Изгой Эквестрии

Глава 1

На нос упала капля. Потом ещё одна. И ещё. И ещё. Я открыл глаза. Дождь заливал землю, превращая её в грязь, стуча по веткам и листьям огромного леса, что превращалось в странную музыку, словно играемую на барабанах.

      Кое-как упираясь о скользкую землю, я приподнялся, но вдруг заметил своё отражение в луже. У меня был белый цвет кожи, кроваво-красные грива и хвост, вытянутая морда и яркие красные глаза. На лбу у меня красовался рог. По бокам незаметно пристроились крылья.

      Встав на копыта, я постарался сообразить кто я, где я и куда мне идти? Всё, что я знал — моё имя, которое мне словно говорило что-то внутри — Ред Фэнг. Надо узнать больше, ведь это и вовсе ничего. Но что же делать? Кого искать?

      Пройдя пару метров, меня внезапно пронзила сильная головная боль. Мир померк и я увидел, словно в тумане, несколько пар красных глаз, которые сошлись в одну, после чего я услышал его зловещий потусторонний множественный голос, который словно не мог определить свой пол и количество: «Ты ничтожество! Ты никто! Ты предатель! Мы — всё, а ты — ничто, пустышка, пылинка!» После чего я снова очнулся. Сильный ливень продолжал заливать землю, уже превратив её в болото.

      Осмотревшись по сторонам, я, немного пошатываясь, начал идти куда глаза глядят, вдруг куда-то приду. Внезапно сквозь листву, кусты и деревья пролетел жёлтый луч, срезав один из стволов. Спиленная сосна опасно покосилась и начала падать на меня. Буквально за секунду до того, как меня бы превратило в лепёшку, я отпрыгнул вбок. Удивлённо глянув на ствол, я пошёл в сторону луча — ведь это единственный вариант.

      Внезапно я вышел на пустую поляну, на которой стояло два пони, похожих на меня крыльями и рогом. Между ними была битва, явно не на жизнь, а на смерть. Белая и чёрный. Белая пони… она была просто прекрасна. Стройная и гибкая, она летала просто с невероятной скоростью. Ее грива и хвост переливались самыми разными цветами, а ее голос… Однозначно, даже до амнезии я не слышал такого нежного и приятного голоса. Казалось, это ангел, упавший с небес. Она все атаковала незнакомца и тот из-за ее ударов не мог в нее попасть теми самыми лучами. Как это не удивительно, красный луч испускал темный пони, а желтый — белая. Белая пони была мне очень знакома. Я чувствую это… Но не помню.

      Черный, напротив, словно был порождением ада. Его голос невольно вселял страх в каждого, кто смотрит и ведет диалог с ним. У него были такие же красные глаза, как и у меня, но они светились ярче. Он был практически как тень, его силуэт было очень трудно разглядеть сквозь тьму леса. Единственное, что его выдавало, так это светящиеся красные глаза и заклинания, исходящие из его рога. Как это ни странно, он был мне очень знаком, но я не мог вспомнить почему. Его голос был такой же, как... один из тех голосов в воспоминании?

      Что-то во мне перемкнулось со "зрителя" на "бойца". Выскочив из кустов, в которых прятался, я с криком побежал на чёрного. Удивлённо повернувшись ко мне, он не успел ничего предпринять, как я влетел в него, отбив его буквально на пару десятков метров.

      Белая пони взглянула на меня то ли с грустью, то ли с радостью, то ли с удивлением.

— Думаю, вам не помешала бы помощь? — спросил я, обернувшись к белой пони. Эти фиолетовые глаза… Они прекрасны…

— Думаю, да. Спасибо. Мне сейчас пригодится любая помощь.

      Я обернулся к чёрному, и тут то моя уверенность и моя уверенная ухмылка исчезли, как и он сам.

      Внезапно я услышал за собой громкий хлопок, после чего услышал голос:

— А я надеялся, что хотя бы на этот раз ты не вернешься. Что же ты такой неубиваемый, а?

      Я успел только заметить, как засветился его рог, как внезапно в ушах зазвенело, а земля оказалась с другой стороны. В глазах мгновенно поплыло. Когда я уже окончательно упал, я старался ухватиться за сознание как мог, старался не провалиться в небытиё, но в глазах постепенно потемнело, и я отключился.

Что тебе здесь надо? Чего ты хочешь добиться?

Голову буквально разрывало на кусочки. Ощущение сотен злых взглядов пожирало меня. Тьма окутывала меня, словно я попал в гробницу без света.

