.

Немного повеселев, грифон шагнул в библиотечную арку и исчез.

***

Алексей с огромным трудом разлепил глаза и тут же защурился от сильного света бьющего ему в глаза.

— Реакция зрачков нормальная. — Произнёс важным голосом, неизвестный.

— Как думаете, кто его закинул так высоко на дерево? — Спросил женский голос, и капитан с ужасом вспомнил, что в их отряде не было женщин.

— Бедняга нарвался на очередную тварь из дикого леса, за что и поплатился несколькими переломами и сильным сотрясением мозга. — Яркий свет убрали, но Алексей всё равно очень плохо различал окружение.

— Наверное, нам нужно дать ему отдохнуть. — Посоветовал женский голос и когда её собеседник вышел, она тихо шепнула полицейскому на ухо. — Поправляйтесь.

Он хотел поблагодарить своих спасителей, но понял, что еле двигает губами, а остальное тело словно отделено от головы. Услышав, что дверь закрылась, капитан просто закрыл глаза и спокойно заснул.

Беда

В Эквестрии намечается что-то серьёзное(да-да аллюзия), но Страннику это не особо интересно, у него есть дела поважнее. Правда от них придется отвлечься и скорее всего надолго.

Во дворце творился настоящий хаос – слуги старательно украшали замок, стражники постоянно озирались, словно выжидая чьего-то нападения, местные кулинары носились со своими блюдами как с малыми детьми, видно не зная, куда же их поставить. Главный зал уже заставляли здоровыми столами, и замок стал напоминать огромную столовую… хотя нет, огромную КРАСИВУЮ столовую. Уклоняясь от бесноватых, лезущих под ноги во всей этой суматохе пони, Ферразиус кое-как добрался до кабинета принцессы Селестии. По иронии судьбы его охраняли, два хорошо ему знакомых стражника, и как только грифон подошёл к двери, они, продолжая строить из себя саму непоколебимость, открыли дверь.

— Гы. — Довольно щурясь, растянулся в мерзкой улыбке грифон. Ему бы в этот момент очки…

Пройдя внутрь он обнаружил Селестию, которая сидя за столом, корпела над целой кучей неизвестных ему документов.

— Вот она, цена монархии! — Радостно заметил Странник, прикрывая за собой дверь.

Аликорн посмотрела на него полусонным, полу безразличным взглядом и снова уткнулась в бумаги.

— Тия, что происходит? У тебя во дворце полный бардак! — Ферразиус сделал серьёзное лицо. — Вы к осаде готовитесь, да?

— Странник, мне сейчас не до шуток. — В небольшую стопку влетел очередной лист, а из более высокой вынырнул новый и лёг перед Селестией. — У меня сейчас куча дел, но если у тебя что-то важное, говори.

— Знаете, я конечно не самый умный, но разве нельзя сплавить всю эту макулатуру на секретаря? — Продолжая с удивлением разглядывать небоскрёбы из бумаги, подивился грифон.

— Я бы с радостью. — Вздохнув, она мечтательно посмотрела на улицу. — Но это не просто, как ты выражаешься “макулатура”, это очень важные документы, о содержании которых я пожалуй умолчу. — Оторвав взгляд от окна, принцесса вернулась к работе. — Я должна заполнить их лично.

— Хотите я вам помогу? — Мило улыбаясь, Ферразиус случайно опрокинул одну из белых стопок выставленных как назло вне поля зрения.

Наблюдая, как грифон кверху пятой точкой ползает по полу и собирает документы, аликорн невольно остановила взгляд на его мускулах. Странник тем временем собрал всё, что разбросал и загородив собой обзор, вывел Селестию из задумчивости.

— Куда их положить? — Еле удерживая огромную кучу документов, он стоял перед столом и что-то неразборчиво бубнил.

— Просто поставь тут рядом. — Тия, чуть с кресла не упала, когда услышала свой голос – мягкий, мечтательный и невероятно нежный.

Судя по тому, что у Странника подкосились лапы, и он еле удержал равновесие, услышала не одна она. Осторожно поставив свою ношу рядом со столом, Ферразиус снова посмотрел на аликорна.

— Так что тут у вас творится?

— Скоро будет бал и он…

Странник резко скорчил гримасу напоенного чистейшим лимонным соком грифона, и развернувшись пошёл к выходу.

— Ферразиус, ты даже не дослушал! — Обидевшись, крикнула ему в спину Селестия.

Он развернулся и лишь потёр подбородок.

— Не люблю балы. Это самое ужасное проявление лицемерия и официоза. — Заметив, что принцесса не собирается его прерывать, он продолжил. — Припрутся кучи разряженных клоунов и клоунесс и начнут с важным видом заводить “полезные” знакомства, говорить о политике и заниматься бог знает чем, лишь бы не работать.

— Будут танцы! — Насмешливо добавила Тия, подбрасывая дрова в огонь неприязни грифона.

— О-о-о, куда же без них! Каждый будет выделываться перед своим партнёром, стараясь не отдавить, кому-либо ногу и не задеть, чью нибудь за… круп. И всё это под ужасную музыку, от которой хочется вырвать себе перепонки. — Тут в глазах Странника что-то блеснуло. — Ой, да ты то хоть не лезь.

— Извини, что? — Тия внимательно посмотрела на Ферразиуса, который, кажется, её не слышал.

— Тоже мне, ценитель аристократических встреч. — Пауза. — Неа. — Пауза. — Да кто бы говорил. — Пауза. — Поумничай мне ещё.

— Странник, ты в порядке? — Селестию крайне обеспокоил разговаривающий сам с собой грифон.

— Ну вот, теперь из-за тебя меня считают психом! Доволен? — Пауза. — Да что ты? — Пауза. — Вот это более весомый аргумент. Только смотри, не сболтни лишнего.

Через мгновение грифон еле заметно покачнулся, словно его легонько толкнули в спину, и открыв глаза он посмотрел на правительницу Эквестрии ярко-синими глазами.

— Приветствую вас принцесса Селестия, для меня большая честь познакомится с вами. — Грифон сделал такой изящный поклон, что любой джентельмен обзавидовался бы. Голос его изменился и стал более спокойным и приятным, прямо как у великого мудреца.

— Вы тот самый ангел? — Аликорн быстро отошла от удивления.

— Обо мне уже наслышана столь благородная дама? Я польщён. — На середине второго поклона он резко остановился. — Сам ты лизаблюд! — Заметив на себе взгляд принцессы, ангел улыбнулся. — Прошу прощения. Так как же вы узнали, кто я такой?

— О вашем подвиге мне написала моя верная ученица. — Поднятое телекинезом письмо легло на стол.

— Прямо уж подвиг. — Заскромничал он и видно из приличия не стал смотреть письмо. — Просто немного помог.

— Как бы там не было, благодарю вас за спасение моей подданной. — Слегка наклонила голову Тия.

— Всегда, пожалуйста. — Улыбнулся он и кашлянул себе в кулак. — Я слышал, у вас будет бал.

Селестия еле скрыла улыбку, видя, как ангел не хочет навязываться.

— Да это так. Позвольте полюбопытствовать ваше имя.

Грифон всплеснул руками:

— И, правда, я даже не представился. — Выпятив вперёд грудь, и отведя назад левую лапу, он начал себя представлять.

Оказывается у ангелов довольно длинные имена, очень длинные, а ещё при знакомстве они говорят свою должность, ступень, заслуги и вообще долго знакомятся. Наконец окончив свою речь, он скромно встал в нормальную позу. И тут Странника ждал новый удар – не желая отставать по значимости, Селестия сама начала говорить нечто похожее, причём с таким же серьёзным лицом. Не будь он беспомощным сторонним наблюдателем, то он бы просто убежал. Слава богу, Тия прекратила своё издевательство (нет, даже пытку), и они, наконец, нормально заговорили. Талионис с радостью дал несколько советов касательно пары подозрительных грамот, а получив приглашение на бал, раскланялся и радостно покинул кабинет правительницы Эквестрии.

Cнова обретя контроль над своим телом, Ферразиус взъершился:

— Это что сейчас было? Я не хочу на бал! — Увидев косые взгляды стражников, грифон отошёл подальше и продолжил. — Каким фигом ты стал распоряжаться моим временем? Я просто дал тебе шанс познакомиться. — Пауза. — ДА НЕ ОНА ЭТО!!! — От резкого крика, за углом кто то, что-то уронил. — Ну, будут там и грифоны, мне-то какая от этого польза? — Пауза. — Ты из любителей дрыгаться под музыку? — Пауза. — Да ладно, тебе грифоночки нравятся?! Оп-па! — Пауза. — Да нет ничего, просто ты вроде как ангел… да верю я верю!

Тут Странник кое-что смекнул:

— Погоди, то есть отдаю я тебя контроль над собой, а потом через некоторое время открываю глаза и вижу себя в постели, а рядом со мной незнакомая баба? И я главное ничего не помню, а мне ведь ещё на вопросы отвечать такие как “Тебе понравилось?” или “Ты не мог бы повторить то, что мы делали вчера?”, так что ли. — Пауза. — Что ты ржёшь то?!

Шутки шутками, а нужно помочь Пинки. Насчёт отдыха он передумал – где то в городе боится заснуть маленькая пони, а он будет отлёживаться? Ну, нет! Теперь он не один, и какой бы засранец не засел у неё в голове, он пожалеет о том, что вылез из варпа. Суета по поводу бала никуда не делась, и снова пришлось обходить возбуждённых грядущим событием, метающихся пони.

— Ферразиус, мне нужно вас на пару слов!

Обернувшись, грифон увидел саму принцессу Луну, ждущую его на выходе из зала. Хорошо, что ангел перестал его контролировать, ведь ещё одного приветствия “бессмертных”, он не перенесёт.

— Как хорошо, что ты тут! — Закрывая за собой дверь, обрадовалась она.

— Луна, что это за бал такой, если к нему все так упорно готовятся? — Заинтересованно спросил Странник.

— Тебе действительно интересно? — Сумеречный аликорн слегка улыбнулась.

— Нууу… нет. Просто дань вежливости.

Они шли по пустому, вылизанному до блеска и украшенному коридору, а Ферразиус снова начал любоваться фресками и картинами, время от времени слушая комментарии ангела насчёт их стиля и оформления.

— А ты придёшь на бал? Или он тебе действительно совсем не интересен? — Нарушила тишину Луна.

— Знаешь, я не любитель таким мероприятий. — Видя, что младшая принцесса загрустила, он поспешно добавил. — Но думаю, сходить можно.

— Отлично! Мне кажется, бал будет незабываемым. — Обрадовалась аликорн.

— Эмм… да, бал это весело… хе-хе, очень весело.

— Не будь букой, ты же не такой, каким тебя описывала сестра.

«Тааак.»

— Да, я не пью кровь девственниц и не строю из черепов огромный трон. — Заметив смущение Луны, явно сболтнувшей лишнего, он решил разрядить обстановку.

— Трон из черепов? Фи. Нет, Тия просто говорила, что ты очень, скрытный.

«Профессия обязывает.»

— Есть немного… да что это мы обо мне, да обо мне! Луна, ты то, что на бале будешь делать?

О, этот взгляд врача на пациента психбольницы.

— Ферразиус, а сам-то ты как думаешь? — Увидев каменное выражения лица грифона, принцесса вздохнула и начала краткий пересказ. — Сначала мы будем приветствовать всех гостей, потом ходить по главному залу и приветствовать тех, кого каким-то чудом пропустили, заодно давая понять нашим подданным, что их правительницы с ними, а затем сядем на наши троны и будем с серьёзным видом глядеть на происходящее и принимать послов.

— Звучит интересно!

— Очень… погоди, ты издеваешься?

— Нет. Я просто так… шучу.

Принцесса лишь покачала головой.

— Но это не значит, что ты не сможешь повеселиться. — Аликорн снова посмотрела на него. — А ещё мне кажется, твои хорошие отношения с сестрой могут произвести впечатления на послов.

«Ах ты, маленькая, расчётливая...»

— Ты танцевать умеешь? — Прервала его мысли Луна.

— А чего там уметь, бери своего партнёра и повторяй его движения. — Отмахнулся Ферразиус.

— Это только у дам, ты же джентелпонь и вести должен ТЫ!

— Кто-кто я? — Захихикал Странник.

— Ой, точно. Тогда джентельфон, да?

Грифон не выдержал и засмеялся:

— Зачем вы коверкаете слова на свой лад?

— Коверкаем? Ладно, мистер великий лингвист, как же вас называть?

— Джентельмен.

— Джентелькто?!

Вот теперь уже смеялась сама принцесса.

— Чего смешного? Нормальный титул.

— А-ха-ха, хорошо джентельМЕН.

Видя, что рискует получить прозвище от самой принцессы, Странник решил сменить тему разговора.

— Где у вас тут оружие продаётся? — Буднично спросил грифон. Он давно искал нормальный меч, ибо со всем остальным обращался не ахти.

— Оружие? Зачем джентельМЕНУ оружие. — Прыснула Луна.

«Ну, прелестно, нового псевдонима мне ещё не хватало, а ведь ничего не скажешь, принцесса всё таки…»

— Луна, я серьёзно, где мне можно купить нормальный клинок? Фламберг, палаш, цвайхендер, да плевать я и на пиратскую саблю согласен, мне уже надоело быть фактически безоружным!

Принцесса резко закашлялась, и грифону пришлось пару раз легонько стукнуть ей по спине.

«Какие тут все мягкие и тёплые, э-э-э это не мои мысли».

— Принцесса, вы чего это раскашлялись?

— Ничего страшного Ферразиус, я просто поперхнулась. — Аликорн уже пришла в себя, и сейчас судя по её виду резко, куда-то заспешила.

«Я больше не джентетьМЕН? Интересно…»

— Извини, мне пора. Оружейный магазин поищи в верхнем квартале. Увидимся на балу! — Вспышка. Луны как не бывало.

«Верхний квартал? Ха, прямо как в том самом портовом городке… как же он назывался?»

Закончив рассуждения, грифон покинул дворец. Пройдя через центральные ворота, Ферразиус стал посреди прохода – такого красивого города он давно не видал: Аккуратные белые домики с немного причудливыми крышами немного похожими на купола, уютные беседки, окружённые поразительной красоты деревцами и клумбами с цветами и… так стоп, мы идём в верхний квартал искать себе хороший меч и любоваться городом, нету времени. Найдём оружейный магазин, купим новую игрушку и пойдём очищать светлый разум от демонов.

— Замечательная речь Талионис, но давай ты не будешь сбивать мои мысли, хорошо?

Наконец-то от стражи есть польза! Один из них подсказал Ферразиусу, где найти хорошую лавочку. Правда она только открылась.

Странник не знал, был ли раньше верхний квартал наполовину оккупирован грифонами или нет, но если учесть, что они хорошие войны, а значит, хорошее оружие можно купить только у них, то его это лишь радовало. Погуляв немного по улицам, грифон наткнулся на небольшую пристройку к кузнице.

— «Сталь и когти», прочитал Странник название оружейной, которое гордо красовалось на ещё не надетой на крюки вывеске.

Когда он зашёл внутрь, его встретила грифонша, а точнее её нижняя часть. Продавщица лазила под собственным прилавком, причём с наружной стороны.

— Ну, привет! — Радостно обратился Ферразиус, не отрывая взгляд от… хвоста.

От неожиданного приветствия, хозяйка магазина перелетела за прилавок и судя по грохоту что-то сломала. Сказав несколько неизвестных Страннику выражений (которые он запомнил, для использования в диалогах с нехорошими типами), грифонша поднялась во весь рост. Теперь он начал понимать, почему Талионис так рвётся к этим птичкам – верхняя часть грифонши оказалась тоже вполне ничего.

— Чего надо? — Резкий голос прервал мысленное описание внешности.

— И вам добрый день. — Странник обожал говорить с грубиян(к)ами ласковым голосом – их это так бесило. — Есть у вас то, чем можно зарубить или заколоть?

— А у тебя есть то, чем можно набить карманы и позвенеть? — Ухмыльнулась она.

«Милая дамочка»

— Не совсем, НО я предлагаю альтернативу. — Подождав пока её глаза, не засветятся огоньком любопытства, грифон закончил. — Бартер!

— Обмен? Пфф, ну давай, удиви меня. — Фыркнула грифонша.

В ответ перед ней легли два прекрасно сбалансированных метательных клинка из синей стали, украшенные причудливыми волнообразными узорами и с рукоятью из неизвестной породы древесины.

— Ого! — Блеснули жадностью птичьи глазки.

— Ага. — Клинки вновь скрылись в лапах Ферразиуса. — Теперь показывай, что ты можешь мне дать за место них.

Полминуты и перед Странником развалился целый арсенал: арбалеты, секиры, копья и прочие радости.

— Выбирай! — Проворковала продавщица, продолжая смотреть на его клинки.

— Вот это что за колотуха?! — Грифон взял в лапы огромный двуручный молот.

— Обычный боевой молот для пробития вражеского строя, эффективен только в очень сильных лапах, так что положи его на место, пока пупок не развязался. — Не отводя от клинков взгляда, ответила продавщица.

— У меня просто плечо болит. — Кладя на место кувалду, хмыкнул Ферразиус. — А вот это уже по мне.

Странник вертел в лапах два меча похожие на помесь сабли и шпаги – от первой были изогнутые лезвия, а от второй гарды, защищающие всю лапу. Прекрасно сбалансированы и стоят наверное как полный комплект брони.

— Берёшь или нет? — Нетерпеливо гаркнула грифонша, из последних сил стараясь не отобрать красивые ножечки.

— Да на, на! — Грифон отдал клинки. — И ножны тащи, а то с обнажённым оружием ходить не хочется.

Спрятав в наплечную сумку ножи, оружейница вытащила откуда то снизу, два чехла из красивой зелёной кожи и протянула Ферразиусу.

— Спасибо за покупку. — Снова сменив тон на воркование, попрощалась она.

— И тебе не болеть. — Убирая за спину перекрещенные мечи, отозвался грифон.

Выйдя наружу, Странник, довольный покупкой радостно зашагал по внезапно опустевшему переулку. Завернув за угол магазина, он врезался в здорового грифона, который больше напоминал огра на четвереньках.

— Смотри куда прёшь, чмо слепое. — Услышал Ферразиус, поднимаясь с земли.

— Это кто тут тявкает?! — Окончательно встав на задние лапы, Странник сглотнул – грифон напротив него стоя на четвереньках доставал ему до груди, а встав на задние лапы, обогнал бы его по росту на целую голову. О ширине плеч скромно умалчивается.

— Откуда у тебя эти мечи? — Обвинительно ткнул когтем в сторону Ферразиуса, переросток.

— Угадай с трёх раз. Если учесть что тут всего два оружейных магазина, у тебя есть шанс догадаться. — Говоря это, Ферразиус потеребил когтем скрытый клинок.

— Ах, ты вор. Да ещё и не стесняешься этого. Глуши его ребята. — Нахмурился громила.

Пока Странник думал, с каких это пор он стал вором, сзади его кто-то хорошо огрел дубиной. Прямо по затылку. А всё так хорошо начиналось.

Головная боль

Почему от спасения невинной души постоянно что-то отвлекает?

Идеально плоская вершина ледяной горы. Ветер обдувает трёх боевых сервиторов, полукругом вставших вокруг обнажённого по пояс десантника. Астарес стоит на одном колене, вогнав в землю меч в землю,он тихо и спокойно читает молитву. Киборги резко срываются со своих мест и с занесёнными для ударов булавами и секирами, которые заменяют им руки от самых локтей, накидываются на противника. Десантник легко уклоняется от острого лезвия и описав вокруг себя дугу, разрубает пополам ближайшего нападающего. Заливая девственно белый снег кровью и машинным маслом, сервитор не издав ни звука, падает. Два оставшихся киборга, начинают расходиться, стараясь окружить человека. Астартес перехватывает меч нижним хватом, и на манер копья, кидает его во второго врага. Пробитый насквозь, сервитор сыплет искрами и кровью и через пару секунд присоединяется к своему товарищу. Последний нападающий, заметив, что человек теперь безоружен, кидается в атаку. Глупые сервиторы. Хотя это просто бывшие люди с промытыми мозгами, которым заложили определённое число команд. Они не могут обучаться. А зря. Если бы он помнил их последнюю встречу с десантником, он бы знал, что безоружный Астартес не менее опасен, чем вооружённый. Киборг наносит удар наотмашь, стараясь задеть уязвимое горло, но воин Императора, снова легко уходит от удара, и быстро восстановив концентрацию, наносит удар кулаком по черепу. К слову, кулак Астарес, это как небольшая булава. Хруст костей и металла и последний киборг оседает на неизвестно откуда взявшуюся траву.

— Тренировка закончена! — Крикнул десантник ясному небу.

Как только прозвучали заветные слова, реальность рассыпалась на миллиарды маленьких осколок, словно разбитый хрусталь и через мгновение Астартесу открылось истинное поле боя – небольшая, круглая, прозрачная камера в которой валялись три испорченных сервитора. Выйдя из тренировочного зала, десантник довольно оглядел остальные камеры – его братья продолжали тренировки: кто-то сражался с сервиторами, кто-то между собой, некоторые просто отрабатывали удары на манекенах.

— Капитан Зигфрид, вы как всегда на высоте. — Словно вырос из стены, десантник в белых доспехах.

— А, Фабий, рад тебя видеть. — Храмовник поприветствовал апотекария. — Но ты лучше следи за нашими братьями, боевые сервиторы это не шутка, а некоторые воины ещё не так хорошо овладели мечами.

— Конечно, капитан, но вы просили сообщать вам все свежие новости об инквизиторе.

Покрытое множеством шрамов лицо Зигфрида стало ещё страшнее, когда он услышал слово “инквизитор”. Провожая взглядом гусеничных сервиторов, тащащих своих товарищей, капитан представил одного из них объектом своей ненависти , что немного его успокоила.

— И что же наш друг придумал на этот раз? — Подходя к стойке с “тренировочным” оружием, спокойно поинтересовался капитан.

— Мы взломали почту Дрогана, и оказывается, он отправлял запрос в “Официо Ассасинорум” и получил добро. — Наблюдая за яростным поединком двух скаутов, ответил апотекарий.

С громким звоном, на пол упал меч со сломанной рукояткой. Капитан, как ни в чём не бывало, подобрал испорченное оружие и положил его на небольшой столик стоящий рядом.

— Значит, инквизитор решил обратиться к ассасинам. — Вытирая полотенцем взмокший лоб, констатировал Зигфрид. — И если убийца справится со своей задачей, а он СПРАВИТСЯ, то выходит, что Дроган задержал мою роту просто так.

— В одном из сообщений, инквизитор написал, что не уверен в силах Каллидус.

— Храм Каллидус? Предатель обречён. — Зигфрид сел на скамейку, которая жалобно заскрипела под весом Астартес. — Через час я отправлюсь в дворец регента и заставлю этого “великого комбинатора”, отпустить нас. Довольно! Космодесантники рождены для битвы, а не для сидения на подконтрольной Империуму планете.

Апотекарий хотел было возразить, но в одной из камер послышался крик. Подбежав к источнику шума, Фабий обнаружил растерзанного сервитора и истекающего кровью скаута.

— Держись брат, Ларраман с нами. — Забежав в камеру, апотекарий подставив десантнику плечо, и вывел его в коридор. Зигфрида уже не было.

«Будьте осторожней капитан, не доверяю я этому Дрогану» — Оказывая первую помощь “молодому” Астартес, подумал Фабий.

***

«Моя… голова… болеть» — Такими были первые мысли очнувшегося “вора”.

Тут Странника окатили холодной водой. Всяко лучше, чем удар по морде.

— Так-так ворюга, ты уже зашевелился? Хорошо, я успею задать тебе пару вопросов до прихода стражи.

Открыв глаза и сплюнув воду, Ферразиус обнаружил возвышающуюся над собой огромную фигуру грифона. Стоя на задних лапах, он был реально огромен, а привязанный к стулу, весь мокрый и облезлый Странник рядом с ним смотрелся ну очень нереспектабельно. Поёрзав на стуле, Ферразиус к своей радости обнаружил, что кости ему не переломали, органы не отбили и вообще кроме ужасной головной боли и режущих неприятных ощущений от верёвок, ничего не страшного с ним не происходило.

— Не дёргайся всё равно не убежишь. — Прогрохотала живая скала. — Куда деньги дел, чучело? Лучше расскажи нам, ведь стражники при допросе, и случайно покалечить могут.

— Какие деньги? — Оглядываясь по сторонам, удивился Странник.

Его держали в том же магазине, где он и купил клинки! Причём не в подвале, не на втором этаже, а рядом с прилавком. Значит не похитители и пытать не будут. Хотя если учесть что Ферразиуса назвали вором, это и так понятно.

— Какие деньги? Так ладно, рассказывай всю правду, а я подумаю, что сказать страже.

Пока Странник рассказывал о своей короткой встрече, он успел приметить ещё одного грифона чистящего изогнутую саблю (он, небось, падла по голове тюкнул), а также тот самый боевой молот, который здоровенный детина играючи вертел в одной лапе. Один хороший удар и Ферразиус превратится в кровавую гармошку.

— Мне б водички. — Закончив рассказ, попросил, Странник.

Новая порция освежающего душа.

— Я имел в виду попить. — Отряхиваясь, возмутился Ферразиус.

Но молотодержец его не услышал, полностью отдавшись возмущению:

— Какая сказочная наглость! Эта стерва нас не только обворовала, но ещё и обменяла НАШИ мечи на какие-то ножи! Не могу поверить… дааа, в моё время такого не было.

— На МОИ ножи! — Скромно вставил свои пять копеек Странник.

Второй грифон, отбросил клинок и явно тоже захотел что-то добавить, но его прервали зашедшие в магазин три стражника. Двое из них были в синей кожаной броне и вооружены алебардами. На поясе у них висело по кривой сабле, прямо как та, которую чистил, вырубивший Ферразиуса грифон. А вот третий был снаряжён куда лучше – стальная кираса, крылатый шлем с поднятым забралом и наколенники. Из-за его спины приветливо выглядывала рукоять двуручного меча, которая вместе с распущенными крыльями ну очень красиво смотрелась. На всех трёх стражах были простые штаны, которые судя по выражению их лиц, очень им жали и носились только из приличия. Также присутствовали плащи, назначение которых у крылатых грифонов, осталось для Странника загадкой. Их командир, пожав лапы обоим грифонам, перевёл взгляд на Ферразиуса.

— Значит, ты и есть тот самый вор, обворовавший оба магазина? — Бряцая доспехами, начал подходить к связанному Страннику, латник.

— Нет, не думаю, что это он.

Ферразиус перевёл изумлённый взгляд на громилу.

— Гор, ты уверен? Ты же сам сказал, что поймал вора. — Латник тоже посмотрел на гиганта.

— Я кое-что у него поспрашивал, и думаю, что его подставили. Я не мало пожил на свете и могу отличить правду от лжи. — Он кивнул в сторону пленника. — Он просто попал не в то место, не в то время… да и украденного при нём обнаружено не было, только парные мечи, но он их не совсем украл.

— Ты точно уверен? Ты же знаешь, что я не могу просто взять и отпустить его.

— Уверен. И о твоих полномочиях я знаю. — Здоровяк глянул на не верящего в своё счастье Ферразиуса. — Он единственный кто видел вора, а значит, без него мы не поймаем настоящего преступника.

— Ладно, Гор, мы уже оцепили район, и по воздуху никто не выбрался, я гарантирую это. Так что вор, где то поблизости.

— Воровка. — Подал голос Странник.

— Что? — Не сразу уловил суть командир стражи.

— Не вор, а воровка. Эта сука с карими глазами и коричневатой шёрсткой, ещё поплатится, когда я до неё доберусь. — Прохрипел Ферразиус.

Гор поймал взгляд командира и лишь кивнул.

— Стража, оповестить всех о том, чтобы отвели всех подозреваемых женского пола в казармы! — Крикнул латник, не поворачивая головы. — Слушай сюда мститель, мы тебя сейчас развяжем и поведём на опознание, попытаешься улететь получишь болт в крыло, и пару переломов при падении на мой кулак. Усёк?

Ферразиус не верил своему счастью – его поймали адекватные грифоны и ему не придётся терпеть побои, предназначающиеся не ему, и не нужно будет готовить изощрённый план мести своим истязателям. Пока он размышлял, его вывели на улицу, на которой оказалось чертовски прохладно( ледяной душ делал своё тёмное дело). Делиться одеждой никто не собирался, а жаться к мужикам не хотелось – честь и здоровье важнее мелких неудобств. Трясясь от холода, он заметил, что к его эскорту добавилось два стражника. Один из них был довольно симпатичной грифоночкой.

«Надеюсь, она не возразит, если я укутаюсь в её крыло.»

Одну болезненную пощёчину спустя, Ферразиус решил, что не все советы Талиониса следует воспринимать всерьёз. Однако когда он начал чихать и кашлять, стражница сжалилась и отдала ему свой плащ. Как мило. По дороге к казармам он успел познакомиться почти со всеми, кроме стражников (Они просто молчали, и даже щедрая дама никак не реагировала на Странника).

Гор – здоровенный грифон с внешностью серийного убийцы оказался обыкновенным кузнецом и настоящим хозяином магазина «Сталь и когти». В отличие от многих своих сородичей, перья у него были чёрного цвета ( от работе в кузне?), а кисть хвоста была закручена на манер викингской бороды. В Кентерлот он приехал из-за намечающегося праздника, надеясь продать своё оружие богатеньким грифонам.

Табар – тот самый гад, который оглушил Ферразиуса и по совместительству подмастерья Гора. Грифон, каких сотни, разве что шрам на лбу заставит его выделиться из толпы себе подобных. Парень вспыльчивый и извинения из него выдавили только благодаря хмурому взгляду его работодателя.

Дайг – командир местных стражников, обещавший подстрелить Странника при попытке к побегу. Броня мешала его как следует разглядеть, поэтому Ферразиус не стал особо заморачиватся по поводу его уникальной внешности.

Пока ему рассказывали о тонкостях работы с преступниками, Странник всё больше радовался тому, что он идёт на опознание в качестве свидетеля. Наконец показались казармы – большой каменный дом, явно построенный наспех. Его завели внутрь и усадили за длинный стол. По бокам посадили “потерпевших”, у дверей поставили стражу, а Дайг сел около стены и взведя арбалет, положил его себе на колени.

— Сейчас ты должен опознать воровку, но будь внимателен – кара за лжесвидетельство хуже смерти. — Шепнул Гор.

— Заводи! — Ударяя вилкой о стеклянный стакан, крикнул Дайг.

В помещение завели десять грифонш. К ужасу Ферразиуса они были очень похожи, и отличались лишь незначительными деталями, такие как цвет глаз или причёска. Хотя с непривычки всех представителей рас начинают считать одинаковыми, и эта особенность сейчас очень мешала. Под немногочисленные приметы, которые он запомнил, подходили две грифонши. Всмотревшись повнимательнее, Странник понял, что воровки среди них нету. Заметив отрицательно кивающего грифона, Дайг дал знак заводить других подозреваемых. Снова ничего, разве что одна из них подмигнула Ферразиусу, но это к делу не относится. Понимая, что это надолго, Странник облокотился на ладонь и снова отрицательно завертел головой. Двое его соседей по столу, воспользовавшись ситуацией, разглядывали девушек, а Табар даже шёпотом попросил угадывать воровку подольше. Тяжело вздохнув, Ферразиус стал разглядывать “третью волну”, но опять ничего не заметил… хотя.

— ЭТО ОНА!!! — Вскочил он, переворачивая стол, и тыкая когтем в стоящую ближе всех к выходу грифоншу, которая зачем то повернулась в золотому подсвечнику. — Я ЭТОТ ПОРЕЗ НА ЗАДНИЦЕ ДАЖЕ В ТЕМНОТЕ УЗНАЮ!!!

Хрупкая на вид воровка (хрупкая рядом с солдатами) врезала между лап стражнику и выбежала на улицу. Все, включая Странника, вывалились следом. На улице ещё один страж получил по самому дорогому и громко ругаясь, повалился на землю, освобождая путь грифонше. Она, уже на четвереньках убегала в ближайший закоулок.

— ПЕРЕКРЫТЬ ВСЕ ВЫХОДЫ ИЗ ГОРОДА И ИЗВЕСТИТЬ КОРОЛЕВСКИХ ГВАРДЕЙЦЕВ, В ЛЮБОГО ПОСМЕВШЕГО НАРУШИТЬ ДОГОВОР О ПОЛЁТЕ В ГОРОДЕ, СТРЕЛЯТЬ БЕЗ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ, СКОРЕЕ ВСЕГО ТОЛЬКО ОНА И ПОПЫТАЕТСЯ ВЗЛЕТЕТЬ!!! — Заорал Дайг, на бегу кладя в арбалет болт.

Решив внести свою лепту в поимку воровки и просто отомстить, Ферразиус вспомнил молодость и уже через пару мгновений бежал по пятам за грифоншей… по домам. В Кентерлоте они не было не одной ровной крыши, поэтому приходилось постоянно прыгать, скользить, делать перекаты и просто стараться не упустить объект из поля зрения. На бегу сорвав бельевую верёвку, Странник приметил, что у беглянки сейчас есть только один путь к свободе –они уже в квартале пони а выход есть только через главные ворота. Сократив путь пробежавшись через верхний этаж ресторана и сиганув в дырку в стене ( откуда она тут?!), Ферразиус упал на что то тёплое но жёсткое.

— Какая встреча! — Помогая подняться щедрой стражнице, заулыбался грифон.

— Не мешай ловить вора! — Отдёргивая лапу, она заметила хитрый взгляд Странника и невольно остановилась.

— Ага, у меня есть план. Вот, бери конец этой верёвки и спрячься за тем углом, а когда я дам знак – тяни на себя. — Вытолкнув из подворотни грифоншу, которая уже держала в лапе верёвку, он присел за ящиком.

— Что это ты командуешь? — Возмутилась она, но за угол спряталась.

— Тссс, сержанта тебе сейчас заработаем.

— Я уже сержант!

— Вот видишь, я мы ещё ничего не делали.

Тем временем звуки скребущихся о камни когтей нарастали, и вот из-за угла быстро выросла тень.

— ПОДСЕКАЙ! — Заорал Ферразиус.

Воровка бежала с чуть открытым клювом и им же поймала резко поднявшуюся верёвку. Чуть не свернув шею, она перевернулась в воздухе и упала на спину. Подбегая к грифонше, Странник заметил, как в её лапе что-то блеснуло. Клинок вылетел по прямой траектории, и стражница привалилась к стене, забрызгивая бардюр своей кровью. Второй кинжал полетел уже в Ферразиуса, но тот успел уйти в сторону, и лезвие просто пробило насквозь крыло. Вот тут его как подменили – в немой ярости он подбежал к уже поднявшейся грифонше, и одним ударом заставил её вновь принять лежачее положение. Потом он просто уселся сверху и начал её душить. В её глазах он видел только животный ужас и ему это нравилось. Воровка хрипела и пыталась вырываться, но грифон лишь сильнее сжимал её элегантную шейку. Мир начинал казаться огромным кровавым пятном и Ферразиус понял, что одной жертвы будет мало. Не отрывая от неё взгляда, он продолжал наслаждаться мгновениями того, как из неё медленно вытекает жизнь.

— Э! Э! Э! Остынь мститель, она нам живой нужна. — Услышал откуда-то издалека обезумевший от боли и чего-то ещё грифон.

Он почувствовал, как его подхватили под лапы и стащили с грифонши. Потом просто прислонили к столбу и стали мельтешить перед глазами.

— Ого, он взбесился! — Водя когтем из стороны в сторону, перед лицом Странника присвистнул Дайг, видя, что тот не сводит с него налитых кровью глаз. — Спокойно, спокойно с Астрид всё в порядке, жить будет, всё успокойся. — Ферразиус что-то неразборчиво прорычал. — Тихо-тихо, всё хорошо.

Оказывается Дайг не только заядлый рубака, да ещё и неплохой психолог. Неожиданно.

Тем временем кровавая пелена стала потихоньку сходить, и Странник начинал потихоньку приходить в себя. Резкая боль в крыле заставила его выдать новую комбинацию ругательств, доставившую море удовольствия стоящим рядом солдатам.

— Крыло… АГХХХ… пиз…на от часов.

— Наложите ему шину, а я пока поговорю с юной леди. — Отдав приказ, командир стражи подошёл к вжатой лицом в землю грифонше. — Ну что мразь, попрощайся со своими лапками. Хотя нет – нападение на стражу, покушение на убийство, подстава невиновного и наконец воровство. — Дайг надавил ей лапой на затылок, заставляя грифоншу застонать от боли в клюве. — Надо было позволить ему придушить тебя, я бы даже глаза закрыл. Хотя тебе теперь по любому конец, но всё же тратить на такой мусор точильные камни верх расточительности. Когда приедешь в место назначение, тебе поотрубают всё, что только можно, но перед этим хорошенько насадят всей тюремной братией. А, что скажешь тварь? Не нравится, когда твоей жизни грозит опасность? Тогда перед смертью подумаешь о том, как нехорошо бросаться ножами в живых грифонов. — Убрав лапу, Дайг уже хотел кивнуть страже, как его оборвал слабый голос.

— Жалко дуру… — Держась за крыло, еле проговорил Ферразиус.

— Жалко? Жалко у пчёлки! Она чуть тебя и Астрид не убила, а тебе её действительно жалко? Судя по тому, как ты её душил, твои слова очень сомнительны. — Отрезал Дайг.

— Она спасала свою жизнь… как могла… а я… я не знаю, что на меня нашло. Слушай, я понимаю, ты грифон честный и исполнительный, но может, есть альтернатива?

— Знаешь ты очень и очень странный, от твоих перепадов в настроении мне становится не по себе, и… погоди у тебя что, глаза светятся? — Грифон уставился на Ферразиуса, у которого глаза горели ярко-синим огнём.

— Побочный эффект от наложенного моим другом заклинания, то же самое и с голосом. — Ответил грифон, поднимаясь с помощью ближайшего стражника. — Ну, так есть альтернатива?

— Альтернатива говоришь? — Тут Дайг растянулся в широкой улыбке. — Грамоту о частной собственности мне и перо не забудьте.

— НЕТ, ТЫ НЕ ПОСМЕЕШЬ! ТЫ… — Воровку оборвали хорошим подзатыльником.

— Не посмею? — Грифон принял перо и грамоту, и подставив крыло на манер стола, начал что-то быстро чирикать на пергаменте.

Каждый росчерк пера словно резал грифоншу ножами, так она изгибалась и шипела, пытаясь вырваться из стальных захватов. Когда Дайг, закончил, она уже грызла булыжники, орошая их кровью из разбитого клюва.

— Готово! Вот ваша альтернатива. — Протягивая Страннику пергамент, заявил командир стражи. — Сейчас пройдём ко мне в кабинет, поставим печать и всё готово.

— Что? — Ферразиус в непонятках оглядывал грамоту. — Вы предлагаете мне её в качестве раба?

— Это её единственный шанс на выживание, и не бойся, она не сможет убежать, ведь мы занесём её в специальный список, и каждый увидевший её без сопровождения хозяина, волен делать с ней всё, что захочет вплоть до убийства. Замечательный стимул не думать о побеге.

— Но…

— Об оплате не волнуйся, только держи клюв на замке насчёт удара дубиной. — Видя растерянность Странника, Дайг подошёл и похлопал его по плечу. — Ты главное на цепь её посади, что бы особо проблем не доставляла, а то видишь как не рада своему новому социальному статусу.

На грифоншу было жалко смотреть – в луже крови, вся в слезах и грязи она просто уткнулась лбом в землю и тихо всхлипывала.

— Что ты ревёшь? Тебя от смерти спасли а ты… ааа ну тебя, вы воры народ неблагодарный. — Латник снова повернулся к Ферразиусу. — Значит так, завтра придёшь к семи утра к казармам и заберёшь эту сучку, если передумаешь или проспишь – отправим её на казнь, без обид. Если надоест, можешь продать её или отдать нам и тогда она понятное дело отправится на плаху. Хм, я что-то забыл… — Дайг почесал крылья на своём шлеме. — Ах, да… с удачной покупкой тебя, друг!

Игра предателя

Перевалил аж за 4000 слов, о как). Надеюсь косяков не сильно много пролезет.
По душу Странника придёт тот, кто нещадно карает врагов человечества и не знает слово "пощада". Сам Странник тем временем пытает спасти жизнь той, по вине которой его чуть не посадили в тюрьму. Пытается ли он искупить свои прошлые грехи которые время от времени дают о себе знать или же попросту преследует собственные цели? Разум перебежчика никому не понять...

— Дроган, на пару слов. — Услышал за спиной инквизитор.

— Одну минуту, вот только долюбуюсь этим произведением искусства.

Двое служителей Империума стояли в огромной галерее. Её размер не уступал ангару для космических кораблей, а по красоте она могла поспорить даже с дворцом регента. Все её стены были увешаны картинами, изображающими многочисленные подвиги человечества, совершённые миллионами героев. На них были зарисованы как небольшие сражения на далёких планетах, так и великие битвы в космосе, где принимали участие сотни и даже тысячи кораблей. Но одна из них, только одна, по-настоящему заворожила инквизитора. На великолепном полотне диаметром десять на десять метров был изображён сам Император – великий воин и повелитель человечества сокрушал своим огненным мечом Хоруса Луперкаля – монстра, предавшего своего отца и желавшего уничтожить всё живое. В той битве Хорус пал, но и сам Император получил смертельное ранение, и теперь он по сей день сидит на Золотом Троне на Терре, помогая своему народу, указывая кораблям путь через варп (Великий псайкер что сказать, даже в состоянии близкому к смерти он способен нести свет и надежду).

— Дроган, ты уже несколько часов гуляешь по галерее и ничего не делаешь, думаю, если я отниму у тебя пару минут, ты не переутомишься.

Инквизитор нахмурился. На “ты” к нему мог обращаться только один человек.

— Капитан Зигфрид, я польщён, что вы лично нашли меня, ведь я сам кое-что хотел вам сказать.

Как же он ненавидел этого Астартес. Будь его воля, он бы давно приказал его казнить, но послужной список космодесантника и его заслуги перед Империумом, делали его неуязвимым перед гневом инквизитора. Пользуясь этим, он часто вставлял палки в колёса Дрогану. Один случай с пленным ксеносом чего стоит, когда храмовник приказал взять её(эльдарку) под стражу, а инквизитор просто пристрелил её из-за ненадобности. Тогда Зигфрид ему чуть голову не оторвал, но вовремя успокоился, иначе их обоих тут бы уже не было. Но у Дрогана был план, как наконец избавится от надоедливого десантника.

— Что же ты мне хотел сказать? — Любуясь полотном, осведомился Зигфрид.

— Через час ваша рота покидает планету. В соседней галактике массовое вторжение зеленокожих и местным силам СПО их не сдержать. Помимо вас туда будут переброшены две роты “Саламандр”, и рота “Кровавых ангелов”. — Инквизитор смерил взглядом десантника, который в полном боевом снаряжении возвышался над ним подобно скале. — Однако мне всё равно нужно взять двух ваших бойцов для поимки предателя.

— А ассасина тебе мало? — Наклонившись к Дрогану, спросил Астартес.

— Не хорошо чужую почту читать брат-капитан. — Из-под козырька широкополой шляпы выглянул один единственный глаз. Второй был заменён бионикой и выглядел как красная линза, которая постоянно вращалась, сканируя местность. — Ну да ладно, мы с вами, к сожалению больше не увидимся, поэтому я не злюсь.

— Увидимся Дроган, я иду с тобой.

— Что? Вы не можете оставить свою роту без командования. — Поражённый инквизитор уже вовсю водил своим искусственным глазом из стороны в сторону.

— На этот счёт будь спокоен – мой заместитель прекрасный командир и хороший воин, я доверяю ему вести братьев к победе. — Десантник зашагал к выходу, увлекая за собой Дрогана. — Как я понял, ты уже нашёл способ быстрее накапливать энергию. Ведь так?

— Можно сказать и так… к чему такая честь, идти в бой плечом к плечу с самим капитаном пятой роты Зигфридом! — Ядовито осведомился инквизитор, стряхивая с плеча огромную ладонь в чёрной перчатке.