Зачем ты борешься? За что ты борешься?

 Я постарался встать и идти. Темнота была вязкой, густой, трудно пробираться. Боль уже рвала всё тело, жгло мышцы.

Почему ты не сдаешься? Зачем ты идешь дальше? Почему ты сопротивляешься нам?

    Я чувствовал, что если я не буду идти, то эта тьма поглотит меня полностью. Но двигаться было уже невыносимо. Всё тело словно в адском огне, хочется кричать, но я не могу. Темнота заглушала все звуки. Я слышал только пульсацию в венах, то, как мои мышцы сжимались и разжимались, стук сердца. Стало тяжело дышать, словно Тьма начала выкачивать весь воздух.

Мы — одна плоть! Мы — один разум! Мы — единое целое! Мы — Носители Элементов Тьмы!

  Я уже практически не двигался. Если я раньше видел хотя бы своё тело — сейчас я уже не видел ничего, только чувствовал боль рвущейся кожи и сухожилий, чувствовал как кровь заливала всё тело.

Иди к нам! Ты получишь невероятную власть! Ты получишь божественную силу! Отвернись от Света! Вернись к своим братьям и сёстрам!

  Ноги начали подкашиваться. Упав на колени, я начал стараться ползти. Внезапно сквозь сумрак пробился лучик света. Почувствовав прилив сил и энергии, я пошёл сквозь эту жижу Тьмы.

Нет! НЕТ!!! Ты не понимаешь, глупец!!! Ты — Тьма, как каждый из нас, как мы все, ты дитя Тьмы!

Хоть я не видел, но точно знал, что на мне и живого места уже не осталось. Но я рвался к этому лучу света со всех последних сил, которые мне так прибавила новая надежда.

ОНА ПРЕДАСТ ТЕБЯ!!! ТЫ ПОТЕРЯЕШЬ ВСЁ!!! ТЫ ИСЧЕЗНЕШЬ!!! ТЫ — ТЬМА!!! ТЬМА!!!

Голоса полностью теперь заполнили всё, стараясь меня остановить, каждый из которых твердил произнесённые фразы снова и снова. До выхода уже осталось совсем чуть-чуть...

Ладно. Твоя взяла, Ред Фэнг. Но тебе больше не вернуться. Ты сам обрёк себя.

      Внезапно я почувствовал капли у себя на лбу. Дождь заливал меня. Тяжелым усилием я открыл глаза. Когда изображение перестало плыть и стало чётким, я увидел над собой ту самую белую пони. Но она была чем-то очень зла и... огорчена.

— Уведите его. Киньте в темницу. Не дайте ему использовать магию.

      Внезапно сбоку подошли стражники. Судя по всему — её личная стража, поскольку на их нагрудниках была метка с её... э-э-э... бока. Их рога засветились, судя по всему, не с желанием засыпать меня золотом. Вот черт...

Глава 2

Вновь я начал приходить в сознание, но уже вспоминая, что было тогда в лесу. Похоже, стража вырубила меня каким-то заклинанием. Единственный вопрос, который меня тревожил, так это: «Где я, черт меня подери?». Двое воинов небрежно волокли меня по кирпичному полу куда-то вглубь туннеля, который, судя по всему, был темницей. В камерах были пони меньше меня: одни — только с крыльями, другие — только с рогом. Не скажу, что они выглядели прекрасно: взлохмаченные грива и хвост, огромные мешки под глазами, безумная невнятная речь. Некоторые бегали из стороны в сторону с криками: «Я НЕ ВИНОВАТ!», другие — странно смеялись. Один из этих бедолаг чертил бессмысленные палочки на стенах. Похоже, считая дни, в один прекрасный момент у него поехала крыша. Я тяжело сглотнул слюну. В голове у меня промелькнула мысль: «Какого черта? Зачем меня тащить сюда? Что я сделал?». И пока я обдумывал это стражники внезапно перестали меня волочить, затолкнули в такую же камеру и закрыли дверь ключом. Как только я очнулся от раздумий, я набросился на решетку, от чего стражник буквально отлетел от испуга.

— Эй! Какого черта я тут делаю?! Что я сделал такого?! ОТВЕЧАЙ!! Стражник, отойдя от неожиданности, вернул себе строгий безэмоциональный вид и ответил:

— По приказу принцессы Селестии Вас посадили в темницу и Вам запрещается осуждать это решение. Какая принцесса? Что за черт? Что-то здесь не то, явно не то. Надо узнать побольше.

— А что я то сделал?! — прокричал я.

— Мы сказали, это не ОБСУЖДАЕТСЯ! — "мило" ответил он.  Собрав себя в копыта, я более спокойным тоном произнес:

— Ладно. Где я?

— В темнице.

— Да я понял это, дурень! Какой город? Поселение? Где я?

— В замке Кантерлота.

— И на сколько я здесь? — уже абсолютно спокойно спросил я, присев на холодную каменную плиту с подушкой, предназначенную, если я правильно понял, для сна.

— Этого принцесса не сообщала. Пока мы тут выясняли отношения, я вовсе не заметил, что мой рог закрыт железным конусом. Похоже, чтобы я не применил магию. Я копытами прощупал свой рог, убеждаясь в правильности своих мыслей. Да, рог был закрыт. Черт, какой же этот блокировщик магии неудобный!

— А это зачем?

— Чтобы Вы не могли применить силу. Принцесса, исследовав Вас, сообщила, что Вы очень опасный аликорн, — презрительно произнес стражник. Стоп, какой еще аликорн?

— Аликорн? Стоп-стоп-стоп. Я не аликорн! Я... пони! Вы, наверное, спутали меня с кем-нибудь другим!

— Ну как же не аликорн? Крылья есть, рог есть и рост выше обыкновенного пони. Натуральный аликорн, — стражники рассмеялись, словно он сказал очень смешную шутку. Теперь я вовсе растерян.

— А кто такие аликорны? — после произнесенных мною слов, вся темница разразилась хохотом. А что я такого сказал?

— МОЛЧАТЬ! — проорал другой стражник, после чего все утихомирились.

— Так вы мне скажете, кто они такие? — сконфужено спросил я.

После тяжелого вздоха стражник сказал:

— Это особые пони, которые имеют одновременно и крылья, и рог. Прекрасно владеют магическими заклинаниями и чаще всего занимают высокий пост среди остальных. И некоторые из них отличаются своим ростом от других. И Вы — один из аликорнов.

— То есть я могущественный пони, отличающийся от всех? — спросил я, осматривая себя.

— Этого мы уже не знаем, — твердо отрезал он и со своим напарником направился прочь.

— Хорошо, спасибо за некоторые пояснения. — постарался отблагодарить его я, но в ответ было лишь суровое молчание. Сейчас ничего не оставалось, как ждать. Сам не знаю, чего именно и сколько я буду тут торчать. Хотя, нет… Не нужно ждать. Нужно действовать. Но что делать? Я же сейчас также беспомощен, как и простой жеребенок. Что я буду делать против вооруженных до зубов стражей, которых наверняка не одна сотня. Я прилег на ту самую каменную плиту, покрытую небольшой кучкой сена, которая придавала хоть какую-то мягкость, и погрузился в раздумья и попытках вспомнить хоть что-нибудь, но все они были безуспешны. Как мне теперь отсюда выбраться? Неужели мне суждено гнить в этой камере, лежа на этом подобии кровати? Почему я оказался тут? Почему та белая пони так на меня смотрела? Возможно, в прошлом я был убицей? Или еще хуже? Столько вопросов и так мало ответов. Закрыв свои глаза, я постарался уснуть. Больше мне ничего не оставалось делать. Ответов я все равно, пока что, не получу. Сон накрыл меня неожиданно, не дав мне еще времени для бесмысленных раздумий.

***

Вскоре до моих ушей начал доноситься какой-то ужасный звук, не давая спать. По звукам я определил, что об решетку, за которой я был, били чем-то железным. Я услышал голос:

— Просыпайтесь. Вдоволь поспали. Через силу я приоткрыл глаза и увидел расплывчатые силуэты, которые стояли около открытой двери. Я уже где-то их встречал… Протерев глаза и отойдя ото сна, мое зрение нормализовалось и я смог определить, кто там стоял. Подождите, опять стража? Что им нужно? Как же я хотел услышать: «Произошла ошибка. Мы восприняли тебя за преступника, но ошиблись и теперь ты можешь быть свободен.» или что-то в этом роде. Я просто хотел выбраться отсюда. Однако, я услышал другую речь:

— Выходите… — но его резко прервал я.

— Я могу быть свободен, да?