— Не ты один хочешь отомстить предателю. — Коротко ответил Астартес.

Десантник недолюбливал инквизитора. Ненависть он испытывал только к врагам человечества, а Дроган его просто раздражал своими постоянными глупыми идеями и приказами. Один из них и вынудил сидеть без дела его роту на этой планете. Да и темнил он много, не доверял ему капитан…

Тем временем они уже вышли из галереи и оказались в городе, заставленные одинаковыми домами и заводами. Мир-улей был застроен как вглубь, так и в высоту, и глядя на него с небес, город можно было принять за самый настоящий стальной муравейник. Когда люди узнавали о приезде инквизиции, то из страха прятались по домам, и сейчас вокруг не было не пешеходов не проезжающих машин. Только редкие поезда проезжали по навесным монорельсам, и ещё реже проходил вооружённый до зубов патруль арбитров. Спустившись с лестницы “напарники” увидели приветливо пыхтящий, выпускающий пар из выхлопных труб, БТР “Рино”.

— Нет, благодарю, я сам доберусь до места назначения. — Глаз инквизитора снова заходил в разные стороны, видно передавая координаты, и через несколько секунд посреди дороги приземлилась “Валькирия” с опознавательными знаками ордо еретикус. — Встретимся у телепортариума… капитан.

Дроган исчез в транспортнике и “Валькирия” начала подниматься по принципу вертолёта, а потом резко скрылась в небесах, заставив, прогнутся немногочисленные деревья, изредко растущие на обочине.

«Выжига» — подумал храмовник, залезая в чёрный бронетранспортёр.

Внутри его поприветствовал один из десантников.

«Что он тут делает? Кроме водителя тут никого не должно быть».

— Назови себя, десантник. — Потребовал Зигфрид, усаживаясь в одно из многочисленных сидений, расставленных по бокам.

— Господин, тактический десантник третьего отделения Таркус! — Выдал солдат на одном дыхании.

— Что ты тут делаешь? Наша рота готовится к вылету. Почему ты не с ними?

— Капитан Зигфрид, я услышал, что инквизитор хочет взять с собой двух Астартес для поимки предателя. Я лично вызвался идти с ним, дабы помочь инквизиции свершить имперское правосудие! Правда с напарником возникла проблема – братья с большей радостью будут рубить орков, чем искать труса, да ещё и неизвестно где, но если будет нужно, я пойду один. — Сказав это, тактический десантник стал рассматривать свой болтер, ожидая ответа своего командира.

— Не один, я тоже иду. — Закрывая люк и хлопая по стенке, давая знак водителю ехать, ответил Зигфрид.

— Вы идёте с инквизитором? Но вы же его эммм… — Десантник замялся.

“Рино” тронулся с места и поехал по заранее заданному маршруту.

—… недолюбливаю. — Насмешливо закончил капитан. — Скажу тебе больше Таркус – я ему не доверяю и поэтому глаз с него не спущу.

— Вы думаете, он… радикал? — Переходя на индивидуальный канал связи, прошептал десантник.

— Пока я ничего не думаю брат, но если моё подозрение подтвердится, что ж придётся убить ещё одного ренегата.

— Понятно. — Тут лицо десантника засияло так, что, кажется, стало просвечиваться через шлем. — Капитан Зигфрид, я никак не решался спросить, но сейчас хороший момент. — Астартес помедлил. — Вы ведь участвовали в третьей войне за Армагеддон?

— Да Таркус, участвовал.

— Выходит, я буду биться рядом со свидетелем этой великой битвы?

— Выходит, что так.

— Круто! — Не сдержался Таркус, выдав слово, которое десантники очень редко использовали в своём общении.

—Не очень… — Зигфрид отвернулся к небольшой бойнице и стал рассматривать серый пейзаж.

Всю оставшуюся дорогу до дворца регента никто не вымолвил ни слова. “Рино”слегка тряхнуло. Приехали. Выбравшись наружу, двое храмовников невольно задержали взгляд на величественном сооружении, которое представляло собой огромнейший дворец, сделанный на манер старого замка с кучей башенок, фортов и небольших пристроек. А ведь несколько дней назад они брали его штурмом.

— Капитан, не забудьте своё оружие. — Раздался за спиной голос Таркуса.

Зигфрид принял от него свой силовой меч и модернизированный болтер. Также он взял все боеприпасы, которые только можно было компактно разместить на себе. Меч десантника это как двуручник для простого человека, а болтер, как небольшой пулемёт. Кивнув, и развесив на себе оружие, капитан заметил скромно вооружённого Таркуса.

— Брат, ты в гости собираешься или на предполагаемую территорию противника?

Десантник сразу понял намёк и полез в БТР за дополнительным оружием.

— Уже лучше, но плазменную винтовку оставь, с ней слишком рискованно телепортироватся.

Теперь тактический десантник был вооружён ещё лучше – вдобавок к боевому ножу и стандартному болтеру, он взял цепной меч, который был положен не всем, но в такой ситуации его можно было прихватить с собой, дополнительный боекомплект и целую связку гранат. Ещё Таркус захватил с собой болт-пистолет, который носили только командиры или сержанты, но в неизведанном мире пригодится всё.

Оглядев обвешанного амуницией “молодого” десантника, Зигфрид покачал головой и дал знак следовать за ним. Проходя по огромной лестнице, ведущей к главным воротам, Зигфрид вспомнил, какую бойню они тут устроили. До сих пор он помнил лица всех тех, кого убил, но не потому что он боялся или был суеверен, нет Космодесантники убивают сотни и тысячи не обращая внимания ни на что, но то, что они кричали он будет помнить всегда. “За свободу”! Этот крик слетал с уст каждого застреленного, зарубленного, раздавленного и просто забитого до смерти. Эти люди дрались не за власть, не за тёмных богов, не за лжерелигию. Они дрались за свободу… и их просто вырезали по приказу Дрогана. Инквизитор даже не стал разбираться кто хаосит, а кто простой борец за идею и просто приговорил всех к смерти. Узколобый дилетант.

— Капитан Зигфрид, вы уже тут? О, и с вами брат Таркус, который согласился помочь нам в нелёгкой борьбе с ересью. — Дроган развёл руки, словно пытаясь обнять двух гигантов.

Зигфрид просто прошёл мимо, а Таркус лишь кивнул головой и последовал за своим командиром. Всю дорогу до телепортариума инквизитор намеревался начать беседу и даже пытался шутить ( чем отличается орк от эльдара? НИЧЕМ! Они ксеносы, и различий между ними нет).

«Очень резко он повеселел. Никак задумал что-то».

— Мы на месте! — Окинул взглядом небольшой ангарчик Дроган, после чего повернулся к присутствующим механикумам. — Всё готово?

— Да господин, но есть проблема. — Ответил холодный металлический голос.

— Что ещё? — Сняв шляпу, Дроган начал яростно чесать макушку.

— Во избежание перегрузки, Астартес должны войти в телепортариум первыми.

— Да неужели? — Встрял Зигфрид. — А может сначала инквизитор?

— Можно и инквизитора, но думаю, вы лучше подготовите плацдарм для высадки, к тому же задержка будет не более пяти минут, семнадцати секунд.

Сверив холодным взглядом, ничем не выдающего своё беспокойство механикума, космодесантники прошли к активированным вратам. Бросив взгляд через плечо, Зигфрид увидел лишь усевшегося на стол Дрогана и техников, которые о чём то тихо перешёптывались.

— Дроган!

— Да? — Инквизитор повернулся к стоящим перед телепортариумом десантникам.

— Не делай глупостей. — Хмыкнул капитан и вместе с Таркусом вошёл во врата.

Глупо, как глупо. Зигфрид просчитал всё: Координаты мира и его атмосферу, точки назначения, наличия информации о беглеце, он даже обрывки информации о местных ксеносах просмотрел. Не учёл капитан самое главное – портал оказался односторонний.

***

—Тия вставай. — Что-то легонькое и воздушное коснулось носика аликорна и заставило её смешно наморщить носик. — Тия, мне нужна твоя помощь, просыпайся. — Новая щекотливая атака заставила, её чихнуть. — Будь здорова!

— Ммм… Странник, ты совсем обнаглел?! — Селестия полностью накрылась одеялой, оставив снаружи только глаза и уши.

Ферразиус до сих пор поражался их стеснительности, про которую они забывали на выходе из спальни или душевой. Хах, оказывается, видеть пони без одежды в коридоре и в той же спальне это совершенно разные вещи. Маленький, безобидный пунтик этого мирка.

— Не хмурься, а то морщины появятся. — Грифон снова потянул к ней своё орудие издевательств, которое оказалось обычным пером.

— Ферразиус, сейчас пять часов утра, я легла час назад, понимаешь к чему я виду? — Прячась от пера под одеялку, обиделась принцесса.

— Неа, мой плебейский склад ума не позволяет мне понять ваши тонкие намёки. — Пытаясь стащить с Селестии “защиту”, хохотнул Странник.

— Странник! — В голосе явно читалось негодование.

Грифон отстал от аликорна, и отошёл чуть подальше, давая, даме успокоится.

— Ай! За что? — Ферразиус отпрыгнул от небольшой молнии ударившей его в плечо. — Ауч, больно же! — Стараясь увернутся от искр, Странник на бегу прыгнул на идеально отполированный паркет и проскользив под кровать замер. Помогло.

— Ты куда делся? — Услышал он весёлый голос. Селестия явно вела огонь вслепую.

Только он хотел отозваться, как его вытащили на свет божий.

«Чёртов телекинез, надо забрать свой амулет из домика в Ехо».

Аликорн уже лёжа на полу, откровенно хохотала, видя как грифон, царапая пол, не желает покидать своё убежище. Правда смеясь, она потеряла концентрацию, и Странника буквально затащило на неё. В такой стандартной позе их застали стражники, которых привлёк внезапный поток смеха.

— Эээ… — Протянули они, видя свою правительницу в объятиях грифона. Ага, это были те самые стражники.

— ВОООН!!! ВСЕ ВООН!!! — Закричала Селестия, используя кентерлотский голос. Когда стражу сдуло за дверь, она перевела взгляд на грифона и снова захохотала.

Ферразиус смотрел на неё ошалелыми глазами, пытаясь унять икоту, а заодно приглаживая растрепавшиеся во все стороны перья.

— И что *ик* теперь о нас *ик* подумают?

— Хи-хи, да ничего, я с ними поговорю. — Стаскивая с себя икающего грифона, успокоила правительница Эквестрии.

— Тогда *ик* ладно.

Пока она колдовала кружку с водой, ей почему то стало не по себя от того, что Ферразиус так испугался озвучки их “отношений”. Грифон тем временем залпом опустошил стакан и громко рыгнул.

— Странник, фи, при принцессе.

— Я не виноват, это оставшийся воздух вышел, можете прочитать в книге по анатомии.

— Обязательно прочту. — Она внимательно посмотрела на пытающегося причесаться лапой, Странника. — Так что тебя привело в мои покои в такую рань?

— Мне нужен дом. — Спокойно ответил он, пытаясь прилизать непослушные перья.

— Дом? Да легко, а чего сразу не дворец?

— Тия, я серьёзно, помнится, вы мне предлагали домик в Кентерлоте, а я сказал, что подумаю.

— Ты просто отказался.

— Правда? Хм… а у вас ещё не осталась та самая доверенность на жилплощадь, которой вы меня уговаривали?

Селестия встав в полный рост, направила рог на Ферразиуса.

— Э не, не надо! — Грифон зажмурился, готовясь к новым укусам магических молний.

Правда вместо неприятного щипка и последующего жжения, ему на грудь упало нечто мягкое и плоское. Оказалось, что это был обычный конверт, развернув который Странник увидел ту самую доверенность на жилплощадь, которую он когда то вернул Тии из-за ненадобности.

— Вы что, всё это время держали для меня свободный дом? — Не веря в реальность происходящего, он крутил в лапах пергамент.

— Я рассчитывала, что когда всё закончится, ты захочешь тут остаться. — Тут Селестия поспешно добавила. — Или если решишь иногда заходить в гости или…

— Тия, ты чудо! — Ферразиус словно мальчишка, которому купили новую игрушку, полез обниматься. Она особо не сопротивлялась.

А ведь несколько недель назад, Странник был замкнутым в себе меланхоликом с хриплым голосом и социопатическими наклонностями. Неужели его так изменила Эквестрия? Или что-то другое? И изменило ли? Грифон тем временем восторгался её эфирной гривой, особенно тогда, когда она стала проходить через его голову, и он словно почувствовал себя в невесомости – красивой, переливающейся всеми цветами радуги невесомости в которой был самый свежий воздух из всех, что наполнял его лёгкие. А вот Селестия пребывала в “лёгком” шоке. Аликорн начинала слышать обрывки различных фраз, и она очень надеялась, что произносил их не Странник. Как только голова Ферразиуса коснулась её гривы, в мыслях принцессы стало проноситься примерно следующее:

"For the slaughter!"

"Kill... KILL!"

"Why aren't we killing yet!?"

"By Khorne, it will be done"

"This is the last time!"

"I am not your bootlick!"

"As you wish, but set us loose!"

"Don't provoke me!"

"This errand is beneath me"

"I heard you the first time!"

"Uuuaaarrarraaargh!"

"Uuuaaarrarraaargh!"

"Break their backs!"

"Attack!"

"I will have last blood!"

"Split them open!"

"Blood for the Blood God!"

"I'll drink their blood from their hearts!"

"I am invincible!"

"Blood, blood, blood, blood!"

"Gut them! Gut them all!"

"Engulf them in pain!"

"Blood! Hahahahaha... BLOOD!"

"Who dies first?"

"You want that worthless trinket?"

"Why should I?"

"The trophy is mine!"

"Where is the blood I was promised?"

"It is done. Don't waste my time again."

"The enemy… Finaly!"

"Let me kill them!"

"Must kill! Must kill!"

"Nooo! This cannot be!"

"They won...for now."

"So much blood...too much to drink."

"I hunger again."

"I will have my vengeance."

"Drive quickly, before I kill you!"

"We need a new driver! This one is DEAD."

— Тия, что с тобой? — Удивился грифон, когда его резко отстранили.

— Ничего. Просто мне нужно поспать, а ты явно не собирался меня отпускать. — Умело скрывая непонимание, ответила Селестия.

Ферразиус явно что-то заподозрил, но потом сменил тему разговора, расспрашивая о том, где заверить документ. Получив ответ, он шаркаясь раскланялся (до Талиониса ему далеко) и покинул башню.

— Значит это и есть та самая ратуша. — Один шаг в арку и грифон уже стоял посреди толпы пони, ждущих своей очереди.

Ратуша оказалась самым настоящим ЖКХ, только побольше и вместо людей были пони. Быстро сориентировавшись, грифон, под неодобрительный гул полез через кучу лошадок к ближайшему столику, за котором сидела единорожка в деловом костюме.

— Вы грифоны совсем совесть потеряли, куда без очереди? — Раздался противный голос, явно принадлежавший избалованной леди.

— У меня документ с королевской печатью, мне без очереди… я это всем говорю, уйдите с дороги. — Ферразиус уже начинал немного беситься.

— Ага, королевская печать, а я в таком случае Найтмер Мун! — Голос продолжал преследовать грифона.

— Да хоть сам Дискорд, мне до лампочки… парень подвинься.

Наконец пережив давку в очереди, грифон протянул пергамент пони в деловом костюме.

— Ой, а зачем же вы конверт то вскрыли? — Кивая головкой, запричитала пони, от чего её белоснежная уложенная грива слегка сползла на глаз.

— А что такого?

— Вы повредили печать! Как же я удостоверюсь, что её поставила лично Селестия?

— Да тут её роспись!

— Извините, без печати ничем не могу помочь.

— Ну, подпишите … пожалуйста.

— Нет.

—Послушай, просто подпиши эту дурацкую доверенность, времени мало у меня, понимаешь?!

— Не задерживайте очередь.

—Ты подпишешь эту доверенность, или это придётся делать выжившим членам твоей семьи!

Спустя пять минут радостный Странник шёл осматривать свой новый дом. Кто ж знал, что эти пони такие пугливые, ну и ладно, главное весь геморрой позади. Взглянув на циферблат, которым была увенчана башня из чистого мрамора, Ферразиус присвистнул. Он встал в 5:00, а сейчас 5:27, и уложился меньше чем за полчаса. Решив, что до семи часов, один часик можно осмотреть свой дом, а оставшееся время потратить на неспешную прогулку до своего нового приобретения. Рабов у Ферразиуса никогда не было, а может, и были, только он не помнит. Странник даже не знал, что с ней делать ведь с одной стороны она довольно ничего и можно было бы… нет он не насильник. Мысли об этом вызвали отвращение. Использовать её в качестве прислуги тоже не вариант, ведь судя по её навыкам еду, она может достать только с чужого прилавка, а чистить умеет только кошельки. Заставить делать простую работу? Единственный на данный момент верный вариант, вот только Дайг что-то говорил насчёт цепи, и Странник понял, что оковы нужны в целях предосторожности. Грифоньи коготки могли вспороть глотку не хуже кинжала, а клюв вполне мог выбить глаз или ещё чего.

— Вроде он. — Оглядывая небольшой, двухэтажный домик, Ферразиус полез за ключом.

Внутри он оказался так же хорош как и снаружи. Войдя внутрь Странник увидел развилку из двух коридоров, один из которых вёл на кухню а второй в подвал (Хм), но он пошёл по прямой и оказался в гостиной посреди которой стоял круглый деревянный стол, а вокруг него были несколько простеньких деревянных стульев, которые на вид были очень удобные. Сама гостиная была заставлена шкафами, зеркалами, тумбочками, словно вещей у хозяина дома было выше крыши. Тут взгляд упал на ещё одну неприметную дверь сбоку и заглянув внутрь Ферразиус увидел небольшой коридорчик и ещё две двери. Ага, ванная и место где можно подумать о смысле жизни, ясно. Второй этаж состоял из одной огромной комнаты, в которой из интерьера была только огромная, прямо как в Ехо кровать и ковёр… без ковра никуда. Повторно пройдясь по дому и более подробно изучив его, Странник к своему удивлению обнаружил свёрток со своими вещами, который он считал погибшим в огне. Всё на месте и даже письмо от Джуффина, благодаря которому Странник сможет снова стать человеком. А новое кеттариец так и не прислал…

— Может мою гостью в мезонине поселить? — С порога оглядывая надстройку посреди крыши, предположил Ферразиус. — Ладно, можно потихоньку к казармам выдвигаться.

Глянув на циферблат, с той самой башни грифон увидел, что времени сейчас 6:43.

«Ухтыхблиняжопоздаю» — Мысли предали грифону ускорения и через десять минут он уже стоял перед знакомым каменным амбаром( после своего дома, назвать домом ЭТО язык не поворачивался). По бокам от его входа стояли два стражника, которые упёршись об алебарды, пытались не умереть со скуки. Мда, даже в таком состоянии они выглядели, куда угрожающее ,чем королевские гвардейцы, Ферразиус даже был уверен, что будь воля грифонов они бы вполне могли захватить весь Кентерлот используя лишь местный гарнизон.

— Ту уже здесь? Превосходно. — Из окна соседнего дома наполовину высунулся Дайг и помахал лапой, мол, проходи.

— Неплохо вы тут устроились. — Оглядывая кабинет, полностью заставленный картотечными шкафами и стойками с оружием, кивнул Странник. — Немного тесно, но вполне мило.

— Ты ещё будешь потешаться? — Дайг пожал Ферразиусу лапу. — Дискорд! Мы тут на время, поэтому всё в спешке и разместили, эх проклятый бал. — Командир стражи протиснулся между двумя стойками к своему столу. — Тебя как звать то, герой?

— Ферразиус.

— Хорошо Ферразиус, сейчас даёшь мне грамоту, я дописываю пару строчек, ставлю печать и она твоя… хе-хе. — Приняв грамоту, Дайг достал перо и начал заполнять оставшиеся поля.— Имя, фамилия?

— Ферразиус Кэйрон.

— Клан?

— Нейтрал.

— Нейтрал? Хм, странно. Так ладно, последний вопрос: есть своё жильё в Кентерлоте?

— Есть.

— Вот и всё! — Дайг протянул пергамент обратно. — Теперь она официально твой раб. Вот только распишись на этом пустом квадратике.

— Слушай Дайг, а я могу её отпустить?

— Отпустить? Конечно, под свою полную ответственность и если её поймают и по списку найдут её бывшего хозяина, то есть ТЕБЯ, то вы разделите наказание поровну. Хех не смотри на меня так, грифон, отпустивший на волю преступника не лучше самого преступника.

— Ого, строго тут у вас… где говоришь расписаться? — Сориентировавшись по тычку когтя, он поставил корявую роспись.

— Всё, иди к казармам, товар уже там. — Указывая лапой в сторону выхода, заверил Дайг.

“Товар” был там – Двое стражников держали грифоншу под лапы вынуждая её стоять на двух задних конечностях и судя по покачиванием ей было не удобно. Клюв, зачем то замотали тряпкой, а один из солдат развлекаясь, вращал над головой цепь со стальным ошейником. Когда Ферразиус подошёл ближе, воровку резко нагнули и тот, кто вращал ошейник, отодвинув скобу, стал нагибаться к грифонше.

— Не нужно. — Поднял лапу Странник, не желая всю дорогу вести на поводке разумное существо.

Стража пожала плечами, но цепь убрали, и подтолкнув воровку к новому хозяину, пошли на свой старый пост. Грифонша встала на четыре лапы и вцепилась в него ненавидящим взглядом.

— Иди за мной. — Сухо сказал, Странник и направился к своему дому.

Навязанная рабыня и не думала ослушаться, видно наказание за непослушание было очень суровым. Пока грифоны шли к дому, Ферразиус решил взбодрить свою спутницу, спросив у парочки прохожих какую-то глупость. Не помогло. Как только они зашли в дом, новоявленная гостья вжалась в угол и смотрела на Странника уже с оттенком страха.

— Ты чего? — Удивился он, подходя к воровке.

Та лишь ещё сильнее вжалась в стену и зачем то прикрыла место, которое находилось ниже живота. Когда грифон подошёл в упор, она закрыла глаза, но он лишь снял с неё тряпку, которая мешала говорить.

— В чём дело? Я не собираюсь тебя бить.

— Я знаю… извращенец.

— Чего ты сказала? Ты чего там себе напридумывала?

— А зачем ты спрашивал у прохожих насчёт ремней и намордника?

— Да я шутил! Ты серьёзно думаешь, что будь я не от мира сего, то я бы узнавал о таких товарах у первых встречных?

— Тогда зачем я тебе? Говорю сразу я не прачка, не повариха, не посудомойка, не…

— Помолчи. — Ферразиус помассировал свои веки. — Я ещё сам не придумал, что с тобой делать, но в любом случае тебя нужно помыть, а то ты мне уже весь пол песком и грязью засыпала.

— П-помыть? — Сглотнула рабыня.

—У тебя давно этого дела, не было что ли? Я имею в виду, что ты сама себя помоешь… идём, покажу где тут ванная комната. — Странник пошёл к двери с развилкой, а грифонша потрусила следом.

— Заходь. — Открыв дверь, он увидел удивление воровки и добавил. — Дверь левая, душ автоматический, прямо как во дворце, полотенце есть, подглядывать, скорее всего, не буду.

Грифонша притормозила, услышав последние слова, но её уже пропихнули внутрь и прикрыли дверь. Услышав звук выдвигающейся щеколды, грифон лишь усмехнулся и взяв ближайший стул, начал ждать конца купания.

«Что? Ну что можно делать в ванне целых ТРИ часа? Что она себе там намывает? Может, сбежала? Да нет, плескается вроде». — Странник от скуки уже качался на стуле, как на кресле качалке, а Талионис скромно помалкивал.

Когда грифон уже начал размышлять о покупке настоящего кресла качалки, дверь открылась, и оттуда объятая паром, исходящим от горячей воды, вышла мумия. Ферразиус сначала не понял прикола, и даже несколько раз поочерёдно моргнул глазами, но потом до него дошло, и он захохотал, продолжая качаться на стуле. Пунтик этого мира в действии – грифонша которая спокойна разгуливала по улице без одежды, выйдя из ванны, обмоталась во все полотенца, которые только нашла. Или она просто не хочет, что бы её видели мокрой? Шерсть и перья сохнут довольно долго по сравнению с той же кожей. Наверное, после душа, шерсть не так хорошо срывает всё “лишнее”.

— Ты прямо вылитый Рамзес второй. — Принимая нормальное положение на стуле, Ферразиус продолжал рассматривать это чудо в… тряпках.

— Кто?

— Да не важно. И долго ты так ходить будешь?

— Пока не высохну. Если ты конечно не против?

«Может… не»

— Конечно не против, можешь пройти в мою… комнату на верху, но не пугайся, что там только кровать я тут просто недавно и заставится особо не успел.

— А ты куда?

— Не вы одна такая чистоплотная. — Сказав это, грифон элегантно обошёл воровку и оказался в ванной. — Очуметь тут пара, хоть секиру вешай! — Набрав воды, Странник лёг в круглую ванну, которая очень сильно напоминала людскую джакузи, только пузыри не пускала. Размер у неё был как небольшой бассейн, и тут вполне могли купаться пони. Судя по нескольким открытым бутылкам, его гостья очень серьёзно подходила к вопросу о личной гигиене. Ферразиус же просто решил поваляться в тёплой воде, а потом возможно и помыться. Блаженно опустив веки, позволяя тёплой воде ласкать его шерсть и перья, Странник услышал, как закрылась дверь. Тот, кто прикрыл дверь, был с его стороны, он это почувствовал.

«Закрываться не интересно, не так ли?» — Услышал в голове насмешливый старческий голос, Ферразиус.

Ярость, радость и любовь

Даже не знаю что тут написать) Просто романтичная глава с толикой ужаса и небольшим раскрытием мыслей ГГ.

Странник лежал в ванной и затаив дыхание слушал как к нему, шлёпая по мокрому полу приближается воровка. С одной стороны он должен был резко вскочить и выпроводить обнаглевшую рабыню, которая судя по аккуратным шажкам, старалась не шуметь, а с другой разум стали застилать неподобающие мысли и очень хотелось, что бы она подошла поближе. Когда хлюпающий звук прекратился, и Ферразиуса слегка обдало ветром, он понял что она уже за его спиной.

«Идиот» — Укорил себя грифон, когда почувствовал на сонной артерии острый коготь.

— Где грамота? — Воровка, наслаждаясь триумфом, заметно смягчила голос.

Странник попытался повернуть голову, но коготок предупреждающе напрягся.

— Дайг оказался прав, насчёт воров и их благодарности. — Стараясь не напороться на живую бритву, пробурчал грифон.

— Благодарность?! Ты хоть понимаешь, что ты натворил? Я теперь раб – вещь, которую можно выбросить, продать, убить и прав у меня теперь не больше чем у сломанной столешницы. — Говоря это, воровка ещё сильнее прижала коготь к горлу Ферразиуса. Ещё чуть-чуть и она пропорет ему шею.

— Я… жизнь тебе… спас. — Боясь даже сглотнуть накопившуюся слюну, кое-как вымолвил Странник.

— Болван! Я могла легко сбежать из-под стражи и никто бы меня не нашёл, а теперь из-за тебя я стала официальным пустым местом и всяк кто меня увидит без твоего сопровождения, волен делать со мной что ему заблагорассудится. — В голосе грифонши перемешалась горечь и ярость.— Ты разрушил мою жизнь, и ты её восстановишь.

— Так ты хочешь…

— Да! Что бы ты отпустил меня под свою ответственность! Где грамота?!

— А что потом? Тебя поймают и нас обоих повезут на плаху? Мне не очень-то хочется умирать.

— Тогда скажи где грамота и возможно поживёшь чуть подольше! — Коготок слегка царапнул шею, и несколько алых капель упали в воду, распадаясь на причудливые узоры.

Время словно остановилось, и Ферразиус Кэйрон смотрел, как белоснежная ванная комната начинает заполняться кровью. Она текла с потолка, сочилась из стен, проступала с пола и даже выходила из слива в ванной. Через одно мгновение всё стало алого цвета, и взглянув на свои лапы грифон увидел, что они тоже покрыты этой красной жидкость, а он сам стал больше похож на огромный кусок запёкшейся бардовой корки. На его лице появилась хищная ухмылка… крови слишком мало, нужно больше… БОЛЬШЕ!!!

Как только воровка чуть надавила на шёю грифона, он резко развернулся под неестественным углом, и схватив её за крыло, скинул в ванную, обдавая всё вокруг брызгами воды. Всё это произошло так быстро, что коготь почти не успел повредить шею. Грифонша оказалась на дне ванной и попыталась всплыть, но её хозяин уже навис над ней и держа одной лапой её кисти а второй шею, не давал ей подняться. Взглянув в его глаза, она от страха забыла обо всём, даже о том, что захлёбывается – на неё смотрели два стеклянных шарика, которые словно заполнили кровью и вставили в его пустые глазницы. Лицо же его выражало безумную радость, словно он не топил живое существо, а занимался самым любимым делом в своей жизни. Или это и было его любимое занятие? Запас кислорода подходил к концу и готовая сдаться грифонша заметила, как левый глаз безумца вспыхнул синим огнём. Грифон что-то зарычал и на время ослабил хватку, чем воровка и воспользовалась: вынырнув из воды, и поспешно набирая драгоценный воздух, она постаралась вырваться, но Ферразиус снова придавил её ко дну, и на этот раз ей в живот упёрлась его коленка. Синее пламя начинало перекидываться на второй глаз, отчего грифон закричал пронзительным визгом, обдавая всё вокруг ультразвуком. Зажмурившись от звуковых волн, беспрепятственно проходивших через преграду из воды и буквально режущих слух, грифонша собрала последние силы и уже собиралась предпринять финальную попытку побега, как Ферразиус сам вытащил её на поверхность. Откашливаясь и пытаясь восстановить нормальный ритм дыхания, рабыня почувствовала, как ей положили лапу на плечо. Развернувшись с целью посмотреть в глаза своему убийце, воровка успела увидеть лишь отведённый назад кулак и лицо хозяина, на котором читалась искренняя неприязнь. Резкий удар и перед тем как потерять сознание, она заметила, что её хватают за хвост и вытаскивают на холодный кафель.

— Сраная б…ь патаскуха! Грёбаная тупая п….а! П…Ц! — Такими словами сопровождалось вытаскивание недавно приобретённой рабыни из ванны.

Перекинув её через плечо, сравнительно успокоившийся Странник, потащил свою ношу в подвал. Он оказался довольно маленьким, примерно четыре на четыре метра, но для лежания в связанном положении вполне годился. Ферразиус пожалел о том, что не взял у стражников цепь, и пришлось связать грифоншу простыми верёвками, которые быстро нашлись в одном из многочисленных деревянных ящиков стоящими вдоль стен. Когда она была скручена по рукам и ногам, а заодно привязана к ближайшему кольцу, выступающему из стены, Странник оскалился, видя, что без посторонней помощи она не выберется. Выйдя из подвала, он слегка прикрыл глаза и чуть слышно пробормотал:

— Ещё раз выкинешь, что-то подобное и от тебя останутся лишь воспоминания. — Пауза. — Нет, ты спас её и только её, но повторяю: ещё раз попытаешься насильно взять меня под контроль – пожалеешь.

Тем временем на улице уже довольно давно раздавались непонятные звуки, больше похожие на шуршание и Ферразиус решил проверить, что там происходит. По быстрому перебинтовав куском ткани небольшую ранку на шее (ещё миллиметр и прощай сонная артерия, а вместе с ней и жизнь), он открыл дверь, и выйдя за порог, чуть не был сбит с ног одним из стражников.

— В чём дело? — Уворачиваясь от бегущего со всех лап грифона поинтересовался Странник.

— Всем стражникам протрубили общий сбор, я сам без понятия, что за дела, если тебе интересно иди к казармам, мы там собираемся. — Умудрившись выдать на бегу такое предложение, солдат ускорился и скрылся из виду.

«Не к добру это» — Подумал Странник и направился к месту сбора.

Небольшая площадь перед казармами кишила вооружёнными грифонами. Среди стройных рядов стражников ходил Дайг словно выискивая брешь в защитной линии.

— Дайг, что происходит, неужели война началась? — Обходя мечущихся, не успевших занять место в строю грифонов, крикнул Странник.

— Дурдом! — Командир стражников развернулся к Ферразиусу. — В нашем королевстве произошёл всплеск магической энергии и теперь мне и моим ребятам придётся, туда тащится, что бы выяснить, в чём дело.

— Неужели больше некому? — Удивился Странник.

— В том то и хохма, что есть кому, но матриарх решила перестраховаться и отправить туда ещё больше солдат… Пха, подумаешь, двух неведомых существ обнаружили, эка невидаль!

— Что за существа? — Тут же навострил уши Ферразиус.

— Не важно, я и так лишнее взболтнул. — Дайг отвернулся и пройдя пару шагов нашёл того, кого искал. — Астрид, я так и знал. Какого Дискорда! Ты должна быть в больнице, твоя рана ещё не до конца зажила.

— Я в порядке и уберите пожалуйста лапы. — Стражница старалась вырваться из цепкой хватки Дайга, но не тут-то было, и он уже тащил её в сторону.

Ферразиус заметил, как мягко он с ней обращается стараясь не делать резких движений, как прижавшись своим лбом к её говорит слова, которые Странник не слышит, она пытается отвести взгляд но он ловит её и не стесняясь толпы грифонов нежно целует прямо в клюв. Надо же, оказывается существа с развитым речевым аппаратом, не имея губ вполне способны на поцелуй. Вот почему Дайг так быстро сдружился с Ферразиусом – он спас его любимую, да ещё и виновницу чуть не придушил, удачно он в ярость впал. Солдатня же, уже вовсю улюлюкала, аплодировала, кто-то засвистел, а какой-то наглец даже крикнул “Командир красава!”. Заметив пристальное внимание своих подчинённых, Дайг отлип от своей подруги и не спеша, развернувшись, выдал командирским голосом:

— Чего уставились птенцы желторотые?! Или вас только мама в щёчку на день рождения целовала, раз так бурно реагируете? А ну-ка , разворот на 180 градусов раз-два!

Несколько десятков лап шаркнула по земле и теперь все стояли спиной к влюблённой парочке, все кроме Странника. Правда Дайг явно не желал продолжать ласки, и шепнув стражнице пару слов, повёл её к Ферразиусу.

— Слушай, тут такое дело. — Командир стражи перевёл взгляд на грифоншу. — Мы уже должны выдвигаться, а я не хочу рисковать, поэтому можешь проводить Астрид до больницы? Не хватало, что бы она где-нибудь по дороге завалилась.

«Он просто позволяет мне остаться наедине с его девушкой? Он мне настолько доверяет? Погоди-ка, так вот почему он бесплатно отдал мне в рабство эту воровку! Ха, ай да Дайг, ай да сукин сын».

— Нет проблем, я как раз хотел прогуляться по городу.

Пока они прощались, показывая мастер-класс по задержке дыхания, Странник почувствовал неприятное состояние одиночества, которое он прогнал усилием воли. Пожав на прощание лапу Дайга, Ферразиус и Астрид заворожено наблюдали, как грифоны начали взлетать стройными рядами, закрывая собой небо.

— Пошли? — Вывела его из кратковременного ступора, грифонша.

— Пошли. — Согласился Странник.

Когда они шли по улочкам, он заметил, что народу стало намного меньше, ведь большая часть стражи покинула Кентерлот, а аристократы разместились прямо в замке. Итого грифонов стало примерно в два раза меньше, что позволяло наслаждаться более спокойной прогулкой.

— Больница немного в другой стороне. — Заметила спутница Ферразиуса.

— Знаю, просто хочу зайти домой и отдать тебе твой плащ.

— А я думала, куда он делся. Но ничего страшного, можешь оставить его себе, мне уже выдали новый, причём бесплатно, Дайг подсуетился. — Произнося “Дайг”, стражница слегка покраснела, словно их отношения были тайной.

— Повезло тебе с ним, что ещё сказать. — Странник развернулся на месте и оказавшаяся с другой стороны грифонша последовала его примеру. — Давно вы с ним встречаетесь?

— Скоро день будет. — Невозмутимо ответила она.

— ЧЁ??? — Грифон стал столбом, позволив нижней части клюва, коснутся своих задних лап. — Да вы недавно вели себя так, словно несколько лет знакомы!

— Ну да. — Новый румянец появился на симпатичной мордашке. — Когда меня ранили, а потом доставили в больницу, я провалялась пару часов без сознания, а открыв глаза, заметила сидящего на стуле Дайга, который уставившись на свои колени, рвал на себе перья. Кажется, он думал, что я умерла, и ругал себя за то, что боялся признаться мне в своих чувствах и за то, что не уберёг. А потом он признался мне в любви, точнее моему “бездыханному” по его мнению, телу, и я ответила банальное “Я тоже тебя люблю и всегда любила”. Тут он поднял голову, заулыбался как дурачок петарде и кинулся со своими обниманиями и поцелуями. Если бы мне за день до этого сказали, что наш командир умеет плакать я бы того, кто это вякнул познакомила со своими когтями. Я даже не поверила бы в “скупую мужскую слезу”, до того как Дайг не прижал меня к себе и радостно плача не просидел так целых десяти минут. Он бы мог и дольше, но его вытолкал весь персонал больницы, который успел собраться в моей палате за время уговоров в стиле “покиньте помещение”. Когда его оттаскивали, он вроде не сопротивлялся, но смотрел на меня такими глазами, что захотелось забыть про боль и пойти за ним. — Закончив романтическую историю, Астрид перевела дыхание и немного смутившись, начала рассматривать ближайшие дома.

— Ты мне об этом рассказала, словно я твой старый друг или ещё хуже подружка.

— А ты мне жизнь, между прочим, спас и у меня от тебя секретов нет, к тому же я не стесняюсь своих отношений с командиром. — Окончательно смутилась Астрид.

— Хоть роман по вам пиши. — Улыбнулся Ферразиус, завидев в конце улице белые стены местной больницы. — А ты его любишь, или просто для спокойствия его души ответила взаимностью?

— Что за глупый вопрос? Конечно, люблю! И зачем мне признаваться в любви грифону, который мне не нравится? — Странника одарили поражённым взглядом.

«Эх, Астрид, кое-где в любви признаются не из-за чувств, а из-за выгоды. Хорошо, что ты о таком не наслышана».

— Не обращай внимания, я дурак в этом ничего не понимаю. — Беззаботно ответил Странник, глядя на приближающуюся больницу. — Мы почти на месте.

— Думаю дальше я и сама доберусь. — Помахав лапкой, стражница приняв более привычную позу “табуретки”, рысью побежала отлёживаться в палате за королевский счёт.

— Бывай, и спасибо за плащик, он довольно тёплый. — Махая вслед удаляющейся грифонше, попрощался Ферразиус.

Вернувшись домой и открыв дверь, грифон подумал, что у него уже галлюцинации. “Галлюцинация” тем временем сбила Странника на землю и стоя на его многострадальной груди стала засыпать его целым потоком слов:

— Приветтытутдавноядавнояприехаланабалбудештортяпривезлассобойтортимногочегоещё! — Мозговая атака путала все мысли Ферразиуса и не давала ему, как следует обдумать ответ.

— Пинки, ты-то тут откуда? — Это самый нормальный вопрос, который он смог сформулировать под градом букв.

— Я же говорю, что приехала на бал. — Розовая пони сбавила обороты, чему грифон был очень рад. — Как только я приехала меня сразу же вызвала принцесса Селестия и когда я ей рассказала, что ты у меня ещё не был, она сказала, что у тебя ко мне важное дело и телепортировала меня прямо к тебе домой.

«И верно… твою ж дивизию, подвал!»

—Рад тебя видеть, но может, пройдём в дом. — Подождав пока кобылка спрыгнет с него, грифон встал и приглашающее встал сбоку от двери. — Эмм, Пинки, а ты не слышала ничего необычного? — Провожая взглядом радостно запрыгивающую к нему в дом пони, поинтересовался Ферразиус.

— Необычного? Неа.

Вздох облегчения и грифон зашёл следом.

*БАБАХ!!!* огромная розовая пушка обдала Странника конфетти, заставив того инстинктивно искать укрытие метаясь по прихожей.

— СЮРПРИЗ!!! — десяток голосов направленных на Странника, заставил того остановится.

— Добро пожаловать на свою первую вечеринку! — Радостно отсалютовала Пинки.

— Но…

— Пойдём, познакомлю тебя со своими друзьями. — Толкая в спину грифона, Пинки на ходу стала знакомить его со своими подругами. — Это Рэйнбоу Дэш, но ты её уже знаешь. — Голубая пегаска, качаясь на люстре, радостно помахала Ферразиусу лапой. — Это ЭплДжек у неё своя ферма и вообще она отличная пони. — Крепко сложенная пони оранжевого цвета, козырнула шляпой и вернулась к еде. Тут грифона развернули к трясущемуся столу. — А там у нас Флаттершай, но ты не думай у неё просто после одного случая непроизвольный страх грифонов. Ой ,и извини, что Твайлайт и Рэрити не пришли у них просто много забот в замке.

Когда, Странника, перестали “катать” по дому, он смог нормально оглядеться. Ого, судя по разговору с Пинки, она тут совсем недавно, а умудрилась собрать пару десятков все различных пони, да ещё пару грифонов уломала! Какой агитатор пропадает…

— Здоров, голодающий с Понивиля! — Пони в шляпе и заплетённым в косу хвостом и гривой, по дружески стукнула Ферразиуса в плечо.

— Егей, да это же моя спасительница от голода. — Узнав пони, бесплатно давшую ему целую корзину яблок, грифон заметно повеселел. — Я – Ферразиус и мне очень интересно, какими судьбами тебя сюда занесло.

— Складно говоришь. — Хихикнула пони. — Нас с подругами пригласила на бал сама принцесса Селестия, а тут мы все как ты уже, наверное, догадался из-за Пинки. Она так расстроилась, что ты пропустил её вечеринку, что по прибытию в Кентерлот прям сразу побежала собирать гостей и устраивать тебе праздник. Знаешь, ты мог бы поговорить с Флаттершай и развеять её представление о грифонах. — Последние слова ЭйДжей сказала, указывая копытом на Рэйнбоу Дэш безуспешно вытаскивающую из-под стола что-то жёлтое и с розовой гривой.

Пока Странник не спеша шагал к столу, он заметил, что вечеринка уже в разгаре и главное без него! Хотя для Ферразиуса это было даже хорошо – излишнее внимание действует на нервы.

— Флатти да прекрати ты упираться, я же тебе говорила, что он нормальный грифон и не будет тебя обижать. — Заметив Странника, Дэш поманила его к себе. — Флаттершай с тобой хочет кое-кто познакомиться.

Стол стал дрожать чуть поменьше, и Странник, стараясь не “спугнуть”, того кто бы там не был, легонько приподнял скатерть. На него смотрели два больших берюзовых глаза.

— Приветствую. — Мягко сказал грифон и протянув лапу и пожал ей переднее копытце. — Меня зовут Ферразиус. А тебя как?

«Банально донельзя»

— Флаттершай. — Жёлтое чудо успокоилось, и не спеша выбралась из своего укрытия. — И-извини я просто немного волнуюсь… из-за… ммм.

— Из-за того что я страшный? Или просто очень некрасивый? — Радостно заметил Странник.

Как не странно шутка сработала на все сто.

— О нет, ты не страшный и не некрасивый, ты даже очень и очень милый. — Доверчивая пегаска действительно поверила, что он считает себя уродом.

— Ну, слава Селестии. — Улыбнулся Странник, видя, как барьер робости пал. — Если хочешь, можешь рассказать мне о своей боязни грифонов, а я как представитель данного вида, возможно, смогу тебе помочь.