— Нет, Вы идете на допрос под руководством ее величества принцессы Селестии. Это должна быть честь для Вас. Такой ответ резко разрушил мои появившиеся надежды выбраться сейчас отсюда. Допрос? Что я буду говорить, если я ничего не помню и не знаю? Да и зачем на допрос? Что я сделал? И зачем меня допрашивать? Разве я так много знаю? Я вышел из камеры, ловя на себе настороженные взгляды стражников, которых уже было немногим больше, чем двое. Все они держали на готове свои острые копья, показывая, что любое нелепое действие или попытка к бегству может дорого мне обойтись. За мной громко захлопнулась дверь камеры, что заставил меня вздрогнуть от неожиданности и на секунду обернуться к источнику такого звука.

— Следуйте за мной — услышал я голос стражника, который был спереди от меня и направился в противоположном направлении. Мне же ничего не оставалось делать, кроме как идти вперед, будучи подгоняемым еще парой пони, находящиеся сзади. Пройдя еще пару корпусов с множеством камер, мы подошли к какой-то решетке, которую пони быстро открыл передо мной. За самой решеткой была кромешная тьма и тишина.

— Мне… Туда? — неуверенно спросил я.

— Да, — также сурово отрезал пони. Медленно и неуверенно я шагнул туда, в эту тьму, однако меня насильно заставляли ускориться холодные острия копий тех, кто был сзади меня, со словами:

— Двигайтесь! — похоже по их настрою, они потеряли страх ко мне, хоть я сам не понимаю, чем он был вызван. Разве я так страшен и опасен? Не думаю. Ещё раз тыкнув в меня копьём, вводя в другую комнату, внезапно стражники исчезли, а за спиной захлопнулась решетка. От этого резкого лязгающего звука я вновь быстро обернулся. Это не перестанет меня пугать. Сердце громко стучало, в висках неприятно пульсировало. Это место вызывало у меня чувство дежа-вю, что ещё сильнее нагнетало атмосферу. Сглотнув слюны, я медленно повернулся и направился к центру комнаты. Моё «Привет?» жутким эхом разнеслось по залу, размер которого я никак не мог определить. Глаза словно не хотели привыкать к этой темноте. Но я не останавливался, стук моих копыт разрывал эту жуткую гнетущую тишину. Внезапно по бокам от меня начали проявляться силуэты портретов и лат, гротескно появляясь из стен. Странное чувство, словно меня кто-то ждёт, начало подгонять. Ощущение чужого присутствия витало в воздухе. Я принюхался — не знаю, что на меня нашло — и я почувствовал пять запахов. Два из них очень слабых, но со странным ароматом, ещё два — очень сильных, и один, последний, её (а я почему-то явно понимаю, что это она), был невероятно сильный, уникальный. Сперва меня это очень ошарашило. Я остановился и посмотрел на свои копыта — их контур сильно выделялся среди зала. Я осмотрелся вокруг — было так же темно, но я видел очертания всех предметов! Может, это можно использовать как свой козырь? Её аромат был всё сильнее и сильнее, а те два слабых словно… следовали за мной? Я обернулся — никого. А если?.. Я посмотрел вверх — под потолком были две расплывчатых бледно-голубых дымки, по форме чем-то напоминавших… пегасов!

Внезапно в голове завертелись шестерёнки и, встав в нужную позицию, открыли мне новую картинку. Я ЧУВСТВУЮ существ, их магическую ауру, их отношение ко мне. Я чувствовую пристальный взгляд и недоверие этих двух пегасов, я чувствую настороженность единорогов, стоящих в конце коридора, я чувствую растерянность, неуверенность, страх, озадаченность и противоречивые чувства аликорна, ждущего меня. Это всё витало вокруг меня, я этим пользовался так, словно всю жизнь умел. Может, до потери памяти я это и умел. Но разве это сейчас меняет дело? Уже более уверенно, держа в руках несколько козырей, я продолжил свой путь к концу зала, твёрдо осознавая, что меня ждёт. Но теперь я начал с дичайшей скоростью перебирать все варианты того, что мне делать. Меня пытать не будут — уже хорошо, но это будет допрос. Используя элемент неожиданности, я могу… Нет, этого не стоит делать. Вполне возможно, она тоже может чувствовать моё присутствие и эмоции. Но её разрывают противоречивые чувства. Значит, она что-то знает, но не совсем в этом уверенна. Или же не хочет в это верить, но догадывается или знает, что это правда. Если она не собирается меня пытать, не убила сначала, ещё и удивилась, когда увидела меня впервые, то, может, это была не первая наша встреча? Может, она меня знает? Побег надо будет оставить на потом, а сейчас — надо узнать всё, что знает она, не показывая то, что я знаю о присутствии стражи и имею такие способности. Зажглись огни на люстрах. Весь зал осветился миллиардами маленьких огоньков, осветив её… нет, Её. Ту самую пони-аликорна, что сражалась с тем черным.

— Назовись, аликорн! — решила не тянуть время она.

— А вы кто? — парировал я. Белая пони-аликорн явно задумалась. Она не знала что делать и с чего начать. Нет, я никогда не привыкну к тому, что я могу такое чувствовать.

— Я — принцесса Селестия, правительница Эквестрии, хранительница дня и Солнца.

— Эквестрия? Это страна такая?

— Да, это огромная страна, в которой живут самые различные пони, в которой жил ты…

— Жил я? Селестия закусила губу. Она почувствовала, что теряет инициативу. И, кажется, подумала, что теряет звание «Спрашивающего».

— Тут вопросы ставлю я, а ты отвечаешь. Ты сейчас на допросе у самой принцессы Селестии! Прояви уважение! А теперь назовись! Я принюхался и почувствовал страх смешанный со злостью. Две зелёных дымки, стоящих в углах зала, по бокам от меня, всполошились. Их нервы были на пределе.

— Ред Фэнг, — ответил я, понимая, что что-то здесь не так. Нора кролика значительно глубже.

— Что вы планируете делать дальше?! — на повышенном тоне спросила принцесса.

— Кто «мы»?

— НЕ СТРОЙ ИЗ СЕБЯ ДУРАКА! ТЫ ЗНАЕШЬ, ЧТО Я ГОВОРЮ О ДАРКНЕССЕ И ЕГО АРМИИ, К КОТОРОЙ И ТЫ ОТНОСИШЬСЯ! — внезапно закричала Селестия. Замолчав, она отступила на шаг, словно испугавшись самой же себя и того, что она сделала. Её глаза заблестели, а мордочка покраснела. Я бы даже добавил, что она очень мило выглядит, будь мы в другой обстановке, и будь у неё такой вид по другой причине.

— Что вы планируете делать? — она спросила уже без того повелительного, даже надменного, тона.

— Я не знаю.

— Но ты знаешь о планах Даркнесса по поводу Эквестрии.

— Нет.

— Все Тёмные знают о его планах, как главное оружие Даркнесса. Ты не можешь быть исключением.

— Я ничего про это не знаю.

— А почему он старался убить тебя?

— Я не знаю. Я почувствовал нарастающее раздражение стражников и растерянность принцессы Эквестрии.

— Что ты знаешь вообще? Про что угодно, кроме того, что ты уже поведал или узнал от меня. Я пораскинул мозгами и постарался что-либо вспомнить. Страх захлестнул меня снова. Пустота. Ничего. Вообще. Кто я? Кем я был? И как я отношусь ко всему этому?

— Нет. Ничего. Селестия опустила голову. Её аура как-то поникла, побледнела, её усталость, страх и растерянность ещё сильнее стала чувствоваться. Магия её ослабела. Радужная грива, которая всё время развевалась, словно на ветру, начала бледнеть и опускаться.

— Что же они с тобой сделали?.. — прошептала она.

— Простите? — переспросил я.

— Я сказала: свободен. Можешь возвращаться. Завтра поговорим снова. Я поклонился ей и, развернувшись, направился обратно, к темнице, под конвоем из двух пегасов, что продолжали прятаться сверху и двух единорогов, что вышли из тени. Пока мы шли, я продолжал переваривать всю полученную информацию. Но, в любом случае, я уже понял что надо делать. Завтра нужно бежать.