Она огляделась по сторонам, словно выискивала шпионов, после чего согласилась рассказать о своей странной фобии, но только наедине. Пройдя на небольшой балкончик на втором этаже, они уселись на кушетку и пегаска начала свой рассказ:

— Всё началось с того, что я шла по улице Понивиля и вела…

Потом Ферразиусу пересказали историю о подруге Дэш, которая считала себя настолько крутой, что даже смогла накричать на Флаттершай. Когда дело дошло до описания вечеринки, грифон уже откровенно ржал, стараясь не задохнутся, в особенности над описанием выражением лица Гильды (помните такую?), когда она попалась на прикол с электрошоком на копыте. После ещё пары разводов она разоралась думая, что это её специально достаёт Пинки и даже высказала, что думает о всех этих розыгрышах, как вдруг внезапно выяснилось что автор всех розыгрышей – Дэш. Так и закончилась история вместе с дружбой двух старых подруг.

— … когда она ушла, вечеринка продолжилась, а дальше ничего интересного не произошло. — Окончила рассказ пегаска.

— Тю, и всё, поэтому ты боишься грифонов? Знаешь боятся нужно всяких там монстров и чудовищ, но боятся целый народ из-за одной сууууу…мбурной особы. Нет, это не дело.

— Я знаю, просто очень трудно и немного страшно заново начать доверять. — Понурив голову чуть слышно произнесла Флаттершай.

— А мне ты доверяешь? — Стараясь сделать как можно добрее свой хриплый голос, спросил Ферразиус.

— Да. — Шёпотом произнесла жёлтая пони, однако было заметно, что она ещё волнуется.

«Почему ты такая пугливая? Хм, попробуем метод “когтя и уха”». — Зная, что ничего особо не потеряет, грифон начал слегка чесать пони за ухом.

Она сначала замерла, явно не понимая как на это реагировать, но чуть позже пегаска уже растянулась на кушетке, почти полностью столкнув Странника, и прикрыв глаза, тихонько мурчала.

«Вот оно секретное оружие против пони! Интересно, а на Тии это сработает? Если да, то попрошу построить мне красивый готический замок на склоне горы и назову его “Минас Тирит”, а что звучит, звучит».

С умилением глядя на заснувшую Флаттершай, Странник спустился к гостям и застал Пинки, которая раскручивала ручку старого патефона. Поняв, чем это грозит, грифон уже хотел ретироваться, как заиграла музыка, и розовая совокупность радости уже подлетела к нему:

— Давай танцевать. — Это была скорее не просьба, а утверждения.

— Да я плохо эти делом владею. — Пауза. — Что ж, бери управление. — Пауза. — Подарок говоришь, ну посмотрим, что ты там у меня в голове намутил.

— Нет, я не совсем это имела в виду… ух ты, какие у тебя глаза стали красивые. — Пинки заворожено смотрела в синие огоньки, загоревшиеся в очах Странника.

— Позвольте пригласить вас на танец. — Сказал грифон, совершенно иным голосом, который очень сильно напоминал голос пожилого, но до сих пор крепкого человека.

Тем временем Ферразиус видел лишь белую пелену, которая никак не хотела уходить с глаз-долой. Пара морганий и белая пустота начинает принимать определённые формы, словно некий художник рисует на бумаге. Глядя на это чудо Странник начинает узнавать появляющиеся знакомые витражи, колонны, тот самый лиловый ковёр, и конечно же трон. И вот неизвестный художник дорисовывает последние мелкие детали и грифон, хотя нет человек – Ферразиус сейчас в истинном облике, и одет в своё чёрное одеяние, с замиранием сердца смотрит на приближающуюся к нему принцессу Селестию. Она улыбается и приглашающее протягивает ему копытце в золотой туфельке.

«Талионис гад, всё же покопался в моих мыслях, засранец».

Странник, немного медля и волнуясь, принимает её приглашение, и аликорн ловко встав на две ноги, кладёт второе копытце ему на плечо. Человек тщетно стараясь сохранять самое серьёзное выражение лица, кладёт свободную руку на талию принцессы. Сначала они просто стоят и смотрят друг другу в глаза, пока до Ферразиуса не доходит, что начинать должен именно он. Два приставных шага влево и простые движения, словно выученные за сотни лет, начали сами собой продолжать танец, помогая человеку выводить самые сложные и красивые танцевальные манёвры. Музыка, которая сопровождала кружащую по тронному залу пару, была тихая, но одновременно чёткая, неспешная и одновременно зажигательная, успокаивающая и одновременно заставляющая сильнее биться сердце – идеальная музыка, под которую должно быть танцевали сами боги. Странник не знал, сколько он уже танцует и сколько смотрит в эти прекрасные, розовые, бездонные глаза, но он молился, что бы это продолжалось очень долго. И вот, музыка начинает затихать и Ферразиус видит виноватое выражение лица Тии, словно она извиняется за то, что не может больше быть рядом. По её щеке сбегает одинокая слеза, и Странник, робко подняв её мордочку указательным пальцем, снова смотрит ей в глаза и на его лице самая счастливая улыбка, которая только озаряла его многострадальную жизнь. Аликорн кладёт ему на плечо освободившееся копытце, и чуть опустив веки, притягивает к себе человека. Полностью расслабившись и по законам жанра закрыв глаза, Ферразиус чувствует её дыхание и с выпрыгивающим из груди сердцем касается её губ…

— Пинки, а тебе не кажется, что наш новый друг любит торопить события? — Стараясь как можно более чётко донести свою мысль, ЭйДжей смотрела в одну точку.

— Да брось ты, они уже несколько дней знакомы, может между ними уже что-то да пробежало. — Протянула розовая пони, смотря туда же куда и её подруга.

— Это… это прекрасно. — Выдохнула рядом стоящая грифонша. — Сначала такой танец, а потом поцелуй в конце… я завидую этой пони.

Часть движений из иллюзии попадало и в настоящий мир, поэтому танец, от которого все поражённые гости разошлись к стенке, был повторён фактически один в один. Ну и помимо танца кое-что проскочило. На данный момент Ферразиус стоя посреди импровизированного зала и в страстном поцелуе прижимал к себе радужногривую пегаску. У обоих глаза были закрыты, но если Рэйнбоу Дэш уже пережила мимолётный шок и наслаждалась моментом, то у грифона всё было впереди.

— Как же замечательно видеть двух одиночеств, которые нашли друг друга. — Вздохнула Пинки, наблюдая, как пришедший в себя Странник кашляет на весь дом и одновременно с двух бутылок поглощает сидр. — Думая их надо оставить одних.

Через минуту в доме остались только Ферразиус, Рэйнбоу Дэш, спящая на балконе Флаттершай и ещё кое кто в подвале. Придя в себя, грифон просто глядел на голубую пегаску, которая смотрела не него выжидающим взглядом.

«Талионис, СУКА! — Пауза.— Что? Я сам виноват? — Пауза.— Это всё из-за тебя, ты и исправляй. — Пауза.— Я тебе дам “устал”, а ну бери управление и объясняйся. — Пауза.— Козёл».

Сверху спустилась заспанная Флаттершай и словно никого, не замечая, спокойно прошла к выходу и открыв дверь сбила на землю двух пони.

— Ага, подслушиваем! — Уходя от пристально взгляда голубой пегаски, Странник взял за шкирку наблюдателей. — А ну по домам, ты народ веселить, а ты яблоки продавать. — Повернувшись к пегаске, грифон неуверенно добавил. — Дэш, давай позже поговорим, а?

Пони не стали и спорить и даже Рэйнбоу тихо вздохнув, вылетела за дверь.

— Пинки. — Убедившись, что привлёк её внимание, он продолжил. — А тебя я попрошу остаться.

Повелитель Скорби

WARNING есть несколько неприятных моментов и жестоких сцен, а так вообще добрая глава. Я предупредил, так что наслаждайтесь "ЭПИЧЕСКОЙ" схваткой.Возможно после этой главы Странник перекочует в http://stories.everypony.ru/viewstory.php?sid=828 но на время само собой.

— А почему не Дэш? — Удивилась Пинки, проходя обратно в дом.

— Тебя ко мне принцесса Селестия прислала, или забыла? Так сказать, дело экстренной важности. — С щемящей болью в груди, грифон проводил взглядом улетающую, поникшую голубую пегаску и закрыв дверь продолжил. — Пинки, пройди, пожалуйста, наверх, как только я всё улажу, то сразу же поднимусь к тебе и мы, наконец, покончим с этим.

— Ты про голос? — Беззаботно спросила розовая пони, запрыгивая на первую ступеньку.

— Ага… стоп чего?! — Ферразиус пулей подлетел к Пони. — Что он тебе говорил? Какие видения насылал? Он врёт, знай, он нагло врёт, не верь ему.

— Да что ты. — Смеясь, отмахнулась она. — Голос хороший, но очень грустный и ему очень скучно. Он просил меня заснуть и даже обещал познакомить со своим дедушкой, но после того как я согласилась на игру и поклялась клятвой Пинки Пай, я не смогла выполнить его просьбу. — Пони жалостливо посмотрела на грифона. — Мы сможем ему помочь?

— Я…я даже не знаю что сказать. — Странник сел на пол в позу лотоса. — А он не назвал имени своего дедушки?

— Назвал! — Снова обрадовалась кобылка, словно ждала именно этот вопрос. — Его зовут Нур…

Ферразиус резко подался вперёд и заткнул рот, готовый произнести одно из самых ужасных слов, которые только могло выговорить живое существо.

— Никогда, слышишь, НИ-НОГ-ДА не произноси это имя! Забудь его, сотри из своей памяти отмахнись как от глупой мысли, но не произноси его вслух. — Видя, что скорченная страшная рожа и хриплый шёпот произвели эффект серьёзности, грифон расслабился. — Ну, не смею больше задерживать тебя внизу, иди-иди, я подойду и… поговорю с твоим “голосом”.

Пинки кивнула и поскакала на второй этаж, смешно сведя вместе все четыре копытца. Странник вздохнул, и взяв со стола пару булок, направился к подвалу. Новенькие петли даже не скрипнули, когда дверь невыносимо медленно открылась, и в проёме появился силуэт Ферразиуса. Связанная грифонша завидев его тут же забилась в угол, и не сводя с него полных страха глаз замерла, словно пытаясь слиться с тенью. Первый “снаряд” попал ей прямо в клюв и скатился на грудь, вторая булка, со свистом, влетела в стену и упала на голову ничего не понимающей воровке.

— Кушай, не обляпайся. — Сказал силуэт и захлопнул дверь.

После прекрасного обеда устроенного своей пленнице, Ферразиус уже собирался идти разбираться с демоном, но тут Талионис решил немного поболтать.

— И чего тебя на сей раз не устраивает? — Пауза. — Пусть скажет спасибо, что вообще кормлю. — Пауза. — Не думаю, воду она ещё долго не будет пить, да и не хочется, что бы мой подвал “затопило”. — Пауза. — Так бы сразу. Конечно, готов!

Поднявшись к Пинки он застал её смотрящей в окно. Её грива стала прямой, словно она всё это время яростно причёсывалась. Вот только у Странника нет ни одной расчёски. Или у неё своя?

— Есть что-нибудь новенькое? — Грифон встал рядом с пони и тоже начал любоваться залитой солнечными лучами улицей.

— Нет, всё по-старому. — К удивлению Ферразиуса, она сказала это очень апатичным тоном. — Голос снова заговорил со мной, но на этот раз он решил просветить меня. — На Странника посмотрели совершенно отсутствующим взглядом. — Он сказал, что всё рано или поздно разрушится, в том числе и Эквестрия. Все мы умрём, и об элементах гармонии забудут, и лишь изредка будут упоминать нас как сказочных персонажей. Потом наши принцессы совершат ужасную ошибку и повергнут страну в хаос. Он, показал мне, во что превратится наше королевство, через много лет… я не хочу об этом говорить.

— ЛОЖЬ!!! — Закричал Странник, стараясь прогнать депрессивное наваждение. — ВСЁ ЭТО ЛОЖЬ И КЛЕВЕТА!!! — Видя, что пони смотрит на него во все глаза, он спокойно продолжил. — Эквестрия – страна гармонии, а гармонию, как и хаос невозможно разрушить окончательно. Смерть это лишь начало нового пути, я это знаю, а ещё будь уверена – вас никогда не забудут. Ваши принцессы ни за что не станут причиной падения королевства, я этого не допущу. Всё что ты видела, является обычным миражом и не имеет ничего общего с реальностью. — Выдав на одном дыхании, тираду, которая по идее разбивала все высказывания демона, грифон потащил пони к кровати.

— И что дальше? — Меланхолично осведомилась Пинки, лёжа на мягкой перине, и чувствуя у себя на голове тёплую лапу.

— Ничего, просто засыпай.

***

—Здесь что собака сдохла? Нет, правда, я хочу знать…

Ферразиус Кэйрон стоял посреди самой настоящей пустоши, которая до боли напоминала ЗОНУ, но отличия всё же были. Если в ЗОНЕ всё было забито остатками домов, старыми остовами машин и даже выступающими кое-где чахлыми деревцами, то тут ничего не было кроме потрескавшейся земли и возвышающихся вдали руин древнего замка, окутанного зелёным маревом. Весь небосвод был затянут тёмными тучами, хотя судя по состоянию местности, дождя тут не было очень и очень долго и они выполняли декоративную роль, нагнетающую. Тут должно быть ядерная бомба взорвалась, и если судить по невыносимой вони, она была ещё и по совместительству биологическая.

— Талионис, ты тут? — Ферразиус, зажимая клюв, всматривался в горизонт, позвал своего попутчика.

— Да, я здесь. — Ответил он, откуда-то сверху.

Задрав голову, грифон увидел, как с небес спускается ангел, и на сей раз, у него были крылья. Правда они не были похожи не на лебединые, не на драконьи и на любые другие, с которыми служители света изображались на картинках в книгах. Крылья напоминали полосы чистой энергии и формой были похожи на крылья… демона.

— Ты когда успел себе такие штуки отрастить? — Отгоняя грустные мысли, с натянутым весельем спросил Странник.

— Они у меня всегда были. — Талионис ступил на землю. — Просто я их использую только когда мне надо, а в остальное время прячу их, чтобы не мешались.

— Они у тебя что, отстёгиваются?

— Отвинчиваются! — Огрызнулся ангел, который тоже попал под гнетущую атмосферу. — Хорошо, план такой – ты идёшь к руинам замка, демон там, это точно. Я же разведаю обстановку, а заодно кое-что проверю.

Когда союзничек скрылся в небесах, грифон неспешно побрёл к единственному объекту виднеющемуся вдалеке. Не врагов, не ловушек не прочих элементов прилагающихся к долгому походу он не встречал. На грифоно нахлынули размышления о смысле жизни, о том, зачем он всё это делает и даже промелькнула искра сомнения в принцессе Селестии, ведь ей много тысяч лет и она далеко не глупа, а вдруг его используют? Вдруг он всего лишь пешка в игре богов? Или просто шут, возомнивший себя спасителем миров, способный лишь калечить и убивать? Продолжая идти вперёд, Ферразиус отдался мыслям и не заметил, как стал говорить сам с собой.

— Мдаа, влип я в передрягу, а?

— Передрягу? Нет, это не передряга, это спасение чужой жизни.

— Ага, ага… куда этот летун запропастился?

— Он же сказал, что улетел на разведку.

— Чего тут разведовать? Это же сон, тут ничего нет кроме иллюзий и бредовых мыслей.

— Сам у него и спроси, о, он возвращается, главное не проболтайся, что у тебя крыша едет.

— Иди в жопу.

Талионис приземлился рядом с грифоном и уже пешком стал идти рядом.

— Плохие новости друг мой. — Голос ангела выражал печаль.

— Говори, не томи. — Ферразиуса окончательно поник.

— Это не похоже на сон. Это больше походит на извращённую реальность, которую демон выбрал для своего существования, а заодно притянул её к своему месту обитания, на данный момент это Пинки.

— То есть ты хочешь сказать, что мы находимся не во сне, а в самом настоящем мире, который ещё и является местом обитания демона? — Странник, не сбавляя шага, посмотрел на Талиониса, стараясь разглядеть выражение его лица, которое было скрыто капюшоном.

Остановившись, ангел хотел было ответить, но оборвав себя на полуслове, протянул грифону помятую и местами обугленную бумагу. Это оказался самый обыкновенный агитплакат, на котором была изображена принцесса Селестия, возвышающаяся над множеством пони в военной форме и надпись “ А ты встал на борьбу с зебрами?”

— Что это за ху...нь?! — Ферразиус тупо глядел на картинку и начинал понимать, откуда появились пустоши и руины замка. — ЧТО ЭТО ЗА ЁБ ТВОЮ МАТЬ!? КАКАЯ Н…Й ВОЙНА В ЭКВЕСТРИИ?! КОМУ В ГОЛОВУ ПРИШЛА ИДЕЯ ПОГРУЗИТЬ ЭТОТ МИР В КОТЁЛ ЯДЕРНОГО АПОКАЛИПСИСА?!

Талионис просто стоял и ждал пока грифон не разорвёт плакат в клочья, и выдав несколько неизвестных ему слов, продолжит путь. Поняв тщетность своего гнева, Ферразиус просто затолкал клочки бумаги в трещину на земле, и молча развернувшись, заметно ускорив шаг, побрёл к замку.

— Убью… всех их убью… — Бормотал Странник как заведённый, всё, набирая и набирая скорость.

— Спокойно, с демоном нужно биться с чистыми мыслями. — Талионис шёл следом, но не обгонял, опасаясь окончательно взбесить грифона.

— Да пошёл ты, рыцарь света и справедливости! — Сплюнул Ферразиус, пиная приветливо лежащий на дороге, череп коровы.

Ответ ангела так и остался загадкой, потому что посреди дороги возникли две крылатые фигуры в рясах сумеречного цвета. Незнакомцы были один в один похожи на Талиониса, но их крылья напоминали два чёрных пятна, которые постоянно шли разводами и того гляди готовы были раствориться в воздухе, в руках они сжимали огромные косы и в своих нарядах напоминали христианскую смерть. Заметив Талиониса, они, взмахнув крыльями, скрылись за тучами.

— Падшие братья, вам не уйти! — С этими словами ангел оторвался от земли и исчез в небе, преследуя неизвестных.

Проклиная себя за то что, имея крылья, он так и не научился летать, Странник просто стоял на месте и смотрел на затянутые тьмой небеса. Тут он заметил тело, которое камнем падало вниз, и не успев его, как следует разглядеть, грифон отпрыгнул в сторону, давая неизвестному свободное место для посадки. Это оказался один из “смертей” только выглядел он не совсем здоровым – крылья-пятна отсутствовали, а торчащие из раздробленных ног остатки костей говорили о неудачном приземлении. Не произнося не звука, незнакомец пополз к своей косе, которая валялась неподалёку, но Ферразиус его опередил и схватив сельскохозяйственный инструмент, который перековали в боевое оружие, замахнулся на калеку.

— Есть что сказать перед смертью? — Грифон заносил над полумёртвым противником косу, готовясь к удару.

— Deus damnant vobis! — Ответил падший ангел, не поднимая головы.

Лезвие со свистом рассекло воздух и пробив капюшон, с хрустом вошло в череп, орошая мёртвую землю кровью и мозгами. Упёршись лапой в спину убитого, Странник с трудом вытащил своё новое оружие. Снова задрав голову, грифон стал ждать второго.

— Ферразиус, ты меня слышишь? Если да, то иди к руинам один, я догоню тебя, как только освобожусь! — Голос прозвучал подобно грому и Странник, понимая, что ничем сейчас помочь, не сможет, закинув косу на плечо, побежал к логову зла.

Убийство словно придало ему сил, и он не обращая внимания на усталость, быстро приближался к обители местного демона. К его удивлению замок, а точнее всё, что от него осталось, был похож на разрушенную сторожевую башню, но никак не на остатки некогда величественного сооружения.

«Слава богу, это не Кентерлот. Да и горы поблизости нет, зря что-то я разволновался».

Приосанившись и перехватив косу обоими лапами, грифон крикнул, обращаясь к ядовитому туману:

— Выходи и прими свою смерть, отродье варпа!

Сначала ничего не происходило, но потом зелёное марево начало загустевать словно кисель и вонь стала просто невыносимой. Глаза слезились, заставляя Ферразиуса часто моргать, но он не отрывал взгляда от тумана, принимающего форму, отдалённо напоминающую человеческое тело. Моргнув ещё пару раз, грифон начал различать очертания демона и его чуть не вывернуло наизнанку. Повелитель Скорби представлял собой огромного гуманоида, в котором было, около трёх метров роста. Поверх подгнивших костей и мокрой, покрытой язвами кожи были зеленовато-чёрные пластины хитиновой брони. Глаза – шарики отмёршего белка, прорезанные ледяными сапфирами, разделяясь на множество граней и размножившись по всему лицу, впивались в кости. Помимо потемневших и крошащихся зубов, во рту были мандибулы. Непропорционально вытянутые конечности с множеством суставов, оканчивались острыми костяными ножами. Повелитель Скорби, открыл рот и заревел, а из-под кровоточащих гноящихся губ вылетел рой насекомых, окутывая дрожащее тело живым саваном, закрыв пелериной бьющихся и жужжащих крыльев.

— Срань господня… — Сорвалось с дрожащего клюва и сделав непроизвольный шаг назад, упёрся спиной во что-то тёплое и воздушное.

— Страшишься? — Спросил Талионис, удерживая грифона своим распахнутым крылом.

Теперь ангел был вооружён мечом объятым пламенем и трофейной косой второго падшего ангела. Исходящий от ангела свет усилился и слегка слепил Ферразиуса, а вот демону он доставлял невыносимую боль. Он взревел и неожиданно быстро для своего размера, побежал к светилу.

— Удар сил света! — Крикнул воин небес и присев на одно колено, начал разводить руки в стороны.

Выглядел удар не менее пафосно чем звучал – золотая комета, секунду назад бывшая Талионисом рванулась к чудовищу и через мгновение Странник ослеп. Протирая глаза и отходя назад на случай если тварь выжила и идёт по его душу, грифон, стараясь не отступится, боролся со своим страхом. Когда же зрение к нему вернулось, он увидел, как ангел с оружием в каждой руке сражается с порождение тьмы, оба были настоящими мастерами боя и Ферразиус понял, что без ангела ему нечего тут делать. В этот момент Талионис провёл ложный выпад и тварь купившись на него, открыла правый бок. Взмах косы и с демона сползает часть хитина, оголяя ничем не защищённые внутренности. Повелитель Скорби взревел и в тот же миг его личный рой мух начал своими телами закрывать прореху, образуя новую гудящую кожу. Странник больше не мог стоять в стороне и с боевым кличем “Всех убью, один останусь!”, размахивая косой, устремился к демону. Тот был полностью поглощён битвой с ангелом и даже не замечал что-то там орущего грифона. Уязвлённый Ферразиус с разбега хотел рубануть его по спине, но встретил лишь парирование когтистой лапой, быстро извернувшейся навстречу клинку. Увидев перед собой нового противника, Повелитель Скорби взревел, призывая новый рой, который на этот раз напал на грифона. Крича от боли и отвращения, окружённый со всех сторон Странник пытался избавиться от кусающейся оравы катаясь по земле, но это особо не помогало. Тем временем воин небес провёл ещё серию выпадов, кружа над демоном и стараясь пробить его защиту. Свет доставлял демону боль и сжигал слишком близко подлетевших мух и на этом вся его польза заканчивалась. В ответ на вспоротый бок, Повелитель Скорби резким взмахом вспорол ангелу стопу, с лёгкостью пробив его сапог своим когтем. Победно взревев, демон хотел уже окончательно сбить противника с небес, как боль в отведённой для удара ладони заставила его обернуться. Облепленный мухами Ферразиус пригвоздив его руку косой к земле и схватив булыжник, стал долбить по её обуху, позволяя лезвию всё глубже и глубже входить в трещину между грунтом. Разъярённое чудовище замахнулось лапой на грифона, но в последний момент, изменив траекторию, нанесло удар в грудь готовящемуся отсечь ему голову ангелу.

— ТАЛИОНИС!!! — В не себя от ярости, Странник швырнул булыжник прямо в демона, сломав тому одну из мандибул.

Но ангел и не думал умирать – лапа пробила его насквозь и застряла в теле, чем он и воспользовался. Оттянув лапу Повелителя Скорби к земле, он вогнал косу в землю и пыхтя от боли, потянул тварь на себя. Когда демон понял, что его буквально распяли, и он не может защищаться, он в очередной раз взревел, призывая всех оставшихся насекомых, которые должны были остановить единственного, кто сейчас мог его убить – Ферразиуса.

— Ферразиус, лови мой меч! — Грифон на лету поймал клинок, который уже потух и от него исходил пар, словно от утюга. — Убей его, мой меч вполне справится с его бронёй… ГХАААХ… быстрее!

— А как его включать?! — Не замечая скапливающееся за его спиной живое облако, Странник искал на эфесе кнопку.

— Сам включится, просто бей и думай о том, за что стоит сражаться и умереть! — Талионис продолжал держать вырывающегося демона.

Перед глазами начали мелькать образы, которые быстро сменяли друг друга: Ехо, Джуффин, Куруш, Сэр Шурф и ещё несколько смутно знакомых людей ,чьи имена он к своему стыду позабыл. Потом появился второй мир, который принял его с распростёртыми объятиями, и образов было намного больше, хотя был он там всего ничего: Принцесса Селестия, принцесса Луна, Твайлайт, Пинки, Рэйнбоу Дэш… Тут у Ферразиуса промелькнула одна единственная мысль, заставившая запылать клинок с новой силой.

«Что если мы умрём, и это отродье выберется в реальный мир? НЕТ, НИ ЗА ЧТО!!!».

Крылатая фигура с огненным мечом набросилась на демона. Повелитель Скорби не хотел умирать и направив на пылающего гневом грифона свою небольшую армию, попытался вспороть ему живот своей задней лапой. Уход влево, замах и чудовище визжа от боли, валится на землю не в силах удержать равновесие на одной оставшейся ноге. Мухи, пытаясь спасти своего хозяина, гибли в огненных дугах, которые грифон выводил мечом им на встречу. Ещё два шага и жалкая пародия на жизнь уже перед ним. Два удара и из вспоротого живота с чавканьем вывалились кишки и остатки роя в виде опарышей. Перешагивая через извивающуюся кучу, Странник схватил умирающего демона за целую мандибулу и притянул к себе. Вонь была невыносимой, но Ферразиус терпел, и глядя в многочисленные глаза, произнёс:

— Возвращайся к своим грязным богам.

Демон начал шипеть, но его речь оборвал меч, пробивший ему зубы и вышедший через затылок. Странник напряг мышцы и послышался хруст – огненный клинок пошёл вверх, разделяя морду твари на две половинки. Всё это сопровождалось пронзительным визгом и потоками рвоты и чёрной слизи в сторону грифона, но как только огненный клинок дошёл до мозга и резким движение пробил черепную коробку, выбираясь наружу, Повелитель Скорби пал…

— Я сейчас… — Первое, что сделал Странник после победы над демоном, это непроизвольно опустошил свой желудок, заведомо отойдя подальше от гниющего трупа. — И как… как тот лысый мужик, делал такие вещи и лишь немного хмурился.

Тихий стон заставил Ферразиуса оторваться от размышлений от и хромая, подойти к умирающему рыцарю.

— Не хило тебя цапнули. — Грифон потянулся к лапе с целью вынуть её когти из Таллтониса, но тот остановил смертного.

— Похоже, на небеса я отправлюсь немного раньше, чем ожидал. — Ангел тратил последние силы на короткий разговор. — По крайней мере, я попался на одну из самых хитрых уловок, и отходить в мир иной не так стыдно.

— Какой умирать? Ты же ангел – исцели себя! — Грифон ощутил жгущий комок в горле.

— В игрушки, что ли переиграл? — На лице рыцаря появилась спокойная улыбка. — А исцеляю раны не лучше простых смертных целителей, а тут можно даже не пытаться. — Он мечтательно посмотрел на белоснежные облака, сменяющие грозовые тучи. — Знаешь, а я ведь думал мы не справимся… можешь оказать пару услуг умирающему старику.

Когда грифон кивнул, ему в лапу лёг богато украшенный кинжал с узким трёхгранным сечением клинка. Таллионис взял грифона за запястье, и потянул его лапу к сочленению доспехов, на месте где было сердце.

— Что? НЕТ! Не собираюсь я тебя убивать. — Освобождаясь от захвата слабеющих рук, Ферразиус посмотрел на ангела с ужасом. — Это же грех, но ладно грех я и так в них по уши, так ты сам просишь меня стать ближе к аду на один шаг. Есть же, шанс исцелится.

— Отпускаю тебе все грехи, сын мой. — Ангел трижды перекрестил грифона. — Думаю, если благословение священников считается, то и моё не хуже. И исцелится я не смогу, переход в реальный мир не осилю, а помочь мне можешь только ты. — Видя, что Странник не торопится, он продолжил. — Если ты не нанесёшь мне удар милосердия, то я в течении нескольких часов буду заживо гнить в этом господом забытом мире. Ты оставишь меня наедине с самой ужасной пыткой, которая когда-либо была рождена в извращённых умах.

— Убей себя сам, а меня в это не впутывай.

— Самоубийцы не попадают на небеса.

— Да чтоб тебя! — Трясущимися лапами, Ферразиус приставил мизерикордию к щели доспехов. — Ты что-то говорил о последних просьбах.

— Да. Первую ты знаешь и выполнишь её в конце. Вторая просьба – не держи в себе чувства и признайся той, кто тебе дорога, не смотри на меня так, я тебя не обманул и не лазил в твои мысли и даже “подарок” сделал, упираясь на твои эмоции, кстати, прости, что так вышло с пегаской.

— Глупо думать, что я сейчас на тебя злюсь.

— Точно, вы смертные такие сентиментальные. — Талиониса уже начало трясти, но он так же спокойно продолжал говорить. — Чуть не забыл – передай Рэйнбоу Дэш, что она прекрасно танцует. Это был лучший танец в моей долгой жизни, пусть в конце ты и выпихнул меня из своего тела, но всё равно… мне будет не хватать, этой крылатой поняши… хотя и знал её всего ничего…АРГАРГХ… добей меня, я больше не могу. — Капюшон, который до сих пор закрывал лицо, сполз на землю, и перед Ферразиусом предстало мертвенно-бледное лицо, на котором отражалось невероятное страдание. — Смерть это только начало, помнишь? — Сквозь зубы процедил умирающий рыцарь.

Странник стало очень плохо, не только потому, что он должен был убить своего товарища, но и из-за начинающих гноится ран от укусов. Осознав, что вот-вот рухнет на землю, грифон из последних сил загнал кинжал в сердце ангела и ощутил, как его тело оседает рядом с павшим воином света.

Мы пришли с миром!

Хотя Ферразиус Кейрон и исчез на время с горизонта сюжета, запущенная им череда событий и не думает останавливаться.

Алексей не знал, сколько он проспал, но судя по затёкшим суставам очень и очень долго. Проснулся он от шума и криков, исходящих из коридора. Постепенно крики начали переходить во внятную речь, и капитан, напрягая слух начал вслушиваться. За дверью скромно заставленной палаты, происходил нелицеприятный диалог.«»

— Где он, куда вы его утащили?! — Голос Громова звучал подобно грому. Простите за каламбур.

— Я…я не понимаю о ком вы. — Ответил еле слышный голосок, явно принадлежавший молоденькой девушке.

— Чё ты мне б…ь лапшу на уши вешаешь? Я видел как вы тащили накрытые носилки из того места, куда его выкинуло! — Полковник неистовствовал вовсю.

— Но… но, ему нужна помощь. — Еле пролепетала неизвестная.

— Вот именно – нормальная помощь! А вы, вы четвероногие уродцы, не то что лечить, и говорить нормально не можете! — Тут голос спецназовца перешёл на едва различимый шёпот, и Алексею пришлось очень сильно поднапрячься, что бы услышать, что он там говорит. — Слушай меня внимательно недоросль – я своих людей в беде не бросаю и не оставляю их чёрти с кем. Стоит мне сказать одно слово и мои ребята из вас дуршлаги сделают. Повторяю вопрос: Где человек?

— Последним сюда доставили, не человека… он не был похож на вас. — Голосок немного осмелел.

— Это уже мне решать человек он или не человек. Где он?

— Прямо за дверью, но сейчас ему нужен покой.

— Ещё одно слово и я тебе устрою упокой.

Вдруг как в сказке скрипнула дверь, и перед Алексеем предстал Громов. Одежда его была частично порвана и замызгана, а на голове, наконец-то, был чёрный берет (сколько можно головной убор под погоном носить). В руках он сжимал буржуйский серебристый “Desert Eagle”, которым он, скорее всего, стимулировал пришельцев, пропустить его в госпиталь (это ведь госпиталь?). И вроде всё хорошо – он жив и найден, но когда следом за полковником зашла пони… ПОНИ?! Капитан начал думать, что он до сих пор в отключке и видит глюки от наркоза или просто спит, да и реакция солдата была довольно странная.

— Ты меня за идиота принимаешь, или просто сама тупая? — Ствол пистолета уткнулся в нос кобылки, заставив её скрестить глаза на мушке. — Это не может быть он, таааак, если сейчас не покажете, где вы его спрятали, я за себя не отвечаю!

Алексей не выдержал такого обращения с девушкой (пусть и пони) и обратился к военному:

— Громов вы совесть вместе со зрением потеряли? Вот он я! — Полицейский радостно поднял руку, да так и замер.

Вместо привычной пятерни он увидел перед собой копыто, покрытое мелкой шёрсткой. Наконец Алексей додумался оглядеть себя полностью и скинув одеяло разглядел нового себя: его тело изменилось в пропорциях и теперь он напоминал небольшую лошадь с белой шерстью и чёрной гривой вызывающими небывалый контраст, ощущения в конечностях изменились но он всё равно чувствовал как может сгибать копыта на подобие пальцев пусть и чуть-чуть, но небольшие предметы брать можно, и главное символ на булке, ан нет, теперь на крупе – двуглавый орёл, который вот уже много лет является гербом Российской Федерации, а заодно и отличительным знаком сотрудников правопорядка. А ещё на башке был рог… всё, приплыли.

— Заколдовали демоны. — Немного изменив знаменитую цитату, еле ворочая языком, поразился Алексей.

Полковник медленно повернулся на знакомый голос и неуверенно осведомился:

— Капитан Алексей Орлов?

— Так точно. — Протянул новоявленный единорог.

Тут полицейский вспомнил мультик, на который подсел. Сначала смутно знакомый лес, потом палата с узнаваемым дизайном, потом пони, потом он сам стал пони… у-у-у-у… Они в Эквестрии или, по крайней мере, на её границе, где живут пони. Мало того он сам стал одним из них, причём каким образом – неизвестно.

«Мать моя прапорщик это что же выходит – я пони? А что я дочери скажу? “Привет милая не бойся я теперь всегда такой буду, но зато у тебя будет свой пони, и кстати я сменил работу и теперь можешь навещать меня в зоопарке, а заодно приносить мне сенца” Жопа! Надо что-то делать».

— У-р-р-р-о-о-д-ы-ы! — Выдавил спецназовец, и повернулся к перепуганной пони. — Колдунишки херовы, вы чего натворили? В себе подобного переделали?! А ну вертай в зад!

— Я…я никого не переделывала… — Пони закрыла глаза стараясь спрятаться от страшного существа.

— Я тебе сейчас ёб…

— Громов, прекрати! — Алексей уже слез с кровати и стоял на всех четырёх ногах, лишь иногда покачивался от непривычки. — Мне тут помогли, и я уверен, что они не имеют никакого отношения к моему перерождению.

— А ты давно экспертом по другим мирам стал? — Не сводя тяжёлого взгляда с пони, Громов всё-таки спрятал своё оружие в кобуру.

Забавно, но капитан всё ещё стеснялся признаться в просмотре мультика про пони, даже не смотря на то, что они в него попали. Настолько он боялся упасть в глазах других. Пришлось придумать, что он подслушал разговор, где говорилось, что его уже нашли в образе пони. Полковник в свою очередь рассказал о героической борьбе с дымом. После того, как он зашвырнул Алексея на другой конец леса, его отряд попросту расстрелял эту НЁХ из всех стволов и напоследок кинул пару гранат. Неизвестно умерла ли тварь или нет, но когда оно исчезало, то заорало, словно маленький агонизирующий ребёнок, заставив оставить пару кирпичей от неожиданности всех, включая командира. Потом их отряд разделился – половина во главе со следопытом (у него имя, наверное, есть) пошла по следам неизвестного человека, вторая половина с полковником отправилась искать капитана. Если группа Громова попросту проследовала в место, приземления, и застав забирающих его пони, прокралась за ними по пятам, то группа снайпера натерпелась не мало. Они нашли мёртвого гигантского паука, и затем отстреливались от кучи других поменьше, которые явно намеревались перекусить мёртвым собратом, потом с боем вырвались из липких туннелей, и набрели на лагерь местных добытчиков чего-то там, но в бой вступать не стали по причине резко обрывающихся следов, возможно заметённых следов. После чего всё же вышли на след своих товарищей, и подошли буквально час назад.

Идя по коридорам, единорога удивляла не только их пустота, но и полное отсутствие разрухи. Не дырок от пуль, не выбитых дверей, да даже порохом не пахло. Выходит госпиталь (или больницу) взяли без единого выстрела и вообще явно без особого применения силы. Пони, которая была так напугана пехотинцем, шла рядышком всячески стараясь изображать тень и даже как можно реже дышать. Спецназовец тоже шагал рядом, и с окончания мини доклада ни сказал, ни слова боле. Медсестра (по шапочке с красным крестом и котью… комлю… короче по идентичному символу на заднице было понятно, что она тут работает, но всё же не врач – слишком мягкий взгляд, такие лю… пони обычно на посылках или просто ассистенты или же как в данном случае – младший медперсонал) была довольно миленькой особенно из-за белоснежной шёрстки и забавной кудрявой гривы жёлтого цвета. Ни крыльев, ни рога у неё не наблюдалось. На вопрос о том, где все обитатели, Громов радостно сообщил, что всех лошадок рассортировали по палатам и закрыли до поры до времени. Вот почему когда мимо них проходил солдат, и отдав честь полковнику с подозрением посмотрев на пони, стал проверять ручки дверей.

— Скажи честно, ты ведь думал, что мы тут всех положим, больницу сожжём, а трупы съедим? — Видя замешательство на новом лице Алексея, полковник знакомо вздохнул. — И что за стереотип такой – все военные тупые головорезы, способные лишь драться и слепо исполнять чужие приказы. Надоело! У меня, между прочим, в отряде два человека профессиональные шахматисты, а один вообще на гитаре так шпилит, что аж за душу берёт, да и остальные не пустое место. Или ты думал, раз с автоматом в зубах по горячим точкам ползаем, так ничего другого не умеем?

— Да не-не. — Поспешно начал оправдываться полицейский, прокручивая в мыслях игру спецназовцев-шахматистов. — Просто я думал, вы хоть пару раз в воздух пальнёте или газовую гранату кините.

— Ха-ха, эти мелкие зверушки так нас испугались, что чуть ли не сами попрятались в палатах, мы только успевали их закрывать! Вот только они никак не могли толком показать, где ты валяешься, поэтому пришлось немного погрубить. — Косясь на медсестру, объяснил Громов.

Наконец они вышли в свет и капитан полной грудью вдохнул местный воздух – свежий и чистый, словно с вершины Эвереста, вот только не такой ледяной. Спиной к ним стоял следопыт и что-то чертил. Когда его окликнули, он поспешно спрятал лист под маскировочный плащ и подошёл к троице.

— Не нашли, товарищ полковник? — Продолжая поправлять плащ, поинтересовался снайпер.

— Нашли. — Хором ответили человек и единорог.

Разведчик начал водить взгляд с пони на полковника, потом с полковника на пони, потом наоборот. Через десять переводов глаз туда-сюда, он догадался.

— Да ла-а-а-а-а-адно! — Голос следопыта был полон недоверия, но увидев серьёзную миму командира, сочувствующе поглядел на единорога. — И что делать будем?

— А вот это не ко мне. — Громов повернулся медсестре, которая всё это время скромно помалкивала. — Меня терзают смутные сомнения или ты знаешь, как помочь гер капитану?

Пони сначала явно не поняла о ком речь, но увидев тонко намекающего, громко покашливающего единорога, поняла.

— Я уверена, вам сможет помочь принцесса Селестия, однако сейчас в Кентерлоте подготовка к балу, и она очень занята. Есть ещё принцесса Луна, но не думаю, что она справится, по правде говоря, я её даже побаиваюсь. А последний и самый близкий к нам кандидат – зебра Зекора, она многое знает о древней медицине и лучше всего начать просить помощи у неё.

— Просить помощи у зебры? Норм, чё! — Алексей был явно не обрадован Кентерлотским балом по вине, которого он мог остаться без помощи квалифицированного мага. — И где живёт эта зебра?

На самом деле он знал, но продолжал строить из себя не смотревшего MLP, “серьёзного мужика”. Белоснежная пони объяснила, как добраться до хижины Зекоры, иногда краем глаза поглядывая на двух прямоходящих, греющих уши. Как только маршрут был спланирован, командир отряда взял рацию и отдал приказ покинуть больницу. Не прошло и пары минут как люди в чёрной , частично местами грязной униформе, медленно и нехотя стали выходить из тенька на жаркую улицу. Некоторые выливали на себя содержимое бутылок с водой успешно конфискованных у местных, более догадливые пили и только потом лили драгоценную влагу на себя. Бронежилет снимать было нельзя, ведь формально они на вражеской территории и Громов не собирался рисковать, а вспотевший солдат лучше, чем мёртвый солдат. Внешность обманчива и у пони вполне могло быть оружие или даже пси-способности. Когда последний спецназовец выпрыгнул со второго этажа и сделав подкат встал в строй, полковник начал инструктаж:

— Итак, бойцы, говорю кратко и внятно – сейчас идём по окраине города вдоль речки, что бы местных не шугать, затем переходим мост и идём к краю леса до хижины. Вопросы есть?

— Можно раздеться хоть до пояса? Жара ведь невыносимая, товарищ полковник! — Выкрикнул солдат с дробовиком SPAS-12 за спиной.

— Может, ещё в речке хотите искупаться? — Съязвил командир.

Видя охотно кивающих подчинённых, полковник лишь выдал:

— Хрен вам ребятушки, я не собираюсь отчитываться перед начальством о том, как вы умерли и почему вы во время нападения оказались без защиты. Всё, никаких возражений, заодно сможете пропотется и сбросить пару лишних килограмм, а то уже бронники ваши момоны еле сдерживают.

Ясное дело Громов шутил – каждый боец был хорошо натренированным и закалённым в боях солдатом и ни у кого не было и капли лишнего жира. Но распускать подчинённых нельзя – расслабятся, потеряют бдительность и всё! Горький опыт полковника не позволял ему давать поблажки бойцам даже в таком светлом мире. Хотя все агрессивные существа, которых они встретили, обитали в Вечносвободном Лесу, как его называли тутошние жители, и за его пределами была тишь да благодать, перестать держать ухо востро он не собирался.

Тем временем ворчащая и пыхтящая от жары колонна людей двинулась за следопытом, который не спеша побрёл по направлению к речке. Дав пони разрешение отпереть её коллег, а так же больных, два офицера присоединились к отряду.

Первый раз за всё короткое пребывание в Эквестрии Алексею повезло – он не страдал от зноя, ведь из одежды на нём была только его новая шерсть, и её цвет отлично отпугивал жару, а вот из-за тёмного цвета гривы голову всё же припекало. Одежду, а точнее всё что от неё осталось, он нашёл в тумбочке, до того как выйти из палаты – куча тряпок и обломков бронежилета, которые безвозвратно погибли и хранились скорее для ответа на вопрос “Где моё шмотьё?”. Всё остальное, явно “сожрал” дым… ох и влетит ему за потерю личного оружия и униформы. Тем временем они шли вдоль небольшой речки и пехотинцы, не нарушая приказа, на ходу зачерпывали воду в свои глубокие противогазы и жадно выливали на себя. Единорог боролся с искушением запрыгнуть в эту чистую и скорее всего ледяную воду, не желая, выделятся и заодно дразнить своих спутников.

«Почему они не реагируют на то, что я пони? Неужели Громов успел предупредить по рации? Предусмотрительно, однако». — Шагая в конце вереницы и смотря на своё отражение в воде, задумался капитан.

Пройдя вдоль реки и перейдя мост, люди направились к уже знакомому им месту, но теперь они сменили направление и вместо густой чащи оказались рядом с небольшой хижиной. Рассудив, что к единорогу и одному человеку зебра отнесётся куда спокойнее, чем к толпе вооружённых до зубов спецназовцев, договариваться пошли Громов и Алексей.

— Дверь не сломай, а то чинить заставят. — Гоготнул человек, когда они подошли к хибаре.

— Как же вы мне дороги со своим Славиком. — Проворчал задолбанный в своё время этой шуткой капитан, постучал передним копытцем в дверь (лягать он не собирался да и услышать “м-е-е-н-т что ты беспределом занимаешься”, но уже от полковника не очень хотелось… долбанный You tube).

Дверь открылась и на них, а точнее на пехотинца с интересом уставилась тёмно-серая зебра с ирокезом на голове. Даже нестандартный узор на спине и золотые украшения были прямо как в мультфильме.

— День добрый. — Буднично поздоровался полковник и не дожидаясь приглашения шагнул внутрь. — Ну, прям вудуист, куды деваться. — Оглядывая котёл с кипящей зелёной жижей, причмокнул он.

Алексей скромно зашёл следом, а Зекора наконец перестала рассматривать странное существо.

— Твайлайт опять эксперимент свой проводила и лучшую подругу в монстра превратила?

— Хэй, я не монстр и вообще помощь нужна не мне. Кстати будем знакомы – Олег. — Одновременно здороваясь с зеброй и указывая на единорога, притворно обиделся человек.

—Прошу меня простить, обидеть вас я не хотела, и можете вы звать меня Зекорой смело. — Тут она заметила полицейского, который привстав на цыпочки, вглядывался в маску, висящую на стене. — Я не пойму, а что не так с единорогом этим? Немного любопытен, но здоров и весел.

— В том то и прикол, он не единорог, он – человек. Существо моего вида, каким-то неизвестным образом превращённое в лошадь. — *Недовольный взгляд капитана* — То есть я хотел сказать в пони.

Зекора отошла назад, что бы увидеть обоих своих гостей разом, словно хотела сравнить, насколько сильно он изменился. После непродолжительного анализа, она лишь нахмурилась и покачала головой.

— Расстраивать вас жаль, но я скажу – ничем помочь я к сожаленью не могу. Есть у меня и зелья превращенья и измененья тоже, но все они на время, да и те в животных. Но я вам помогу советом, не из лести, ваш путь лежит в столицу к принцессе Селестии. — Последнее предложение было не с очень хорошей рифмой, и зебра откашлялась. Видно для них плохо сказать стихами было аналогом заплетающегося языка.

— Да у них там бал намечается. — Буркнул Алексей.

Громов лишь хрустнул суставами на шее.

— Бал-шмал, плевать! Найдут пять минут на расколдовку, или тебе уже нравится новое тело?

— Принцесса Эквестрийская добра, в беде она не бросит никогда. — Подкрепила аргумент солдата, Зекора.

Попрощавшись с отшельницей, офицеры пошли солдатам, которые разбрелись под кроны деревьев, и привалившись к стволам старались не умереть от жары. Снайпер опять, что-то калякал на бумаге. Командир полез в передний карман.

— Выдвигаемся. — Рация пшикнула “понял” и люди вновь встав в цепь, двинулись к мосту.

Следующей точкой назначения был пирон – поезд был самым быстрым средством передвижения, которое им было доступно на данный момент. Сплетни и слухи тут распространяются довольно быстро, по крайней мере, на Понивильских улицах было пусто как в вымершем городе, только перекати-поле не хватало. От деревеньки до станции рукой подать, а если идти прямо через неё, так вообще ходьбы на пять минут.

«Интересно, а где элементы гармонии? Уж не думаю, что они испугались бы сплетен про незнакомцев, по крайней мере Рэйнбоу Дэш и Пинки точно. Неужели они в Кентерлоте? Бал… Мля неужели это Гранд Галопинг Гало? А если мы туда припрёмся, то попадём в серию? Уже представляю, как посреди танцев в зал врывается наш доблестный Российский спецназ и с криком “мордой в пол!” ложит всех на землю. А-ха-ха, да простит нас Лорен». — Такие мысли немного развеселили Алексея и отвлекли от осознания того, что он мини-лошадь с рогом.

Отряду людей повезло, и они пришли на пустую станцию вместе с поездом. К удивлению спецназа станция, как и поезд, оказались очень похожи на человеческие, только заметно меньше и более примитивны. Ясно дело, что о покупке билетов и речи не шло, и проводнику просто тыкнули под нос удостоверение, после чего солдаты загрузились в вагон. Никто не возражал. Весь отряд преимущественно осел в вагоне-ресторане, отчего пони внезапно расхотели есть. Пара оставшихся бойцов нашли себе не занятые купе и поскидав себя всё кроме разве что трусов, завалились спать. Алексей, как “новообращённый” пони подселился к одной аристократического вида кобылке. Его временная соседка была серого цвета и с такой же чёрной гривой как у него, и как у многих пони одежда на ней отсутствовала (назвать одеждой бабочку – кощунство). Выразительный взгляд глаз цвета индиго, придавал ей некий шарм.

«Я её, где то уже видел, вот только где? Точно! В серии про бал, она там, на виолончели играла, вот она в углу запертая в футляре стоит. Неужели мы реально попадёт на Г.Г.Г? Мда уж».

— Можете ради приличия, и представится, а потом уже продолжите поедать меня глазами. — Немного высокомерно начала пони.

— Упс, и правда. Я – Алексей, рад знакомству. — Капитан не помнил, как здороваются пони и поэтому просто поднял переднее копыто.

Музыкантка захотела назвать своё имя, но её прервала игра на гитаре идущая из соседнего вагона. Мотив был простенький, но приятный, правда, судя по выражению лица пони, в этом купе людскую игру оценил только человек.

«Где они вообще гитару взяли? Или просто отобрали у кого то?»

— Вы не волнуйтесь, мы тут не для того что бы устраивать неприятности, просто найдём того кого нам нужно и покинем Эквестрию. — Успокоил свою попутчицу, Алексей.

— Так вы с ними?! — Забыв про напускной аристократизм, кобылка недоверчиво стала сверлить, единорога глазами.

Капитан заново заверил испуганную пони, что они не опасны и их цель не несёт вреда никому, кроме одного ублюдка. Она вроде успокоилась и явно для поддержания разговора кивнула на его круп:

— У вас очень интересная кьютимарка, что она обозначает?

«Она что, мне на зад пялится? Ну, ни стыда ни совести».

— Она означает, что я защищаю невинных, караю преступников и вообще то, что я хороший парень. — Ответил Алексей, в свою очередь уже разглядывая кьютимарку своей попутчицы, которая была в виде скрипичного ключа. Заметив это, пони покраснела, и подвинулась ближе к столику, скрывая свой отличительный знак.

«Так то». — Усмехнулся про себя капитан.

— А как ваше имя? — Полюбопытствовал он.

— Октавия.

Путь до Кентерлота оказался неблизкий, и единорог пожелав Октавии “спокойного дня” попросту завалился спать. Слишком много на него сегодня свалилось: сначала получил дюлей от дыма, потом в пони превратился, теперь они вообще едут на незапланированный визит к принцессе Селестии.

«Если верить мультику, а у меня нет повода ему не верить, то мне не откажут в помощи, вот только смогут ли они вернуть мне прежний облик?»

*Сон*

Проснулся Алексей от тихого хихиканья, и не понимая в чём дело начал протирать глаза. Тут же зрачки сильно защипало и он, матерясь, начал поспешно вытирать с лица мятную пасту. Октавия уже просто спрятала лицо в подушку, и тихо похрюкивая, тряслась от смеха.

— Что за дела? Тоже мне представительница высшего общества! — Шипел единорог, натирая глаза не испачканным копытом.

— *Хрюк* это не я, это твои друзья! — Не отрываясь от подушки, хихикала кобылка.

«Вот гады, разыграли как сопляка! А она-то чего не разбудила? Тьфу, блин лежит и ржёт как понь».

Тут на весь поезд раздалось “Гавнюки! Кто это сделал?! Я вам эти тюбики в жопу затолкаю и выдавдлю! Суки такие, а!”, орал кто-то из рядового состава. То, что он не один попался на этот старый трюк, несказанно обрадовало Алексея, он даже был уверен, что сейчас услышит ещё пару криков и не прогадал. Очередной радостный вопль огласил поезд, обещая медленную и мучительную смерть шутникам. Развлекались, как могли, что с людей взять. Остаток пути ничего не произошло, но когда весь отряд выгрузился на огромной позолотой станции, взгляд единорога упал на заднюю дверь последнего вагона и он, оторопев, прочитал огромную надпись, красиво выведенную чёрным маркером.

“ На Кентерлот! “ Победно гласили буквы на английском, специально, что бы местные поняли и оценили юмор.

Капитан не успел оценить реакцию местных сливок общества, т.к. уже шёл с остальными по белоснежным улицам столицы Эквестрии. Стража не пыталась нападать, но глаз с чужаков не сводила. Остальные пони просто сторонились устрашающих пришельцев.

«А что они ещё сделают? Лягнут или телекинезом скрутить попытаются? Если только так».

Люди выстроились в две вертикальные параллельные колонны и во главе с Громовым направились к возвышающемуся над городом замку. Единорог просто шёл сбоку, дабы не смешить всех своим строевым копытным шагом.

— Полковник, вы прямо командуете парадом! — Заржал в спину Олегу единорог, но тот его или не услышал или проигнорировал или просто был не в теме.

Кентерлот оказался прекрасен, особенно в лучах солнца, которые отражались буквально от всего, заставляя город блестеть, словно отполированный кубок. В мультике его показывали мимолётом да то в основном только замок и сад. А вот и дворец. Громов уверенно шагнул к воротам и на вопрос стражника “вы послы?” ответил “ещё какие!”. Внутренний зал оказался просто огромен и сейчас по нему бегали и летали слуги, украшая его различной праздничной дребеденью. Со вторыми воротами, которые вели в тронный зал, возникли проблемы.

— Стоп, нельзя! — Стража распушила крылья, изображая скрещивающиеся копья, да так и застыла, выжидая, пока незваный гость не отойдёт на нужное расстояние.

— Спокойно служивые мы послы, так что убери свои культяпки, а то сломаются ещё. — Не сводя глаз с гвардейцев, посоветовал полковник.

— В тронный зал нельзя даже послам, ждите до завтра. — Монотонно ответил один из стражей.

За спиной командира отряда, кто-то угрожающе хрустнул костяшками давая понять, что один кивок головы и пегасам настучат по шлемам. Громов помотал головой и продолжил.

— Я наверное плохо выразился или ты просто не расслышал – мы тут не из-за бала, а из-за одного невезучего идиота, которому нужна помощь самой Селестии.

— Принцессы Селестии. — Хмуро поправил стражник.

— Как скажешь, как скажешь. А теперь давайте, сложите свои крылышки и дайте нам пройти, я даже оставлю всех своих людей тут и возьму лишь “клиента”.

— Нет. — Хором ответили гвардейцы.

Пехотинец лишь пожал плечами, и резким движением сорвав с одного из стражников шлем, приложил его по темечку кулаком. Гвардеец, даже не успев понять, что случилось, осел на пол. Спецназовец присел рядом с пегасом в отрубе и не спеша надел на него шлем обратно. Второй пони-солдат не решил испытывать судьбу, и приоткрыв ворота (слишком большие створки для двери) юркнул внутрь закрывая за собой вход прямо перед носом полковника.

— Не, ну я так не играю! — Обиженный спецназовец стал открывать ворота, но тут от них пошло белое свечение и закрывшиеся створки оттолкнули пехотинца.

Их просто оставили снаружи, а сами попросту закрылись в тронном зале. Такого плевка в лицо, Громов вынести не мог.

— А ну бойцы, навались, не боятся! — Отдав приказ, командир, упёршись в створки, стал буксовать на месте.

Но когда все кроме Алексея и снайпера стали толкать ворота, которые нехотя и скрипя стали поддаваться, слуги в страхе начали смотреть на этот эпический штурм королевских чертогов.

— А вы чего встали или вам особое приглашение нужно?! — Укоризненно бросил двум тунеядцам, пехотинец вооружённый пулемётом “Печенег”. — А ну помогайте, только вот ты с рогом поаккуратней, пырнёш ещё ненароком.

С подкреплением, врата были сломлены, и вся людская масса, включая единорога, повалилась в образовавшийся проём, отдавливая друг друга ноги, и просто толкаясь, и ругаясь, на чём свет стоит.

Перед глазами открылся ещё один зал, но куда более красивый и забитый. Помимо огромного количества пони, занимающихся подготовкой к празднику, и кучи стражников которые пытались удержать врата и теперь валялись вперемешку с людьми, в толпе промелькнула парочка грифонов. Все, включая двух лошадок (пони и лошадью назвать их будет оскорблением) сидящими каждая на своём троне не отводили изумлённого взгляд от матерящейся кучи-малы. Громов быстро выбравшись на свет божий оценил обстановку и не сводя взгляда с принцесс (две принцессы, сёстры наверное или… тьфу) начал вспоминать, что там нужно говорить представителям другой цивилизации особенно если он большая шишка. Вспомнив заветную фразу, командир пехотинцев растянулся в улыбке, и раскинув в стороны руки словно пастырь, произнёс:

— Не бойтесь, мы пришли с миром!

Первая кровь и первый прогресс

О да, в знакомы мирок попали ещё одни люди, но ими движет совершенно иное мировоззрение и идеалы, теперь рассказ переходит на болеет взрослый и брутальный уровень. Но границы здравого смысла будут.Пафос увеличен на 20%.

Королевство грифонов в отличие от Эквестрии повидало немало войн. Живущие здесь грифоны были закалены бесконечными меж клановыми разборками и охотой на диких зверей. Однако, крылатым жителям горной страны предстояло встретить самого опасного и хитрого хищника ступавшего на их земли – человека.

Через горный перевал шагали два гиганта закованные в чёрную броню. Издалека их можно было бы принять за странствующих рыцарей, но приглядевшись можно было заметить слишком, огромный рост и такую же огромную ширину плеч. Вместо крыльев у них за спиной располагался ранец, который был слишком громоздким для простого хранилища и возможно служил для чего-то другого. Тот, кто шел впереди был облачён в плащ с белой подборкой, а его шлем с забралом венчал веерообразный плюмаж. На боку у него висел меч, и хотя большая его часть была закрыта плащом, украшенная, идеально вычищенная рукоять давала понять, что хозяин очень дорожит этим оружием. В руках он сжимал очень странного вида арбалет, у которого не было натяжных дуг и места куда клался болт и вообще странный прибор был закрыт металлом со всех сторон, но он каким то образом перезаряжался и стрелял, ведь в нём на месте, где должен выглядывать загнанный болт, был небольшой, полый цилиндр, а ещё от основания отходил неизвестного назначения прямоугольник, возможно за него держались, когда использовали это странное оружие. И ещё одна маленькая мелочь об “арбалете” – у него не было видно приклада. С одной стороны у грифонов были распространены арбалеты без прикладов, но он не грифон, а стрелять (оно точно стреляло) из такой огромной штуки ( не каждый местный пернатый её бы поднял) без стабилизатора меткости… с другой стороны в лапах гиганта он вполне нормально лежал и даже выглядел довольно хрупким рядом с его огроменными чёрными перчатками. Второй неизвестный, который шёл чуть позади, был одет попроще, но в общих чертах один в один был похож на своего спутника, разве что чуть поменьше в росте. Хотя частично позолоченная броня командира (точно командир) бросалась в глаза и заставляла задержать взгляд на правом наплечнике выполненного в виде головы орла или же грифона...

Два разведчика сидели на выступе скалы и наблюдали за причиной своего отзыва из Кентерлота. Один из них был огромный чёрный грифон, которому роль шпиона шла как корове седло, второй был поменьше и его растрёпанный от ветра лоб украшал вертикальный шрам, оставленный, чьим то, когтём. Одеты они были в стандартные кожаные доспехи синего цвета, а из оружия были лишь сабли и лёгкие арбалеты. Спрятались разведчики довольно умело, но чувство что их заметили никак, не хотело их покидать. Наконец тот, кто был по больше, шепнул напарнику:

— Табар, лети в лагерь и предупреди, что пришельцы направляются в их сторону, а заодно передай Дайгу, что он жопошник, который отвлёк меня от работы своим проклятым призывом.

Грифон, с шрамом молча, спикировал по направлению к виднеющийся вдалеке долине. Проводив взглядом своего подмастерья, Гор вернулся к наблюдению за странными существами.

Два десантника молча, шли через перевал, ведь темы для разговоров закончились довольно быстро. Зигфрид просто проклинал себя за неосмотрительность и такой глупый просчёт, который он не имел права допустить, в то время как Таркус до сих пор не мог поверить, что их предали. Для него инквизиция была чем-то вроде примера для подражания, и её служители входили в немногочисленное число простых людей, не Астартес, которых он уважал. Сейчас они просто искали признаки разумной цивилизации, но её представители сами их нашли, правда не нападать, не говорить они не спешили, ксеносы попросту изучали десантников с безопасного расстояния, наивно думая, что их не видят. Видно они не знали что, что шлем у людей не только для защиты и прикрытия лысины, но и для сканирования местности, пробы воздуха и даже для изменения речи на случай контакта с дружелюбными пришельцами. Похоже, последнее в данной ситуации пригодится больше всего. Таркус явно желая отвлечься от мыслей, что они заперты в неизвестном мире, без какой либо связи с имперскими силами, решил начать непринуждённую беседу.

— Капитан, как вы считаете, местные ксеносы агрессивны?

Зигфрид помолчал, явно недовольный тем, что его отвлекли от самобичевания, но спокойно ответил.

— Не думаю, иначе они бы уже на нас напали. Заманивание в засаду так же отклоняется, из-за того, что они следуют за нами, а не мы за ними, но это ты, наверное, и без меня понял.

— Им повезло с уровнем развития, раз они догадались сторониться нас. — Усмехнулся тактический десантник.

— Как бы глупо это не звучало, но это нам повезло. Брат, мы тут совсем одни и кроме нас из людей тут, скорее всего никого нет, и что бы вернутся на Фобос 5, нам придётся попросить о помощи местных псайкеров, если они тут у них конечно есть.

— ЧТО-О-О-О?! — Таркус встал как вкопанный. — Просить помощи у нечестивцев?! Ни за что!

Капитан и сам остановился, до конца не веря в сказанное. Прямо сейчас он непринуждённо заговорил о мирном контакте с неизвестной расой, которая была далека от человеческих идеалов.

— Да, нам нужна их помощь. — Зигфрид услышал, как его подчинённый заскрипел зубами. — Их уровень развития довольно жалок, а значит, космических кораблей у них нет и угонять нам нечего, однако тут чувствуется ауру психической энергии, она буквально пропитывает этот мир и одновременно не забирает ничего назад, как это бывает на большинстве имперских планет с высоким уровнем рождаемых псайкеров. С такой атмосферой тут должен быть сильный колдун, который может нам помочь. Прискорбно такое говорить, но это наш единственный шанс вернутся обратно, и предупредить орден о предательстве Дрогана.

Таркус немного постоял на месте, а потом с яростью пнул огромный булыжник, заставляя тот улететь на несколько десятков метров. Кажется, это значит “Так и быть”.

Табар, широко расправив крылья полностью отдался полёту, и закрыв глаза не заметил, как вдалеке вспыхнуло несколько красных огоньков, которые через пару секунд пропали. Заметив большой, наспех строящийся лагерь, который должен был перекрыть собой всю небольшую долину, он пошёл на снижение. Лорды ближайших кланов с радостью предоставили часть своих солдат и в купе с отозванными гвардейцами из Кентерлота, лагерь строили и охраняли около двух сотен грифонов. Многовато для поимки двух чужаков, но на своей земле можно и перестраховаться. К сожалению, по несчастному стечению обстоятельств, лагерь можно было возвести только на земле, т.к. не у одной ближайшей горы не было даже намёка на ровное место, на котором можно было бы разместить хоть одну палатку, а уж о лагере и говорить не стоит. Но это не страшно – лагерь временный, да и не будут же чужаки вдвоём нападать на заставу. Большая часть народа была занята возведением частокола и собственных палаток. Пройдя к шатру главнокомандующего, Табар отодвинув шторку, которая и так уже сместилась в бок от ветра, попал на следующее место в разговоре.

— … а я говорю, дай мне полсотни грифонов, и я притащу этих чужаков сюда и выбью из них всю информацию. Дайг разуй глаза – это вторжение, а они, скорее всего шпионы. Мы должны их схватить, они точно что-то знают.

Табар удивился, увидев здесь лидера трёх взводов “Когтей” – наёмников, чьими услугами пользовались все кому не лень, но то, что он указывал командиру гвардии Матриарха, было верхом дерзости. Тем временем Дайг прервал пылкую речь наёмника закованного в чёрные латы.

— Вас наняли для исполнения приказов, а не для чесания языком в спорах. Я сказал – пришельцев пока не трогать. Я не собираюсь нападать на противника, о чьей силе ничего не знаю. Они могут оказаться достойными соперниками, а терять бойцов я не намерен.

— Трус! — Стукнул кулаком по столу с картами чёрный грифон, и поправив бандану закрывающую глаз на пиратский манер продолжил. — У тебя в распоряжении две сотни отборных воинов, а ты боишься двух тварей.

— Знай своё место, смерд! — Двуручный меч выскользнул из-за спины, и кончик его лезвия упёрся в незащищённое горло наёмника. — Я выполняю приказы самой Матриарха и я не позволю ничтожеству вроде тебя ставить их под сомнение. Можешь взять всех своих грифонов, которых у тебя меньше сорока и напасть на чужаков, но знай, я тебе помогать не буду, а если по твоей тупости начнётся война с неизвестной расой, я лично настою на том, что бы мне дали честь отрубить твою пустую башку. — Меч тихонько кольнул в горло, заставляя грифона, попятится назад. — Пшла прочь… сестра.

«Так это баба?! Да ещё и сестра нашего командира?!» — Не веря своим ушам, Табар замешкался и встретился лицом к лицу со знаменитым головорезом, который оказался замаскированной грифоншей.

— Уйди с дороги или познаешь мой гнев! — Рявкнула наёмница далеко не женским голосом, заставив Табара поспешно дать ей пройти.

Свыкаясь с мыслью, что сестра Дайга является опаснейшим существом во всём королевстве, разведчик скромно зашёл внутрь.

— Чего ещё тебе надо? — Командир ещё не убрал меч и уже начинал угрожающе его поднимать, но заметив своего старого друга, успокоился. — А, это ты, Табар, не нужно так подкрадываться. Хотя сам виноват – надо было пару грифонов в караул у шатра поставить. — Заметив взволнованное лицо разведчика, Дайг положил меч на стол. — Что там с чужаками?

— Новости есть, но они не очень хорошие. — Табар намекающее покосился на глиняный кувшин с вином, и получив разрешение, опустошил его за три глотка, после чего продолжил. — Их как было двое, так столько же и осталось и это хорошо, но они идут прямо в сторону нашего лагеря и они вооружены огромными мечами, которые спокойно держат одной лапой. Ещё у них есть странная помесь арбалета и подзорной трубы, думаю это их стрелковое оружие.

— И это всё? — Поинтересовался Дайг, с сожалением глядя на пустой кувшин.

— Э-э-э, да… хотя нет, не всё! Ещё они не умеют летать, но зато простым ходом обгонят пони бегущую рысью. Так что если они не сбавят шаг то будут в долине примерно через пол часа. — Вино словно давило на разведчика, мол говори-говори, коли выпил на халяву.

— Ясно. — Командир гвардейцев уселся на табурет и остановил, уже собирающегося уходить Табара. — Я хочу тебя кое о чём попросить – не говори никому о нашем разговоре с Бладнайфом, в особенности о нашем с ней… то есть с ним маленьком секрете. — Разведчик кивнул и он продолжил. — Это не приказ, это дружеская просьба. Обещаешь не раскрывать мою тайну?

— Да что б у меня крылья отмерли, если я проболтаюсь! — Торжественно поклялся Табар, самой страшной для грифонов клятвой.

Дайг знал, что такую клятву, грифон не нарушит, даже если напьётся вусмерть или попадёт в плен – потерять крылья это самое страшное наказание для представителей этого народа и она действовала как психологический блок, позволяющих сохранить любые секреты и тайны от чужих ушей. Отпустив друга, гвардеец задумался над планом действия. Ему не было известно о намерениях чужаков, а так же об их настрое и военной подготовке. Они были вооружены необычным оружием, которое могло оказаться чем угодно – от простой пукалки-рогатки до древнего артефакта, способного уничтожить их всех в считанные секунды. Идти на переговоры с тем о ком ничего не знаешь очень страшно, а ведь он как один из командиров обязан на них присутствовать и если существа решат повоевать он будет среди первых, кто испытает их мастерство на себе. Ещё его волновала сестра – эта дура формально тоже считалась одним из лидеров, хотя была всего-то офицером у наёмников. Вот она действительно могла делов наделать, ибо переговоры не были её сильной стороной и в основном заканчивались плачевно… для её оппонентов. Дайг жопой чуял, что должно произойти что-то очень нехорошее, но отправить Матриарху письмо со словами “Я думаю, должно произойти некое плохое событие и требую отозвать нас обратно”, было не лучшей идеей. Что ж, у него есть примерно тридцать минут до встречи с “гостями” и надо потратить их с пользой.

— Капитан, смотрите! — Таркус указал на летящих к ним ксеносов. — Какие будут приказы?

Пара десятков грифонов в лёгких вороных доспехов уже шла на посадку.

— Приготовься к бою, но без моего сигнала не нападай.

Тактический десантник кивнул и перезарядил болтер, а Зигфрид уже шёл навстречу чужакам. Тропа была довольно широкая, с одной стороны была гора, которая стеной тянулась вдаль и скрывалась за горизонтом, а с другой была пропасть, и глядя в неё виднелась небольшая долина и какое-то движение происходящее на ней. Грифоны были вооружены арбалетами, мечами разной степени длины и сетями. Правда что бы поймать Астартес, на него нужно скинуть танк и то он его через некоторое время перевернёт. Храмовник сложил руки на груди и спокойно смотрел, как его окружают полукругом.

— Ты что ли пришелец? — Спросил одноглазый ксенос в шлеме с одним обломанным рогом. — Здоровый, даже больше минотавра. Лады слушай сюда, нам обещали дать целую кучу золота за ваше оружие. Смекаешь? Вы отдаёте нам один из своих странных арбалетов, а мы даём вам десять процентов.

— Не пойдёт. — Пожал плечами десантник, но приказ не отдал.

— Торг не уместен или соглашайся или мы заберём силой. — На этих словах все бандиты обнажили кривые сабли и ножи, а те, у кого были арбалеты, направили их на капитана.

— Хорошо. — Зигфрид перешёл на закрытый канал связи и предупредил поодаль стоящего Таркуса о том, что сейчас будет сигнал. — Позвольте моему другу продемонстрировать наше оружие в деле. Оно у нас…

Наёмники хотели что-то возразить, но гигант уже взял их на прицел.

— Мощное…

Одиночный треск и один из грифонов отлетает на три метра назад, зияя дырой на всю грудь.

—…Быстрое…

Не успели его сообщники сообразить, в чём дело как ещё двое из них разлетелись в кровавые ошмётки.

— И, конечно же, не перегревается.

Таркус быстро сменил темп огня на автоматический и просто стал водить болтером из стороны, в сторону быстро превращая ксеносов в куски дымящегося мяса. Через две с половиной секунды всё закончилось. Сам процесс, включая комментарии, занял от силы четыре или пять секунд.

— Нужно было их просто зарубить. — Тактический десантник сожалел о потраченных драгоценных болтах, запас которых был ограничен.

— Долго, к тому же у них были крылья, и кто-нибудь вполне мог сбежать и предупредить своих сообщников. — Обходя изуродованные тела, спокойно ответил Зигфрид.

— Вы уверены, что за нами перестали наблюдать?

Старший десантник некоторое время помолчал, а потом, проверив заряжен ли его болтер, огляделся и заметил растворяющуюся в облаках крылатую фигуру.

Когда Дайг узнал, что пять минут назад их лагерь покинули двадцать наёмников, его передёрнуло от злости. Кто знает, может Бладнайф на полном серьёзе восприняла его совет или же просто решила поступить по своему, но мирные переговоры были на грани срыва и это не хорошо. Пока Дайг раздавал гвардейцам приказы найти наёмника и притащить к нему, рядом, откуда ни возьмись, тяжело дыша, рухнул огромный грифон.

— Гор, что случилось? За тобой словно все демоны Тартара гнались! — Помогая подняться второму разведчику, беспокойно спросил командир гвардейцев.

Кузнец продолжал тяжело дышать, что было очень для него не характерно – по выносливости он опережал на голову многих грифонов, да и до звания старика ему надо было жить ещё лет двадцать. Наконец переведя дыхание, он кое-как начал пересказывать произошедшее.

— Дайг… они их всех убили… за несколько мгновений двадцать профессиональных бойцов превратились в мешанину из кишок и дерьма… их нужно уничтожить, но наших сил не хватит. — Чёрный грифон перевёл дыхание. — Их оружие стреляет неизвестными снарядами, которые спокойно пробивают кожаную броню, хотя и латы тоже, я уверен, оно очень быстрое и его не надо перезаряжать. А знаешь что самое страшное? — Глаза кузнеца стали как два блюдца. — Всех наёмников убил один из них, а второй даже не пошевелился.

Дайг не мог поверить – одну десятую часть его небольшого войска положили за пару секунд, причём не утруждаясь. Посылать за помощью было слишком поздно, придётся действовать своими силами. Возможно, даже не нужно будет сражаться, а убитых наёмников можно выдать за бандитов.

— Они идут! — Раздался сверху голос наблюдателя, зависшего в небе.

Гор пытался отговорить друга идти на переговоры или хотя бы взять больше охраны, но Дайг ссылаясь на то, что они и так уже подорвали доверие к пришельцам, взяв с собой десяток солдат и сказав кузнецу, чтобы не трепал языком о случившемся, вышел через самодельные ворота навстречу чужакам. Расстояние было всего в несколько сотен метров, но он решил не взлетать, боясь, что пришельцы воспримут это как попытку атаковать. Когда до сближения оставалось совсем немного, и грифон уже мог разглядеть их как следует, сбоку вынырнул неизвестный в чёрных латах и присоединился к процессии.

«Бладнайф? Всё, теперь нам точно конец».

После короткого боя, Астартес нашли небольшую тропу, по которой и спустились в долину. Визоры в шлеме позволили разглядеть вдалеке длинный деревянный частокол, который явно был чем-то вроде КПП. Десантники заметили, как им навстречу вышло около десятка ксеносов, но в другой броне, и нападать они явно не собирались, правда, Таркус всё равно не выпускал из рук болтер. Используя зум встроенный в шлем, Зигфрид стал по подробнее рассматривать невредимых ксеносов. Они представляли собой помесь льва и орла, но не вызывали такого отвращения, как те же орки, даже наоборот. Крылья их были сложены за спиной и прикрыты плащами. Оружие было таким же примитивным, как и у нападающих – алебарды, клинки, арбалеты. Окрас у всех был почти неотличим, разве что шерсть на львиной половине тела немного отличалась по тону, но в целом у всех была одного цвета – коричневая. Перья в основном были белого цвета, изредка преобладал бледно-серый или кремовый. Кажется, от птиц у них осталось ещё и монокулярное зрения, это было заметно по тому, как они иногда вращают своими головами. Предупредив Таркуса, что в случае чего, сигнал будет точно такой же, Зигфрид приготовился к переговорам. Люди и грифоны остановились друг напротив друга на небольшом расстоянии и к Астартес шагнули два ксеноса. Один из них был в крылатом шлеме и полном комплекте серебристых лат за исключением поножей и наголенников – вместо них были простые штаны, и сам его вид отдавал духом средневекового рыцаря. Второй был полной противоположностью: чёрные грубые доспехи с шипами на плечах, накинутая сверху накидка придающая грифону ещё более мрачный вид и главное в отличие от своего товарища он был в сапогах – грубых чёрных сапогах с заострённым мысом. Зигфрид, продолжал, молча изучать ксеносов, давая им возможность самим начать разговор. Наконец владелец крылатого шлема заговорил.

— Приветствую вас в королевстве грифонов, я командир гвардии Матриарха – Дайг Фон Венгельхольм! Если это не тайна то может, скажете нам о цели вашего визита. — Ксенос заметно волновался, но держался молодцом.

— Приветствую в ответ. С вами говорит капитан пятой роты чёрных храмовников – Зигфрид. У меня к вам встречный вопрос. — Постепенно повышая голос, говорил Астартес. — Это ваши войны атаковали нас на перевале?

Грифон отрицательно помотал головой.

— Тогда почему у вашего спутника точно такой же амулет как у тех бандитов. — Ухмыльнулся десантник.

Парламентёр, в чёрных доспехов услышав упоминание о себе, ничуть не растерялся.

— Так вы их убили? — Зашипел ксенос. — У них был приказ от Матриарха доставить образец вашего оружия, а вы просто убили их? Вам это с лап не сойдёт!

— Ложь. — Спокойно сказал Зигфрид. — Я вижу в твоих глазах только ложь и клевету. Оружие все го лишь предлог. — Кивок и тактический десантник взял всю делегацию на прицел. — Говори, кто, а главное, зачем послал нас убить.

Уязвлённый и понимающий свою беспомощность ксенос просто нахохлился и стал смотреть себе на сапоги. Таркус предупреждающе стукнул пальцем по курку. Тут грифон в серебристой броне не выдержал.

— Да говори ты, упёртый придурок, я не собираюсь тут подыхать из-за твоего упрямства!

Грифон в чёрном, посмотрел на своего товарища, а потом ну дуло болтера смотрящего ему прямо в грудь. Понимая, что выбор невелик, он нехотя заговорил.

— Никто меня не нанимал, это была полностью моя инициатива.

Зигфрид заранее предупредил Таркуса не стрелять в ксеносов без особого сигнала. Сигнала не последовало.

— Смело, но чем мы успели тебе не угодить? — Капитану было очень интересен мотив этого мрачного типа.

— Я думал, вы готовите вторжение. — Словно нашкодивший ребёнок, пробормотал грифон.

— Вторжение силами двух человек? Бред сивого грокса! Ты точно правду говоришь? — Вмешался в разговор ТСМ (от слова tactical space marine, в будущем так и будет обозначаться).

— Мне показалось вы разведчики…

— Показалось? — Зигфрид лишь покачал головой. — Ты понимаешь, что из-за твоих фантазий погибло два десятка твоих товарищей? В наше оправдание скажу, что мы попросту защищались. Но сделанного не вернёшь и если вы готовы не предъявлять нам обвинения в убийстве, то я закрою глаза на эту жалкую попытку нападения.

Все кроме виновника охотно закивали, но после хорошего поджопника от командира гвардейцев, он тоже кивнул.

У Дайга как камень с сердца упал. Они не только нашли компромисс, но и влияние “Когтей” в его лагере заметно ослабло, нет ему не нравилось, что их убили, но с другой стороны эти головорезы рано или поздно все бы сгинули. Сейчас они возвращались вместе с этими как, они себя потом назвали “Астартес” в лагерь. Хах, давно он не видел сестру такой злой и униженной, но и поделом ей – нечего самовольничать. Когда они зашли в лагерь, солдаты с открытыми клювами во все зенки глазели на гигантов, которые кажется, их даже не замечали. Дайг предложил им для ночлега взять палатки убитых наёмников, но к своему удивлению услышал, что они не спят и вообще даже не устали. Грифон всё больше и больше начинал бояться и одновременно уважать этих идеальных воинов, однако попрощавшись с ними, он не забыл приказать стражникам не сводить с них глаз. Зигфрид перед его уходом хотел о чём-то спросить, но потом сказал, что сделает это завтра. Дойдя до своего временного жилья, грифон широко зевнул. Караула он так и не поставил, поэтому просто решил завязать вход в палатку, когда будет внутри, от убийц не спасёт, но подчинённые вряд ли заглянут. Зайдя к себе в шатёр, он заметил сидящую к нему спиной Бладнайф. Дайгу стало её даже жаль – за такой провал её турнут из наёмников, а может даже хуже…

— Всё вино выхлестала? — Спросил он, снимая шлем, а затем, пытаясь стащить с себя доспехи, гвардеец прошёл вглубь помещения.

— Давай помогу что ли… — Услышал Дайг и почувствовал, как ему распутывают ремни на броне.

— Чего это ты подобрела? Или я сейчас приму твой нож между лопаток? — Позволяя стягивать с себя громоздкую кирасу, усмехнулся грифон.

— Толку то злится? Моей карьере конец и я сама в этом виновата, а теперь ещё от “Когтей” скрываться придётся… проклятье. — Бладнайф схватила кувшин с вином и допила его содержимое.

— Это уже, какой по счёту? — Поинтересовался Дайг, садясь напротив сестры.

. Та лишь помотала головой, давая понять, что не считала. Содержимое ещё одного кувшина исчезло в бездонном клюве наёмницы. Часть пролилось ей за доспехи, часть, на лицо, заставляя намокнуть её кремовые перья, но она даже не заметила и лишь перевела слегка мутный взгляд на брата.

— Знаешь, я думаю мне жить осталось от силы неделю. — Она икнула, и слегка шлёпнула кистью хвоста себя по лицу, дабы Дайг перестал двоиться. — Надо хорошо провести оставшееся время.

— Не говори глупостей, лучше перешагни через свою гордость и прими моё предложение насчёт поступления в гвардию – у нас тебя никто, не достанет, разве что кто-то из враждебного клана, но от этого никто не застрахован. — Пытаясь отобрать очередной кувшин у Бладнайф, начал грифон.

Когда он уже почти вырвал из её лап злополучный напиток, наёмница резко обхватила его затылок, и притянув к себе поцеловала прямо в клюв, причём далеко не как сестра. Оттолкнув от себя разгорячённую алкоголем грифоншу, Дайг попытался её вразумить.

— Ты совсем е… сь?! Ты же моя сестра!

— Троюродная. — Невинно заметила Бладнайф, ловя его за хвост.

— Ты реально поехавшая… — Медленно выговаривал Дайг, видя, как с него стягивают штаны.

— У меня такой милый и заботливый братик. — Промурлыкала она, уже сняв доспехи и устроившись на нём поудобнее, начала водить хвостом по его бурой шерсти, которая была точно такой же, как у неё, ну может только чуть менее грязной. — Но всем нужно расслабляться и тебе и мне, но в особенности тебе. Сколько у тебя не было? — Не дождавшись ответа, она продолжила мурчать, одновременно опуская свою правую переднюю лапу всё ниже и ниже. — Вот меня давненько никто хорошенько не имел, а я ведь как-никак женщина, хоть и скрываю это.

— Так найди себе ё…я в лагере, я возражать не буду. — Гвардеец попытался подняться, но его грубо приложили затылком о тонкий ковёр, которые наспех были разбросаны по всему шатру, чтобы не ходить по голой земле. — А если нас застукают?

— А ничего страшного, скажешь что тр…ешь одну из своих подчинённых сучек, я даже не обижусь – конспирация превыше всего. По поводу как ты выразился ё…й – тут рядом с тобой и близко никто не стоял, даже тот здоровый увалень. — Она уже стала слегка пощипывать его плечо своим аккуратным клювиком. — Ой, ну не смотри на меня так я не такая уж и шлюха и развлекалась далеко не со всеми, просто умею определять по некоторым характерным особенностям, кто, сколько, как часто и прочее. А теперь заткнись и получай удовольствие.

— А твои доспехи? — Не сдавался Дайг, чувствую предательский стояк.

В ответ грифонша просто лягнула свой нагрудник в кучу одежды, аккурат наваленной рядом со спальником.

— У меня девушка есть! — Понимая, что возбуждения заметил не он один, грифон лишь тяжело выдохнул.

— Ничего страшного я не ревную. — Наёмница прильнула к клюву слабо сопротивляющегося гвардейца и стала, дразня водить по его члену своим коготком.

«Сука… ты… больная». — Такими были последние членораздельные мысли Дайга.

Затишье перед бурей

Очередная добро-глава, без насилия и прочей бяки. Отряд людей продолжает искать убийцу, но и не отказывает в помощи белому аликорну в поиске пропавшего грифона, который возможно сможет помочь им найти, того кто им нужен. Какая ирония...

Давненько на принцессу Селестию не наваливалось столько проблем разом: бал в честь союза с грифонами, взрыв в лесу, внезапное исчезновение Ферразиуса, а теперь ещё в Эквестрию прибыли существа внешне похожие на Странника и ворвавшись в зал, прервали подготовку к банкету. Их лидер – Громов был довольно учтив для своего внешнего вида, но всё равно частенько выходил за рамки приличия. Как оказалось, они ищут преступника, который натворил дел в ихнем мире, а они попали сюда как в последнее место его визита. Белый аликорн сначала подумала, что они ищут Ферразиуса, но посмеявшись этой глупой мысли, сразу же отбросила это предположение – Странник, конечно, всеми силами напускает на себя ореол таинственности и хладнокровности, но она то, знает, что на самом деле под тёмной одеждой скрывается светлая душа. Существо в чёрном берете, уже начинало рассказывать о каком-то “плане перехвате”, как Селестия заметила на себе пристальный взгляд белого единорога. Он пришёл с ними и ей сказали, что он их заколдованный товарищ. Когда она пообещала разобраться, Громов снова перешёл к изложению их плана поимки неизвестного бандита. Если остальные пришельцы смотрели на неё и Луну с искренним любопытством, то этот заколдованный парень смотрел немного по другому… словно пони всё время верящий в чудо и наконец, воочию увидев его своими глазами, и он не моргая, глядел на старшую принцессу. Наконец, главарь пришельцев перешёл к делу.

— Принцесса Селестия, у вас тут в городе случаем никто не пропадал или не умирал?

— Хорошо, что вы спросили. — У аликорна появилась надежда, что чужаки могут найти Странника, ведь они каким-то образом попали в этот мир. Или они все так умеют? — Исчез один из моих близких друзей, он грифон с тёмно-бурой шерстью и белыми перьями. Особая примета – он очень плохо летает, я бы даже сказала, совсем не летает. Уверена, если вы найдёте его, то потом с его помощью найдёте и того, кого вам нужно.

— Хм, тот, кого мы ищем, обычно сразу убивает, и если его действительно похитили то... — Тут Громов краем глаза заметил, как пара его людей под шумок распихивают по карманам бутылки с местным напитком. Еле сдерживаясь от смеха, он продолжил. — Откуда нам стоит начать поиски этого вашего грифона?

— Последний раз его видели в его собственном доме, а потом он просто исчез.

— Вот так взял и исчез? — Недоверчиво переспросил пехотинец.

— Именно. — Рог Селестии засветился и к полковнику подлетел небольшой листочек бумаги. — Тут указан адрес. — Когда он принял листок, принцесса добавила. — Если обнаружите хоть что-нибудь, чего не заметили мои стражники, то сразу же сообщите мне.

— Без проблем, но и вы покопайте насчёт убийцы, он очень опасен и лучше бы нам всем поскорее его обнаружить. — Громов развернулся на месте к своим скучающим бойцам. — По коням товарищи!

Когда группа спецназовцев покидала тронный зал, Селестия серьёзно задумалась над последней фразой, сказанной их командиром.

— Я думал, будет куда хуже! — Радостно шагая по Кентерлотской площади со своим отрядом, полковник начал разговор с Алексеем. — Даже мордобоя не случилось! Спокойные тут все, однако.

— Ага, только я до сих пор единорог, просто великолепно. — Ворчал обращённый пони.

— Да не бзди гер капитан, сказали же, что помогут, как смогут. Не парься, наслаждайся уникальным опытом побывать представителем чужеродной расы.

— А сами бы вы не хотели такой чести? — Усмехнулся полицейский.

— Я? Хах, нет спасибо, я себя и таким люблю. — Остановившись посреди площади с фонтаном, Громов поднял руку, давая знак, остановится. — Так-с.