Глава 3

Меня бил озноб. Я ничего не мог поделать. Абсолютно. Я мог лишь видеть, слышать и чувствовать, как жар опекал мне лицо. Дерево с треском рушилось вниз, погребая под собой всех жителей дома. Здания рушились на глазах, объятые пламенем. Ужасный, испуганный, безнадежный крик появился лишь на несколько мгновений, чтобы через секунды навеки смолкнуть вместе со своим хозяином. Дым от пламени поднимался вверх, закрывая небо, а огонь окрашивал его в кроваво-багровые оттенки, придавая этому зрелищу ещё более ужасающего вида. И я не мог поделать ничего. Я словно окаменел, не в силах двинуть хотя бы одним мускулом своего тела. Внезапно из горящего здания выбежала пони со своим жеребёнком. Они были испуганы, грязные от копоти…, но живы! Я поблагодарил Создателя за это, радуясь тому, что хоть кто-то выбрался. Но это было рано. Слишком рано. Краем глаза я увидел как башня от здания опасно накренилась, сваливаясь со своего места вместе с черепицей. Моё лицо застыло в ужасе, а крик пропал где-то в моей глотке, так и не вырвавшись наружу. Пони словно заметила мой взгляд, посмотрела вверх, а потом безнадежно снова взглянула прямо мне в глаза. Пыль, поднявшаяся от огромной упавшей верхушки, закрыла от меня всё. Но когда пыль осела, предо мной предстала абсолютно другая картина: очень тёмная комната, чем-то смахивающая на сакральное место в храме. Посередине стоял пьедестал, над которым в слабом синеватом мерцании магически висели 7 камней. Красный, оранжевый, желтый, черный, фиолетовый, зеленый и синий. Они все были бледные, тёмные, но словно излучали некий свет, некую странную энергию, которая паутиной обволакивала меня. Оранжевый камень был немного надломан, трещины разошлись по всей основе кристала. Он, в отличие от других, мягко пульсировал, словно погибающий мотылёк.

— Ты хочешь увидеть это в жизни? Хочешь увидеть, как пред тобой падёт то, что тебе так дорого? — спросил странный голос, потусторонний, который шёл словно отовсюду. И тут я понял, что он прав. Смерть этого незнакомого города почему-то мне очень страшна.

— Нет.

— Единственное, что может его спасти — если ты выполнишь свою миссию.

— КТО ТЫ?! — крикнул я, пытаясь найти источник голоса. Но этот некто лишь рассмеялся.

— Убей Даркнесса. Убей его приспешников. Поглоти их силы. Только это может спасти то, что тебе дорого. Я не знал кто или что это, но я чувствовал его присутствие. Оно было сильным, могущественным и… правдивым. Оно хотело лишь помочь. Я не знаю почему я так решил, но мне что-то подсказывало, что надо согласится. Не раздумывая, я просто ответил:

— Я убью его.

Внезапно я вскочил. Что это было? Сон? Простой кошмар? Я спал? Ничего этого не было на самом деле? Сон был настолько правдоподобным, что я до сих пор не мог поверить в то, что это был простой кошмар. Сев на плиту, я начал постепенно отходить от такого необычного кошмара. Почему я так боялся за этот город? Я же ничего не знаю и не помню о них. И что за голос был во сне? Так много вопросов! И Даркнесс… Принцесса говорила о каком-то Даркнессе. Не он ли это? Если я отношусь к его армии, как считала принцесса, то почему мне надо его убить? Думаю, Даркнесс — это тот черный аликорн в лесу. В любом случае, мне надо выбираться отсюда. Принцесса говорила о каком-то втором допросе, там то я и постараюсь узнать как можно больше о себе и Даркнессе с его армией. Вот только что мне делать до допроса? Разговаривать со своими соседями по камерам нет никакого желания. Хоть бы не сойти с ума, как большинство заключенных. Но скоро здравый смысл я точно потеряю, если буду сидеть в этой тесной, темной и жуткой камере! Я подошел к решетке и окликнул своего «соседа»:

— Эй, ты еще в здравом уме? Я смог заметить половину тела пони: серый цвет кожи, оранжевая грива и хвост и голубые глаза. Ответил он не очень дружелюбно, но, к счастью, он был не психом:

— О, новенький. Чего тебе?

— Отсюда когда-нибудь сбегали?

— Редко, а если и сбегали, то недалеко, а зачем тебе?

— А удачные побеги были?

— Нет, я тут вполне достаточно, чтобы быть уверенным, что все возвращались обратно.

— А ты за что сюда попал?

— Убил троих и сожрал их кишки, — при этом он очень неприятно улыбнулся. Я тяжело сглотнул. — А ты?

— Не знаю… — растерянно ответил я. Мой собеседник хохотнул.

— То есть, тебя тупо кинули сюда? Так, ни за что? Ничего себе, Селестия последнее время совсем остервела, сучка долгоживущая, — после чего поток брани из его рта длился ещё несколько минут.

— Вижу, ты тоже аликорн. Хотя… тогда я вовсе не удивлён, — внезапно выдал этот пони.

— Я не понимаю.

— Ты никогда не задумывался над вопросом того, почему нету аликорнов-жеребцов?

— Нет… Собеседник облизал языком высохшие губы и загадочно ответил:

— У неё есть свои причины.