Повертев в руках бумажку, которая оказалась картой города с полым жирным красным кругом в левой нижней части, который явно обозначал их цель, полковник дал приказ разделится на те же группы, как и в лесу и отправив следопыта с его людьми осмотреть любезно предоставленное им старшей принцессой жильё на предмет ловушек, жучков и прочих прелестей подаренных на халяву, Громов со своими людьми направился к дому грифона. Единорога с его везением он отправил с группой следопыта. Он не возражал. У грифона оказался вполне милый двухэтажный особнячок. Подойдя к двери, полковник дёрнул ручку и усмехнулся. Им забыли дать запасные ключи от дома, но не беда. Один удар кирзового сапога и преграда с жалобным треском падает на пол, открывая путь в скромно заставленную прихожую.

— Ищите улики: пятна крови, обрывки одежды… ну вы знаете. — Вставая на выбитую дверь, скомандовал Громов.

В берлоге грифона было очень даже уютно и как-то… тепло, что ли, словно хозяин отлучился отсюда пять минут назад и вот-вот вернётся. Оставив поиск информации на плечах своих бойцов, пехотинец уселся на изящного вида стул, и закинув на стол ногу стал слегка двигать ей в такт своей любимой песни.

*АЧХИИИ!!!*

Спецназовец среагировал мгновенно – спрыгнув со стула и повалив стол, образуя временное укрытие, он быстро извлёк свой верный “Desert eagle”, и стал прислушиваться. Больше никто не чихал, и он потянулся к рации.

— Кто сейчас чихнул? — Держа рацию в одной руке и пистолет в другой, Громов оглядел гостиную на наличие неприятеля.

В рации один за другим послышались отрицательные ответы, и полковник просто приказал всем заткнуться и продолжать поиск. Немного устыдившись, что так среагировал на простой чих, он встал на ноги, поставил стол в привычное ему положение и не убирая пистолет, медленно пошёл к источнику звука. Он донёсся из-за небольшой деревянной двери… опять дверь, но хотя бы открыта.

«Странные звуки из подвала? Кажется у этого грифона рыльце в пушку… а ну да».

Дверь медленно открылась, и свет упал на связанного грифона, а точнее грифоншу. Сразу видно работал не дилетант – все четыре лапы связаны в один крепкий морской узел, а от самого узла тянется верёвка, которая привязана к выступающему из стены кольцу. Как только спецназовец сделал шаг через порог, в нос ударил резкий кислотный запах, сильно режущий ноздри. Противогаз он одевать не стал – напугает ещё. Шаг за шагом, пехотинец медленно приближался к пленнице, на ходу убирая оружие. Не вовремя скрипнула половица, и грифонша очнувшись ото сна, и заметив перед собой представителя чужеродной цивилизации, из последних сил забилась в угол и чуть подрагивая, уставилась на незнакомца. Громов был без понятия об уровне интеллекта грифонов, хоть он и видел парочку в тронном зале, но они вполне могли быть домашними животными или просто представителями варварского народа. Так же он не знал, говорят ли они вообще. Язык минилошадей представлял собой немного изменённый английский, значит, возможно, и грифоны говорят на нём же. Упорно стараясь придать своему лицу дружелюбное выражение, полковник присел на корточки и потянул руку к пленнице.

*Щёлк*

— Ах, ты ж кочерыжка! — Зашипел бравый вояка, потирая укушенный палец.

Остановив кровь, и недоброжелательно посмотрев на кусаку, Громов полез за пазуху и извлёк наружу боевой нож. Увидев в руках чужака оружие, грифонша ещё сильнее вжалась в стену.

— Будешь ещё кусаться? — Спросил пехотинец, и заметив отрицательное мотание головой, облегчённо вздохнул, радуясь что его понимают. — Итак, я тебя сейчас развязываю и вывожу из подвала, а ты взамен рассказываешь мне всё, что знаешь о хозяине этого дома. Идёт?

Когда пленница утвердительно кивнула, полковник быстро разрезал верёвки и помог ей подняться.

— Идти мож…

Грифоншу зразу же занесло направо, и солдат еле успел поймать её за плечи.

— Тпру! Ух, блин, да ты еле на ногах стоишь. Голодом морил? Вот му…он!

Сначала спецназовец хотел вывести её, поддерживая под передние лапы, но она постоянно заваливалась, и пехотинец просто взял её на руки. Драматический момент испортил сам Громов – вынося грифоншу из подвала, он отвлёкся и случайно приложил её головой о дверной проём. Как же он был рад слышать в свой адрес старые добрые ругательства, пускай и на ломанном английском.

— Что за? — Один из солдат вышел из-за угла прихожей и стал смотреть на крылатую матершинницу.

Полковник лишь дал знак отодвинуть стул и усадив грифоншу за стол, начал допрос.

— Кто ты и как оказалась в таком неприятном положении?

— В-воды. — Прохрипела бывшая пленница, явно потратив последние силы на ругательства.

Когда ей с кухни принесли целый графин драгоценной влаги, два пехотинца лишь сочувствующе глядели на то, как она с невероятной скоростью выпивает его содержимое.

— Теперь рассказывай. — Сказав это, Громов отпустил солдата продолжать обыскивать дом.

— Это довольно долгая история…

— Я никуда не спешу. — Успокоил её спецназовец.

Тут Громову стали нагло” ссать в уши” и история исковеркалась на столько, что грифонша даже начала путаться в фактах, но Олег делал вид, будто не замечает этого и лишь иногда поддакивал или театрально удивлялся. Когда “повесть о великих свершениях Найтроудж” (Имя воровки, которое, кстати, не склоняется) подошла к концу, спецназовец лишь одобрительно кивнул.

— Какую вкусную лапшу ты мне на уши навешала, молодец. — Видя растерянное лицо Найтроудж, пехотинец нахмурился. — А теперь рассказывай горькую правду.

Услышав каноническую версию рассказа, полковник не особо изменил своё отношение к грифонше – вор это не убийца, а быть рабом никто не хочет.

— Как я понял, этот парень психически неустойчив. Ну, так дали б ему справку или в психушку упекли, чтобы окружающим не навредил. И пусть он тебя в какой-то степени спас, но кто знает для каких целей.

Найтроудж лишь сдержанно кивнула, и положив голову на стол, прикрыла глаза.

— Эй, тебе плохо? Доктора позвать? — Не дожидаясь ответа, Олег включил рацию. — Макс, вниз, живо.

Наверху раздался топот и вот один из солдат уже спустился на первый этаж.

— Вот возьми карту и отыщи больницу. Как найдёшь, веди сюда врачей, не пойдут – тащи. Справишься?

Спецназовец просто принял свёрнутую бумагу и выскочил за дверь. Полковник глянул на Найтроудж, но она по-прежнему лежала на столе, обхватив задними лапами и хвостом, ножки стула.

— Ты это, того, не умирай, давай, а то как-то глупо выйдет. — Рука в перчатке с оголёнными пальцами легла на голову грифонши и когда он начал слегка гладить её по оперённой голове, она невольно растянулась в улыбке.

— А чё это вы тут делаете, а? — Один из солдат тоже спустился вниз и теперь просто рассматривал интересное явление – полковник кого-то гладит, ха!

— Иди-иди! — Помахал свободной рукой командир в направлении лестницы.

Гладя разумную пернатую, он вспомнил своего волнистого попугайчика. Он также довольно щурился, когда ему чесали грудку, а потом падла с воробьями улетел. Громов тогда не сильно расстроился, но мелких птиц стал не любить чуть больше. Найтроудж уже открыла глаза и стала коситься в сторону кухни.

— Жрать охота? Мне тоже. — Встав из-за стола, пехотинец пошёл на кухню. — И чего они вообще едят? — Открывая странного вида холодильник, который больше напоминал шкаф, Олег к своему искреннему сожалению увидел, что он совершенно пуст.

«Хозяйственный мужик, что ещё сказать».

Вернувшись к голодающей грифонше, пехотинец снял свой ранец и расположив его на столе стал искать еду в целой куче боеприпасов, сигнальных шашек и кое какого оборудования.

— Есть контакт! — Обрадовался он, извлекая наружу ровную белую коробку, щедро завёрнутую в прозрачный скотч. Протянув её грифонше, он сказал, что из-за отсутствия денег и нежелания воровать и забирать еду силой, он отдаёт ей, один из своих сух пайков.

— Помочь? — Насмешливо спросил Олег, наблюдая, как Найтроудж вертит в лапах коробку, ища место, где она открывается.

— Справлюсь. — Усмехнулась она в ответ и через пару секунд от коробки остались лишь мелкие картонные обрывки.

Громов невольно поёжился – когда он выносил пленницу из подвала, её лапы были обвиты вокруг его шеи, одно движение такими когтями и всё…Считая, что смотреть как грифонша ест не очень весёлое занятие, он уверенный в том что ей некуда бежать, встал со стула и хрустнув костями, пошёл на верх. Посреди лестницы его застало шипение рации и оказалось, его бойцы кое-что нашли.

— Чего нашли? — Заходя в огромную спальню, поинтересовался полковник.

В ответ один из пехотинцев кивнул на вещи, которые были разложены на кровати. Подойдя к ним, Олег стал изучать скромный улов своих подчинённых: Чёрный плащ с капюшоном, штаны и ремень такого же цвета, простая рубашка с небольшим вырезом на правом рукаве и кобура. Сапогов не было или их просто не нашли и это не давало шанс сравнить их подошву со следами бывшими в лесу. Взяв кобуру, Громов извлёк оттуда странного вида пистолет, видом немного напоминавший советский Наган, но всё же немного другой и с символом двуглавого орла на рукоятке. Хм эмблема совсем не походила на герб Российской Федерации, хотя некая схожесть была, и само по себе оружие выглядело необычно в особенности из-за странного еле светящегося аккумулятора, который был за место обоймы. Убрав в немного опустевший рюкзак странный пистолет, полковник приказал продолжить поиск и вернулся к грифонше. Она уже расправилась почти со всей едой и теперь вела неравный бой с консервной банкой. Когтями и клювов Найтроудж старалась вскрыть её, но банка и не думала сдаваться и словно живая выскальзывала из лап.

«Легче танк вскрыть зубочисткой, чем открыть наши армейские консервы без ножа». — Думал Громов, идя на помощь грифонше.

— Ну-ка, дай. — Приняв консервы, полковник начал вспоминать, как с ними бороться и вспомнив, быстро достал нож и попробовал вогнать его в край крышки. — А ну стой, кому говорю, стой! — Закричал он вслед улетающей в дальний угол квартиры банке.

Консервы оказались достойным противником и через пять минут безуспешных попыток мирно добраться до их содержимого, взбешённый пехотинец выхватил пистолет, и одной рукой прикрыв лицо, приставил ствол в упор к крышке и нажал на курок. Олег забыл про то, что в обойме были разрывные патроны, и теперь содержимое банки украшало всю комнату и двух её обитателей. Сбежавшиеся на пальбу спецназовцы, узрев эту картину и поняв, что случилось, впали в истерический смех и через мгновение к ним присоединился их командир. Одна лишь Найтроудж так и сидела в той позе, в которой её застал выстрел, и кажется даже не дышала.

Раздался стук в дверь.

Выделенный им дом оказался старой казармой, в которой недавно закончили ремонт, но солдат заселить не успели. Для двенадцати человек и одного единорога места было вдоволь – около тридцати отдельных комнат, каждая из которых предназначалась для четырёх стражников. Как и ожидалось поиск прослушивающих устройств, растяжек, потайных ходов и других шпионских атрибутов, которых тут по определению быть не могло ни к чему, ни привёл и следопыт разрешил бойцам разбирать себе понравившиеся комнаты. Обращённый единорог просто зашёл в первую попавшуюся дверь, закрылся и судя по храпу тут же заснул. Зайдя в самую крайнюю комнату следопыт тоже закрыл за собой дверь, скинул на одну из кроватей свои вещи и подойдя к окну стал любоваться красивым пейзажем. Казармы были частью городской стены, и снайпер смотрел на Эквестрию с очень красивого ракурса – словно он сидел на горе, хех а город на горе. Ему открылся прекрасный вид на зеленеющие равнины, на которых виднелись редкие деревья, вдалеке виднелся Понивиль, а ещё чуть дальше чернел огромный Вечнодикий Лес. Любуясь на железную дорогу, по которой не спеша полз маленький поезд, следопыт вспомнил о своём маленьком хобби. Сняв с пояса старенький планшет (нет, не электронное устройство, а папку для карт), он вытащил парочку листов белой бумаги, и положив их на подоконник, полез во внутренний карман куртки. Карандаш тоже нашёлся и пододвинув поближе тубурет, следопыт следопыт стал рассматривать свои старые наброски – Понивиль и Вечнодикий лес. О его увлечении знали, но Громов не одобрял, когда он занимался эти во время даже самых мирных операций. Но сейчас ему никто не помешает, и он начнёт новый рисунок, на котором будет запечатлена эта красота. Когда ты снайпер и по несколько часов, а то и дней лежишь на месте и знаешь, что ничего не произойдёт, поневоле начинаешь любоваться видом природы, и пускай лишь только в прицел снайперской винтовки, а в купе с хорошей памятью и умением рисовать…

Первые еле заметные линии стали появляться на листе бумаги, и следопыт жалел лишь ободном – с собой кроме карандаша, для рисования у него ничего нет. Не беда, когда вернётся на Землю, то обязательно раскрасит, делов то куча. А пока нужно набросать шаблоны и хорошенько запомнить, что где расположено. Звук скребущегося о бумагу карандаша, не смог отвлечь следопыта и когда он услышал за спиной еле слышное дыхание. Дверь была закрыта, да и будь она открыта, не один из бойцов включая Алексея, не стал бы подкрадываться со спины к профессиональному военному. Продолжая рисовать, следопыт незаметно потянулся к спрятанному под рубашкой ножу. Кто бы это ни был, он умудрился бесшумно подобраться к следопыту, а это дорогого стоит. Резкий рывок назад и неизвестный уже лежит на полу с приставленным к горлу ножом. Сейчас на снайпера смотрели два огромных бирюзовых перепуганных глаза.

«Тёмно-фиолетовая шерсть, эфирная кислотно-синяя грива и симпатичная мордашка, так-так похоже мы заинтересовали верхушку Эквестрийской власти».

— Чем обязан столь знатной особе? — Помогая подняться принцессе Луне и кладя нож на стол, бесстрастно спросил следопыт.

— Честно говоря, я просто немного ошиблась с координатами при телепортации, а потом заметила, что вы что-то чертите и не решилась вас отвлекать. — Аликорн уже отошла от холодного приветствия и теперь заметила, что при ней он не спешит продолжить свою работу. — Я хотела попасть к Алексею и узнать его мнение насчёт превращения в единорога.

— Он спит, и думаю сейчас его будить и расспрашивать бесполезно – после такого он ещё не скоро окончательно сможет собраться с мыслями. — Усевшись на табурет, и не отводя взгляда, всё так же бесстрастно проговорил снайпер.

Луна немного растерялась, нет ей, конечно, нравилось, что её больше не боятся, но к взгляду типа “Долго ты тут ещё будешь глаза мозолить”, она не привыкла. От неловкого созерцания зелёных зрачков человека её отвлёк упавший на пол рисунок.

— Ой, это что Понивиль? — Левитируя к себе незаконченный рисунок, удивилась Луна.

— Вам что-то ещё нужно или вы поговорить пришли? — Следопыт резко вырвал набросок из магических объятий и положил его на стол.

— Да нет, я…

Сумеречный аликорн довольно болезненно восприняла недоверие к себе, но разговор с Твайлайт она помнила до сих пор. Луна очень сильно зависела от мнения других, тысячелетнее заточение оставило свой след, но ей нужно было не то лицемерное внимание, каким блещут все аристократы, послы и прочие парламентёры, ей просто нужно было поговорить с кем-то со стороны, хотя был кое-кто на примете, но с таким настроем он не лучший собеседник. А сестра занята.

— … я хочу, чтобы ты нарисовал мой портрет. — Неожиданно даже для себя выдала принцесса.

Зато на лице снайпера появилась некая пародия на удивление.

— Серьёзно? Даже не знаю, я как-то портреты особо то и не рисовал… — Следопыт почесал голову. — А ладно, всё равно рисовать собирался.

К Луне с неприятным скрипом подъехала табуретка.

— Садись. — Предложил художник, доставая из планшета чистый лист.

Принцесса заметила, как пришелец рад, что ему предложили по позировать, но, как и все представители своего вида, он умело скрывал свои истинные эмоции. Странная раса…

— А может я постою? — Она отодвинула табурет в сторону.

Снайпер пожал плечами, и вытянув перед собой карандаш, стал мерить пропорции аликорна.

— Раз вы знаете моё имя, может, назовёте своё. — Выбирая позу поудобнее, спросила Луна.

— Владимир. — Наконец он уселся на стол напротив принцессы и положив на колени планшет с уложенным на него листом бумаги, слегка нахмурился. — Теперь замрите и не вертитесь, у меня в рисовании портретов опыт не богатый.

«Думая о том, что из живых существ я рисовал только верблюдов, да и то от нефиг делать в пустыне, лучше умолчать».

Немного повертев в руках карандаш, Владимир решил, начать рисовать аликорна с её самого интересного места – с крыльев.

Громов сидел за столом и пил из горла бутылки вино, стыренное его людьми прямо с банкетных столов. Пришедшие врачи констатировали грифонше лёгкое истощение и для профилактики направили в больницу на пару дней. Но полковника беспокоило кое-что ещё – она рассказала, что является рабом Ферразиуса Кейрона и его пропажа может очень сильно ей навредить. По их законам любой, кто увидит раба, без сопровождения хозяина, то он волен делать с ним всё, что душа пожелает. Если грифон сбежал, то он очень по сволочному поступил с Найтроудж, но по правдивому рассказу воровки, Олег понял, что этот Ферразиус не из трусов и в беде бросать не привык. Следовательно, его похитили. Вот только кто?

— Полковник, уже вечер, мы больше ничего не нашли. Продолжать поиск? — Перегнувшись через перила, спросил один из спецназовцев.

— Не, хорош, завтра ещё придём. — Командир зевнул и закупорив бутылку, убрал её в ранец, и взвалив его на плечи пошёл к выходу. — Тут больше ничего нет, но проверить на всякий случай стоит.

Отдав по рации приказ, отправляться за ним, Олег выудил из закоулков памяти карту Кентерлота и повёл своих бойцов осматривать новое жильё.

Три пехотинца, одетые лишь в штаны и майки, расположились на первом этаже и играли в карты. Тут раздался стук в дверь и ближайший к ней солдат, нехотя побрёл открывать.

— Кто? — Коротко спросил он, уже держа в руке ручку.

— Это капитан Шайнинг Армор, открывайте!

Спецназовец глянул через спину и увидев рядом с ногами товарищей автоматы, спокойно открыл. Перед ним стоял белый жеребец в пурпурных латах, и на нём был надет шлем сильно напоминающий римский шлем «Galea». Позади него по бокам стояли два стража в сумеречной броне и с кожистыми крыльями, шлемы у них были те же, только с плавниковым гребнем. Сами тёмные стражи напоминали этаких четвероногих вампиров, в основном из-за ушей с кисточками и вышеупомянутых крыльев. Их капитан решил шагнуть в казармы, но могучая грудь человека удерживала его на пороге не хуже двери.

— Тебе что-то нужно? — Спросил пехотинец, оценивающе оглядывая стражников.

— Мы ищем принцессу Луну. — Ответил Шайнинг Армор, всё ещё ища брешь в дверном проёме.

— Ну, удачи вам. — Сказал пехотинец и захлопнул перед его носом дверь.

Только он собирался вернуться к игре в карты как повторный стук в дверь заставил его вернуться.

— Забыл чего? — Спросил спецназовец, смотря на багровое лицо местного капитана стражи.

— Если вам не сложно отойдите с дороги и дайте нам осмотреть казармы. — Еле удерживая нормальный тон, медленно продиктовал единорог.

— Зачем вам проходить? Вот я сейчас у ребят спрошу, видели они вашу принцессу или нет. — Человек повернулся к столу. — Народ, вы принцессу Луну не видели?

— Какую н…й принцессу, кого там принесло? Шли всех к Анубису, и садись играть у меня расклад з…ь! — Раздался один из голосов.

— Принцессу Луну? Не, не видел. — Ответил второй голос.

Услышав мнение своих сослуживцев, пехотинец повернулся к Шайнинг Армору.

— Слышал? Прости Шайнинг, но твоя принцесса в другом месте.

Дверь снова резко захлопнулась перед единорогом, и лишь личный приказ принцессы Селестии, удержал его от поспешных действий и грязных ругательств.

— Кто там приходил? — Спросил один из солдат, обмахиваясь картами словно веером.

— Аааа… — Пехотинец отмахнулся. — Местный альфа-самец.

Усмехнувшись слабохарактерности местных солдат, спецназовцы стали продолжать проигрывать друг другу личные вещи.

Знакомство с тенью

Глава получилась довольно короткая, ибо описывать битвы с различными фаталити я не очень хорошо умею, но думаю так тоже будет неплохо. Возможно глава чуть-чуть изменится, но в целом на сюжет это не повлияет.Описания тут не будет ибо без него этот отрывок будет интереснее)

Проводив взглядом уходящего к себе в шатёр Дайга, Зигфрид повернулся к Таркусу. ТСМ стоял столбом рядом с капитаном, пытаясь придумать алгоритм действий – он посреди лагеря ксеносов, но не должен их убивать. Впервые за много лет боец тактического отделения был растерян и не знал, что ему делать. Зигфрид уже хотел подбодрить своего брата по ордену, как к ним подошла одна из стражниц, одетая лишь в синий плащ.

— Следуйте за мной десантники, нам есть о чём поговорить. — Сказав это, она отошла от них на десять шагов и исчезла в одной из палаток.

Астартес сразу же насторожились – все ксеносы смотрели на них с суеверным ужасом, а эта даже глазом не моргнула. К тому же они не упоминали о том, что они десантники. Переглянувшись, два человека пошли к палатке. Зигфрид приказал Таркусу охранять вход, а сам, отодвинув полог, зашёл внутрь. Десантник чуть было не завалил временное жильё, и ему пришлось, слегка пригнутся, чтобы не задевать льняной потолок. Грифонша фривольно развалилась на неизвестно откуда притащенном кресле, и попивая из бокала вино, рассматривала одного из лучших воинов человечества, словно экспонат в музее. Само собой капитану это не понравилось.

— Что тебе надо, ксенос? — Спросил он, пытаясь найти место, где можно стоять во весь рост.

— Неужели не узнал? Я думала вы Астартес куда проницательнее. Что ж, значит, мою маскировку можно считать удачной. — Ставя стакан на землю, улыбнулась стражница.

Тут Зигфрид понял, кто перед ним находится.

— Каллидус. — С оттенком призрения протянул десантник.

— А вы я так полагаю капитан Зигфрид. Я читала ваш послужной список и скажу только одно слово – впечатляюще. — Продолжая улыбаться, она хлопнула в ладоши. — Пережить третью войну на Армагеддоне это надо уметь…

— Ближе к делу! — Угрожающе прорычал капитан, не желая вспоминать ту бойню. — Что ты узнал или узнала (Каллидус столько раз меняют внешность и пол, что их уже трудно отнести как к мужчине, так и к женщине) о местоположении предателя?

— Как скажете. — Грифонша взяла лежащее на земле копьё, и развернув его тыльной стороной, поставила его на стол остриём вниз, оттянув тем самым потолок т давая десантнику место где он может спокойно стоять во весь рост. — За то жалкое время, что у меня было, я смогла внедриться в гвардию Матриарха и получить новые каналы информации. — Ассасин проверила копьё и продолжила. — Похоже, ренегат неплохо устроился – Некий грифон с именем Ферразиус Кейрон неоднократно был замечен при дворе принцессы Селестии.

— Как он стал грифоном и действительно ли это он? — Осведомился Астартес, наслаждаясь переставшим давить на него навесом.

— Сомневаюсь, что тут сильно распространены людские имена, а вот как он стал грифоном, я не знаю. Принимать облики других существ могут только адепты моего храма, но это благодаря полиморфину и многолетним тренировкам, но что бы простой человек, пускай и вставший на сторону хаоса стал ксеносом… в моей практике это впервые.

— Значит, мы должны отправиться к этой Селестии. — Выходя наружу, бросил Зигфрид.

Каллидус выскочила следом и встала на пути капитана.

— Не так быстро десан…

Ассасина прервал мощный толчок в плечо, заставивший её отшатнутся с дороги. Не будь в ней кучи генных модификаторов, ей бы вывихнули руку. А ведь её всего лишь просто оттолкнули ладонью.

— Это было лишнее брат Таркус. — Сказал капитан, своему подчинённому, который мерил ненавистным взглядом, посмевшего встать на пути его командира, ксеноса. — Это Каллидус, она с нами. — Перейдя на закрытый канал, добавил Зигфрид.

Таркус лишь, как ни в чём не бывало, кивнул ассасину и снова замер. Со слов Лии (имя ассасина), десантники узнали, что у грифонов на носу (или на клюве) бал в честь союза с народом Эквестрии (ещё один вид ксеносов, но похожий на небольших лошадей и неплохо владеющий псайкерскими способностями), следовательно, Кэйрон, как приближённый принцессы должен был быть там, причём, скорее всего как почётный гость, а значит цель у имперцев была одна – достичь Эквестрийской столицы, нейтрализовать предателя и по возможности выжить. Местные солдаты так трепетали перед пришельцами, что о подслушивании не могло идти и речи, но троица всё равно говорила шёпотом, а десантники частенько переходили на личный канал связи. После прихода храмовников, лагерь постоянно выглядел заброшенным, по крайней мере, в приличном радиусе вокруг них.

— Что это было? — Удивился Таркус, услышав два протяжных орлиных крика, раздавшихся, где-то посреди лагеря.

— Попробую объяснить так, что бы не вызвать у тебя отвращения. — Хмыкнула ассасин, глядя на изречения Императора, выгравированные на наплечнике храмовника. — Ты только что слышал оргазм.

ТСМ споткнулся на ровном месте.

— То есть они тут… — Тема разговора о совокупления ксеносов была у Астартес на самом последнем месте. — Мерзость, какая! — Переключая шлем в режим звукоизоляции, с отвращением произнёс Таркус.

— Лия у меня вопрос. — Завладев вниманием Каллидус, Зигфрид продолжил. — Судя по ландшафту, и горным массивам, тут должен быть снег, ведь ущелья постоянно обдуваются ледяным ветром, да и климат тут суровый, судя по шерсти местных обитателей. Неужели тут так резко меняется погода?

— А вы всё же наблюдательны. — Одобрительно кивнула “грифонша”. — На самом деле мы очень близко к границе с Эквестрией, а там довольно жаркое лето, поэтому тут сравнительно тепло, однако… — Она на секунду замолчала, когда они проходили мимо группы не заметивших их наёмников, сидящих у одного из многочисленных костров. Завидев имперцев у грифонов в вороной броне, резко появились дела, по которым они тут же разбежались. — Так вот, сейчас тут аномально тепло и если так будет, продолжатся, то настанет полное пекло. Это ещё одна причина пребывания здесь грифонов – выяснить причину резкого изменения климатической нормы данного региона.

— Странно, не видел я тут учёных или исследователей. — Провожая взглядом наёмников, заметил капитан.

— Они будут позже… когда гвардейцы решат вопрос с вами.

Жаль Таркус их не слышал – его бы порадовала новость, что их боятся ксеносы. Пройдясь вдоль забора (у бывалых бойцов ЭТО сооружение не ассоциировалось даже с частоколом), они составили план действий. Ассасин добывает две грамоты с личной печатью Матриарха, а десантники выдвигаются к западной заставе, откуда их и заберут в Кентерлот. Идя между нестройными рядами палаток, они чуть не столкнулись с вынырнувшем из темноты грифоном который был одет в броню “Когтей”. Наёмник был явно напуган но, всё же видя рядом с людьми грифоншу, решил заговорить.

— Эм господа… у меня к вам вопросик.

— Спрашивай. — Покровительственным голосом разрешил Зигфрид.

— Я… то есть мы с парнями хотели узнать кой чего… э-э-э… — Ксенос сильно нервничал перед тем как задать вопрос. — В общем, недавно лагерь покинули двадцать наших товарищей, вы их не видели? Просто они летели в ту сторону, откуда вы пришли…

Капитан переглянулся с ТСМ, и они синхронно замотали головами. Грифон получив заветный ответ, облегчённо вздохнул, и извинившись за беспокойство, исчез среди палаток. На вопрос ассасина “А что было на самом деле?”, Зигфрид промолчал, а Таркус пожал огромными наплечниками и незаметно одобрительно похлопал свой верный болтер.

Раннее утро наступило в лагере.

Дайг с трудом разлепил глаза. Всё тело ныло, словно на нём каталась мантикора, а ниже пояса он вообще ничего не чувствовал. Проверив всё ли на месте, гвардеец облегчённо вздохнул и перевёл взгляд на уткнувшуюся ему в шею наёмницу. Перед глазами Дайга пронеслись пять незабываемых во всех смыслах этого слова часов. Стараясь не разбудить Бладнайф, он попытался столкнуть её с себя, но та лишь крепче в него вцепилась и что-то недовольно проворчала. Поняв тщетность своих попыток, освободится, гвардеец на время успокоился и не заметил, как снова заснул, но всего на несколько минут. Из сна его вывели довольно экстравагантно – сделали языком на его щеке влажную дорожку.

— Пошла ты на хер извращенка! — Спихивая с себя грифоншу, злобно взвыл Дайг.

— А вчера ты другое говорил. — Притягивая к себе одежду, хихикнула наёмница.

— Иди ты на х…й, поняла? Ты еб…е порождение бездумной еб…и.

Но Бладнайф ругательства только веселили, и оставив поиски своих доспехов, она снова полезла к Дайгу.

— Может, тебе стоит показать, что значит настоящая “бездумная еб…я”?

— Как же ты меня за…а!

— Ещё вчера. — Хохотнула наёмница, но от грифона отстала.

Дайг лишь зло щёлкал клювом, наблюдал как сестра, не стесняясь его, издевательски медленно натягивает на себя штаны. Когда она, наконец, оделась, гвардеец указал ей на неприметный угол в палатке.

— В том месте мой шатёр закреплён слабее, чем по остальному периметру, приподнимешь ткань и исчезнешь с глаз моих долой.

— Ты меня стесняешься? — Наигранно обиделась она.

— ПОШЛА ВОН ПОКА Я ТЕБЯ В КАПУСТУ НЕ ИЗРУБИЛ, ДРЯНЬ ТЫ КАКАЯ! — Заорал грифон, таща к себе за рукоять свой двуручный меч.

Когда грифонша поспешно исчезла, он наконец поднялся и прихрамывая подошёл к столику с планами местности и единственным сосудом с жидкостью внутри. В нём была только вода, но сейчас она была как Кентерлотское шампанское и опустошив кувшин, грифон начал одеваться. Мысли о вчерашнем не оставляли его ни на секунду и ему казалось, что они никогда его не покинут.

«Хватит себя жалеть, ничтожество! Будешь давать слабину и тебя трахнет не только троюродная сестра. Б…ть, мне же это понравилось, п…ц! Ладно, что было, то не вернёшь, нужно сосредоточиться на деле».

Одевшись и надвинув на глаза, забрало шлема, гвардеец вышел в лагерь. Пока он проходил мимо палаток, он чувствовал на себе косые взгляды своих грифонов, но Бладнайф не такая дура чтобы трещать об ихней близости кому попало, да и ей это надо ещё меньше чем ему.

«Неужели… вот бл…ть, в следующий раз надо кляп использовать… какой ещё следующий раз? И думать забудь».

Ещё пара шагов и он наткнулся на одного из Астартес, мирно разговаривающего с солдатом. По позолоченным доспехам, грифон узнал капитана Зигфрида, который о чём-то рассказывал его подчинённому.

— … ещё у нас есть орден “Саламандры”, они больше специализируются на дальнем бою. — Объяснял десантник.

— Типа ящерицы что ли? — Гыкнул солдат.

— Земноводные. — Поправил человек.

— ЧЕВОБЛИН?! — Незнакомое слово, вызвало у рядового грифона неподдельный шок.

— Саламандры – класс земноводные. Ящерицы – класс пресмыкающиеся. — Пояснил Астартес.

— Ааа… — Протянул солдат, делая вид, что всё понял.

Дайг подошёл ближе.

— Солдат иди, проверь западные ворота. — Когда грифон отсалютовал и скрылся из виду, командир стражи повернулся к десантнику. — Всё нормально, мои подчинённые тебя не достают?

— Нет, всё в порядке. Этот парень лишь третий кто осмелился ко мне подойти.

— Что собираешься делать? — Словно разговаривая со старым другом, спросил Дайг, стараясь хоть что-то узнать о планах пришельца.

— Через пару часов мы уже…

Десантника прервал приземлившийся между ним и командиром стражи, грифон.

— Там второй пришелец на тренировочной арене дерётся сразу с десятью лучшими гвардейцами! — Выдал он замечательную новость и вспорхнул в небо, ища тех, кто ещё не в курсе.

Оба воина переглянулись и быстрым шагом направились в сторону битвы. Дойдя до арены, они застали огромную толпу грифонов, которые явно собрались со всего лагеря. “Слегка” толкая ксеносов, капитан, а с ним и пробиравшийся следом Дайг, вышли в первый зрительский ряд. Пред их глазами предстал радостный Таркус, одетый в одни простые штаны, вооружённый дрыном и восемь гвардейцев которые пытались с ним совладать. Двух оставшихся уже оттащили собратья. На небольшом круге, обведённом цепями, битва шла быстро. Один из грифонов попытался проткнуть Астартес копьём, но лишь пробежал мимо и получил вдогонку увесистый пендель, отчего пролетев два метра в свободном полёте и грохнувшись на землю, зразу же отключился. Ещё трое просто были снесены брошенным… куском частокола?! Последние четыре грифона с боевым кличем разом кинулись на десантника с четырёх разных сторон и спустя пару секунд уже валялись в разных частях арены. Заметив капитана, Таркус поднял перед собой руки в примирительном жесте.

— Брат Зигфрид, я никого не убивал, можете проверить!

— Я и так вижу, что все живы. — Оглядывая избитых ксеносов, довольно заметил старший десантник. — Одевай, свою броню брат, мы скоро выдвигаемся.

Когда ТСМ облачился в свой массивный доспех, он первым делом развернулся к Дайну.

— Надеюсь, я не сильно перестарался с твоими воинами?

— Насколько я понял, они сами согласились на бой, а значит, знали, на что шли, правда, я заметил, как вы задерживали руку перед ударом – сражаться не в полную силу с превосходящим числом противником это надо уметь. Однако в следующий раз прошу не поддаваться – они солдаты и должны сражаться с противником, который дерётся всерьёз. — Оглядывая самодельные носилки, которые уже несли полковые медики в направлении раненых, порекомендовал Дайг.

— В серьёз они не переживут, а я обещал брату-капитану никого тут не убивать, так что боюсь я не смогу тренироваться. — Лаконично ответил Таркус.

После этого, грифону сообщили, что они отправляются в Кентерлот для использования силы его правительницы во благо Империума – то есть для их возвращения домой. Забавно, что они сказали именно “использование силы” а не “просьба о помощи”. Услышав всё, что можно было выудить, Дайг сдержанно попрощался и удалился вглубь лагеря.

— Я смотрю вы на хорошем счету у командира Дайга. — Раздался голос с неба.

Перед десантниками приземлился тот самый грифон, который послал за их головами двадцать своих наёмников. Не успевший надеть шлем Таркус, просто сплюнул на землю, в то время как Зигфрид не показал своего призрения к этому ксеносу.

— Чем обязан юной леди?— Предвкушая реакцию наёмника, невозмутимо спросил Зигфрид.

Даже под её шлемом-полумаской было заметно, как она побледнела.

— О чём ты, не понимаю. — Попыталась оправдаться Бладнайф.

— Хватит! Твоя ложь меня достала, можешь дурить всех вокруг, но с нами этот фокус не пройдёт. — Топнув ногой, ТСМ образовал на земле небольшой кратер.

Одного взгляда на наёмницу хватило для осознания того, что она согласна на всё, лишь бы сохранить свою тайну. Десантники этим и воспользовались.

— Ладно, мы сохраним твою тайну, но в ответ ждём от тебя “особой” услуги. — Согласился капитан.

— Я не совсем поняла слово “особой”.

— Всё ты поняла. — Нахмурился второй человек.

«Они что, хотят меня? Ха, будет забавно».

Только наёмница уже начинала представлять, как это будет выглядеть, её прервали потоком вопросов: “Сколько у вас бойцов в лагере и какое у них стандартное вооружение?”; “ У вас много псайкеров или как вы их называете колдунов?”; “Чем вооружены Эквестрианские солдаты?”. Такие и другие вопросы засыпали её с головой. Люди спрашивали о всём, что было хоть немного связано с войной будь то рытьё траншей, или способа стрельбы из орудий и осады замков. Они просто стали использовать её как справочник военного дела местной страны, узнавая и запоминая всё новые тактики, построения, манёвры и прочие аспекты ремесла войны. Грифонша удивилась, ведь для реализации большей части из них требовались крылья, но Астартес заверили её, что крылья у них были и когда они вернутся к себе домой, то они снова появятся. Ей пришлось выложить всё что она знала и даже то, что было под запретом – десантники её словно насквозь видели и давя на обещание выуживали всю полезную информацию. Они даже спросили про местные культы демонопоклонников, но получив ответ об их не существовании, расслабились и продолжили допрос. Завершив разговор вопросом про некоего Ферразиуса Кэйрона и снова получив не удовлетворяющий их ответ, они (точнее Зигфрид) попрощались и ушли в направлении западных ворот.

«Наверное, брат прав и я действительно извращенка раз в каждом особом предложении мне кажется, что-то пошлое. Вот Дискорд теперь я на них ещё и засмотрелась…»

В дорогу двум космодесантникам неизвестно зачем выдали десяток грифонов, который явно был эскортом для “почётных” гостей. Помимо них рядом с воротами стояла ассасин, а рядом с ней неизвестный огромный грифон. Он явно говорил ей, по его мнению, очень важные вещи, но Каллидус просто закатывала глаза и отмахивалась от здоровяка. Завидев идущих к ним десантников, советчик поспешно скрылся в небе.

«Быстро она грамоты добыла, сразу видно — профессионал». — Подумал Зигфрид глядя на “грифоншу”.

— Что ему было нужно от тебя? — Спросил Таркус, подойдя к Лии, перед этим обогнав капитана.

— Да так, боялся, что вы мне голову откусите. — Заметив недоумевающий взгляд ТСМ, она лишь подтвердила. — Я серьёзно, он так и сказал.

— Хватит попусту тратить время на ненужные разговоры. — Зигфрид обошёл своего брата и вышел за ворота. — Выдвигаемся прямо сейчас. Каллидус ты обо всём позаботилась? Отлично, тогда в путь.

Бладнайф узнав от одного из наёмников о том, что Астартес и десяток гвардейцев Матриарха покинули лагерь, с облегчением вздохнула. Теперь её тайна снова в безопасности. Смешно, но с её нимфоманскими замашками она до сих пор умудрялась шифроваться – удача и наглость весь секрет успеха. Всё вернулось на круги своя, и уже через час она напивалась с оставшимися наёмниками у костра и даже положила глаз на одного симпатичного арбалетчика, как вдруг в воздухе промелькнул ярко рыжий луч и один из часовых повалился на землю.

— Что за… — Только и успела выдать она, как множество лучей посыпалось с гор, кося грифонов на право, и налево. — В укрытие Дискорд вас побери! Профукали противника, в укрытие придурки!

Тут один из странных лучей прожёг ей плечо и частично расплавил наплечник, приварив его к живой плоти, отчего наёмница, не выдержав болевого шока, упала на землю. Перед мутнеющим взором проносились всё новые и новые вспышки, убивающие её товарищей и остальных солдат из лагеря, а когда они прекратились, перед ней резко появились два странных сапога, обитые железом. Грифонша заметила, как один из сапог стал медленно отходить назад, а потом резко пошёл на сближение с её лицом.

*Хрясь!*

Космодесантники в сопровождении Каллидус и девятерых гвардейцев Матриарха подходили к краю долины. Её большая часть была заполнена небольшими озёрами и реками, которые появились тут совсем недавно из-за странной аномалии изменившей температуру. Из суши были лишь редкие островки и дорога, по которой шли имперцы и грифоны.

— Лия? — Внезапно заговорил Зигфрид, переходя на личный, только что настроенный с ассасином канал связи.

— В чём дело?

— Я должен был сразу тебе это сказать, но помедлил и теперь сообщу сейчас – Дроган радикал, он послал нас сюда через односторонний портал, что бы избавится от несогласных. Мы тебе не говорили, но помимо поимки предателя, нам придётся заняться поиском способа для выхода с этой планеты. — Спокойно с расстановкой произнёс капитан.

Не останавливаясь, “грифонша” стала испепелять десантника взглядом.

— Да какие у тебя могут быть основания для вынесения столь серьёзного обвинения?! — Канал был до сих пор активен, но напряжение почувствовали даже летящие над ними солдаты. — Телепортариум мог попросту выйти из строя, а ваша личная неприязнь к инквизитору не для кого, не секрет, поэтому советую держать свои необоснованные домыслы при себе, храмовник.

Оскорблённый Астартес, преградил ассасину дорогу и раздался звук обнажаемого клинка. Таркус и гвардейцу недоумённо переглянулись.

— А может вы заодно? И может тебя послали не к Ферразиусу Кейрону? — Богато украшенный силовой меч почти покинул ножны и “немую” сцену готовящейся дуэли нарушил крик одного из сопровождающих.

— Дым на горизонте, со стороны лагеря! Во имя Матриарха, что там творится?! — Наблюдатель смотрел вдаль с помощью примитивной подзорной трубы.

Забыв про ссору, Зигфрид активировал в шлеме режим снайпера и попытался разглядеть происходящее. Дым сильно мешался и всё что он видел – вспышки и взрывы, изредка сменяющиеся всполохами огня.

— Всем слушать сюда! — Громкий голос Зигфрида сразу же привлёк к нему внимание. — У нас мало времени, поэтому все, подчёркиваю, ВСЕ грифоны продолжают путь к пограничной заставе, а мы в это время с братом Таркусом пойдём и выясним, что там происходит. — Ксеносы недовольно загалдели, а ассасин продолжала мерить его злым взглядом. — Это не обсуждается! Если мои догадки верны, то вы только всё испортите, говорю последний раз – летите на заставу и дожидайтесь нас там.

Чувства солдат были понятны – бросать своих друзей в бою (а там точно шёл бой, если не бойня) да ещё и позволить неизвестным пришельцам отправится туда без них. Правда с десантниками было бесполезно спорить и девять грифонов и один ассасин продолжили путь без них. Астартес не стали терять времени и побежали в сторону лагеря. Там они могли встретить как Дрогана, так и Кейрона – оба этих предателя были способны и не на такое.

*У западных ворот к лагерю, спустя несколько минут*.

Перед двумя космодесантниками предстала печальная картина – лагерь полностью уничтожен, а его население истреблено. Палатки уже скиданы в кучи и горят огромным костром, возвышающимся над остатками частокола. Повсюду разбросаны трупы ксеносов, но в глаза попали и несколько не принадлежащих их расе тел. Разглядеть их не дали окружающие и прячущиеся за остатками укрытий простые люди в тёмно-зелёной броне с порядковым номером своего полка. Кадианцы. На Астартес смотрели дула двадцати лазганов, но тут было только два взвода и большая часть имперских гвардейцев, скорее всего уже покинула поле боя.

— Убирайтесь прочь, десантники, вам тут не место! — Крикнул солдат с обнажённой головой вооружённый коротким цепным мечом и болт пистолетом – сержант.

— Опустите оружие гвардейцы, это прямое нарушение субординации. — Громко говоря это, Зигфрид потянулся к своему болтеру.

— Убить их! — Буквально выплюнул эти слова сержант и спрятался за одно, из брёвен, чудом выжившего в пожаре частокола.

Бладнайф очнулась от резкой боли в плече и боках. Оглядев своё тело и найдя на нём множество синяков и ссадин, она захотела выругаться, но клюв оказался вывихнут, и она смогла издать лишь еле слышный клёкот, после чего боль стала такой невыносимой, что на глазах бывалой наёмницы навернулись слёзы. Когда она отдышалась и начала оглядываться, то обнаружила себя в небольшом ответвлении в пещере, которые были только что выдолблены неизвестным приспособлением. Как она узнала? Легко – у пещер нет таких ровных кубических “комнат”. Её не держала ни цепь, ни верёвка, но на шее был странный пикающий ошейник, и инстинкт самосохранения подсказал ей, что его лучше не снимать и пещеру пока что не покидать. Она уже собиралась спросить у себя про судьбу остальных грифонов, как в такой же кубический проход, вошло существо.

Оно напоминало Астартес, но было примерно на треть меньше и сильно уступало им в объёме плеч. Броня тоже была попроще, и из украшений на ней был лишь череп с крыльями на правой половине груди его кирасы. На шлеме был тот же знак, а он сам был полностью закрыт и не позволял рассмотреть лица его владельца. Верхняя часть маски была похожа на широкие очки с рыжеватыми линзами, закрывающими верхнюю половину лица, нижняя же часть была закрыта странным устройством напоминающим маску для подводного дыхания, которые, кстати, не вошли в обиход – легче магией наколдовать воздушный пузырь. Из-за спины пришельца выглядывало копьё со странной полой трубкой рядом с лезвием. Чеканя шаг, он подошёл к грифонше и присел рядом с ней на корточки, явно ничуть её не боясь.

— Понимаешь мой язык, ксенос? — Спросил приглушённый голос из-под шлема.

Не смотря, на акцент, наёмница его поняла и закивала, не переставая смотреть в то место на шлеме где должны быть его глаза. Он наклонился и провёл рукой по её ошейнику, заставляя Бладнайф слегка вздрогнуть.

— А жить хочешь? — Снова задал вопрос незнакомец, и получив утвердительный кивок, слегка наклонил голову набок явно изображая улыбку. — Тогда сиди смирно и не рыпайся.

Лояльный дезертир. Утрата. Крепость страданий

Похоже в рядах имперской гвардии есть изменник. Вот только изменник ли он?Космодесантники же встречены огнём и мечом.И кто-то точно не доживёт до завтра...

«Если я всё правильно расслышала, они называют себя “имперские гвардейцы” или “Кадианцы”. И где интересно этот Кадиан, откуда лезут такие монстры?»

Бладнайф продолжала, как загипнотизированная смотреть на человека, который стал совершать какие то манипуляции с надетым на неё ошейником. Несколько раз он грубо её дергал, поворачивая её лицо в ту или иную сторону, после чего ворчал и продолжал теребить неудобный аксессуар. Закончив, он вытащил, из кармана штанов, предмет похожий на небольшую серую коробочку с торчащей из неё палкой, после чего нажал на одну из торчащих из неё выступов, и ошейник ударил грифоншу током. Не ожидавшее это она взвизгнула и повалилась на блестяще отполированный пол, на котором не было и намёка на изъяны.

— Ммм, работает, уже неплохо. — Повернувшись к трясущейся от шока наёмнице, человек взял её за переднюю лапу и поставил в вертикальное положения. — Итак, начнём нашу беседу. — Пару раз, шлёпнув её по щекам, прогоняя остатки растерянности, он продолжил. — Ты хорошо знаешь данную местность? — Неуверенный кивок. — Хорошо. Ты сможешь вывести меня подальше от этой базы? — Грифонша непонимающе посмотрела на гвардейца, но спросить из-за разбитого клюва ничего не смогла, и снова вынужденно кивнула. — Замечательно, ах и ещё кое-что. — Странная лапа без когтей щёлкнула по ошейнику. — Попытаешься поспорить – получишь электротерапию. Захочешь убить или сбежать – наказание будет куда серьёзнее. Ну а если твоя попытка моего умервщления окажется удачной, то эта штучка оторвёт тебе голову, и ты не успеешь даже пикнуть. Надеюсь, мы поняли друг друга?

Снова кивок и наёмница посмотрела на кубическую арку, из которого пришёл её “спаситель”.

— Согласен, пора валить. — Поправляя ремень, человек увидел, как грифонша встала на привычные ей четвереньки, и усмехнувшись, повёл её на выход.

Выйдя, он на ходу взял свой рюкзак который сиротливо был прислонён к стене и подгоняя ксеноса тычками мыса в бок, продолжил свой путь по идеально ровным коридорам. Оглядываясь, Бладнайф видела только идеализированные стены пещеры, освещаемые красными лампами, вмурованными в потолок, превращающие её в настоящий мрачный лабиринт. Больше из убранства не было ничего. Иногда от коридора шли ответвления, но человек упорно шёл вперёд, ведя за собой грифоншу, не давая ей даже мельком разглядеть многочисленные квадратные “соты”.

— Эй, Индрик, ты, куда эту штуку повёл? — Окликнул её сопровождающего точно такой же солдат, охраняющий очередной ровный проход.

— Веду на расстрел, приказ комиссара. — Бросил спутник Бладнайф и прошёл мимо охранника.

Наёмница остолбенела, услышав про расстрел, но хороший пинок от стража, заставил её отбросить все лишние мысли и продолжить следовать за Индриком. Когда они, подходя к очередному, ничем не примечательному проходу, охраняемому сразу двумя людьми, уже хотели выдать очередную байку про казнь, как в соседнем помещении раздался грохот. Шум был невыносим, и охранники попросту обхватили свои головы руками и начали грязно ругаться на неких техножрецов. Индрик и Бладнайф тоже не могли долго выносить звуки дробления горной породы и поспешно прошли мимо двух солдат.

Свет резко ударил в глаза грифонше, но то, что она увидела перед собой заставило её забыть о неприятных ощущений. На неё смотрел паукообразный механизм цветом идентичный форме людей. У него были четыре ножки как у табурета, но они были согнуты посередине, давая возможность более крепко стоять на земле. Корпус этой вещи, был похож на небольшой ящик, а по его бокам висело два широких цилиндра. “Паук” издав звук, немного напоминающий скрип мельничного колеса, повернулся к ней “лицом” и на нём вспыхнул оранжевый огонёк. Гвардеец снова достал пульт и через пару тычков, огонёк стал зелёным и “паучок” со скрипом от них отвернулся.

— Хе-хе, испугалась? Не ссы, “Тарантул” не кусается, по крайней мере, пока не дадут команду.

Они находились и у входа в пещеру, по бокам которой стояли два “Паука” время от времени вращающими своё туловище и что самое неприятное – с тем самым звуком старых мельничных жерновов. Пройдя по горной тропе чуть больше десяти метров, они оказались на небольшой ровной площадке, на которой рос один сиротливый кустик.

«Он что действительно хочет меня пристрелить, тогда зачем весь этот спектакль? Нет ему нужно нечто другое».

— Твоя очередь, ксенос. Дальше идут наши посты, и пешком мы не покинем это место. — Сказал человек, поправляя лежащую за пазухой коробочку боли. — У тебя есть крылья, у меня как видишь, их нет. Сможешь перенести меня хотя бы на несколько километров?

«Зачем он вообще хочет убежать? Почему он прятал от своих сослуживцев эту треклятую коробку? Что у него вообще на уме? АРРГХ проклятый клюв, столько вопросов и я не могу их задать! Дискорд, надо действовать, пока он не передумал».

Бладнайф стараясь не показаться агрессивной обошла гвардейца и обхватив со спины лапами просто попыталась его приподнять. Частично получилось, но человек в полном боевом снаряжении весил примерно центнер, и пронести его хотя бы сотню метров в её плачевном состоянии было бы настоящим подвигом. Человек тем временем спокойно стоял, разведя в стороны, руки позволяя ксеносу, лапать себя и примерится для полёта.

— Не можешь? — Оглядывая виновато рассматривающие свои когти грифоншу, протянул солдат. — Тогда план “Б”.

Снова проклятый агрегат появился в руках человека, но когда он нажал на выступ, удара током не последовало, зато в шею больно кольнуло с двух сторон, а потом Бладнайф стало очень и очень хорошо. Она словно заново родилась: Мускулы налились новой силой, крылья сами собой расправились, а по жилам словно разлили жидкий огонь. Резко захотелось оторвать этому уроду голову, а потом порвать его на мелкие клочки, но мозг напомнил об ошейнике и наёмница стала соображать более-менее чётко.

— Иди сюда. — Услышала она, прежде чем ей на спину прыгнуло стокилограммовый, обвешанный снаряжением солдат. Кажется, он загрузился под завязку. Не будь она в состоянии эйфории, он бы наверняка сломал ей спину.

На хамло лёг такой тяжёлый взгляд, что он невольно покинул, осёдланного ксеноса.

— Ах, ну да, крылья, точно… — В искажённом шлемом голосе промелькнуло нечто похожее на сожаление.

Тем временем странное ощущение всё больше поглощало грифоншу и каждая клеточка её тела молила о полёте. Схватив под мышки человека, она с такой силой оттолкнулась от земли, что солдат громко выругавшись на незнакомом языке, вцепился в плечи наёмницы мёртвой хваткой, не желая быть сбитым потоками ветра, но в остальном был сдержан. Как только, под ногами имперца исчезла тропа, от его спокойствия не осталось и следа и ругань пошла на родном общепонятном диалекте.

— ААААААРРР!!! ЫААААА!!! ЫААААА!!! ЫААААА!!! ИИАААРРРР!!! УХХУР!!! ИМПЕРАТОР ЗАЩИТИ!!!! НИ…Я! ДА НУ НА…Й! Ёб…й в рот! Пи…ц, граждане! ААА!!! КАМНИ!!! КАМНИ!!! АААААААААААААААААААА!!! УУУУУ!!! Пронесло, пронесло. ЁБ ТВОЮ МАТЬ, НА…Й, ААААААААААРРР!!! ААААААААААРРР!!! Щас разобьёмся к ЕБ…М! УУУУХУУУ!!! УУУУЙЙЙ!!!! Б…Ь!!! НУ, ЭТО ПИ…Ц!!! ААААААААААРРР!!! Фуууух, нахер. Ухххх. Еб твою мать. — Последние слова были произнесены, когда под ними показалась другая тропа, бывшая на несколько сотен метров ниже расположения базы людей.

Бладнайф нехотя пошла на снижения и причиной тому были не только крики перепуганного солдата, но и его руки, которые уже соскользнули ей на шею и начинали потихоньку душить. При приземление конфузов не было, разве что насмешливый взгляд, отошедший от адреналиновой подзарядки грифонши, и удар током, что бы эта самая грифонша не зарывалась. Пока наёмница отходила от “подарка” и шокотерапии, гвардеец, глянув вниз и сглотнув, отошёл к скальной стене.

— Быстро ты очнулась, хех, попробуешь напомнить мне о моменте в полёте, добавлю. — Беря Бладнайф за шкирку и отряхивая её от пыли, заверил имперец. — А теперь веди, тут же должно быть место, где можно переждать возможную погоню, а заодно перебинтовать твоё плечо.

Только сейчас она как следует, посмотрела себе на плечо и чуть не вскрикнула от отвращения – вместо её прекрасного плечика была уродливая корка из засохшей грязи и сукровицы. Кажется, когда с неё снимали доспехи, расплавленный наплечник попросту содрали вместе с частью шерсти и кожи.

— Покажешь место, где можно укрыться – получишь медицинскую помощь. А теперь шевели задницей. — Кадианец слегка подтолкнул её вперёд, а сам стал идти следом.

До краеведа наёмнице было далеко, но местность она знала хорошо, по крайней мере, лучше человека. Пару раз, проходя опасные обрывы, она спокойно могла спихнуть гвардейца в пропасть. Но чёртов ошейник, неприятно натиравший шею, останавливал её, а человек зная об этом, спокойно продолжал следовать за ней. Наконец показалась знакомая развилка и Бладнайф свернула в плохо освещённый закуток, уводя за собой Кадианца. Пройдя, вихляющий кишкообразный туннель, они вышли в маленькую пещерку. Из-под единственного булыжника бил горный ручеёк, успокаивающе журча и лаская слух. Не дожидаясь команды, грифонша подбежала к источнику воды и жадностью, несмотря на боль в клюве стала пить кристально чистую влагу.

— Ты это… ух еб…ь! — Осёкся солдат.

Наёмница непонимающе посмотрела на него, а потом перевела взгляд на уносящую красные разводы, воду из ручья. От вида собственной крови клюв заболел ещё сильнее.

— Не насилуй себя, сейчас помогу. — Имперец достал из внутреннего кармана куртки красную шкатулку с изображённой на её крышке змеёй обвивающую чашу. — Мне ещё пригодится твой голос, когда мы выйдем на контакт, с твоими сородичами.

«Что? Где логика? Сначала они вырезают весь наш лагерь, а теперь хотят поговорить? Минуточку, побег через “чёрный ход”, доверху набитый рюкзак, проводник из местных, то есть я… именем Матриарха, да он же дезертир! Но зачем ему убегать от своих войск, если они в чужой стране и уже начали войну? Неужели у них там так всё плохо? Нет не вариант, слишком рискованно для простого побега. Чего же ты добиваешься?»

Человек тем временем уже помыл в ручье руки и разложил на земле разные колбочки и скляночки, взяв одну из них, он стал отворачивать крышку. Когда она оказалась открытой, грифонше в ноздри ударил такой резкий запах, что она чуть не потеряла сознание. Кадианец до сих пор был в шлеме и ничего не чувствовал, а вот её приходилось туго – когда он окунул в склянку палец, а потом поднёс его к её лицу, наёмницу чуть не вывернуло наизнанку от резко усилившегося и без того сильного запаха.

— Терпи, ты её ещё на вкус не пробовала. — Успокоил он Бладнайф, прикасаясь липкими от мази пальцами к повреждённому клюву.

Вкус у этой дряни был такой отвратительный, что даже умудрялся перебивать собственную вонь! Правда, наёмницу немного отвлекали мягкие пальцы гвардейца, которые без когтей казались маленькими копытцами пони, а после грубых тычков, ударов, толканий это щекотание было настоящим подарком судьбы. Увидев как его помощь вызывает немного больше чем он ожидал, а именно прикрытые глаза и чуть заметную улыбку, имперец что то пробурчал себе под маской но продолжил натирать эрогенную зону у ксеноса. Как назло у него не было ни лишней, ваты ни скребка для обработки ран и приходилось пользоваться своими стерильными ладонями, а мазать этой гадостью чувствительные участи, такие как нос, рот, а в данном случае клюв, самостоятельно было невозможно – рефлекторно руки сами отдёргивались от повреждённого места. Закончив своё “еретическое” занятие, человек пошёл смывать остатки вонючей жижи у себя с рук. Вернувшись к своей первой пациентке, он снова полез в стройные ряды лекарств и на этот раз взял тонкую колбу с зелёной жидкостью.

— Бери. — Фиал лёг наёмнице в лапу. — Смотри не пей! Просто понемногу выливай себе на рану.

Шипя и фыркая, грифонша стала капать себе на плечо неизвестную жидкость, которая начинала жечь и растворять корку. Рана запузырилась и пошла белой пеной, после чего вся засохшая мешанина из грязи, крови и гноя, стала с отвратительным шлёпающим звуком опадать на землю.

— Второй раунд. — Взяв наёмницу за здоровое плечо и прижав её к стенке пещеры, он наклонился, почти касаясь своей маской оперённого лба. — Приготовься.

«Приготовится к чему?»

Ответ ей дал вылитый на открывшуюся рану очередной неизвестный отвар.

— АААААААААААААААА!!! — Раздался душераздирающий вопль в горах, заставивший разлететься по округе всех птиц в радиусе пары километров.

— Отходим, нам здесь не победить! — Пять оставшихся имперских гвардейцев, покинули свои позиции, и пригнувшись стали отбегать назад, в разрушенный лагерь где через пару мгновений скрылись в дыму пожара.

Бой был недолгим, и уже через минуту, пятнадцать солдат включая сержанта, были отправлены в лучший мир с помощью болтерного огня и пары осколочных гранат.

— Они отступают? — Искренне удивился Зигфрид, даже не пытаясь стрелять бегунам вслед.

— А вы чего ожидали от трусов и перебежчиков? Доблести и отваги? — Таркус пару раз пальнул в спину убегающим предателям и последний, не успевший выбежать из поля зрения десантника кадианец с дырой в спине улетел в костёр. — Видно конфликт на Кронусе ничему не научил этот сброд.

С целью найти выживших, Астартес разошлись по тлеющим руинам. Зигфрид не спеша приседал на одно колено, переворачивал убитых и сканировал их на предмет комы или бессознательного состояния в то время как ТСМ поднимал тела ксеносов на свой уровень роста, быстро сканировал и раскрывая пятерню роняя очередного мертвеца, шёл к следующему трупу.

— Чтоб вас… демоны Тартара… вые…ли… — Раздался еле слышный клёкот из-под обломков внутренних ворот.

— Капитан сюда, тут уцелевший. — Таркус отбросил очередного бездыханного грифона и стал разбирать обломки.

Под ними оказался командир гвардейцев Дайг. Весь залитый кровью, в лохмотьях и остатках брони со смятым в разных местах шлемом, он ничего, не видя, повернулся на голос.

— О-о-о, я узнаю этот говор. — Теперь грифон говорил без тени страха, и каждое слово сочилось ненавистью к людям. — Пришли добить нас? Поздно, ваши дружки вас опередили! — Дайг закашлялся и вырвал лапу из ладони только что подошедшего Зигфрила.

— Дайг, ты не понимаешь… — Начал капитан, с сочувствием глядя на незрячего воина, тщетно ищущего свой меч, лежащий в метре от него.

— БУДЬТЕ ВЫ ПРОКЛЯТЫ СВОЛОЧИ!!! — В сердцах крикнул гвардеец Матриарха и наконец, нащупав рукоять меча, попытался ударить им вслепую.

Зигфрид дав знак Таркусу не вмешиваться, легко уклонился от удара, заставляя ксеноса по инерции упасть на живот.

— Вы ещё и издеваетесь, псы алмазные! — В голосе грифона звучали истерические нотки. — Сражайся! — Новый взмах в пустоту. — Чего ты ждёшь?! Добей меня, и покончим с этим!!!

— Успокойся и выслушай меня. — Спокойно сказал за его спиной ненавистный десантник.

— ЗДОХНИ!!! — Лапа с мечом встретила преграду, и запястье что-то сильно сжало. — ААРРГХХ, ублюдки! — Клинок упал на покрытую пеплом землю. — И что теперь? Разорвёте меня надвое или заживо сожжёте из переносного изрыгателя огня?

— Да послушай ты, берсеркер недоделанный. — Держа рычащего ксеноса, старший десантник начинал раздражаться. — Те, кто на вас напал не с нами, они ренегаты.

— Капитан Зигфрид ты меня совсем ни во что по уровню интеллекта не ставишь. — Грифон собрал последние силы и ударил задней лапой бронированные поножи, и захрипев от боли, продолжил. — На нападающих были те же отличительные знаки, что и на вас – сраный череп с крыльями. Тьфу, у вас даже эмблема символичная.

— Думаю говорить с ним бесполезно. — ТСМ блеснул ножом, который для грифона и среднестатистического человека был настоящим коротким мечом. — Он тронулся рассудком. Предлагаю освободить это тело от сломленного разума.

— Таркус, мы не будем его убивать, это приказ.

— Но это же всего-навсего ксенос. — Поразился доброте своего командира десантник.

Диалог двух Астартес прервал срывающийся на кашель смех.

— Я всё понял. — Дайг просто расслабился и теперь висел в руке десантника, словно сломанная кукла. — Мы для вас безмозглые животные. — Новый приступ кашля и теперь грифон смотрит на бойца тактического отделения. — Вы же нас ненавидите, вот только за что? За то, что мы на вас не похожи, или из-за примитивного по вашим меркам развития? Не отрицайте, заметив ваш, взгляд я сразу обо всём догадался, но как последний сыкун ничего не предпринял… сестра, была права – вас следовало уничтожить, а лагерь укрепить. Прости меня Бладнайф, я идиот, идиотом и помру.

— А теперь ты послушаешь меня – тряпка! — Зигфрид поднял гвардейца на уровень своего лица, и задние лапы Дайга безвольно повисли в воздухе. — Я повторяю – они не с нами! Ты хочешь, что бы смерть твоих воинов была напрасной? Нет? Тогда возьми себя в руки и расскажи нам, что тут произошло, если повезёт и твоих слов будет достаточно, мы поймём, кто именно на вас напал.

Опасения Зигфрида подтвердились – Дроган умудрился перебросить вслед за ними минимум десять взводов имперской гвардии. Большая часть была простыми солдатами, но судя по описанию грифона, среди них был десяток штурмовиков, два комиссара, столько же жрецов Эклезиархии, и три-четыре отряда с тяжёлым вооружением. Так же с ними были псайкеры, но их число было неизвестно. Инквизитор не только нашёл способ использовать модернизированный телепортариум для переброски пехоты (а в скором времени, скорее всего, и техники), но и по ходу дела убедил все имперские силы в предательстве храмовников. Командир грифонов окончательно впал в уныние и проклиная себя за тактическую оплошность, попросил “подтолкнуть” его в направлении пограничной заставы. Не найдя больше ни одного уцелевшего, Астартес решили сопровождать временно потерявшего зрение ксеноса, ведь им всё равно было по пути. Дайгу было всё равно, и он просто побрёл в сторону границы с Эквестрией, используя свой двуручный меч как костыль. До границы было несколько километров, плюс огромное расстояние по самой Эквестрии. Путь был не близкий, и для начала нужно было добраться до грифоньей заставы, где уже должна быть Каллидус с выжившими гвардейцами Матриарха, а там уже разработать план проникновения в Кентерлот. Сначала должен умереть Кэйрон, и только потом Дроган…

— Теперь мы квиты и оба будем помалкивать о маленьких слабостях друг друга. — Закончив перевязку, усмехнулся из-под шлема человек. — Говорить можешь?

Бладнайф проведя лапой по чистым бинтам, отрицательно замотала головой.

— И ладно, я всё равно спать собирался. — Тут он резко добавил. — И не смей разводить костёр, а то угорим.

«Пха, а то я и не знаю».

— Иди, погуляй, сходи по делам или что там тебе нужно делать наедине, но помни – у твоего “ожерелья” большой радиус действия. Намёк понят? — Имперец уже устраивался в углу пещеры, и достав из ранца плащ и укрылся, им оставив на свободе только свой необычный шлем. — Далеко не сваливай – заметить могут, да и меня кто-то должен охранять. Ты же помнишь, что должно с тобой произойти после моей смерти? Хех, помнишь, ну тогда чеши на “волю”.

«Когда я избавлюсь от этой круглой херни, я тебе кишки выпущу… в лучшем случае».

Проводив взглядом поникшего, ксеноса, имперский гвардеец, не снимая каски, лёг головой на ранец и забылся крепким солдатским сном.

Снился полнейший бред – он едет на танке “Леман Русс” а за ним гонится его полковой комиссар, размером с титан класса “Император” (Больше чем некоторые небоскрёбы). Потом гвардеец понимает, что он и есть танк и перебирать гусеницами, словно ногами очень неудобно. Начинается дезориентация и паника по поводу управления новым телом, а титан уже близко. Огромный полит офицер догоняет солдата и с криком “если ты не хочешь сражаться, будешь расстрелян!”, стреляет в него из своего, такого же огромного лазпистолета. Становится невыносимо жарко и имперец просыпается.

— Хех, присниться же такое… минутку, какого варпа! — К бойцу имперской гвардии, мелко дрожа, прижалась грифонша, ища в нём источник тепла. Он уже захотел дать ей пару раз по клюву за такую дерзость, но то, как её трясло, остановило солдата. — Ёб, как же я мог об этом забыть, вот дерьмо!

Адреналиновый стимулятор вызывал у ослабленного ксеноса точно такой же эффект, что и у ослабленного человека – резкий прилив сил, но потом начинались жёсткие перепады давления, высокая температура и риск откинуть копыта от озноба. Набросив на грифоншу плащ, и приказав закутаться в него получше, кадианец полез в свой ранец. Достав бутылку с белой этикеткой, на которой был криво изображён двуглавый орёл, он откупорил крышку и отведя с горячей головы наёмницы плащ попросту раскрыл ей клюв и начал вливать содержимое бутылки ей в глотку. На вкус напиток оказался похож на вино, правда, очень дешёвое, но зато он очень хорошо грел изнутри, словно в нём был один спирт.

— Рано тебе помирать, ты мне ещё пригодишься. — Подтыкая плащ, словно одеялку одной рукой, второй гвардеец потянулся к своей винтовке.

Идея появилась сама собой, и имперец отойдя в другой конец пещеры, вкрутил рычаг мощности своего лазгана на максимум. В таком режиме винтовка могла сделать всего примерно две дюжины выстрелов, но только с одного аккумулятора, а их у солдата было четыре. Резкая тёмно-оранжевая вспышка заставила Бладнайф ещё сильнее замотаться в плащ.

Вспышки продолжались ещё десять или двадцать секунд, а затем прекратились. Тут наёмница почувствовала, как её словно мешок с картошкой, берут в охапку и куда-то тащат. Не успела она высунуть клюв из своего убежища, а её уже привалили к горячей стене. За долгое время работы на “Когтей” она уже отвыкла от всяческого проявления заботы, пускай и взаимовыгодной. Тем временем горячая стена грела её во всю, и грифонша сжавшись в комок, прижалась к самодельному камину. Человек вышел из пещеры, но почти сразу же вернулся. Он видно потеряв тёплый плащ испытывал лёгкий дискомфорт от холода, и поджав под себя ноги, тоже прижался к горячим камням.

— Почему тут стало так холодно? Чем ближе к земле, тем теплее, а тут наоборот! — Бубнил гвардеец, всё сильнее вжимаясь в источник тепла.

Двигаться к Бладнайф он явно не торопился, поэтому, когда он ощутил, как ему улеглись на колени и засопели, гвардейца невольно передёрнуло. Нет, ему было приятно, вот только вбитые в голову имперские догмы, словно пресс давили на него. Империум преподносил ксеносов словно мусор и запрещал всякие контакты с ними, за исключением боестолкновения. Конечно, были кучи людей плюющих на это и спокойно торгующих и мирно соседствующих с чужаками, но это были либо торговцы с наёмниками, либо губернаторы очень далёких планет. В имперской гвардии такое с рук не сходило. Даже сейчас, просто используя её как грелку, он уже нарушал несколько правил, и заработал себе минимум пятнадцать ударов плетью.

«Хех, я пару раз ударил ей током, напоил и намазал неизвестной для неё дрянью, одел ей словно псу ошейник, а она ищет у меня защиты. Чудно. Нет, ну они точно разумны, даже говорят и понимают по нашему, должно быть теперь она мне вроде как доверяет. Не-не-не, даже не думай расслабляться. “Ожерелье” с тротилом это конечно хорошо, но бдительность терять нельзя».

Грифонша в полудрёме прислонялась к нему куда больше чем к каменной стене и уже чуть ли не забралась y нему на колени. На лице под маской промелькнул намёк на умиление. Но принципы не для того, что бы ими пренебрегать и оторвав от себя вцепившегося в штаны ксеноса, кадианец перевёл дыхание, и взяв другую бутылку с орлом, стал в одиночку праздновать спасение своего единственного шанса на выживание.

— Мы уже почти пришли. — Нарушил многочасовую тишину Зигфрид.

Два Астартес и слепой грифон, были в трёхста метрах от выстроенной прямо в горе заставе. Она была похожа на крепостную стену, над которой возвышалась колокольня. На стене были многочисленные бойницы, и не было не одного ни защищённого ответвления или окошка. Взять такой мини бастион было бы проблематично даже для двух десантников. У подножья крепости не было ничего кроме песка и массивных, закрытых ворот. Зигфрид заметил движение на колокольне и приблизив изображение, увидел махающего им лапой одного из стражей границ, одетого в серую накидку и зелёный хауберк.

— Ждите тут, я договорюсь о вас, скорее всего новости о нападении уже долетели до границы. — После чего Дайг забормотал. — Как мне смотреть в глаза близким, убитых солдат? Как сказать, что они погибли не в бою, а были расстреляны неизвестными заклинаниями, а часть даже не успела взять оружие? Как… а никак! Надеюсь, зрение не вернётся, я это заслужил.

Десантники прошли ещё примерно пятьдесят метров на почтительном расстоянии от гвардейца Матриарха и остановились недалеко от двух огромных валунов, одиноко лежащих в полу затопленной долине. Многолетние тренировки не позволяли им стоять на месте, где нет и намёка на укрытие. Дайг уже подходил к воротам и Зигфрид снова взглянул на колокольню. Часовой продолжал, как заведённый махать лапой и стоять на месте. Тут капитан почуял неладное.

«Почему у этого ксеноса к лапе привязана верёвка, он звонарь? Или это у них пограничников такие отличительные знаки? А где остальная стража, думаю, такое место должны охранять, как следует, а я никого не вижу. Стоп, верёвка дёргается?!»

Слепой грифон, почуяв под лапами песок остановился и задрав голову, скомандовал:

— Поднимайте свои мохнатые батоны и живо открывайте ворота, нам нужно попасть в крепость!

Зигфрид слишком поздно понял, что случилось. Часовой грифон, резко обмяк и камнем полетел вниз. Упав в метре от Дайга, он заставил попятиться гвардейца от звука ломающихся костей. Теперь в проёме вместо стража был тяжёлый стационарный болтер с плоскими щитками, за которыми ютились два имперских гвардейца. Дуло опустилось вниз.

— 3…2…1… ОГОНЬ! — Крикнул возникнувший рядом со стрелками комиссар.

Крупнокалиберный вестник смерти загрохотал, и Дайга в мгновение ока размазало по песку. Не умолкая, болтер стал поднимать дуло и взрывы на земле стали приближаться к десантникам.

— Таркус, за камни! Ты за левые, я за правые! Нужно заставить замолчать эту огневую точку!

— Два человека разбежались в разные стороны, и засели каждый за своим укрытием. Болтер решил сначала заняться ТСМ и сконцентрировав на его камне огонь, стал “выгрызать” десантника из укрытия. Зигфрид воспользовавшись моментом, высунулся, прицелился из болтера, и послал очередь в отряд тяжёлого вооружения. Щиток не выдержал попадания сразу трёх болтов и разлетелся на части, четвёртый болт разнёс гвардейца в куски. Правда тут же за место павшего возник новый солдат, и лавина огня вновь обрушилась на позицию Таркуса, но на этот раз огонь открыли и по Зигфриду. В бойницах замигали вспышки и капитана, ослепил залп сразу нескольких десятков лазганов. Защитные визоры, поглотили часть яркого света, и уже через пару попаданий лазера в наплечник, храмовник снова видел. Пара ответных выстрелов выбила из каменных стен небольшие куски, но кадианцев не достали. ТСМ уже просто высунул сбоку болтер и вёл огонь вслепую, одновременно прячась за уменьшающийся камень. Капитан продолжал посылать в направлении вспышек очереди из болтов, и судя по двум затихшим бойницам, всё же попал, но Таркуса почти что выдавили из укрытия, а выдержать прямое попадание разрывных болтов не мог даже Астартес. Неожиданно грохот, издаваемый стационарным вооружением стих и под градом лазера, Зигфрид высунулся, и приблизив изображение, увидел двух мёртвых солдат и скидывающего вниз тяжёлый болтер, штурмовика. Когда орудие смерти разбилось о землю, в руке диверсанта появился зелёный меч, и он исчез за углом. Тут одна за другой стали замолкать огневые точки, и воодушевлённые десантники вскочили на ноги и с боевым кличем ринулись на крепость.

— Никто не встанет на пути у космического десанта! — Крикнули разом храмовники, прежде чем вынести с корнем ворота.

Внутри царил хаос: оставшиеся гвардейцы метались по дворику, комиссар, раздавая затрещины на право, и налево пытаясь собрать строй, жрец Эклезиархии стоял на коленях и молился. Недалеко от ворот лежали, два расплавленных куска метала бывшие некогда стационарным вооружением – попытайся десантники прорваться сюда пораньше и их бы, скорее всего, смели огнём. Повесив на грудь разряженные болтеры, и обнажив клинки, десантники зарубили нескольких паникёров и стали надвигаться на жреца. Обыкновенный мужчина с причёской средневекового монаха лет сорока или пятидесяти, в простой грязно серой рясе стоял на коленях ,и кажется не замечал шума вокруг. Тут он резко вскочил на ноги и поднял с земли своё оружие – эвисцератор (помесь огромного двуручного меча и бензопилы) воздев его над головой, он призывающее выкрикнул:

— Встаньте и уничтожьте их! — Эта фраза подобно удару колокола, умудрилась успокоить паникующих людей.

Гвардейцев словно подменили – простая фраза произнесённая священником, заставила их с фанатичной яростью наброситься на десантников. Многие рассредоточились и стали стрелять в Астартес но некоторые впали в настоящее безумие и вооружённые лишь верой и байонетами, закреплёнными на лазганах, напали на храмовников в рукопашную. Отбиваться от безумцев было непросто – они буквально запрыгивали на гигантов стараясь свалить их на землю и добить штыками, но из-за охватившего их праведного гнева они совершенно не заботились о защите, поэтому цепной и силовой меч собирали свой кровавый урожай.

— Таркус, займись стрелками, я убью жреца! — “Молодой десантник”, коротко кивнул и активировав свой цепной меч, перескакивая самодельные баррикады, стал быстро приближаться к гвардейцам.

Между тем священник сражался не хуже, чем воодушевлял – он каким-то непостижимым образом размахивал огромным эвисцератором заставляя отступать даже капитана. Времени на перезарядку не было, а для гранат было слишком близкое расстояние, и Зигфрид перешёл в нападение. Отвратительный лязг, скрещивающейся стали и зубьев. Руку десантника повело вниз, но он успел ударить фанатика головой в лоб. Жреца отнесло в сторону, и не давая ему подняться, Астартес пригвоздил его мечом к каменной клумбе.

— Вперёд собаки, к победе! — Орал комиссар, пятясь назад и поливая огнём из своего болт пистолета, залитого чужой кровью Таркуса.

Оставшиеся гвардейцы, лишённые тяжёлого вооружения и моральной поддержки в лице священника, стали разбегаться в разные стороны.

— Твари, свиньи, вперёд, УРААААА!!! — Полит офицер отбросил опустевший болтер, и занеся над головой силовую саблю, накинулся на ТСМ.

Десантник просто достал нож и метнул его в противника, заставив того перевернутся в воздухе и с громким хрустом упасть спиной на каменный парапет.

— Бегите предатели, бегите! — Доносился голос Таркуса, вслед отступающим кадианцам. — Вы всё равно все подохнете, я вам это обещаю!

После окончания битвы повисла невыносимая тишина, а потом раздались негромкие хлопки. Посмотрев наверх, Астартес увидели свесившегося с балкона одной из башенок, штурмовика, который скромно им аплодировал.

— Надеюсь, на сей раз, вы меня узнали? — Насмешливо спросила Каллидус и удостоверившись что убивать её не собираются элегантно спрыгнула с пятнадцати метровой высоты, после чего как ни в чём не бывало, подошла к Зигфриду. — Ничего не хотите мне сказать?

— Благодарю за помощь. — Капитан чуть поклонился.

— … Спасибо… — Еле выговорил, переступая свою гордость, Таркус.

— Что тут произошло до нашего прихода и где все грифоны? — Вытирая меч куском рясы жреца, заинтересовался капитан.

“Штурмовик” поправил громоздкий блок питания хеллгана за спиной и начал рассказ:

— Когда мы пришли, тут ещё были все целы и невредимы. Нас приняли, устроили в гостиной, а потом в честь какого-то там местного праздника закатили пьянку. Я решила просто поспать и отправилась к себе в комнату, а потом проснулась от пальбы. Кадианцы, перерезали всех трезвых часовых, и теперь просто добивали напившихся в хламиду пограничников, которых как назло оказалось очень мало. Я же подкараулила одного из штурмовиков решившего подегустировать местный алкоголь, свернула ему шею, труп само собой спрятала, и приняла его вид. А потом просто ждала удачного момента, так сказать того, кто их отвлечёт.

— Ты использовала нас как отвлекающий манёвр?! Тогда я беру свою благодарность обратно. — Таркус перезарядил болтер и пнув одно из тел, вошёл в ближайшую башню.

Хотя ассасин и была в образе штурмовика, и его костюм с усиленным шлемом не давал увидеть эмоции Лии, но Зигфрид ощутил, что ей глубоко пофиг.

— Нужно быстро передохнуть и разработать план дальнейших действий. — В ответ на предложение капитана, “штурмовик” кивнул, и два имперца шагнули следом за бойцом тактического отделения.

Зима близко...

Итак, у меня вопрос к моим немногочисленным читателям: среди вас есть хороший редактор? Я просто ппц как устаю перечитывая главы и вылавливая из них различные повторы или сюжетные нестыковки. На форуме спрашивал но без особых успехов... *Зевок* в будущем хочу объединить более мелкие главы в одну большую, но перед этим нужно исправить все ошибки и недоговорки, поэтому и прошу помощи. Кому интересно skype — lhji16
Описание к главе... хм даже не знаю, просто читайте)

— Просыпайся ксенос, вставай, давай-давай, времени мало! — Такие слова и тычки сапога в бок, вывели Бладнайф из сна.

От слабости не осталось и следа, хотя поспала она от силы несколько часов. Наёмница до сих пор была завёрнута в плащ, который сейчас у неё беспардонно отбирали. Отдав таки вещь её владельцу, грифонша потянулась, зевнула и поняла, что, в пещере стало в разы холоднее. Хорошие новости – клюв окончательно перестал болеть

«И что ему сказать? Поздороваться? А почему нет».

— Здрасьте… — Неожиданно для себя, тихим голосом выдала наёмница.

«Это чё только что было?! Я словно малолетка в баре».

Гвардеец отвлёкся от заворачивания своего тела в плащ и повернулся к грифонше.

— Хех, здарова ксенос! Отлегло? Замечательно, нам пора двигаться дальше.

Бладнайф хотела возразить насчёт неизвестного обзывательства, но человек уже скрылся из виду ,и она поспешила за ним. Зря он так резко взяла разгон. Вписавшись в спину остолбеневшего гвардейца, она выглянула из-за его спины и замерла точно как солдат. В горах шёл снег, и не просто снег, а настоящий снегопад, который начинался только в середине зимы. Белоснежные пушистые хлопья падали перед двумя ногами и четырьмя лапами, внося свой вклад в создание хрустящего покрывала. Холодный ветер, словно немой призрак с завыванием пробирал беглецов до костей. Уходящий вниз каньон уже полностью был завален снегом, и лишь тонкая речушка, не желая быть погребенной под миллиардами снежинок, растапливала их, как только они смели её касаться. На трясущихся ногах, имперец повернулся к грифонше.

— Так ведь не должно быть, да?

Бладнайф вместо ответа, по привычке кивнула.

— С каждым днём тут всё интересней и интересней. — Доставая из кармана бутылку, вздохнул человек.

По заснеженной тропе идти было куда сложнее и опасней – не смотря на то, что лёд ещё не успел образоваться на выступающих камнях, какую-нибудь кочку или корягу вполне можно было проглядеть и отправиться в недолгий полёт до дна каньона. У наёмницы были крылья, а вот у человека они отсутствовали, и помня про треклятый артефакт у неё на шее, грифонша следила за каждым шагом кадианца. Сам же кадианец трясясь под плащом пил из горла бутылки согревающий эликсир, который явно был обычным алкогольным напитком. Наёмница сумела выпросить у него одну из таких бутылок, а вот за предложение поделится плащом, он показал кукиш. Медленно, но верно они петляли по отвесным горным лабиринтам, и человек в очередной раз порадовался, что у него есть проводник.

— Тебя как зовут? — Банально начала знакомство Бладнайф, зашвыривая опустевшую бутылку в обрыв.

— Думаю, ты слышала. — Нехотя ответил продрогший солдат и снова присосался к пустеющему на глазах сосуду.

— Индрик? Это у тебя имя такое? Больше похоже на звание… а фамилия у тебя есть?

— Есть.

— Какая?

— Забей. — Гвардеец остановился, и достав новую бутылку, возобновил ход.

— Ты стыдишься своей фамилии? Странно, она, что очень смешная или просто по дурацки звучит?

— Может, себя лучше назовёшь? А то всё ксенос, да ксенос. — Сменил больную для него тему, человек.

Грифонша тоже не любила своё полное официальное имя, но шанс узнать загадочное слово всё же сделал свой вклад.

— Я – Бладнайф Фон Венгельхольм. — Приосанившись, гордо выдала она.

— Класс, я буду звать тебя Венгель. — Раздражённо буркнул гвардеец, глядя на дно быстро опустевшего источника приятного тепла.

— Лучше просто – Бладнайф.

— Как скажешь, Венгель.

*Три выпитые бутылки спустя*

— Тут нереально холодно! Долго ещё до ближайшего перевалочного пункта?

Стратегический запас алкоголя подходил к концу, а он был единственным приемлемым способом согреться на ходу. Да и солдата уже начинало клонить в сон от такого количества принятого спиртного. Благо опьянел он совсем чуть-чуть – приобретённый с годами “тренировок” иммунитет имперского гвардейца в действии. Наконец, замёрзшие и злые, они спустились в каньон.

— Т-т-т-у-у-т, тавер-р-р-н-н-а, недал-е-е-к-о. — Грифонша уже просто прыгала на месте стараясь согреться.

— Таверна в таком месте? Мда…

Пройдя… нет, пробежав с огромной скоростью несколько километров, стараясь, не превратиться в ледышки они наконец-то добрались до маленького, двухэтажного постоялого двора. Перепрыгнув покосившуюся калитку, Бладнайф услышав за спиной грохот и обернувшись, увидела, как человек подобно тарану сметает сгнивший забор и за секунду обгоняет её. Но в дверь они завалились одновременно. Их встретила полу заброшенное помещение с несколькими пустующими столами, картинами откровенного содержания и скучающий за барной стойкой хозяин трактира.

— Клиенты, слава Матриарху! Я уж думал после этих слухов, ко мне больше никто не зайдёт! — Бочкообразный грифон в масляном фартуке и засаленными лапами из-за отсутствия других постояльцев, лично подошёл к ним. — Что будем… а ты ещё кто? — Человек в тёмно-зелёной броне стал причиной логичного вопроса.

— Дай сначала пожрать, потом попить, затем спокойно отоспаться, и тогда возможно поговорим. — Сказал гвардеец, до сих пор не сняв свой шлем.

Трактирщик охотно закивал нечастым гостям и осведомился о способе оплаты. Имперец полез к себе за пазуху.

— Это что такое? — Вертя в лапах плоские карточки, поинтересовался хозяин таверны.

— Кредиты. Ты не косись на меня, их, между прочим, на миллионах планет принимают, так что бери, не тупи.

— На нашей “планете” их не берут. — Отдавая имперские деньги, посочувствовал грифон.

— Скоро будут. — Угрожающе пообещал солдат.

Бладнайф наконец “оттаяла” и вмешалась в разговор. Сказав трактирщику пару слов, она отвела его в сторону и начала что-то шептать. Гвардеец понял, что его или берут на слабо или соблазняют или просто угрожают, и решив не терять времени снял шлем…

Этим действием он привлёк внимание обоих грифонов, которые стали с интересом его разглядывать. Наёмница, продолжая смотреть на лицо человека, снова что-то сказала трактирщику и тот, сглотнув ком в горле, исчез за прилавком.

— И что ты ему про меня наговорила? — Тормоша со временем отросшие за время службы до нормальной длины, чёрные волосы, полюбопытствовал солдат.

— Просто сказала, что ты сожрёшь его за негостеприимство, а снятие шлема у вашего народа символизирует оскорбление и смыть его можно только кровью… или вином. — Не отводя взгляда от его ярко фиолетовых глаз, грифонша удивилась. — Вы все такие облезлые? И почему у тебя рот с клюв по отдельности? А эти штуки по бокам уши, да? Ты их чувствуешь? Можешь ими шевелить?