— Какие причины? Ты о чём?! ОТВЕЧАЙ! — крикнул я, но тот лишь жестоко и немного безумно рассмеялся. Совсем из ума выжил старик. Я отвернулся и выглянул наружу, в коридор. Тёмные коридоры всё также блекло освещались факелами. Кто-то кричал о своей невиновности, а кто-то грозился убить и изнасиловать трупы семей стражников. Особо буйных стражники-единороги били небольшими молниями, опаливая тем шерстку, но отлично успокаивая. Я перевёл глаза на стены. Каменные, очень древние. От них явно веяло магией. Так что неудивительно, что никто отсюда не сбегал удачно. Окошка слишком маленькие, да и закрыты решеткой, которая стопроцентно тоже зачарована. Что же так много магии?! И сбежать даже нельзя! Что за глупость, оно же для этого и делалось. Из раздумий меня вывел звук открывания дверей. Несколько стражников, вместе с «тяжелой пехотой», в виде четырёх пони, с ног до головы в тяжелой броне. Один из них сказал мне подниматься и выходить. Я со страхом глянул на сокамерника, но тот лишь улыбнулся.

— Буэна фортуна, висельник, — издевательски промолвил он, с улыбкой от уха до уха. Закусив губу, я вышел наружу и меня сразу же окружили мои конвоиры. Они пошли, а мне пришлось поспевать за их маршем, если, конечно, у меня нет желания, чтобы алебарда заднего мне вошла в зад. А у меня нет ни малейшего желания. Вокруг заключенные провожали меня взглядами и выкриками. Кто-то проклинал стражников и принцесс, кто-то пытался их оскорбить, а кто-то прямо плевал на меня, издевательски и жестоко мне желая удачи и мучительной смерти. Я боязливо оглянулся и сглотнул слюну. Мурашки у меня маршем прошлись по спине, в такт маршированию стражников. Мне страшно, как никогда. Внезапно, мы свернули прямо перед той же самой решеткой. Мы пошли по другому коридору, а через некоторое время начали взбираться на башню. Предупреждение того безумного старика меня очень беспокоит, особенно тот факт, что эти конвоиры явно даже не боятся меня, в отличии от других. Для этих это было обычной прогулкой. Внезапно они остановились, и встали за моей спиной, не давая и сделать шаг назад. Предо мной была огромная деревянная дверь. Она легко открылась, но, как только я вошёл внутрь, она мгновенно захлопнулась.

— Здравствуйте, принцесса Селестия, — сказал я, глядя на стоящую предо мной принцессу.

— Здравствуй, Ред Фэнг. Перейдем сразу к делу: ты что-нибудь вспомнил за эту ночь? Я хотел сказать про свой странный сон, но открыв рот, я передумал. Это им пока не нужно знать.

— Нет, к сожалению, ничего.

— Жаль, очень жаль. Я хочу познакомить тебя с моей сестрой — принцессой Луной, но она, к сожалению, немного опаздывает.

— Зачем ещё она? — сухо спросил я.

— Нам надо просмотреть твою память. Если ты лжешь или действительно забыл, но что-то знаешь — то мы получим это. Поскольку моя сестра лучше в этом разбирается, смотреть твою память будет она. Не бойся, это безболезненно. Из другой двери вышла к нам с невинной улыбкой кобылка темно-синего цвета шерсти, голубыми глазами и такой же переливающейся и блестящей гривой, как и у принцессы Селестии, но она больше напоминала собой звёздное небо. Судя по крыльям и рогу, она была аликорном, как и Селестия, но ростом была меньше ее. На ее груди красовался черный нагрудник с хорошо выделяющимся белым полумесяцем, а на ее голове — темно-синяя корона. Кютимарка этой кобылки служило словно черное пятно, в котором хорошо выделялся белый полумесяц. Должен признать, она красива также, как и Селестия и оторвать взгляда от нее очень тяжело, но потом повернулся обратно к Селестии, на мордочке которой к этой кобылке было явное недовольство.

— Луна, я же говорила, чтобы без опозданий! — раздраженно прошептала принцесса Селестия.

— Я не виновата, — недовольно прошептала принцесса Луна.

— Посмотри мне в глаза, — сказала Селестия.

— Тебе делать больше нечего? Мы здесь не для твоих нравоучений собрались! — посмотрев в глаза сестры, ответила Луна.

— Ты опять все проспала? — сказала Селестия, словно ожидала этого.

— Я, вообще-то, не фигней страдаю, чтобы вовсе не уставать!

— Ладно, Луна, давай обсудим этот вопрос потом. Сейчас есть дела поважнее.