Имперец просто отмахнулся и сел за ближайший к прилавку столик – что бы меньше ждать заказ. С собой у него были кое, какие припасы, но тратить он их собирался только в самом крайнем случае. Когда трактирщик принёс, целую кучу еды и питья, гвардейцу пришлось надеть каску, что бы, не пугать грифона в возрасте. Маска свисала на грудь, а широкие защитные очки были натянуты на шлем и дорвавшийся до нормальной халявной еды, человек принялся за дело. Грифон немного подождал, а потом, сказав, что всё равно разорён, присоединился к клиентам. После болезни, Бладнайф ела вяло и по большей части налегала на выпивку, что не очень радовало человека – бухой проводник это плохой проводник. От плана по удару ксеноса током в особо неудобный момент, его отвлёк трактирщик.

— Зима близко… — Мрачно протянул он.

— Чё? — Чавкнул гвардеец. — Ты на улице то был? Она уже наступила.

— Это ещё не зима, вот много лет назад…

Тут встряла Бладнайф.

— Ты что, из тех дурачков, которые верят в долгую зиму, монстров за стеной и прочую чепуху? Пфеее…

Грифон покачал головой и вернулся к своему стейку, но имперцу неожиданно захотелось послушать местных баек.

— Что за долгая зима? — Ложкой, выводя на деревянной тарелке невидимые узоры, заинтересовался человек.

Бладнайф опять подала голос.

— Не-не, это полный бред, самая нелогичная херотень которая только могла родиться в воспалённом мозгу гри… пФ-пф…

Сейчас гвардеец сжимал ей клюв, не давая вставить и слова и подождав пока она престанет кашлять внутрь себя, заверил.

— Я сам решу, что мне слушать, а чего не слушать. Ты место своё не забывай, окей? — Отдёрнув руку, он повернулся к трактирщику. — Рассказывай, давай.

Много тысячелетий назад, когда сёстры ещё не правили соседней страной Эквестрией, а земли грифонов были поглощены варварской междоусобицей, пришли Они. Никто не помнит, как выглядели эти монстры, но то, что они принесли с собой долгую и холодную зиму, знали все. Они шли, сметая всё на своём пути, и раса грифонов оказалась на грани вымирания. Когда все кланы, забыв про старые обиды, объединили усилия и изгнали захватчиков обратно в дикие пустоши, на их границе был построен Бастион. Огромная стена высотой под несколько сотен метров отделяла королевство грифонов от обители зла. Но граница была далеко на севере, в пустующих снежных долинах и поэтому был основан Ночной дозор – всяк кто совершал преступление, получал призыв в Бастион в качестве альтернативного наказания, поэтому основной массой “ добровольцев” были убийцы, насильники, воры и прочее отребье. Однако там же стали появляться сильные волевые лидеры, помнящие о своей цели и держащие всех этих преступников в узде. Несмотря на то, что монстры больше не появлялись, Ночной дозор до сих пор несёт стражу северных границ, готовый в любую минуту дать отпор. Трактирщик оглянулся назад, словно за ним следили, а потом сказал, что вчера у него останавливался один из них. Кажется, появление чужаков заставило, часть северных стражей, покинуть стены родной крепости и отправится в их регион. Учитывая, что им не разрешалось покидать Бастион без особого разрешения, дела принимали серьёзный оборот.

— Бабкины сказки… — Нахохлилась обиженная грифонша, и увидев вопросительный взгляд гвардейца, выразила свою точку зрения. — Монстры – выдумка идиотов, которые никогда мира не видели и считают что, наслушавшись сказок, узнали историю. Бастион действительно существует, но туда ссылают особо опасных грифонов, дают поиграть в “защитников королевства”, а потом они дохнут от тартарского холода. Долгая зима – ещё один высер сплетников, попавшим в снегопад и под впечатлением растрындившим всем про “Доооолгую зиму”. Страшно? Мне нет.

— Зря вы так. — Укорил наёмницу трактирщик. — Благодаря таким как вы, настоящих героев начинаю забывать.

— Герои, ха-ха. Героев в Бастион не ссылают! Да ну тебя, продолжай верить в сказки, дедуля.

Дальше трапеза протекла в полной тишине. Наевшись до отвала, Индрик подошёл к окну и моментом закашлялся, прячась за угол.

— Всем тихо. — Прошептал он удивлённым грифонам, вылезающим из-за стола. — У нас гости.

Бладнайф и хозяин таверны глядели через украшенное ледяным узором стекло на четыре плетущиеся фигуры, полностью облепленные снегом. Гвардеец сразу же узнал своих бывших сослуживцев и приказал ксеносам запереть дверь и приготовится к обороне.

— Обороне? От кого? От усталых, замёрзших путников? Я всё равно на мели и скоро закрою таверну, так что их можно впустить и поделится.

— Они убьют нас всех и даже имени не спросят. — Глядя на приближающиеся фигуры, сквозь зубы процедил гвардеец.

— Дай хоть узнать это от них самих! — Не дожидаясь разрешения человека, трактирщик открыл дверь и высунулся наружу. — Что вам нужно, странники?

«Ой, дурак…»

Знакомое шипение и грифон сполз на пол.

— Ха, видели, как взорвалась его голова?! — Раздался победный крик одного из ренегатов.

Индрик быстро высунулся в дверной проём, и наспех прицелившись, дал залп. Мощность лазгана была на максимуме, и он успел выстрелить только один раз, но зато попал куда следует, и один из предателей распластался на снегу, дымя прожженной лазером грудью. Трое оставшихся нападающих разбежались по укрытиям, и начался скучный обмен смертоносными лучами.

— Венгель, втащи дохляка внутрь, он дверь держит – дует. — Вкручивая рычажок на минимум для экономии боеприпасов, рявкнул лоялист.

— Мене зовут Бладнайф…

— Я тебя сейчас током ё…у, давай живее!

Когда дверь закрылась, теплее не стало – ренегаты выбили парочку окон, явно не желая замерзать в одиночку. Безоружная наёмница с жадностью глядела на винтовку убитого солдата, лежащую в десятке метров от трактира.

— Даже не думай. — Пригрозил ей Индрик и послал очередной луч в “молоко”.

Пару раз предатели кидали гранаты, но первая до цели не долетела и разнесла в клочья телегу, вторую занесло на крышу, и она взрывом выбила оставшиеся наверху стёкла, но большего вреда не причинила. Сам лоялист не рисковал швырять взрывоопасные предметы при встречном ветре. Холод начинал пытаться убить человека и грифоншу чуть ли не больше чем ренегаты и когда потух камин, а таверну уже порядком занесло снегом, Индрик понял, что долго в обороне они не протянут. Зато теперь у него появился шанс ощутить себя офицером.

— Адъютант Бладнайф, неси к моей позиции самое крепкое бухло, которое только найдешь.

Грифонша затормозила от такого нелепого приказа.

— Что?

— Тащи живее, если хочешь пережить эту заварушку.

Наёмница перепрыгнула за прилавок и спустя несколько вялых пародий на штурм, вернулась с кучей бутылок.

— Вот и за…ца. — Индрик пальнул вслепую, после чего откупорил толстенный сосуд и стал уничтожать его содержимое.

— Нас в осаду взяли, а ты бухаешь? — Такой наглости в битве она ещё никогда не видела.

— Сразу видно, что с военным делом ты знакома очень поверхностно. — Глядя на растерянную грифоншу, лоялист сделал пару глотков и дал настоящий урок по тактике. — Ты хоть обстановку оценила? Мы посреди бури, заперты в здании, НО наши враги вообще мёрзнут снаружи и долго не протянут. Правда у нас пробоина, внутрь идёт холод, и мы тоже долго не продержимся, вот тут на сцену и выходит алкоголь – пьём в меру, греемся изнутри, держим оборону, ждём, пока они не замёрзнут лёжа на одном месте. Всё. Хех, что-то они расслабились.

Индрик высунул лазган в окно и выстрелил в рандомном направлении целых пять раз. Три огневые точки огрызнулись оранжевым шквалом, вконец разнося оконную раму.

*Пять выпитых бутылок и один неудачно побежавший в атаку ренегат спустя.*

— Вали говно! — Гоготал лоялист, стреляя в противоположную от противника сторону.

Наёмница, осознав, что без стрелкового оружия она будет только мешаться, взяла с собой несколько бутылок, и решила переждать бой на втором этаже. Двое предателей совсем окоченели, и заметив перемены в меткости засевшего в таверне солдата, стали пытаться затащить своего раненого за обломки телеги.

— БАМ, ХАОСИТСКИЕ П..Ы! — Гвардеец под градусом, взял гранату и не боясь метели швырнул её в предателей.

Перед глазами ренегатов пронеслась вся их жизнь, когда рядом с ними упал маленький, зелёный шар. Пятисекундный стоп кадр, но ничего не происходило.

— БЛ…Ь!!! ЧЕКА СУКА, ЗАБЫЛ!!! — Раздался пьяный бас из дома.

Радости предателей не было предела, пока один из них с болтом в шее не уткнулся в сугроб. Бросив раненого товарища, последний перепуганный нападением неизвестного врага, уцелевший гвардеец-перебежчик скрылся в метели, после чего с той стороны раздался вопль ужаса, который сразу же отрезвил Индрика. В поле зрения появился грифон в чёрном меховом хауберке с непокрытой головой, и не говоря ни слова, добил умирающего еретика своим двуручным топором. Глянув на таверну и заметив ещё одного человека, он взмахнул крыльями и исчез в танце ветра и снега. Лоялист перезарядил лазган и отошёл от окна. Спрятавшись за стол в углу, не давая зайти себе за спину, он замер. Зашуршала промёрзшая солома и Индрик понял, что грифон на крыше. Стрелять было рано, да и некуда, поэтому гвардеец продолжил ждать. Сглотнув, он нехотя начал обходить зал, зная, что грифон уничтожит его, если он будет засиживаться на одном месте.

*Щёлк!*

Болт угадил гвардейцу прямо в незащищённую подмышку. Закричав от боли, он резко развернулся на месте и зажал спусковой крючок. Грифон успевший спустится на первый этаж, сразу же исчез за углом и не один выстрел не смог достигнуть цели. Зубы сжались с такой силой, что готовы были пойти трещинами, и кадианец зажмурившись от болевого шока, вытащил зазубренный болт.

*Щёлк!*

Проклятый грифон уже успел перезарядить свой арбалет, и второй болт попал человеку чуть ниже колена. Новый удар агонии, и имперец, выронив из рук свой лазган, повалился на занесённый снегом пол. Ксенос уже достал свою секиру и теперь не спеша подходил к лоялисту. Тот не найдя ничего лучше, достал из ножен запасную байонету и вонзив её в пол попытался подняться. Мощный удар лапой в челюсть и гвардеец отлетел от своего последнего оружия. Тяжело дыша, не в силах встать, он глядел в покрытое шрамами и морщинами лицо грифона и приготовился к встретить свой конец. Его задняя лапа уже легла ему на грудь, и над головой Индрика вознеслось окровавленное лезвие топора.

— Мы не умираем, мы отправляемся в ад на перегруппировку. — Растянулся в предсмертной улыбке человек.

— СТОЙ, НЕ УБИВАЙ ЕГО!!! — Выскочившая из неоткуда Бладнайф, схватилась за ручку топора яростного мстителя.

«Хех, как она за меня, а точнее за себя боится! Я люблю тебя… изобретатель тротилового ошейника».

*Тьма и пустота*

***

Владимир сидел в прекрасной, обвитой плющом беседке и просто бездельничал, разглядывая бежевого единорога, который что-то ворча себе под нос, замазывал царапины на статуе принцессы Луны. Скоро должен был начаться бал и все гости, слуги, стража и прочие завсегдатаи замка были во дворце и наводили марафет, каждый на свой лад. Когда снайпер увидел местных аристократов, он на полном серьёзе заржал как больной, несмотря на свой сдержанный характер. Ну, посудите сами – пони в дорогих фраках и платьях, ходят с таким видом, словно их картошку копать привезли, а лица так вообще в небо смотрят, они их только опускали когда встречали кого то из себе подобных или того, кто ещё выше их по социальной лестнице. Грифоны не в счёт – они тут вроде почётные гости и все дела, к тому же и среди них много знати, но они хотя бы не делают таких смешных надменных рожь. Правда пернатые немного задиристы и один из них даже красивую статую испохабил. Продолжая наблюдать за устранением следов вандализма, Владимир заметил знакомое лицо.

— Алексей! — Он помахал единорогу.

Обращённый пони тоже заинтересовался ремонтом статуи, и оглядывая её, подошёл к беседке.

— Привет, а ты разве не должен быть на каком-то очень важном разговоре с принцессой Селестией. — Стукнул он копытом о кулак, в знак приветствия.

— Я её и жду. Встречу перенесли сюда, видно догадавшись, что при такой замечательной погоде, разговор лучше вести в саду.

— На счёт моего превращения не забудь спросить. — Пытаясь устроиться на скамейку в привычной для него позе, попросил полицейский.

— Так сам и спроси, не маленький, вот, кстати, и она. — Заметив через ровно подстриженные ряды кустов переливающуюся северным сиянием гриву, отмахнулся следопыт.

Правительница Эквестрии была уже перед ними, и мягко улыбнувшись, она кивком отпустила двух своих стражников и села на скамейку в беседке. Алексей, поспешно сел в привычную для пони позу. Принцесса, не теряя времени на уже прозвучавшие утром приветствия, перешла к делу.

— Не сочтите за грубость, но я думала, что буду говорить с Громовым. — Без намёка на оскорбление, произнесла она.

— Я за него. Полковник занят, допр… расспросом пострадавшей грифонши. — Безмятежно ответил Владимир.

— Вы про рабыню? Надеюсь, она поправиться. Я обязательно поговорю с лордами грифонов об изменении этого варварского закона. Всё же, я не могу поверить, что Ферразиус причинил, кому то вред, пускай и на законных основаниях.

— Я не имею не малейшего представления о том, что из, себя представляет Кэйрон, но по рассказу Найтроудж, он взял её в рабы, спасая от плахи. А насчёт вреда… не знаю, может было за что, я не хочу гадать.

На лице аликорна появилась улыбка благодарности, и она продолжили с уже более мягким тоном.

— Вы хотели получить информацию о людях?

— О людях? Нет, об одном человеке… погодите тут, что помимо нас и убийцы кто-то ещё есть?!

Владимир не предвидел такого поворота. Ему хватило двух часов, что бы разговорить Луну и узнать от неё о том, что людей тут не было, а если и были то очень давно. Правда она, что-то скрыла, но потом оправдалась, ссылаясь на незначительность фактов. Пытать и уговаривать сумеречную принцессу, снайпер не собирался, и вытянув всю возможную полезную информацию, дорисовав её портрет, отпустил младшего аликорна хвастаться его шедевром.

— Лучше просто почитайте… — Из воздуха материализовался свиток и упал спецназовцу на колени.

Развернув его и прочитав короткий доклад, он окончательно отказался понимать что либо. Это была сверхсекретная информация прямиком из королевства грифонов. Судя по всему у них там назревала настоящая война – передовой лагерь местных обитателей был стёрт с лица земли, а на пограничной заставе, отделяющей от их суровой страны, мирную Эквестрию, произошло сражение. Но самое странное было то, что там сражались не грифоны, а люди и огромные гиганты. Донесение обрывалось на месте где монстры, вынесли крепостные ворота, видно шпион был молодой парень, а скорее всего девчёнка, и не выдержав такого накала битвы, благополучно улетел (а). В конце описывались скучные подробности о том, каким образом, тот или иной лорд клана отреагировал на произошедшее, но в общих словах все их огромные монологи сводились к одному – войне.

«Глупцы – война, а в особенности с людьми, это последнее дело. Думаю, теперь наше пребывание в Кентерлоте слегка усложнит заключение мира между двумя государствами».

— Довольно странно. — Передавая Алексею свиток, покачал головой следопыт. — Нападать без причины, даже не пытаясь вести, переговоры… нет, мы конечно тоже не идеальны да, как и грифоны, повоевать любим, но просто истребить две сотни живых, ни в чём неповинных… нет, это сделали не люди. Хотя это очень похоже не нашего клиента – бездумное и жестокое убийство. Хм, и сколько нужно народу, что бы убить две сотни солдат…

Конечно, Владимир льстил своей расе, поэтому говорить о том, что люди больше чем убивать, любят только порабощать и подминать под себя, он не стал. Принцесса тем временем вглядывалась в кьютимарку полицейского, а тот всеми силами старался делать вид, что не замечает этого.

— Перейду к делу. — Окончив рассматривать герб РФ, Селестия повернулась к снайперу. — Эти люди вполне могут быть теми, кого вы ищете или хотя бы знать о местоположении того кто вам нужен. Смею добавить весомый аргумент, что они попали в королевство грифонов неизвестным способом, который очень сильно совпадает со стилем перемещения убийцы.

О том, что Ферразиус Кэйрон умеет исчезать в арках, она умолчала. Тия была уверена на все сто, что Странник к этому не причастен. Он для этого был слишком… наивный, что ли.

— Вы хотите, что бы мы убили этих людей и избавили ваших намечающихся союзников от занозы в заднице, а сами в награду могли бы у них кое-что выведать? — Предположил Владимир.

— Убить?! — В глазах белого аликорна появился страх перемешанный с отвращением. — Как вы вообще могли такое сказать? Я начинаю понимать, почему люди без предупреждения напали на королевство грифонов.

«Язык мой – враг мой».

— Я не совсем, это имел в виду. — Селестия всё равно не сменила выражения лица. — Я подразумевал, что мы их… нейтрализуем, только если они будут опасны для окружающих. Мы никого не трогаем без причины, а в купе с тем, что они точно знают, то, что нужно нам, мы тем более не будем на них нападать.

— Что ж хорошо, прошу меня простить, но моё время на исходе, вы хотите что-то уточнить или попросить об услуге? — Кажется, теперь общество снайпера её не радовало.

Владимир толкнул в бок зазевавшегося единорога.

— Кхм… ты чего? Ой, точно! — Он виновато повернулся к правительнице Эквестрии. — Ваше величество, если вас не затруднит, вы не могли бы вернуть мне мой прежний облик?

— Разумеется, для меня это не сложно. Вас я, кстати, больше не задерживая. — Последняя фраза была адресована снайперу. Когда он попрощался и ушёл, она снова смягчила голос. — Я могу развеять заклинание в любую минуту, но вы уверены, что хотите этого?

Капитан непонимающе почесал нос.

— Конечно! У меня дом, работа, семья. Я и так тут загостился и мои близкие уже наверняка волнуются.

— Я всё понимаю, но всё же… неужели вам не хочется побыть пони, пока вы пребываете здесь? Это же бесценный опыт побыть представителем другой расы. Если бы у меня было время и желание, я бы сама попробовала пожить в новом теле. — Тут аликорн смутилась.

— Хм, а я никогда не думал об этом. А знаете, если вы действительно можете снять заклятие в любое время, то я ещё побуду конём с рогом.

— Единорогом.

— Точно!

— Тетрис наше всё. — Играя в старинную игрушку у себя на телефоне, Громов сидел в приёмном отделении.

Лошадки-врачи мало того, что заставили его одеть белый халат и бахилы, которые были ему малы так ещё и пообещали впустить его к грифонше, а сами уже пол часа, где то пропадали. Найтроудж была единственным незанятым свидетелем, видевшим Ферразиуса, а остальные оказались либо заняты, либо уже были допрошены, но не рассказали ничего полезного. Он слышал, что некая Пинки Пай задержалась у него после вечеринки. Она, правда, по словам Селестии ничего толком не смогла объяснить, но полковник всё равно хотел её расспросить. К сожалению, она и несколько её подруг укатили на местный праздничный фестиваль, а приказать ей отложить законный отдых он не мог – полномочия не позволяли. Да и они как-никак не у себя на родине. Осталась только воровка, которую держали взаперти. Её рассказ, несмотря на правдивость, был полон подводных камней, которые спецназовец распознал не сразу, а как заметил, тут же лично пришёл в больницу. С надеждой посмотрев на вошедшего в приёмную врача и не услышав своего имени, Олег закинул ногу на ногу и продолжил ломать бесконечно строящуюся стену.

Найтроудж было хреново – после избавляющих от истощения процедур хотелось родиться обратно. Елозя головой по мягкой подушке, она оглядела двухместную палату, в которой уже довольно долго лежала, словно овощ и наконец, посмотрела на свою соседку. К её удивлению она оказалась ей смутно знакомой, словно они недавно виделись. На соседней койке покачивая из стороны в сторону, задней лапой лежала миловидная грифонша. Мечтательно смотря в потолок и чему то улыбаясь, он заметила что привлекла внимание, и не переставая глядеть вверх начала разговор.

— Я уж думала, ты так и будешь притворяться спящей.

Воровка насторожилась.

— Не притворялась я.

— Умеете вы воры врать, ох умеете. — Она, наконец, повернулась к Найтроудж и та узнала в ней стражницу. — Ты-то тут из-за чего?

Метательнице ножей стало очень неудобно и сразу захотелось спрятаться под кровать.

— Да не бойся ты, не собираюсь я тебе глаза выцарапывать, ты же мне личную жизнь помогла устроить. — Стражница уже прислонилась к стене и наблюдала за вошкающейся на месте воровкой.

— Личную жизнь?

Тут Найтроудж пересказали романтическую историю, которую уже слышал Ферразиус, и даже поблагодарили за “вклад” в развитие их отношений. Заодно соседки и познакомились.

— Обращайся! — Хихикнула воровка нелепости случая.

— Хах, ну уж нет, дальше я сама справлюсь. — Снова замечтавшись и посмотрев в окно, ответила Астрид. — Его нет всего ничего, а я уже скучаю и волнуюсь…

— Не беспокойся ты так – вернётся твой Дайг. Что такому лбу сделается? — Заговорила в Найтроудж женская солидарность.

— И верно, он командир гвардии Матриарха, а не маленький птенец…

Тут стражницу резко передёрнуло.

— Что это, судороги? — Испугалась воровка.

— Да нет, просто холодный ветер подул. — Астрид встала с кровати и закрыла окно.

Вот только день был жаркий и безветренный…

Ересь пустила корни

Нет, я не забыл про остальных героев, просто сейчас по сюжету, главные тёрки будут происходить в основном в королевстве грифонов.
Имперский гвардеец — далеко не могучий космодесантник, в одиночку способный победить небольшую армию. Он всего лишь человек. Один в поле не воин, поэтому придётся заручится потдержкой местных ксеносов. Вот только допустимо ли это для верного служителя Империума?
P.S. Песню выудил из закоулков памяти, но часть как то сама допридумывалась.

«Холодно… Император, как же холодно… »

Индрик по рукам и нога был прикован цепями к обледенелой кирпичной стене. Комната была полностью скрыта во мраке, и лишь небольшое слюдяное окно немного пропускало свет, освещая перед гвардейцем небольшой участок. Осмотрев себя, он приятно удивился, заметив на месте недавних ран, окровавленные бинты. Попробовав подёргать цепи, имперец застонал от резкой боли в подмышке, и уронив голову почувствовал как ему что-то мешается. Вывернув голову и мельком глянув на шею, Индрик протяжно выдохнул – на нём был ошейник арбитров, который он “одолжил” перед побегом и надел на Бладнайф. Кадианец даже побоялся представить, что будет, если в его вещах найдут пульт управления и нажмут на красную кнопку. Тут за дверью послышались шаги, а потом кто-то начал разговор. Он был недолгий и из открывшейся двери, гвардейцу в лицо ударил резкий свет факелов, которые щедро были развешаны вне камеры. В проёме мелькнул крылатый силуэт, а потом раздался скрип, хлопок и снова потёмки. На этот раз солдат был не один. Стараясь не выдать своего страха, он слышал, как из темноты к нему приближается неизвестный и вот на небольшой освещённый участок вышел одетый в меховой доспех, грифон. Это был не тот меткий засранец подстреливший Индрика – мелковат, а значит, его поместили либо в тюрьму, либо в пыточную камеру… Ксенос уже рассматривал человека во всей его красе – из одежды только сапоги, штаны, ну ещё и бинты, которые только мешались да вызывали зуд. Передняя лапа грубо взяла человека за подбородок и стала всячески вертеть голову, словно он выбирал товар. Пока его не били или чего хуже, солдат помалкивал. Вдоволь наизучавшись лица незнакомца, грифон неожиданно начал вести лапу вниз по пути слегка царапая тонкую кожу. Было не больно и даже щекотно, но имперцу в голову стали лезть очень уж нехорошие догадки. К его счастью лапа остановилась на прессе, и тут грифон в упор подошёл к солдату.

— Жить хочешь? — Подражая его голосу, насмешливо спросил ксенос.

— Ты! — Узнав свою недавнюю проводницу, ахнул гвардеец.

Бладнайф сняла свой закрытый барбют и повесила его на пояс.

— Не замёрз? — Лапа возобновила своё изучение человеческого тела.

— Ни капельки. — Стараясь скрыть дрожь от холода и прикосновений, ответил кадианец.

— А что дрожишь? — Грифонша приблизилась ещё ближе.

— Тебя рад видеть. — Съязвил вжимающийся в холодную стену, солдат.

— А уж я как рада. — С не меньшим количеством яда в голосе, шепнула она ему на ухо.

Мех на броне защекотал грудь, после чего имперец ощутил на своём ухе тёплое дыхание.

— Ты чего удумала?

Вместо ответа ему прикусили мочку, одновременно засунув лапу в самое тёплое местно его штанов.

— Отвали от меня, Слаанешитская шлюха! — Цепи зазвенели с утроенной силой.

— Как грубо, особенно для беззащитного пленника. — Коготь оставил на плече небольшой порез. — Ой, я случайно. — Не скрывая издёвки, захлопала глазами грифонша.

— Не нужно этого делать…

— Почему? Я тебе не нравлюсь? — В лоб спросила Бладнайф.

— НЕТ!!! — Резкий крик, оглушил наёмницу. — Мне нравятся нормальные человеческие женщины с огромными сиськами, пухлыми губами и сочной задницей, а ты уродливая полуптица полу херзнаетчто мне не то что не нравишься – ты мне отвратительна, а теперь ты стала гаже ещё больше. Что, не можешь нормальным путём получить желанное и насилуешь заключённых? В рожу бы тебе плюнуть, да слюны и соплей жалко.

Такого грифонше не говорили никогда. Впервые в жизни она слышала в свой адрес слова, наполненные таким искренним презрением. На неё много кто орал и говорил всякие нелицоприятные вещи, но что бы вкладывать в каждое сказанное слово столько эмоций, не отводя взгляда, нет, такое с ней случалось единожды – сейчас. Она просто молчала и не могла поверить в услышанное. После такого, появилось настоящее чувство неполноценности, словно у инвалида или заражённого неизлечимой болезнью. Она никогда не плакала, даже сейчас, но чёртовы рефлексы давали о себе знать и копящиеся слёзы готовы были выплеснуться наружу, словно пытаясь смыть обиду. Но Бладнайф взяла себя в лапы. Ничего, будет и на её улице праздник.

— Значит, хочешь по-плохому…

Имперцу, что есть силы, врезали в солнечное сплетение. Взор человека затуманился, а дыхание перехватило. Только он начал пытаться сделать вдох, как его подняли за волосы и ударили в недавно пострадавшую челюсть. Гвардеец лишь повёл плечами, помотал головой, затем выждав удобный момент, плюнул красным сгустком своему мучителю в лицо.

— Харчи на тебя жалко, а вот крови, нет…

Ещё два удара в живот и по рёбрам, и Индрик не успевая хватать ртом воздух, стал терять сознание. Свесив голову на грудь, он услышал лязг покидающего ножны клинка. Закрыв глаза, кадианец начал тихо читать вызубренную наизусть молитву Императору, которая должна была помочь его душе найти путь к Золотому Трону. Но тут раздался хохот. Изумлённый гвардеец поднял голову, посмотрев на не менее изумлённую наёмницу, после чего перевёл взгляд в темноту. Хохот повторился и имперец понял, что он идёт из-за двери. Бладнайф убрала клинок обратно и исчезла из поля зрения. Скрип старых петель оповестил о том, что грифонша вышла из камеры. Дверь слегка прикрыли, и солдат стал слышать неразборчивое бормотание. Потом наступила тишина, а через мгновение раздался яростный рёв, и человек услышал знакомый звук скрещивающейся стали. Потом что-то упало, кто-то крикнул и всё затихло. Цепи крепко держали воина гвардии, поэтому он мог лишь наблюдать, как в камеру снова заходит силуэт. Перед его глазами предстала наёмница, но теперь она держалась за порезанный бок, а в другой её лапе был окровавленный меч. Она снова подошла в упор к солдату и утерев клюв, спросила.

— Это твоих лап дело, уё…к?!

— Что? Я даже не знаю в чём дело!

Сильная пощёчина, и на плохо выбритой щеке остался след от когтей.

— На меня напал один из стражей Ночного Дозора, хотя недавно мы пили с ним пиво! Он просто обезумел, после досмотра ваших, людских вещей и чуть сердце мне не вырвал. Живо говори, что за магию вы используете или клянусь честью, я от тебя даже потрохов не оставлю. — Наёмница засопела, сильнее прижимая плащ к ране.

— Если хочешь объяснений – освободи меня. Я лично должен осмотреть вещи и тело… ты же убила его? — Последний вопрос был лишним.

— Нападающий мёртв, а ты останешься в кандалах.

— Тогда ничем не могу помочь. — Оскалился имперец.

*Одну минуту в образе боксёрской груши спустя*.

— Передумал? — Грифонша уже остановила себе кровь и теперь облизывала сбитые костяшки.

Индрик не реагировал, поэтому его снова подняли за волосы.

— Я спрашиваю: передумал?

— Отвечаю в очередной раз: я ничего не смогу сказать, пока ты меня не освободишь.

Ещё несколько ударов и Бладнайф зло зарычала, поняв, что так ничего не добьётся, а единственного живого владельца загадочных предметов придётся освободить.

— Тут помимо меня около пятнадцати грифонов и скоро подлетят ещё двадцать, так что о побеге и не мечтай. — Освобождая избитого имперца, пригрозила наёмница.

«Ты поплатишься за это головой, ксенос, но чуть позже ».

Индрика вытолкали наружу, где он увидел бывшее поле схватки – перевёрнутый деревянный стол, больше похожий на большую табуретку, несколько сбитых и потушенных факелов, а также тело грифона в меховой броне с колотой раной в груди.

«У неё те же доспехи, что и у убитого, значит она действительно с ними».

Тут гвардеец заметил лежащую в луже крови рядом с трупом, небольшую пепельную книжечку, больше похожую на блокнот. Рядом с ней плавал небольшой плоский предмет, в котором человек узнал ключ от ошейника. Подобрав книгу, а заодно незаметно спрятав в карман ключ, он подошёл к ближайшему источнику тепла, чтобы не мёрзнуть.

— Ну?! — Нетерпеливо гаркнула грифонша.

— Гну! Антилопа на древней Терре была такая. — Человек показал закрытую книженцию. — Он читал то, что там написано?

— Да и она была открыта, дай сюда. — Наёмница требовательно протянула лапу.

Кадианец просто бросил себе под ноги книжку и стал неистово её топтать. Бладнайф уже собиралась прекратить это безобразие, как под ногами человека раздался вопль агонии. Грифонша с ужасом смотрела, как гвардеец поднял книгу затем, не открывая, стал разрывать её надвое. На обложке стали мелькать очертания схожие с лицами, которые постоянно растягивались всё это время, продолжая орать. А потом раздался хруст рвущегося бумажного переплёта, и из двух неровных половинок хлынула красная жидкость. Остатки живого пергамента были сожжены настенным факелом.

— Это очень, очень плохо. — Солдат дунул на обожженный палец. — Отведи меня к вашему главарю.

Наёмница долго молчала и пыталась осмыслить произошедшее событие, но так и не смогла.

— Какого Дискорда, только что произошло?! — Она не могла оторвать взора от догорающих листов.

— Как только мне дадут аудиенцию, вы всё узнаете.

Дважды повторять не пришлось – его уже гнали по винтовой лестнице с кучей недостающих ступенек.

«Хех, кругом стены, даже перил нет! Я в башне, ахренеть меня словно принцессу держали в башне. Да сколько тут ещё ступенек?»

Спуск казался бесконечным и кадианец даже начал считать шаги. На двести двадцать седьмом лестница резко кончилась, и он оказался в прилегающей к темнице постройке. Огромный двухэтажный зал, заставленный грубыми длинными столами и скамьями. Везде где только можно, был огонь: свечи, жаровни, камины, факелы – всем этим огнеопасным убранством был забит как первый, так и второй этаж. Большая часть окон была забита досками или просто завешана толстенными шторами. Всё было создано для удержания драгоценного тепла.

«Неужели тот кошмарный снегопад не прекратился? А если он только усилился? Даже в таком изолированном месте, слегка холодновато, что же тогда на улице…»

— Шевелись. — Кончик меча ткнул гвардейца в больную подмышку.

Дёрнувшись от неожиданности, солдат стал спускаться по настилу из кучи ковров. Бладнайф тем временем захлопнула дверь в башню, отрезая путь холоду. На первом ярусе тоже оказалась куча столов, но занят был только ток, что был посередине. Вдоль него по бокам сидели грифоны во всё той же меховой броне. На столах вперемешку было разложено оружие, съёмные части брони, еда и другой хлам. Они что-то яростно обсуждали, но как только они увидели человека, повисла гробовая тишина. Её прервал вставший во весь рост грифон, который до этого сидел во главе стола.

— Почему пленник на свободе? — Голос напоминал хрип, смешанный с шёпотом, который делал его похожим на прожженного в битвах рубаку. Хотя по покрытому шрамами лицу догадка подтверждалась. Это был тот самый меткий арбалетчик.

Два грифона, молча, поднялись со своих мест, обнажив оружие стали заходить к гвардейцу с боков.

— Стойте, он должен кое-что вам рассказать. — Наёмница сделала шаг вперёд.

— Он может говорить и в обездвиженном состоянии. — Когда имперца поставили на колени и связали за спиной руки, стрелок продолжил. — Говори, но если это насчёт тюремных неудобств, то я лично вышвырну тебя на мороз.

— Хорошо. — Индрик пару раз тщетно натянул верёвку и убедился в её надёжности. — Один из твоих бойцов обезумел и напал на Бладнайф и теперь он лежит в собственной лужи крови рядом с камерой. — Войны Ночного Дозора, лязгая металлом стали вставать со своих мест, но покрытый шрамами грифон, остановил их и дал знак продолжать. — Он прочитал один из запретных трактатов и из-за неподготовленности лишился рассудка.

— Какие трактаты, что ты несёшь вообще? — Один из грифонов стукнул лапой по столу, опрокинув пустой бокал. — Морс, не доверяй этим проходимцам. Это вообще была заведомо плохая идея взять с собой горное чудовище и дезертирку.

— Нет-нет вы перепутали… — Начал, было, человек, но его не слушали.

— Заключённого охранял совсем молодой парень. Юнцу, небось, моча в голову ударила, и он решил поразвлечься с нашей гостьей, а она его и убила. — Он кивнул на наёмницу. — Но убийство есть убийство поэтому, предлагая взять её под стражу.

— Нет. — Сухо ответил Морс.

— Вестфорд ты совсем чокнулся? Они убили одного из братьев Ночного Дозора, наши законы требуют справедливого решения!

Несколько грифонов одобрительно загалдели.

— Молчать. — Процедил Морс, обводя взглядом притихших братьев. — Пока что здесь командую я, не забывайте об этом. Что ты имел в виду, когда говорил “неподготовленный”? — Вопрос был обращён уже к человеку.

Теперь всё внимание было приковано к имперцу.

— Я не очень много знаю о еретических культах, но кое-что поведать могу. Судя по символам на книжной обложке, она ранее принадлежала адепту хаоса неделимого. Не знаю и знать не хочу, какую цену они платят за сохранение целостности мыслей, но любой не отмеченный скверной, при прочтении рискует умереть или как сейчас обезуметь.

— Как я понял любой, кто не прошёл какой-то там ритуал, после прочтения становится опасен?

— Да.

— Сколько всего этих трактатов и где тот, который прочитал страж?

— Думаю, около сотни. А тот, что был при охраннике, уже превратился в тлеющие останки.

Затем кадианец рассказал, откуда он всё это знает. Морс, судя по хмурой физиономии, верил с трудом.

— Ты был на заведомо сильной стороне, но решил её сменить. Почему? — Вестфорд не мог понять мотивов лысого двуногого существа.

— Я всегда был на одной стороне – на стороне человечества. Все, кроме меня отреклись от света Императора и обратились к хаосу. А я нет. По прибытию, мне выдали одну из этих книг и заранее предупредили о том, что перед её чтением нужно пролить чужую кровь. Когда лагерь в долине подвергся нападению, я был в дозоре, поэтому меня не заставили читать эти тёмные писания, но когда командование объявило о поиске новых жертв, я понял, что пора бежать. Дальше вам может рассказать и она. — Кивок в сторону грифонши и гвардеец замолк.

Один из воинов Ночного Дозора неуверенно подошёл Вестфорду.

— Морс, а мы новобранцев отправили обыскать тела погибших людей. Они скоро вернутся…

Лидер грифонов встрепенулся.

— Проклятье, нужно предупредить их. Все, немедленно одевайтесь, обуваетесь, вооружайтесь. — Громко приказал он. — Дерьмо, дерьмо, дерь…

Прогремел звук разбившегося стекла и перед всеми, на стол рухнул один из новобранцев, утыканный болтами, словно ёж иголками. Следом за ним вместе с ветром и снегом в зал залетели, разбивая оставшиеся окна полторы дюжины разведчиков.

— Бросайте в кучи черепа убитых! — Раздалось со стороны обращённых во тьму грифонов, прежде чем они ринулись в атаку.

Те, кто были с Морсом, не растерялись, успели вооружиться и теперь замерзающий замок превратился в поле кровавой битвы. Индрик воспользовался моментом, забежал на второй этаж и прислонился к жаровне, сжигая свои путы. Руки стали пузырится от ожогов, но на осторожность не было времени, а ведь в любой момент его могли заметить. Словно услышав мысли человека, снизу раздался хохот и через секунду перед гвардейцем стоял один из обращённых. Он был точь-в-точь похож на тех, кто сидел внизу, даром, что раньше был их братом, но было одно разительное отличие – у глаз отсутствовали зрачки. Белые пустые шарики ходили в разные стороны, словно сломавшиеся прожекторы, но грифон хорошо видел имперца. Повертев в лапах булаву, он взмахнул крыльями, взлетев, стал пикировать на гвардейца намереваясь свалить его с ног. Индрик в последний момент успел развязаться, и увернутся от ксеноса. Тот не успех изменить траекторию полёта, угодил передними лапами прямо в огонь после чего заорав, выронил оружие. Кадианец подобрал булаву, и перехватив её обеими руками стал пятиться от идущего на него с объятыми пламенем лапами грифона. Раб тьмы попытался нанести удар горящими когтями, но не рассчитал расстояние, и тяжёлое навершие с безопасной дистанции сломало ему кисть. Вторая лапа понеслась к горлу, но гвардеец, поднырнув под противника, со всего размаху опустил булаву ему на плечо, выбивая ключицу. Одержимый хотел закричать, но второй удар раздробил ему пол черепа.

«Хорошо, что скверне поддались зелёные призывники, а не профессиональные убийцы»

Бой внизу продолжался и имперец решил помочь защитникам, а заодно заслужить их расположение к себе. Его персона сразу привлекла внимание двух, прикончивших своего бывшего брата безумцев и они ринулись к Индрику. Рукопашный бой никогда не был привилегирован в имперской гвардии, т.к. большая часть тех с кем сталкивались кадианцы, способны были убить человека одним укусом, но кое-что в ближнем бою он всё же смыслил. Однако увидев их безумные лица, лоялист передумал идти в атаку сразу на двоих и метнув в одного из одержимых булаву, побежал обратно на второй ярус. Хруст известил об удачном попадании, а крик и последующее шипение о том, что новобранец выжил. На полпути гвардейца поймали за шиворот и резким рывком спустили с лестницы. Старые и новые раны дали о себе знать и солдат имперской гвардии застонав, начал пытаться встать на ноги. Резко его бок пронзила острая боль, и гвардеец, схватившись за лезвие вогнанного в него меча, что есть силы, сжал его не давая загнать клинок ещё глубже. Грифон сильнее надавил на рукоять, и острая сталь стала разрезать ладонь, но всё-таки встречать сильное сопротивление. Тут нажим внезапно прекратился и одержимый, стараясь вырвать из горла болт, хрипя, повалился навзничь. Изрезанными руками, вытащив из себя несколько дюймов хорошо скованной стали, человек повернув голову, увидел, как его начинают окружать. Он не знал, кто победил – все грифоны были в одинаковой броне, но он знал, что если его добьют, то получат волну осколков от взрыва ошейника арбитров. Ближайший из них вооружённый окровавленным топором, нагнулся к кадианцу.

— Живой. — Знакомо прохрипел Морс Вестфорд. — Так, а эти раны откуда? Они были получены ещё до битвы. — Грифон подозвал к себе одного из ксеносов. — Только ты и Бэйл были у него в камере. — Индрик понял кто этот подошедший грифон, а точнее грифонша. — Ясно… ничего, я ещё с тобой поговорю. А ты давай спокойно вставай... сильно тебя поклевали.

Имперцу помогли встать двое братьев Ночного Дозора, и лоялист отметил, что они неплохо справились – ряды защитников не сильно сократились.

Его перетащили к остальным раненым, прислонили к перевёрнутому столу, и попросили подождать. Когда от него отошли, он начитал двадцать четыре трупа. С помощью нехитрой арифметики он насчитал шесть “нормальных” убитых ксеносов.

— Хммм… да? — На гвардейца упала тень, но он всё так же продолжал рассматривать свои многочисленные повреждения.

— Жди, скоро помогут, но перед этим тебе хотят кое-что сказать. — Морса ни с кем нельзя было спутать. — Выходи. — Потупившаяся Бладнайф выскользнула из-за спины Вестфорда. — Дерзай.

Грифонша пряча взгляд, что-то неразборчиво пробурчала.

— Громче. — Морс сложил на груди лапы.

— Я прошу прощения…

— За что? За то, что ты меня отмудохала или за то, что пыталась перед эти тр…ть? — Вяло осведомился кадианец.

— Что-что? — Перья на загривке Вестфорда встали дыбом. — Тебя пытались изнасиловать?

— Больше подойдёт слово “совратить”, но ваш термин тоже вполне уместен, особенно если учесть факт того, что не мог шевелиться.

— Да если бы я хотела, я бы это сделала. — Вспылила наёмница.

Грифон сжал когти на её шее, поднимая трепыхающуюся даму над землёй.

— Знаешь сколько я таких как ты “перевоспитал”? Тебе самое место на севере. Дай угадаю – наёмник. — Увидев, что попал в точку, Морс хмыкнул. — Вас, бесчестных выродков поголовно нужно сослать к нам в Бастион, что бы вы хоть какую-то пользу приносили, а не грабили и убивали всех, кого вам заказали. Помни – пока ты с нами, оставляешь все свои причуды или получаешь по заслугам. Ещё раз попытаешься, хоть кого-нибудь избить или чего хуже – лично голову отрублю.

Когда, второй раз за день морально раздавленная грифонша удалилась, Вестфорд продолжил разговор с человеком.

—Тебя это тоже касается. Если у тебя был план мести, можешь приберечь его до окончания нашего совместного странствия. — Тут грифон почесал клюв. — Интересно, что она в тебе нашла?

— Экзотики захотелось. — Скрыл оскорбление солдат.

— Если только так… эй вы, помогите этому недобитку.

Грифоны уже погрузили в кованный сундук всё людское снаряжение, принесённое с собой одержимыми( хвала богам никто из них не додумался воспользоваться стрелковым оружием) и сейчас готовились к полёту. С услышанных отрывков фраз, Индрик понял, что они отправляются в Бастион. После помощи, гвардейцу отдали все его вещи, а так же разрешили снять ошейник (кто же его одел?). Полная карапсовая броня вместе со старым плащом грели куда лучше одни штаны, и кадианец уже не так сильно мёрз… пока не оказался на улице. Холодный циклон бушевал во всю, и если бы был другой вариант, кроме как путешествия по воздуху в лапах ксеносов, он выбрал бы любой.

«Лорн 5 рядом с этой ледяной преисподней, просто жаркая звезда».

Надо сказать что чувство полёта с опущенными веками незабываемо – во первых не страшно, а во вторых ощущение неизвестности просто будоражит. Подобно десяткам тысяч маленьких орудий стреляющим в противника, снежный ветер накрывал летящий отряд волнами холода. Несмотря на всю ту тёплую одежду, которой обвешали себя братья Ночного Дозора, все без исключения продрогли до мозга костей уже через час.

«Очень хочется… спать».

Из дрёмы солдата вывел сильный удар о что-то твёрдое.

— Помер? — Услышал он над собой.

— Не знаю…

— Тащи его, может, ещё откачаем.

Окоченевшего кадианца словно тюфяка, поволокли по льду. Очки уже успели забиться так, что он ничего не видел и лишь по немного повысившейся температуре, лоялист понял, что его затащили, куда-то внутрь.

— Шлем снимай. — Раздалось над его лицом.

Онемевшими пальцами, гвардеец стал распутывать ремни. Совладав с маской, он увидел перед собой однорогую лошадку с шерстью цвета индиго и таким же цветом глаз. Грива была совершенно белая.

— Лошадь? — Спросил солдат.

— Нахал! — Ответила лошадь и стукнула его в нос копытом.

Хрящь выдержал, но кровь всё же пошла.

— Фа Фто?! — Держась за место ушиба, ахринел боец имперской гвардии.

— Будешь знать, как оскорблять незнакомых тебе пони. — Рог единорожки засветился и к человеку подлетел платок. — Приложи к носу.

«Спасибо псайкер, я бы ни за что не догадался».

— Так, значит, ты и есть тот самый горный монстр? — Драчунья успокоилась и с любопытством наблюдала, как гвардеец сморкается остатками кровавых соплей.

— Дать бы тебе самой в нос… я не монстр, я – человек.

— Хм, люди это выдумка.

— Не больше чем говорящие лош… — Он осёкся. — Пони.

Индрику рассказали, что они находятся в верхней части бастиона, а именно в одном из одиночных блоков госпиталя. У него было лёгкое переохлаждение, но как его заверили тут у каждого второго такой недуг. Единорожку звали Айсчайлд и она оказалась бывшим магом льда. Это объясняло, почему из одежды на ней только висящие по бокам сумки. Она единственная кто чувствовал себя тут комфортно, в то время как все остальные мучились от постоянной минусовой температуры. Как оказалось, зима пришла не только в южный регион, но и сюда и если до этого тут было просто холодно, то день назад стало просто невыносимо, и даже столь сильная колдунья как она вынуждена тратить больше магической энергии для поддержания температуры в замке. Колдунья оказалась родом из Эквестрии – небольшой процветающей страны, откуда её сослали за практику опасных (по мнению местных магов) заклинаний.

— Но почему тебя сослали в другую страну? Ты же гражданка Еквестрии.

— Эквестрии. — Поправила Айсчайлд. — Видишь ли, наши правительницы очень дорожат своей репутацией и всячески себя обожествляют. Поданные их обожают, а за народную любовь нужно платить. Согласись, когда твои тюрьмы пустуют, а всех преступников и несогласных тайно ссылают к Дискорду на куличики, мало, кто усомниться в твоей доброте. — Яда в её словах хватило бы на отравление небольшой планеты.

— Ясно. О вас просто забывают, словно о дурном сне, а сами продолжают жить, как ни в чём не бывало.

— Так и есть.

Даже в мире без людей нашлось место хорошо знакомым гвардейцу особенностям политики. Но ему уже было всё равно, он был завален шкурами неизвестных зверей, а под бронёй теплилась грелка. Даже недалёкий понял бы, что он стал очень важным источником информации для местных ксеносов, только вопрос времени, когда её потребуют. Кадианцу было нечего скрывать, и он спокойно ждал допроса. Единорожка ушла по делам и человек, для большего комфорта надев маску, стал греться. От нечего делать, он стал мысленно прокручивать сочинённую неизвестным стихоплётом песенку про старую добрую гвардию.

«Имперская гвардия не ведает страха»

«Имперская гвардия не знает преград»

«Павшим в сражениях честь и слава»

«Только вперёд ни шагу назад»

« Не отступать! *Пауза*смотрит на нас Император»

«Не отступать! *Пауза*будь на пути хоть дредноут хоть предатор»

«Нас миллиарды, но тварей всё больше»

«Гвардеец, ты не унывай»

«Предатели, ксеносы, монстры, мутанты»

«Не нужно щадить – УБИВАЙ!»

Потом снова шли первые четыре строчки, а дальше кадианец не помнил. Тут скрип половиц известил человека о незваном госте.

— Стой-стой, опусти табурет, я не драться пришла. — Бладнайф вызвала вполне обоснованную реакцию.

— Чего тебе теперь от меня надо? — Индрик поправил грелку и снова залез под шкуры.

— Если честно – ничего. Тут просто самое тёплое место во всём Бастионе, но пускают сюда только тяжелобольных, посетителей или очень редкие экземпляры ценных зверушек. — Всё вышесказанное было явно ради последних нескольких слов.

— Дать бы тебе по харе пару раз, да с Морсом ссориться не хочется. — Солдат отвернулся от наёмницы

—У тебя никаких шансов против меня, так что можешь не прятаться за слова старика и смело признать себя слабаком.

Через мгновение имперец стоял перед ней в полный рост, глядя через красные стёкла прямо в глаза, и достав из-под брони грелку, он резко шлёпнул ей по наглой ксеносовской роже.

— Ещё? — Усмехнулся человек, тиская в руках тёплый податливый пузырь.

В ответ ему обвили хвостом ногу и резко дёрнули в сторону. Не ожидая этого, кадианец грохнулся на пятую точку, а его уже обошли и взяли в захват.

— Ха, слишком медленно!

Обледеневшая каска с силой ударила в клюв, и лидерство перешло к лоялисту.

— Я тебя не убью, но покалечу. — Грифонша еле успела убрать крыло от приземлившегося на пол сапога, в ответ, лягнув Индрика в самое дорогое.

— Ой. — Тоненький голос из-под шлема, доказал схожесть человеческой, и грифоньей анатомии.

Упав на колени и держась за пострадавший орган, кадианец встретил… табурет. В очередной раз каска выручила своего хозяина.

— А НУ ПРЕКРАТИТЬ!!! ЧТО ВЫ ТУТ УСТРОИЛИ?!! — Айсчайлд застала повалившего Бладнайф гвардейца, который изо всех сил пытался дотянутся расставленной пятернёй ей до лица, а грифонша всячески пыталась удержать его руку. — Хватит! Довольно! — Но её даже не замечали. — Вас что, водой разливать?! — Человек на секунду отвлёкся на единорожку и теперь уже сам удерживал когтистые лапы, захватившей преимущество наёмницы, тянущиеся к его маске. — Сами напросились! — Над сладкой парочкой их синей вспышки возникло ведро, которое тут же обдало их водой. Теперь пытавшиеся убить друг друга нарушители спокойствия, забыв о вражде, стучали зубами и не в силах разорвать сохраняющие тепло объятия, дико глядели на колдунью.

— Остыли? Вот и отлично. — Телекинез свалил на них шкуры. — Разбирайте и грелку не забудьте. — Зелёного цвета пузырь приземлился на вершину образовавшийся кучи. — Тебе человек советую переодеваться да побыстрее. У тебя даже шерсти нет, а в своей мокрой броне, ты живо задубеешь.

— Я тебе это припомню… — Кадианец уже сидел на последнем выжившем табурете и стягивал с себя бронежилет. — Дай хоть чем прикрыться! — К нему подлетел один из стандартных комплектов одежды северных стражей.

Чёрный хауберк, меховые штаны и плащ с капюшоном куда лучше подходили на роль сберегателя тепла. Жаль сапоги не налезли на слишком плоскую стопу человека. Когда единорожка покинула помещение, лоялист выкинул в кучу тряпья и карапса свои носки, после чего взяв в охапку шкуры, замер, не зная как реагировать на забытую грифоншу которую уже начинало трясти не хуже чем тогда в пещере.

«Да за что мне всё это?»

Злость на этот мокрый комок шерсти и перьев с жалостливым взглядом растворилась в океане сочувствия. Индрик даже позабыл, как хорошо поставлен у этого “птенчика” удар, а уж как язык подвязан…

— Кхм… слушай вот что – сейчас снимаешь свою сырую броню и… мда, быстро ты это умеешь. Короче вот прикройся.

Сев рядом с укрытой всем, что только нашлось в блоке, наёмницей, имперец спрятал руки в подмышках, затем, облокотившись на спинку кровати, засопел во все ещё одетую на нём маску. Даже в тёплой форме Ночного Дозора, было неуютно, да ещё и дырка для хвоста на крестце, постоянно сквозила.

«Холодно… Император, как же холодно… ».

Кровопускатели. Пати хард. Тайны инквизитора

Что ж, тут кое что проясниться и часть тумана таинственности сойдёт.

Десантная «Валькирия» гудя мощными двигателями, несла два взвода гвардейцев в круговорот битвы. Индрик вместе с остальными сидел на выдвижной скамье между двумя такими же одинаковыми, как он, солдатами, гремя тяжёлыми карапсовыми бронежилетами. У входа в кабину пилота, держась за поручни, стоял, ещё не порабощённый скверной, сержант Бром. Как и многие командиры, он любил ходить без шлема и теперь стоя с непокрытой головой, оглядывал бойцов.

— Расслабьтесь народ, бывали мы в заварушках и посерьёзнее, а то, что с нами “привязи” нет, так вообще замечательно. — Подбодрил сослуживцев, сидящий ближе всех к хвосту, имперец.

“Привязь”- жаргонное название комиссаров, полученное ими за слишком большие полномочия. Не поддавалось счёту, сколько людей они расстреляли по тем или иным причинам, что ясное дело вызывало когнитивный диссонанс у простых вояк. А самое обидное в этой ситуации было то, что комиссары были действительно необходимы – именно эти бесстрашные командиры шли на острие атаки, внушая страх как врагам, так и союзникам. Хотя особо упёртые полит офицеры, “случайно” гибли от ожогов в области между лопаток.

Бром не придал значения оброненной фразе, за которую вполне мог вынести серьёзный выговор, тайно радуясь, что он сейчас главный и никакой надменный фанатик не будет ему указывать, кого и куда гнать.

— Тридцать секунд до посадки. — Встроенный в стену вокс (рация) предупредил кадианцев.

Все без исключения стали проверять оружие, молиться или просто трястись в предвкушении битвы.

— 5…4…3…2…1. Удачи парни, Император защитит!

Транспортник приземлился на неровную поверхность планеты и с шипением открыл задний люк, выпуская два десятка тёмно-зелёных гвардейцев. Вся площадь была усеяна воронками от снарядов, оставленных артподготовкой и телами не успевших спрятаться повстанцев. Из окна единственного уцелевшего в округе дома, вяло застрекотали парочка автоматов древнейшей модели, выбивая маленькие фонтанчики под солдатскими ногами. Штурм был недолгий, но кровавый, результат – семь убитых предателей и один легкораненый имперец. Командование направило достаточно сил, для подавления восстания и теперь отряд, в котором был Индрик, должен был попросту удерживать позиции, а заодно передавать более точные координаты на бомбардировочные корабли. Все, включая Индрика, рассредоточились по позициям и стали ожидать контратаки. Глупо было рассчитывать, на то, что жалкие остатки, выживших повстанцев, попытаются пойти в бой, но приказ есть приказ. Из неровного пролома в стене открывался вид на стонущий под тяжестью падающих бомб, горящий город, а ещё выше, на далёкой скале был величественный дворец регента, который судя по вокс-передачам, уже почти взяли. В последнем оплоте ереси был тот, кто стоит за всем этим безумием – принёсший в жертву тысячи невинных душ кровавому богу, бывший наёмный убийца Ферразиус Кэйрон…

Из просмотра фильма о своём прошлом, лоялиста вырвал тихий храп, раздающийся над самым ухом. Непонимающе захотев потереть глаза и встретив на пути защитные очки, гвардеец обернулся к виновнице его пробуждения. Оказалось гадский ксенос, уже затащил его к себе в “логово” и теперь используя солдата как подушку, попросту дрых на нём. Сначала Индрик ничего не понял, но потом до него допёрло – он лёг спать в одной лишь новенькой форме Ночного Дозора, что при такой температуре было крайне расточительно. Должно быть, она проснулась, после чего заметив мёрзнувшего во сне человека, решила поделиться с ним тёплым местечком. Кадианец был растерян – он, конечно, её спас и всё такое, но почти сразу же дал понять, что делает это не ради неё, да и после сказанных в камере слов и полученных пи…й, всё это было необычно. Хотя, она, скорее всего, попросту чувствует себя виноватой за случай в темнице или просто совесть проснулась. Он точно слышал, что Морс определил в ней наёмника, но сейчас глядя на сопящий меховой комок, в это трудно верилось. Правда он уже и успел узнать грифоншу с не очень хорошей стороны, но в её принадлежность к бандитам сильно сомневался. Наёмники в Империуме были одной из самых больших заноз в спинке Золотого Трона – эти бездушные головорезы работали на всех подряд, включая даже орков и эльдаров, вставляя палки в идеально отточенный механизм людской цивилизации. До конца не осознавая, что делает, лоялист провёл ладонью по оперённой щеке. Бладнайф улыбаясь во сне, щёлкнула клювом, чуть не прикусив вовремя отдёрнутый мизинец.

«Насчёт уродины я тогда конечно загнул… таааак всё, заснуть и забыть».

***

По ночным улицам Кентерлота шла одинокая фигура с убранными в карман руками. Громов был разочарован допросом, ведь все “подводные камни” оказались маловажными недоговорками. Теперь им будет куда сложнее найти этого Ферразиуса. Полковник шёл по другому пути, просто желая прогуляться по пустынным улочкам, подышать свежим ночным воздухом и просто подумать. Проходя рядом с закрытым оружейным магазином, он услышал, чей-то имбицильный смех. Зайдя за угол, пехотинец увидел три крылатые фигуры, ржущие над кем-то лежащим на земле.

«Мои ж вы родненькие» — Обрадовался полковник и громко свистнув, привлёк к себе внимание. — Ну что гопота, маленьких обижаем?

Хулиганы, держа между собой дистанцию, подошли к спецназовцу.

— Это что ещё за штуковина? — Оглядывая человека, спросил у своих товарищей, грифон с пиратской повязкой на глазу.

— Штуковину твой папа одеть забыл, когда тебя случайно сделал, а я человек, между прочим. — Нагло провоцировал шпану Громов.

Тот, кто спрашивал своих товарищей, среагировал мгновенно и посему первым отправился в нокаут. Двое остальных одетых в нечто похожее на рванину, синхронно взлетев, напали с двух сторон, но один просто получил удар в кадык и теперь задыхаясь, трясся на чистой каменной брусчатке, а второй с зажатым в “сливу” клювом тихо гундосил, стараясь вырваться из цепких пальцев. Пехотинец словно на вальсе обвёл грифона вокруг своей оси, после чего дав пендаль для ускорения, отправил его прямиком в кучу мусорных баков, которые гремя и лязгая, радостно приняли к себе редкого гостя.

«Страйк!»

Наступив на лапу, продолжающему как вытащенная на берег рыба беззвучно открывать пасть крылатому гопнику, полковник приблизился к цели приставания недобандитов. Тёмно-лиловая лошадка с желтоватой гривой вовсю таращилась на человека, а потом, громко взвизгнув, подпрыгнула на месте и уже через мгновение исчезла в лабиринте улочек.

« Ничего себе она учесала. Она ж могла просто убежать от этих придурков. Или это я такой страшный, что один мой силуэт заставляет бить рекорды по бегу с места? Мда…»

— Не стоит благодарности! — Крикнул вслед исчезнувшей пони, Олег и снова наступив на ту же когтистую лапы, вернулся к прогулке.

Командир спецназа начал задаваться вопросом о наличии стражи в том квартале, но зайдя в выделенную им казарму ответ, неожиданно предстал перед ним во всей красе. Он, дав своим людям шанс отдохнуть, сам, лично отправился в больницу, а по возвращению его встретило такое…

Слово «отдых» было воспринято не совсем правильно. Казарма была перевёрнута вверх дном, да так, что Мамай скромно курил в сторонке. Повсюду валялись пустые бутылки, и объедки от всевозможной пищи. Вся мебель была либо сломана, либо испорчена, либо изрешечена пулями и болтами. И везде тела – пьяные, храпящие тела людей, грифонов и даже пони. Видно его подчинённые решили погулять с местным воинством, и это удалось на славу. Жалобно заскрипела люстра. Подняв голову, Олег увидел свившего в ней гнездо из штор, грифона в синих доспехах, который уже почти вывалился наружу. Но самый большой вынос мозга был другой – в углу за столом, продолжая, покачиваясь сидеть на стульях, двое спецназовцев играли в шахматы, причём действительно играли, а не тупо двигали фигурки. Рухнувшая за спиной люстра была последней каплей. Ночную столицу разбудил отборный русский мат, перемешанный с командами и пальбой в воздух.

Индрик и никогда не был “совой”, но почему то проснулся поздней ночью в очень бодром состоянии. Рядом недоставало одного ксеноса и несколько шкур. Одев под капюшон каску, натянув успевшие высохнуть берцы , гвардеец покинул блок. Выйдя с территории госпиталя, температуры резко упала, но это было не критично. Не покидая помещения, спустившись вниз по раздвоенной лестнице его, встретил огромный зал точь-в-точь похожий на тот, что был в горах, но куда более щедро заставленный жаровнями и завешанный флагами с причудливой геральдикой. Находящиеся тут грифоны и парочка пони, все как один разодетые в то же во что и лоялист, грелись у очагов пламени.

— Уже проснулся? Быстро ты. — Айсчайлд возникла из индиговой вспышки перед солдатом заставив того с непривычки уронить пару кирпичей. — Ты что, телепорта никогда не видел?

— Видел-видел, только в следующий раз появляйся вне поля зрения, а потом нормально подходи. — Забурчал имперец.

Единорожка закатила глаза, явно и так устав от занудства.

— Раз ты поднялся, то пойдём, тебя хотят видеть.

— Насчёт всей этой путаницы с книгами? — Вздохнул человек.

—Ага, давай за мной, заодно с комендантом познакомишься.

Колдунья потрусила к большой обитой сталью и тканью двери, а кадианец, нехотя покидая более-менее тёплый зал, поплёлся следом. Когда они покинули зал, у гвардейца захватило дух. Замок, где они только что были, оказался построен прямо на огромной ледяной стене разделяющей королевство и неизведанные территории. Шириной она была не меньше нескольких сотен метров, а длиною тянулась далеко вперёд и скрывалась от взгляда сильной метелью. По всему периметру были кучи надстроек в виде башенок помостов для перехода через огромные трещины, и кучи контрфорсов. Украдкой глянув вниз, Индрик невольно поёжился – высота была просто колоссальная, и всё что он видел это скрываемый плохой погодой край хвойного леса. Задерживаться на невыносимо холодной стене он не собирался, поэтому, когда Айсчайлд завела его в занесённый снегом форт, лоялист решил попросить для себя теплые перчатки, а ещё лучше варежки. Комендант оказался пожилой грифон, лицом, очень походивший на Вестфорда – такие же шрамы и швы. Правда, сам хозяин Бастиона, выглядел куда добродушнее.

— Вы должно быть тот самый… — Комендант встал со своего кресла, приветственно протягивая лапу, но забыв имя человека, остановился на полпути.

— …Индрик. — Рука гвардейца проделала остаток пути над широким письменным столом, отвечая на рукопожатие… или лапопожатие… или руколапопожатие?...

Комендант Джиор Мормонт командует северной стражей уже пятнадцать лет. К сожалению это всё что он о себе поведал, перед тем как приступить к наискучнейшему допросу. Лоялиста переспрашивали по несколько раз, уточняли нужные и не совсем детали, тщетно пытались выудить несуществующую в его голове информацию о создании такого мощного и скорострельного оружия. Кадианец с серьёзным лицом кивал или не кивал, иногда уточнял неправильно понятые термины и просто скучал. Ради интереса он стал незаметно водить глазами по кабинету, благо некультурно оставленная на лице маска позволяла. По правде говоря при встрече с главным из Ночного Дозора он готов был встретить утопающую в роскоши и драгоценной дребедени мини-квартирку, но убранство помещения ненамного отличалась от того же госпитального блока, разве что многочисленные книжные шкафы забитые под завязку придавали комнатке вид очень заставленного помещения. Хотя, кто будет заботиться о ненужной красоте, когда каждый день нужно охранять стену от различных отродий. Кстати об отродьях. С другой стороны королевства обитали такие создания, что лишь за малый шанс встретится с этими существами, Ночному Дозору обязаны были поставить памятник из золота, причём в каждом городе.

— А где Морс? — Индрик уже привык к постоянному холоду и даже перестал прятать руки в карманы.

Мормонт дёрнулся, словно разбуженный филин.

— Вестфорд? Так он улетел на аудиенцию к Матриарху.

— Ему так быстро назначили аудиенцию с правительницей всего королевства? — Имперец аж присвистнул из уважения.

Грифон подошёл к одной из полок, достав книгу, положил её перед солдатом.

— Морс сам решает, когда ему приходить. — Кадианец уже хотел спросить насчёт реакции Матриарха на нежданный визит, но Мормонт открыл перед ним книгу и пододвинул её ближе к нему. — Ты слышал об Эквестрии, пришелец?

«Хех, никогда не думал, что услышу в свой адрес “пришелец”»

— Да, мне о ней рассказывали, правда, совсем чуть-чуть, однако в общих чертах слышал.

Комендант просто ткнул когтем в первую страницу, тонко намекая начать читать книгу. Солдат недоумённо передёрнул плечами, взял красивые, скреплённые кожаным переплётом фиолетового цвета листы бумаги, принялся за дело. Каково же было его удивление, когда это оказалась обычная сказка. Не, ну а где ещё пишут про две сестры которые правили вместе, потом одна позавидовала другой бла-бла-бла… Дочитав вступление Индрик невольно отметил сильную похожесть предательства на ту самую Ересь Хоруса, только не такую кровавую (вообще без жертв если быть точнее) и то, что предательницу не убили, а заключили на спутнике. Как только пролог закончился, Джиор забрал книгу, и положив её на законное место, вернулся к человеку.

— Теперь ты знаешь необходимый минимум об Эквестрии.

— И зачем я потратил два часа на это? — Лоялист был недоволен ненужной нагрузкой.

Грифон пригладил свою накидку, после чего по-простецки сказал.

— Чтобы не упоминать её при Морсе. Всё что ты вычитал, даст тебе шанс не ляпнуть, что-нибудь лишнее, а значит сохранить свои ноги, и прочие, легко ломаемые части тела целыми.

— Ничё не понимаю. — Индрик окончательно запутался.

Комендант, словно ректор, встал с места, и деловито прохаживаясь туда обратно начал разъяснять суть. На четвереньках, облачённый в броню ксенос выглядел чертовски потешно.

— Я рассказываю это не всем, но ты не местный и о Вестфорде не наслышан, та что начнём. Слушай очень внимательно – Морс всем своим сердцем, искренне ненавидит Эквестрию. Ты спросишь “почему”? Я отвечу. О его прошлом я распространяться не хочу, но суть в том, что этот грифон всю свою жизнь проливал свою и чужую кровь, страдал и добивался своего силой, да хитростью. Представляешь его реакцию, когда он попал из раздираемой меж клановой войной нашего королевства в тихую и мирную Эквестрию? Он видел лишь смерть и разрушение, а когда узнал, что всё это началось из-за ссоры двух лидеров мощнейших кланов, которую спровоцировали местные зажравшиеся сплетники, для которых это был просто повод похихикать в спину. Тогда Вестфорд был Рыцарем Скалы – скромным воином, которого буквально тошнило от всей этой роскоши и праздности, которыми окружали себя местные жители, даже не подозревая, что по соседству гибнут от стали и голода сотни грифонов. Узнав о том, что во всём этом хаосе войны виноваты несколько высокомерных ублюдков, решивших ради хохмы подшутить, он впал в ярость. Уж не помню, как его обезвредили, но перед этим он убил столько пони, что его даже в Бастион ссылать не хотели. Только старая дружба с Матриархом и заслуги в сражениях позволили ему выжить. — Комендант держа равновесие на трёх лапах, кашлянул в клюв. — Ещё ничего не говори про его жену. НИ-КОГ-ДА, даже в шутку.

Грифон снова уселся в кресло, явно считая свой долг выполненным. Индрик и не обижался – командиры не должны сюсюкаться с подчинёнными. Подбодрять, помогать, наставлять, но не в коем случае не сюсюкаться, иначе можно попросту растерять весь свой авторитет и тебя не то что станут не любить, все просто будут использовать твою доброту. В случае с имперцем было маленькое исключение. Хоть в задницу его не целовали, но поблажки давали, однако это можно списать на непохожесть расы (меньшая морозоустойчивость), набор информации ( которую по большому счёту уже получили) и просто уникальность, которая невольно заставляла окружающих относится к человеку по особенному.

«Главное что бы тут не особо много националистов было или просто ксеноненавистников, таких как я… хех»

Как только он задумался о ксеноненавистниках, то есть о всех имперцах, его тут же отправили в дозор на стену, словно услышав нелицеприятные мысли. Комендант дал ему записку со своей росписью на получение оружия (слава Императору лазгана, а не тутошнего бердыша) и отослал куда подальше. В прямом смысле – пост Индрику назначили в километре от тёплого замка!

Один марш бросок по ледяной скользкой стене, до склада спустя, Индрик получил у хмурого единорога-интенданта свою винтовку. Все зав. складов оказались одинаковыми – одетый всё в туже меховую броню пони, строил из себя как минимум Императора Человечества, но и менять товар не брезговал. «Жук!» За попытку сойти за великого правителя, гвардеец втюхал ему три пачки сигарет в обмен на несколько бутылок эля, выдав белые палочки за благовония. Хихикая как дебил, от представленной картины с медитирующим вокруг расставленных сигарет единорогом, лоялист отправился на свой пост, бывший не так уж далеко от склада. Всё сходилось – две жаровни, редкие ледяные зубья, адский холод. Он на месте.

Сейчас всё что делал боец имперской гвардии, это ходил вдоль края стены от одной жаровни к другой, изредка вглядываясь в скрытый пеленой мрака горизонт. Патрулировать огромный кусок глыбы было не очень весело, впрочем, как и патрулировать что-то другое (кроме разве что пленных орков – они так смешно ругаются на древнем сильно искажённом языке старой Земли) поэтому солдат стал поглощать недавно приобретённый эль, греясь и идя на поводу вредной привычки одновременно. Спустя какое-то время мимо прошёл огненно-рыжий единорог, магией усиливающий огонь в жаровнях. Индрик стал не любить псайкеров намного меньше. Когда молчаливый пони ушёл, имперец возобновил протаптывание дорожки… туда-сюда…

— Ну, привет, лысый. — Каркнули ему на ухо.

Гвардеец на автомате скинул винтовку, через долю секунды уже тыкая штыком в клюв Бладнайф.

— Больной что ли?! — Припав на четвереньки и не сводя с острой байонеты глаз, грифонша пятилась назад.

— Тоже мне наёмник, простых истин не знает – подкрадываться со спины к часовому очень нежелательно. — Опуская винтовку, проворчал солдат.

— Пошутить уже нельзя…

Кадианец лишь укоризненно покачал головой её некомпетентности. Оказывается, грифоншу послали патрулировать несколько километров стены, что она сейчас нагло не делала. На замечание человека она лишь махнула лапой.

— Стена-хрена, от кого её охранять? От зверей снизу, которые не умеют летать или от выдуманных диких грифонов? — Наёмница снова начала подкалывать исполнительного лоялиста.

— Пи…й патрулировать.

— Или что? — Усмехнулась Бладнайф, вставая на задние лапы.

«Договорилась…»

Индрик уже захотел устроить мордобой, но в памяти промелькнула эта обезоруживающая улыбка. Да и женщин, хоть и внеземных бить просто так нельзя. Улыбаясь известному только ему плану, гвардеец медленно стянул с себя тёплый меховой плащ, и расставив руки в стороны растягивая его побольше, стал медленно подходить к ксеносу. Наёмница слишком поздно сообразила о плане имперца, а когда сообразила, то, уже пыхтя, пыталась вырвать верхнюю часть себя из обёрнутого вокруг неё плаща. На свободе остались только крылья и задние лапы, которыми она забавно перебирала, создавая из выпавшего снега миниатюрные бураны. Зачем он это сделал? Всё просто – гвардеец никогда не был учёным, но сейчас он тестировал свою первую гипотезу насчёт грифонов. Так как в них было птичье начало, то вполне могли быть и птичьи особенности. Знаете, как попугаев укладывают спать? Вот это он сейчас и пытался сделать с доставшей его Бладнайф. А что самое глупое – работало: грифонша уже еле-еле перебирала лапками по ледяной стене, а крылья так вообще распластались в разные стороны. Гвардеец сначала подумал, что она задохнулась, но знакомый храп развеял его опасения. Вернув плащ на законно полагающееся ему место – на себя, Индрик невольно задержался около спящей. Хотелось резко разбудить её хорошим шлепком по клюву (после грелки он понял, что она очень от этого бесится), но он передумал. Снова не понимая своих странных порывов, лоялист провёл пальцем по её элегантной шейке. Опять эта улыбка.

— Продолжай. — Замурчал “спящий” ксенос.

«Бл…ь, бл…ь, бл…ь!!!»

Теория обернулась полным провалом, а он оказался прижат к земле резко вскочившей грифоншей.

— А говорил, что тебе нравятся только земные женщины с… я забыла, чем они там сильно блещут. — Ремни на маске сдавались под напором коготков.

— Не-не-не, это просто чисто исследовательский интерес. — Солдат поймал себя на том, что уже не сопротивляется. — Это, слушай, давай…

А потом его второй раз в жизни поцеловали. Первый был, когда они освободили от банды культистов, заложников, так там одна из спасённых, от счастья пол взвода расцеловала, включая комиссара. Хех, лица тогда у всех были как у алхимиков случайно взорвавших пол своей лаборатории. Но сейчас его целовали не из благодарности, а потому что он… нравился? Бладнайф помнила свой первый блин комом и делала всё, не спеша, словно боясь спугнуть дикого зверя. Клюв двигался почти как губы, жёсткие, но такие гладкие губы. Лёжа на ледяной стене, посреди утихающей метели, кадианец забыл про всё, в том числе и про вбитые в разум имперские догмы. Руки сами заползли под одежду, повинуясь каким-то инстинктам, стали перебирать мягкую шёрстку, заставляя грифоншу дышать чаще и сильнее. Кто знает, что было бы дальше, если бы парочку не отвлёкло злобное рычание, раздающееся с одной из небольших башенок. Первым как не удивительно пришёл в себя Индрик, который глянув через плечо своей совратительницы, замер от животного ужаса, поглощающий каждое живое существо при виде их. Демоны.

На них глядел сидящей на башенном зубе, словно горгулья, освещаемый светом луны, красный, покрытый обрывками серой шинели и засохшей кровью, младший демон войны – кровопускатель. Его овальная голова с непропорционально большой челюстью, увенчанная изгибающимися навстречу друг другу костяными рогами, покачивалась в такт неизвестного ритма, а длинный змеевидный язык ходил по воздуху, пробуя на вкус тепло будущих жертв. Ростом он превосходил гвардейца на две головы и был чуть ниже десантника, хотя в плечах всё же конкретно уступал Астартес. Вращая в лапе свой огненный клинок, он словно был недоволен тем, что его нагло не замечают и не собираются с ним драться. Грифонша была слишком, поглощена щекотанием своим клювиком, человеческой шеи, поэтому гвардейцу пришлось дать ей хороший подзатыльник, что бы любвеобильная наёмница, наконец-то соизволила обернуться в сторону его испуганного взгляда. Завидев демона, она просто выхватила из складок плаща арбалет и навскидку выстрелила в чудище.

Кровопускатель не меняя позу, попросту исчез в красной вспышке, через секунду появляясь у подножия башенки. Две его жертвы уже стояли в боевых стойках, что очень его радовало – война и убийство смысл его существования, поэтому ему куда приятней будет вырвать позвоночник настоящему воину, а не хныкающему трусу. Тот, что был побольше и без крыльев уже достал из рюкзака продолговатый предмет, сделал с ним какую то неразличимую в темноте манипуляцию, стал отходить к жаровне. Демон был разочарован, настолько, насколько может разочароваться безмозглая машина смерти способная лишь убивать. Тут другой противник, у которого были крылья, взлетел в воздух и послал в демона примитивный снаряд из своего жалкого оружия. Кровопускатель просто переместился через варп на пять метров ближе к безкрылому существу, которое уже что-то совало в огонь. Пламя перекинулось на предмет, и демон узнал в нём самодельный коктейль Молотова. Слуга кровавого бога знал, что этим его убить нельзя поэтому, не используя варп-прыжков он, стал идти к воину у жаровни, не придав значения воткнувшемуся в плечо болту. Кровопускатель узнал в безкрылом человека, отчего на его уродливой роже промелькнула жалкая потуга изобразить радость. Люди их создали, вскормили их своей яростью и ненавистью, дав им огромную силу. Как же было приятно убивать своих создателей, по ощущениям демона это было сравнимо с поеданием деликатеса или занятия любовью для смертного. “Создатель” замахнулся, и швырнул самодельную поджигу через кровопускателя. Демон, проводив взглядом горящий снаряд, который врезался в один из зубцов башни, поджигая его, понял, что человек поднял тревогу. Это хорошо, очень хорошо, сейчас сюда начнут сбегаться всё новые и новые жертвы, а когда он приступит, их черепа посыплются к трону его повелителя. Плечо резко обожгло, демон посмотрел на чуть обуглившуюся часть тела, потом на направленную на него винтовку, после чего, появился прямо перед выронившим свой лазган гвардейцем. Схватив солдата за шею, демон, подняв его над землёй, стал отводить меч для удара. Тут человек сделал что-то совершенно нелогичное – он вытянул руки и стал… пытаться задушить демона! Кровопускатель изображая смех, громко зашипел, из-за чего не услышал тихий щелчок.

*Хрусть*

Меч пробил броню, словно бумагу, насадив человека на клинок, как мясо на шампур. Ещё один болт вонзился в спину, но демон не отвлекаясь, наслаждался моментами того, как из его врага выходит жизнь. Неожиданно человек поднял голову, сплюнул кровь и перед глазами демона, достал из кармана пульт.

— Спокойной ночи. — Давясь кровью, процедил он.

Кровопускатель хотел провернуть свой меч, но его взор резко померк, после чего он вернулся в небытие.

— Капитан Зигфрид, вы что-то нашли?

Лия стояла в разгромленной прихожей, внимательно глядя на десантника, который смотрел за открытую дверь. Ничего не говоря, храмовник хлопнул деревянной преградой и стал возвращаться в обеденный зал.

— Что там, капитан? — Спросила ассасин, когда он уже поравнялся с ней.

Астартес остановился, помедлил секунду, после чего ответил совершенно ледяным голосом.

— Старый гарнизон…

Крепость была совершенно разрушена и осквернена. Все стены были изрисованы понятными лишь их творцам символами, повсюду валялись обломки некогда простенького, но красивого интерьера, а все помещения стали напоминать новостройку, которую решили использовать как свалку. Во внутреннем дворике, по совместительству бывшим недавним местом яростной битвы, Таркус сразу из двух брошенных убегающими гвардейцами огнемётов, сжигал накиданные в кучу тела предателей. ТСМ водил двумя огнедышащими стволами по всей массе, явно получая от этого чисто эстетическое удовольствие. Запах жареного мяса был столь силён, что даже фильтры в шлеме не могли полностью его блокировать, хотя они были рассчитаны даже не искусственную выработку кислорода. Зигфрид активировал вокс-связь, отвлекая Таркуса от жарки “барбекю”.

— Мы отправляемся в Кентерлот, судя по перехваченным Каллидус новостям, там в последний раз был замечен грифон по имени Ферразиус.

— Понял. — Огнемёты выплюнули последние запасы прометия (универсальное горючее средство далёкого будущего), после чего были аккуратно поставлены на каменный парапет – оружие ни в чём не виновато, так пусть его дух машины отдохнёт.

Выйдя из других врат, три имперца невольно замерли. Перед ними была совершенно другая страна, в корне отличающаяся от Королевства Грифонов: за пограничным постом расстилался бескрайний зелёный луг, на котором росли цветы всех возможных для восприятия глазом оттенков. Гор не было, зато вместо них были небольшие холмики, делая прекрасные зелёные равнины немного бугристыми, придавая им ещё больше шарма. Вдалеке виднелся врезанный прямо в гору огромный белый город с множеством зданий из слоновой кости. Десантники сразу узнали столицу здешних аборигенов, о которой им недавно рассказала Лия.

— Я только что расшифровала личный аудио-дневник Дрогана. — Вяло, словно пытаясь поддержать разговор, заявила ассасин, когда они отошли на уже порядочное расстояние от границы.

— У тебя всё это время был его дневник, а ты молчала?! — Таркус продолжал спокойно идти, но опытный Каллидус заметил, что он сильно злиться.

— А если бы и сказала, то что? Без взлома это просто кучка электронной памяти. К тому же, до предательства Дрогана я просто хотела передать его секреты Официо Ассасинорум… на всякий случай.

— Так вот почему тебя так легко отпустили на маловажную планету… шпионить. — ТСМ повёл плечами, скорее всего представив, что следили не только за инквизитором.

Ассасин еле слышно прыснула, отвернувшись в сторону, не веря, что заставила занервничать Астартес.

— Не желаете ознакомиться? — В шлемах десантников раздался звук, оповещающий о получении файлов.

Храмовники, молча, синхронно воспроизвели запись.

— «Файл №1242, доступ разрешён. Приветствую вас инквизитор» — Мягкий женский голосок буквально ласкал уши. — «Продолжить запись или прослушать?»

Астартес выбрали начало аудиозаписи, после чего голосок стал раскрывать тайны Дрогана, но если не вслушиваться в слова, то это можно было принять за щебетание птицы.

« День №1 13:42.» —К сожалению дальше раздалось бормотание инквизитора. — Приветствую вас мои слушатели, с вами говорит вошедший в историю инквизитор ордо еретикус – Дроган. Если вы это слушаете, значит, я достиг успеха или меня взломали, что невозможно. Сейчас я лечу на планету Фобос 5. Должен заметить та ещё дыра, зато мне никто не будет мешать. В чём? Терпение мои дорогие слушатели, терпение. *Металлический скрежет*. Прошу прощения, мы входим в варп пространство, что ж следующую запись я начну уже после высадки. Конец записи».

«День №3 14:17. А тут, довольно таки неплохо! Мне выделили половину дворца самого регента, да ещё и предложили помощь. Как мило, но я уже отказался, в моём деле лишние свидетели не нужны. Ой, я уже слышу, как вы забормотали о страшных запретных экспериментах над людьми и прочей чепухе. Я буду заниматься куда более полезным делом – поиском новых вселенных. Если кто не понял – галактика и вселенная это разные вещи и если в галактику можно прилететь на другом корабле, то для попадания в другую вселенную будет недостаточно даже варп-двигателя. *Хруст, явно от шеи* что-то я устал после полёта, забавно, у меня столько генных модификаций, а не спать, как Астартес всё равно не могу. В общем, дорогие слушатели, следующая запись будет уже о ходе эксперимента и его описание. Конец записи».

«День №17 16:05. Вот это задержка, но не бойтесь – первый в Империуме телепортариум для перемещения меж реальностью готов! Но не испытан… Вы спросите о том, как я этого добился? Ну, нет, это вы услышите только из моих личных уст, не обижайтесь, просто предосторожность. О! Вот и добровольцы. Проходите, не бойтесь, эти арбитры не будут вас бить, если будете хорошо себя вести. О результате чуть позже. Конец записи».

«День №21 13:11. Хорошая новость – из одиннадцати человек вернулось целых четыре, притом, что только один из них умер от перегрузки, а остальные просто пропали в других мирах. Точнее сбежали. Ну и чёрт с ними – телепортариум работает, а значит скоро можно самому попробовать им воспользоваться… ах да, тот кто, умер, был с больным сердцем. Я так волнуюсь… конец записи».

«День №24 23:06. РАБОТАЕТ!!! Ха-Ха, я знаю, что сказал об это в прошлой записи, но не смог удержаться. Я не взял с собой свиту, ибо такое нужно пережить в одиночку. Риск? Не волнуйтесь я вполне, могу за себя постоять. Итак, я попал в мир с субарктическим климатом, и развитием на уровне века этак десятого… нет, не десятого тысячелетия, я не оговорился, а именно век – мечи, луки, топоры и прочий пережиток времени. Зато тут есть псайкеры, но сейчас не о них. Так вот, когда я зашёл в местный городок, ко мне подбежал какой-то волосатый варвар и спросил насчёт моей стороны. Мне было невдомёк, о чём он говорит, но варвар сказал, что я валяю дурака. Потом, он, правда, сказал, про каких-то братьев бури и Империю, чей-то там Доминион. Я понятное дело сказал, что за Империю. После этого, варвар решил на меня напасть, крича “Скайрим для нордов!”, пришлось изжарить его из своего инферно-пистолета, а заодно и десяток сбежавшихся стражников. Ушёл я с помощью одного прибора, который непременно вам покажу. Итоги – другие вселенные есть и там живут люди, но настроены они весьма агрессивно. Ничего, потом наведаюсь в этот Скай-рим с десятком Каср`кин, ха, звучит! Конец записи».

«День №27 00:07. Вы не поверите, но сейчас я сижу на чужой кухне, пью джин и разговариваю с неагрессивным человеком. Точнее сейчас он ушёл, и я делаю запись. Вторая телепортация выкинула меня прямо в квартиру к этому парню. Он ясное дело испугался, но я успокоил его, сказав, что не причиню ему вреда. Знаете, он оказался учёный, причём довольно бошковитый. Сразу стал расспрашивать о том, о сём, да и я не отставал. Вышло так, что я попал в страну под названием Россия, которая по его словам катилась в говно. Смешно, но эта цивилизация развилась до электричества и примитивного лазерного оружия, а в космос почти не выходила – жаба душит, тратить драгоценные ресурсы на космические корабли. Думаю, мы сможем им помочь, а заодно и просветить в нашу веру. Вообще он мне много о чём рассказал, но зачем пихать это всё в короткий аудио-дневник? Я и так всё запомнил, благо мой имплантант на улучшения памяти всегда со мной. Контакт налажен – это прогресс. Так, кажется, он возвращается, конец записи».

«День №27 10:09.ТВАРЬ, СУКА, ВЫБ…ОК!!! Проклятый вор! Он украл у меня чертежи, а я это заметил только по возвращению. Вот зачем я их с собой таскал? СУУУУУКА!!! Как только освобожусь, вернусь в ту вселенную, притащу его сюда и прикажу сделать из него сервитора, который будет за гроксами дерьмо убирать. Ладно, всё, спокойно *Дроган переводит дыхание* это, была лишь копия, оригинал у меня. Однако воровство надо карать, берегись Лубин… конец записи».

«День №30 07:06. *Грохот* Варп бы побрал этих мятежников! Сейчас я бегу к своему личному кораблю, с сожалением оставляя свой труд в лапах этих еретиков. *Грохот становится такой сильный, что заставляет поморщиться, даже десантников*. Это реактор? Там же моя свита… чёрт, придётся улетать одному. Очень надеюсь, что телепортариум не тронут, а может даже модернизируют за меня… мечты-мечты. *Грохот*. Бл…ть! Конец записи».

«День №36 08:13. Я нахожусь на орбите Фобос 5 в одном из кораблей имперского флота, и жду, когда храмовники и кадианцы отобьют планету.