— Не я же это начала, — прошипела Луна Селестии и они обратили взгляд на меня. — Небольшие… Трудности, извините. Напомните, как вас зовут? — спросила меня темно-синяя принцесса.

— Ред Фэнг, — абсолютно спокойно ответил я. Начинающийся разговор сразу прервала принцесса Селестия:

— Давай сразу же перейдём к делу, — прервала наш диалог Селестия. — Каждая секунда на вес золота.

— Хорошо, Ред Фэнг, сейчас мы попробуем просмотреть вашу память. Не беспокойтесь: интимные участки памяти мы проглядывать не будем. Вполне возможно, вы можете чувствовать небольшой дискомфорт. Готовы?

— Как никогда. Селестия сначала улыбнулась в мою сторону, но улыбка тут же пропала и она отвела взгляд в сторону, словно испугавшись. Рога сестёр ярко засветились желтым и синим цветами, после чего я автоматически закрыл глаза.

…Мои копыта были полностью в крови. Предо мной лежал труп. Тот, кого я убил буквально мгновения назад. Я оглянулся вокруг, после чего поджег тело — ничего не должно остаться…

Хватит! …Боль. Невероятная боль. По венам словно тёк огонь. Я чувствовал как мне разрывает спину, как мои кости видоизменяются… Глаза словно начинали плавится. Картинка всё время менялась, становясь то четче, то размытей, постоянно меняя яркость и насыщенность цветов…

Прекратите! …Я встал на колени. То же самое сделали и остальные пятеро. Пред нами вышел он. В храме Элементов Тьмы. Их владыка. Главный Носитель. Даркнесс…

Мне больно! Остановитесь! …Я стоял в том же храме, где некогда ему кланялся. Мой меч лежал в его крови в нескольких метров от меня. Огромная сила текла сквозь мои жилы, поддерживая меня и давая мне сил. Но я уже был слаб, слишком слаб, чтобы сдвинуться с места, но я хотя бы ещё стоял.

— Думали, что сможете так просто избавится от меня? Вы ещё более ничтожные, чем казались. А Фэнг… ты оказался слишком слаб и глуп, что встал против меня. Мой контроль будет абсолютным. А ты не им, ни мне больше не нужен. Даркнесс взмахнул своим клинком и воткнул мне прямо в грудь. Невероятная, острая боль придала мне новых сил, из-за чего я схватил телекинезом меч и метнул прямо в Даркнесса. Словно зная об этом, он развернул меня, поставив как ещё живой щит. И тут лезвие вошло мне в череп… ПРЕКРАТИТЕ!!!

Я взревел и взмахнул крыльями. Цепи со звоном разлетелись по всей комнате, ошарашив только вышедших из транса принцесс. Я интуитивно сделал ударную волну, от которой полопались стекла, мебель и все вещи разлетелись по комнате, откинув сестёр. Дверь мгновенно выпала под натиском тяжеловесов. Первый из них, который был ближе ко мне, попытался замахнутся и рассечь меня огромным топором, но я перехватил его и располовинил удивлённого стражника. Ещё двое простых стражников упали без голов, а второй тяжеловес получил прямо по позвоночнику, хотя, судя по хрипу, выжил. Я глянул в окно и снова интуитвино запустил в него взрывающийся файербол. Стена разлетелась на кусочки, после чего разбежался и прыгнул в дыру, взлетев при помощи крыльев (опять-таки интуитивно). Вылетев из башни, я начал быстро оглядываться в поисках путей побега, улетая от замка как можно быстрее и дальше. Я услышал в стороне от меня свист поезда и, не раздумывая, сразу же с огромной скоростью полетел к источнику звука, быстро приближаясь к вокзалу. Резко приземлившись на почти пустой платформе, я начал бежать со всех своих копыт к поезду. Прыгнув в грузовой вагон, я внезапно почувствовал невероятную усталость и боль в мышцах, после чего мои копыта подкосились, и я упал вниз. Я начал ощущать, что уже совсем скоро потеряю сознание от слишком сильного истощения сил, усталости и боли, но я не хотел оказаться в темнице вновь и продолжал пытаться встать, как вдруг услышал приглушенный голос какой-то кобылки:

— Святые яблоки... Позвольте я вам помогу… — вдруг я ощутил, что меня кто-то поднимает на копыта и придерживает, после чего аккуратно меня повела к стогу сена, где меня аккуратно уложила и спрятала.

— Спасибо… — после этих слов я полностью отключился.